— Девчонка страшится смерти и правильно делает. Не в том плане, что смерть — это плохо, а в том, что она наступает этой милашке на пятки и как ни парадоксально, я тут совершенно ни при чём. Век её земной всё короче с каждой лишней секундой пребывания Маман внутри её прекрасного тельца. Она вовремя обратилась ко мне.
очередность
Добро пожаловать на ролевую по мотивам мобильной игры «Клуб Романтики»! Не спеши уходить, даже если не понимаешь, о чем речь — мы тебе всё объясним, это несложно! На нашем форуме каждый может найти себе место и игру, чтобы воплотить самые необычные, сокровенные и интересные задумки.

ROMANCE CLUB

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ROMANCE CLUB » It has never been » angel on your shoulder [au]


angel on your shoulder [au]

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

angel on your shoulder

[17th century]

[Gabriel&Vicky]

Даже в самой черной душе можно найти свет.
Даже у самого темного существа есть шанс на искупление.

https://i.ibb.co/1XZsG0k/7-B6-CAEAD-FA73-491-E-A36-D-DBF02231-BDD3.gif

Подпись автора

https://i.imgur.com/mMlesJn.gif https://i.imgur.com/s5s4jGr.gif
If you think that you can save me, break me down, and tame me,
Here's your chance to do some damage,
Savage.

красота от самого любимого <3

+1

2

[icon]http://images.vfl.ru/ii/1620067711/41737ddc/34316970.gif[/icon]
http://images.vfl.ru/ii/1620067711/8b08e2e7/34316971.gif

Неспокойное время. Тут и там какие-то политические разговоры, религиозные откровения, которые ни в коем случае нельзя оспаривать. Ему говорят, что здесь его дом, что он особенный и должен служить верой и правдой Ватикану, папе Римскому и не выказывать сомнений. Он не знает, что спросить. Этот мир для него новый. Для тех, кто принес ему одежду Габриэль невиданный охотник с далеких земель, а о том, что на самом деле его разбудили знаю лишь несколько. Сам он в этот узкий круг общения не входит. Ему успешно скормили историю о серьезной травме, что он получил на охоте в прошлый раз от вендиго.  Странно, думает он, ничего не помню.

Тренировки показали, что он в порядке, рефлексы и умения все на должном уровне. Ему говорят, что необходимо провести зачистку в пригороде, где еретики и их последователи ратуют за легализацию обрядов и прочей магической чепухи.

- Ещё немного и они бунтовать начнут, раскроют тайну простым людям и тогда будет настоящий хаос! - Рассыпает речами старик, - надо утихомирить, надо вырезать эту опухоль на корню, никого не щадить. Никого!

Габриэля одного не отправляют - поди не доверяют - приставили к нему охотника Адриана, который выказывал пренебрежительное отношение к ван Хельсингу. Это выглядело глупо, то он его в плечо толкнет, то ещё какую мелкую пакость устроит. Габриэль никак не реагировал, поскольку не понимал, что он сделал не так. Проблема Адриана была в том, что он знает истинную сущность своего “напарника” и его это оскорбляет. Он не понимает, почему полукровка служит в Ордене, как это допустили еще в те времена, когда хтонь была чуть ли не “нормальным” соседством для людей.

Он считает, что вся такая опасная дрянь должна быть уничтожена и начать стоит с Габриэля.

Ещё двое были отправлены ранее на день, они будут ждать рядом с деревней.

Разумеется он не мог уничтожить охотника прямо в Ватикане, наивно полагая, что получится сделать это отправившись вместе на задание. Для таких людей вроде Андриана нет серого, лишь черное и белое вокруг. В его глазах полукровка в рядах Охотников не преимущество, а насмешка. Именно он громче всех кричал почему нужно было “вызывать” сюда ван Хельсинга, ведь с деревней разъяренных еретиков могут справиться и они сами. Но совет непреклонен.

