— Девчонка страшится смерти и правильно делает. Не в том плане, что смерть — это плохо, а в том, что она наступает этой милашке на пятки и как ни парадоксально, я тут совершенно ни при чём. Век её земной всё короче с каждой лишней секундой пребывания Маман внутри её прекрасного тельца. Она вовремя обратилась ко мне.
очередность
Добро пожаловать на ролевую по мотивам мобильной игры «Клуб Романтики»! Не спеши уходить, даже если не понимаешь, о чем речь — мы тебе всё объясним, это несложно! На нашем форуме каждый может найти себе место и игру, чтобы воплотить самые необычные, сокровенные и интересные задумки.

ROMANCE CLUB

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ROMANCE CLUB » Sail in the fog » blood in the water [11.05.2022]


blood in the water [11.05.2022]

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

Blood in the Water

[11.05.2022]

[Lucifer and Vicky]

Мальбонте не сумел свергнуть Шепфу и его сослали на землю, вырвав крылья. Хэппи-энд и фанфары? Как бы не так.
Победы не случилось. Все стало только хуже... И угадайте кому придется разгребать все это дерьмо?

https://c.radikal.ru/c31/2104/b8/47f1743ed507.gif

Подпись автора

https://i.imgur.com/mMlesJn.gif https://i.imgur.com/s5s4jGr.gif
If you think that you can save me, break me down, and tame me,
Here's your chance to do some damage,
Savage.

красота от самого любимого <3

+1

2

The jury is coming
Coming to tear me apart

Лишь со стороны наказание вечностью может показаться почти безобидным. До этого дня Люцифер не знал, что свет может быть во много крат страшнее тьмы. Пронизывающий и неземной, он окружал со всех сторон, выжигал внутренности, пронизывал каждую клетку тела. Люциферу казалось, что его закинули в самую жаркую пустыню, где с неба светило увеличенное во много крат солнце, которое плавило всё вокруг. И всех, включая него. Руки и ноги были скованы цепями, из которых не вырваться, грудь сдавливал тяжелый камень, который не позволял пошевелиться. Огромный булыжник, как ни странно, не давал спасительной тени, так что кожа демона покрывалась ожогами и волдырями. К вечеру мышцы и сухожилия истлевали, оголяя кости. А потом наступала спасительная тьма, за время которой регенерация делала свое дело, возвращая телу первоначальный облик, чтобы с новым световым днем пытка вновь повторилась.

Много дней и недель Люцифер испытывал нестерпимую боль. Но ничто не способно быть бесконечным, в том числе и физические страдания. В те моменты Люций много думал о всяком. Например, он пришел к мысли, что Прометей, чью печень клевал орел, через какое-то время свыкся со своим наказанием, и оно более не представлялось столь ужасным, как на предстало изначально. К боли тоже можно привыкнуть, в какой-то момент и она перестает существовать. К боли, но не к одиночеству.

Должно быть, по задумке Шепфа Люцифер должен был потерять рассудок в первую сотню лет заточения. Тюрьма, устроенная Творцом, по сути своей была намного более изощренной, чем места заключения в Преисподней. По сравнению с этой камерой, нары Сатаны казались апартаментами класса люкс. Там хотя бы была тень… столь желанная, дарующая забытье — то, чего так не хватало. Если бы демон тронулся умом, то смысл наказания утратился бы — безумному везде хорошо. И, кто знает, случись так, возможно, Люцифера вытащили бы из пыточной намного раньше. Но этого не произошло, и демон изо дня в день трезвым взглядом смотрел на последствия деяний своих.

Он вспоминал прошлое, друзей, о судьбах которых не знал совершенно ничего, о Вики… Какая она теперь? Продолжает ли всё также беззаботно улыбаться и влюблять в себя всех вокруг? Он вспоминал время, проведенное в её объятиях, запах её волос и вкус губ, и от этого душа рвалась в клочья. Хотелось диким зверем выть, вспоминая то, что раньше воспринимал как должное, и чего лишен сейчас. Но как знать, быть может именно эти воспоминания позволяли Люциферу держаться. Через тысячу лет заключения всё былое казалось нереальным, будто этого никогда не происходило на самом деле, а картинки, которые то и дело всплывали в голове, были всего лишь игрой воображения. Он видел лица и пытался назвать всех их по именам. Мими, Сатана, Дино… Шепфа. Образ создателя и спустя много веков вызывал бурю ненависти — лютой и всепоглощающей, однако Люцифер не мог поддаться ей.

В какой-то момент демон понял, в чем был один из замыслов его тюремщиков: вместе с разумом и воспоминаниями выжечь и все эмоции. Он должен был встать на путь смирения, сделаться безвольным бараном, во всем согласным с волей Создателя. Тогда проступок Люцифера будет искуплен. Однако чистым листом демон не стал. С течением времени всё начинает восприниматься по-другому. Он понял и принял свои грехи (мысли эти будто внушались в его голову кем-то извне), каждодневный анализ показал, что он был не прав, надумав пойти против самого Творца. Он должен был раскаяться.

И он раскаялся.