До деревни ехать половину дня верхом, ленивой трусцой. Габриэль не торопится, осматривая сначала улицы города, а затем и природу. Вне стен душного Ватикана ему дышится спокойнее. В волосах бережно вплетена огненно-рыжая прядь. “Чья это?”, спросил он, когда увидел свое отражение. На вопрос ему ответили пожимая плечами, мол, ты не говорил.

Он не помнит этого, но почти каждое пробуждение не отличается от предыдущего. Без памяти, он ищет ответы, а натыкается на наглухо закрытые двери. Симион и Христо давно умерли, те единственные, кто видел простого мальчишку, который мог запросто встать на лошадь и отправить её на полном скаку в поле, а свалившись, подняться с улыбкой. Тогда в нем было больше света. Сейчас же он скорее пуст внутри. Чего-то не хватает.

По пути он будто ребенок все вертит головой, будто хочет что-то найти. Ему все ново: и люди и собаки, что бросаются на лошадей, но боятся подойти ближе. Вон та черная псина уже получила копытом, хромает сильно и стоит позади всех, а те что помоложе зубы не берегут.

Вороной конь и лягает глупую псину, что с визгом и окровавленной пастью бросается прочь. Габриэлю жалко животное, но это естественный процесс, глупо в него вмешиваться. Он изучает мир вокруг, но не может уделить этому должное внимание, его собеседник неприятная личность, зачем-то пригвоздил крупного мотылька к стволу дерева, под которым они прятались от сильного дождя. Ван Хельсинг лишь задумчиво провел по кромке большого крыла, не смахивая пыльцу. Это было глупо со стороны охотника. Если тот хотел показать свое мастерство мог бы попасть в яблоко, например.

Дождь затянулся, пришлось двигать дальше, натягивая капюшон глубже. В деревне, куда они приехали чувствовалось присутствие хтони, не то они здесь гостят, не то живут, прячась под личиной человека. Ему все равно, только вот сомнение на счет приказа все ещё есть. Люди встретили “гостей” неприветливо интересуясь, что же им здесь надо. Человек тридцать, из которых почти половина это женщины и дети.

Адриан что-то говорил им. Но их задача ведь убить их.

Первый удар мечом застал врасплох даже самого Габриэля - Адриан в один удар снес голову девчонке, что была к нему ближе всех. Брызнувшая кровь пахла тухлятиной - и вправду хтонь - попала на лицо ван Хельсинга. Его руки сжимают клинок меча, но в бой он не рвется, что злит второго охотника. Он сыплет угрозами, тянет за собой мальчишку, а тот вцепился руками в запястье мужчины, пытается сопротивляться. 

- Убей! - резня продолжается, Адриан может не бояться, что кто-то ему вонзит когти в спину, ведь ещё двое их прикрывают.

- Он ничего не сделал, -слабо сопротивляется Габриэль, он же верен Ватикану, он же должен исполнить свой долг? Какой-то шип попадает ему в бок, Габи опускается на одно колено, хватаясь за него, Адриан теряя интерес к происходящему бросает мальчишку и отправляется дальше рубить тех, кто только начал сопротивляться, а Габриэль открыл глаза, смотря на мальчишку перед ним.

“У меня приказ, я должен подчиняться”, решительно думает он, поднимаясь, перехватывая меч двумя руками.

Подпись автора

https://funkyimg.com/i/31G3K.png https://funkyimg.com/i/31G3P.gif https://funkyimg.com/i/31G3L.png