Большую часть своего бессмертия Люцифер провел в заключении. В некогда знакомый мир он вернулся уставшим и выгоревшим. Архангел Михаил, а затем и ангелы Цитадели стали теми живыми существами, которых Люцифер увидел впервые за тысячи лет. Но если раньше они казались для него загадкой, то теперь демон видел их насквозь. Их надменность, позёрство, поиски личной выгоды во всем, что совершалось. Последовал визит на Совет, главной целью которого было убедиться, что Люцифер более не тот выскочка, что считал возможным одурачить всех вокруг и выйти сухим из воды.

Я признаю свои ошибки, — сухо отвечал демон, глядя на белокрылых ничего не выражающим взглядом. — За свою гордыню я понес заслуженное наказание.

Вскоре собрание было закончено, а Люцифера в сопровождении ангелов доставили ко входу в Преисподнюю, где он был встречен демонической братией. Одни приветствовали его как родного, другие сожалели (искренне ли?) и пытались на ходу ввести в курс дела. Ад снова возглавил Сатана, которого отныне считали несвергаемым и которому поклонялись как какому-то божеству. Сам Шепфа посчитал его достойным и вернул из Небытия! Люция мало интересовали такие рассказы, вмешиваться в политику он не собирался — слишком жива была в памяти кара за желание прыгнуть выше головы.

Однако с родителем встретиться было все же необходимо. Весь вид Сатаны выказывал пренебрежение. “Я же говорил, что без меня ты ничто”, — словно говорила его усмешка. Тем не менее, приём был вполне радушным. Правитель Ада шутил и дружески хлопал по плечу, будто встретил старого друга. Под конец Сатана спохватился, как если бы только сейчас вспомнил.

Будет празднование в честь твоего возвращения, — сказал он. — Соберутся все, — последнее слово Сатана выделил логическим ударением.

Люцифер не отреагировал на скрытый смысл его фраз, пусть и сразу понял, что это будет не праздник, а нечто сродни позорного столба для него. И проигнорировать или не явиться на мероприятие он никак не может...

Огромный зал был наполнен гостями. Столы ломились от угощений. Яркий свет люстр освещал помещение. Проворные официанты сновали между демонами всех рангов, разделившихся на кучки, внутри которых велись свои беседы. Люцифер наблюдал за собравшимися с балкона, находясь в тени занавесок. С некоторых пор он не выносил света в любом его проявлении и предпочитал держаться в малоосвещенных участках. На нем был темный костюм-тройка, сшитый точно по фигуре, и с виду демон мог показаться точно таким же, как во времена до — всё также небрежно держал бокал с глифтом и наблюдал скучающим взглядом за происходящим внизу.

Подпись автора

https://i.imgur.com/y7tsPxK.gif https://i.imgur.com/IPgIEkV.gif https://i.imgur.com/fzChoAF.gif
Покорми дракошу :3
https://dragcave.net/image/QDoUu.gif https://dragcave.net/image/Ntxq3.gif https://dragcave.net/image/KNYsZ.gif

+1

3

Финал получился совсем не таким, как предполагала Вики. Нет, она не надеялась на победу Маля, но впоследствии много думала о том, что уж лучше бы победу одержал он. Все полетело к чертям и было не совсем понятно в чем крылась истинная причина - то ли Мальбонте переоценил свои силы и Шепфа был слишком могущественным, то ли в полукровке было просто слишком много тьмы, которую от этого было проще задавить светом... Но в чем бы не была причина - итог оставался один. Младшая Уокер отлично помнила крик Мальбонте, когда Шепфа с корнем выдирал у него крылья. Помнила, как жалость к нему раздирала каждую клеточку ее тела, хоть она и решила не поддерживать его. Возможно, это решение и спасло ее собственную шкуру и именно поэтому вслед за Малем не настала очередь Вики лишаться крыльев и отправляться в Небытие. Шепфа просто выкинул ее через портал, обратно к сражающимся, и следом вышел сам. Это был последний раз, когда кто-либо видел Создателя и Мальбонте. И именно в тот день наступила та самая точка невозврата для Вики Уокер.
Казалось бы, надо было радоваться жизни и победе... Вот только у победы был отчетливый вкус крови. На Небесах достаточно быстро все вернулось на круги своя, а точнее власть снова оказалась у Ангелов. Никаких изменений. Снова теплые объятия лживой благодетели. Суды над теми, кто выступал на стороне Мальбонте шли один за другим. Один за другим бессмертные несли наказания разной степени сложности. Люцифер, к огромному удивлению Вики, тоже оказался среди наказанных и узнала она об этом постфактум. За что едва не придушила собственную мать, когда та небрежно бросила «Люцифер несет заслуженное наказание лично от Шепфы, за свою гордыню». Вики рвала и метала, но ничего не могла поделать и ничем помочь. Ей оставалось только ждать.
Второй важной вехой в судьбе Вики стал тот момент, когда она прошла посвящение и суровый ангел громко крикнул «Она-демон!». Ее судьба наконец-то была решена. Все ее лишения и приключения нашли логическое завершение, казалось бы. И с этого момента начался ее личный ночной кошмар.
Никто не ожидал триумфального возвращения Сатаны, но оно случилось. В аккурат к концу церемонии посвящения. Все были взбудоражены этим, напуганы и никто почему-то не задался вопросом - откуда вылез этот ублюдок. Все приняли появление Сатаны так, словно случилось второе пришествие Христа, не меньше. Бессмертные, все до одного, уверовали в то, что из Небытия Сатану вернул сам Создатель, а значит он был неприкосновенным. Был избранным и отмеченным Творцом. Самой Вики в это не верилось... Зато Сатане явно верилось в то, что младшая Уокер очень удачно попала в его лапы. И она теперь отлично понимала значение смертной фразы «небо в алмазах».
Сатана с Ребеккой ненавидели друг друга и не было ничего удивительного в том, что Вики стала разменной монетой в этих их игрищах. На нее давили с двух сторон. С одной стороны вечные нотации и претензии матери - она даже не удосуживалась высказать все  лично, а посылала длинные гневные письма, которые Вики благополучно сжигала, даже не дочитывая. «Я говорила тебе - выбирай умом, а не сердцем. Теперь расхлебывай то, что заварила. Тебе никогда не продвинуться по карьерной лестнице в аду.» С другой же стороны был Сатана, который не упустил случая поиздеваться над дочерью давнего врага и выбрал для своей цели куда более изощренный способ, чем жалкие писульки Ребекки. Он жаждал сломать младшую Уокер, выжечь из нее все то хорошее, что было в ней... И ему это едва не удалось.
Вики отправили к самым низшим демонам, скорее даже бесам. У них не было даже человекоподобной оболочки, зато было огромное количество злости и агрессии, чтобы получать удовольствие, наказывая грешников адскими плетями. К этим маленьким уродцам не отправляли приличных демонов, а Уокер отправили... И это было в высшей мере унизительно. Первое время Вики противилась, страдала и плакала. Отказывалась брать в руки адскую плеть... И тогда получала наказание сама. За сопротивлением медленно пришло смирение и осознание. Вики, сцепив зубы, молча выполняла то, что от нее требовали, прекрасно понимая, что именно этого от нее и ждут - видеть, как она сломалась. Вот только ломаться она не собиралась, а просто копила собственную злость. Выжидала, сама не зная чего и порой это выливалось в какую-нибудь стычку, за которую она отхватывала очередное наказание. От светлой улыбчивой девочки не осталось ни следа. Она не могла позволить себе слабость, если хотела выжить здесь, а потому затолкала все хорошее подальше, в самую глубину своего сознания. Жизнь в аду научила ее, что удар в спину нужно ждать в любую секунду от кого угодно.
- Еще раз тронешь меня и в следующий раз я воткну тебе это в глаз. - вкрадчиво прошептала Вики, помахивая перед лицом молодого демона стилетом, который ей подарила Мими. Уокер знала, что за эту выходку получит очередное наказание, но ей было плевать. Будто бы мало было того, что Вики и так была в самом низу демонической иерархии, но ее решили унижать еще и подобным образом. К ней пытались приставать все. Каждый считал своим долгом залезть между ног дочери ненавистной Ребекки Уокер, чтобы потом хвастать тем, что ее доченька всего лишь жалкая подстилка.
Началось все с сиятельного похотливого ублюдка Асмодея. Вики помнила, как демон едва не раздувался от собственного эго, вещая о том, что ей несказанно повезло и он готов взять ее под свое крыло, дать продвижение... В обмен на ее тело, конечно же. Вики не верила ему. Она вообще никому не верила с некоторых пор, а Асмодей не хотел принимать отказа. Его острая фраза «Люциферу ты не отказывала», тогда словно вскрыла нарыв и если бы не охрана одного из Князей Преисподней, то Вики бы убила его. В тот вечер, уже у себя в комнате, она впервые за долгое время дала выход той наивной девочке, которая искренне верила, что будь здесь Люцифер - он бы не дал ее в обиду. В тот вечер Вики дала волю слезам, оплакивая свое беззаботное прошлое. А на следующее утро к ней зашла Мими и подарила тот самый стилет, от себя и Дино, которым Уокер сейчас грозила ублюдку. Самая близкая подруга ничем не могла помочь, чтобы улучшить ее положение, но вложила в руку оружие, которое должно было защищать Вики.
- Ты хотел передать, что на празднике должны присутствовать все. Передал? А теперь проваливай.
На праздник (пир во время чумы, так она его нарекла) Вики опоздала. Сложно, знаете ли, привести себя в подобающий вид после десяти ударов адской плетью по спине. Вики стала изгоем в аду, поэтому никто не озаботился сообщить ей о причине очередной тусовки. Ее вообще обычно никуда не приглашали и она сильно сомневалась, что после ее сегодняшнего появления - будут звать впредь.
Вики вошла в зал, гордо вздернув подбородок и мгновенно собрав на себе взгляды почти всех присутствующих. Вот только не восторженные, а злые и осуждающие. Дело было даже не в ней самой, а в чем она посмела явиться на бал Сатаны. Идеально белое платье в пол можно было бы назвать символом ангельской непорочности, если бы не разрез до бедра и полностью обнаженная спина, украшенная свежими следам