+1

3

Легко ли быть ангелом? Вики не смогла бы дать ответ на этот вопрос, даже если бы очень сильно захотела. Когда-то, когда она только появилась на Небесах и еще помнила свою жизнь, для нее все казалось сложным. Принимать решения, быть ответственной за смертные жизни, нести добродетель. С тех пор утекло много воды. Для нее минуло столько времени, столько веков, что ангельские заботы стали привычными. Она просто не помнила, что можно по-другому. Где-то на задворках оставались отрывочные воспоминания о семье, о любимом... Но теперь это казалось таким мелким, таким далеким,, в сравнении с тем, что сейчас на чаше ее весов было Равновесие.
На ее глазах вершилась история, принимались судьбоносные решения и Вики была частью этого огромного механизма. Что-то ей давалось с легкостью, а что-то заставляло переживать и пропускать ситуацию через себя. Такие моменты были...тяжелыми. Как бессмертная, она должна была быть уверенной в собственных решениях, но иногда ее глодал червь сомнения. Правильно ли? Стоило ли? Можно ли было делить мир только на белое и черное? Порой Вики терзалась последствиями своих выборов, понимая, что не всегда все то, что несла она в судьбы смертных было хорошим. Бесспорно всегда рациональным, но разве можно было опираться исключительно на рациональность? Может иногда стоило прислушиваться к сердцу? Вики не знала. Не помнила.
Сегодня у нее было особое задание. Вики его поручил сам верховный серафим Эрагон. Лично. Она понимала всю оказанную ей честь и знала, что успешное завершение дела откроет перед ней многие двери на Небесах, но сомневалась. Все это выглядело достаточно странным. Она была слишком обычной, а ее ранг слишком низким для такого задания... Так почему же выбрали именно ее? Мыслей на этот счет было огромное множество, как и подозрений, но Вики упорно гнала их от себя. Нельзя было гневить Шепфу своим инакомыслием. Когда-то ее сочли достойной остаться на Небесах, когда-то она выбрала сторону белокрылых и ей нужно было быть благодарной.
Ватикан. Папа Римский. Люди стали забывать истинную веру и подлинную добродетель. Они верили в символы и таких же смертных людей, позабыв о Создателе. Ватикан перестал быть оплотом и знаменем Небес на земле уже давно. Они пользовались своей властью. Бесчинствовали и творили страшные вещи, умело манипулируя сознаниями и прикрываясь Шепфой, как щитом. Ангелы наблюдали и терпели, как терпит родитель шалости своего нерадивого чада. Надеялись, что Божьи создания образумятся, вернутся на истинный путь... Но увы. Баланс и Равновесие были под огромной угрозой и пора было что-то предпринимать.
Водоворот выбросил Вики в деревушке, в самый разгар резни. Она огляделась, непроизвольно распахивая белые крылья, будто этим жестом пытаясь удержать неминуемое. Сердце тоскливо сжалось - в воздухе стоял неприятный, тяжелый запах смерти и страданий. Вики ненавидела его до глубины души. Он словно отравлял ее, причинял почти ощутимую физическую боль.
Вики на мгновение прикрыла глаза, настраиваясь на энергию того, кто ей был нужен. Габриэль Ван Хельсинг. Его аура была сложной, почти вязкой. Ангел чувствовала всю черноту его души, но знала, что в нем есть и капля света. Ее целью было достучаться до этого света, потому что от Габриэля зависел исход и то, в какую сторону перевесит чаша весов Равновесия. Вики так же остро чувствовала и его спутника. Если темная сторона была в Ван Хельсинге была его природой, от которой никуда не деться, то в охотнике тьма просто была. Он самолично запятнал свою душу и получал от этого наслаждение.
Вики стояла неподалеку, скрывая себя до поры до времени, когда взмах меча снес малышке голову. Ангел вздрогнула, смотря на то, как голова покатилась по земле, пачкая светлые кудри в грязи, и как подол ее белого платья окропили капли темной крови. В душе поднялась волна бессильной ярости и брезгливости. Не к нечисти, которую пришли вырезать в эту деревню во славу Ватикана. Нет. К охотнику. Она проследила взглядом за ним, сдерживая порыв вмешаться, и вновь обернулась к Габриэлю. Его сомнения чувствовались за версту, но радоваться было рано.
- Нет. Не надо, Габриэль. - Вики осторожно тронула напряженную руку Ван Хельсинга, мягко давя своей силой на его сознание. Это было сложно. Он не был обычным смертным, чью волю можно было легко подавить. - Посмотри. Посмотри же! Это всего лишь ребенок!
Вики не знала будет ли Габриэль видеть ее ангельский образ и белоснежные крылья или она в его глазах отразится обычной смертной. Единственное, что она знала наверняка - ей важно было достучаться до него. Вики бросила взгляд на мальчишку и едва заметным кивком показала ему, что сейчас самое время бежать. Вновь переводя свое внимание на Габриэля, она замерла, глядя ему прямо в глаза и легонько сжала плечо. Время вокруг будто бы остановилось. Вики почувствовала острый укол сострадания, ощущая кожей все сомнения бессмертного мальчишки перед собой. Именно мальчишки. Как еще можно было назвать того, кто пережил столько всего. Того, кем так нагло пользовались «божьи» служители. Того, кто озлобился, но в душе все еще оставался потерянным ребенком.
- Оглянись вокруг, Габриэль. Столько бессмысленных смертей, столько крови. Ты знаешь ради чего? Ради кого? - Вики не пыталась придать голосу драматичности, а говорила спокойно и уверенно. - Здесь одни женщины и дети, да пара стариков. Они не могут дать вам отпор. Они даже не пытаются. - Вики махнула рукой в сторону, где разворачивалась безобразная сцена. Один из охотников схватил женщину за волосы, оттягивая ее голову назад и оголяя тонкую шею. Ее кожа была бледной, почти прозрачной, что если приглядеться, можно было увидеть, как просвечивают вены. Женщина молча плакала, но не пыталась вырваться, принимая свою участь со смирением. Взмах кинжала, словно движение ножниц мойр обрывающих нить жизни, и из перерезанного горла толчками потекла кровь. Радостный, возбужденный смех охотника выглядел инородно на фоне всей этой творящейся вакханалии. - Как считаешь, это справедливо? Это проповедует Ватикан и за это стоит бороться?
Вики выдохнула и резко отпустила Габриэля, заметив, как в паре метров от них заходился плачем маленький мальчик, лет пяти. Он стоял над телом девочки постарше и не видел, как в него, с другой стороны, целился охотник...

Подпись автора

https://i.imgur.com/mMlesJn.gif https://i.imgur.com/s5s4jGr.gif
If you think that you can save me, break me down, and tame me,
Here's your chance to do some damage,
Savage.

красота от самого любимого <3

+1

4

Ангелы. О них Ватикан говорил мало, но те, кто служил ему дольше всех, успели начитаться множество книг. Они рассказывали о белоснежных крыльях, о красивых девах и юношах, что уносят души праведников в Рай. Они, безымянные для смертных, являются к ним в трудные мгновения. Кто-то говорил, что он видел ангела собственными глазами и тот помог. Кто-то говорил, что их спасли. За этими громкими рассказами едва ли можно было найти правду. Человечество рисует ангелов и демонов разными. Первые до зубного скрежета правильные, а другие – так и норовят свести на кривую дорожку. Рассказам о демонах отцы Ватикана посвящают гораздо больше внимания. Предостерегая молодых охотников от упования властью и силой о и дело напоминают о последствиях.

Габриэль видел перед собой троих охотников, которые как раз упиваются своей властью. Жители этой деревни – хтонь, что прячется под человеческой личиной, у них есть дети и старики, никто бы не заподозрил их в чем-то. Ватикан каким-то образом узнал правду и теперь приказал уничтожить всех, вливая в уши охотников неверную информацию. Ван Хельсинг верит Ватикану, у него же нет никого больше, только они, с их стариками, что могут только рассказывать невероятные истории о своих приключениях.

Как он мог бы не верить? Как он мог бы сомневаться?

Приказ есть приказ, он не смеет ставить их под сомнения. Однако он сомневается. Чем этот мальчик, чья кровь воняет болотом может быть опасен Папе Римскому или святым делам охотников? В будущем, обретя силу и желание мстить – да, он станет опасен, но сейчас-то чем? Если избежать этой резни, то никто не нажил бы себе врага. Всегда найдется тот, кто захочет мстить. Он не имеет права… Это всего лишь хтонь. Ещё одно убийство, о котором он забудет под тяжестью других.

Руки крепче сжимают рукоять меча, тяжелое оружие готово опуститься и разрубить мальчишку пополам, но чья-то рука вдруг ложиться ему на предплечье, предостерегая. Он дернулся в замешательстве, посмотрел удивленно. Красивая девушка появилась перед ним, за её спинами он без труда увидел громадные белоснежные крылья. Он замер в оцепенении, медленно опуская руки с зажатым в них мечом. Она была прекрасна. Это, пожалуй, единственное что он мог подумать про девушку перед ним. Она была прекрасна, а её огромные сильные крылья приковывают взгляд.

Она останавливает его, почти требует остановиться. Габриэль осмотрелся, едва заставив себя оторвать от неё взгляд.  То, что здесь творится это резня. Обычная резня, в которой погибают все, кто попадается под руку и этот мальчишка, что улизнул, воспользовавшись моментом. Он и так сомневался в правильности этой затеи, но теперь ему об этом говорит ангел. А если это проделки хтони? Может ли кто-то из них принять такой облик или заставить его видеть то, чего нет? Он одергивает руку, но она держит и сопротивляться отчего-то не хочется.

- Таков указ, я никто, чтобы сомневаться в истинности их, - отчеканил словно заученную фразу и даже успел поверить сам себе, но что-то в нем отказывалось. Что-то в нем истошно сопротивляется, что-то в нем рвется наружу, желая быть услышанным. Габриэль всего лишь охотник, он должен выполнять только приказы, он должен был хладнокровным. Хтонь хитрые существа, знают человеческую натуру и готовы манипулировать ими, давить на жалость и пугать в угоду себе и своим интересам. Но они этого не делают? Кровь льется по земле, впитывается, светлая земля под ногами становится темной от неё, а этот нескончаемый запах болота окутал его. Они действительно не сопротивляются. Здесь так много детей.

- Я не, - она заставляет его чувствовать что-то иное. Ему нечего сказать. Если бы здесь проезжал путник, он бы увидел как слуги Ватикана безжалостно врезают деревню. Даже если их объявить еретиками, их должны были судить. У Судов таких тоже слава такая себе. Это не его дело за что или ради кого они тут борятся. Ради кого убивают его тоже не касается.

И может быть он бы одернул бы руку и все-таки совершил непоправимое, если бы не услышал смех охотника. Тот только что перерезал женщине горло, она лежит на земле, из её рта доносятся клокочащие звуки, кровь бьет в такт замедляющегося пульса из раны, земля уже не способна впитывать. Слишком много крови.

Он не ответил на её вопросы, только почувствовал себя легче, стоило девушке отпустить его и какой-то порыв заставил его проследить за её взглядом. Один из тех охотников, что прибыли сюда раньше занес меч, готовый пронзить ребенка словно кусок мяса на вертеле. Ребенок плакал. Все эти стоны, крики, голоса, все они смешались воедино. Чей-то смех звучал как карканье вороны.

Мир вокруг замедлился.

Ван Хельсингу не составило труда поднять меч одной рукой, замахнуться им словно копьем и бросить с такой силой, что пронзив человеческое тело насквозь оружие потянуло его за собой, пока не врезалось в стену одного из домов. Охотник умер не сразу, не смотря на разорванное сердце он успел ещё удивленно посмотреть на ошеломленного собственным поступком Ван Хельсинга.

- Предатель! – раздалось где-то сбоку, свист стрелы и резка боль в груди. Древко торчит, насквозь не прошло. Больно.

Габриэль пошатнулся, Адриан, выпустивший стрелу теперь спешит к нему, чтобы снести голову полукровке, а второй охотник выволакивает молодого мужчину из его же дома.

- Ты меня запутала, - рычит он ангелу, - я ослушался приказа. Я не должен! Я не…

«Это все неправильно», звучит в голове собственный голос.

Подпись автора

https://funkyimg.com/i/31G3K.png https://funkyimg.com/i/31G3P.gif https://funkyimg.com/i/31G3L.png

0


Вы здесь » ROMANCE CLUB » It has never been » angel on your shoulder [au]


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно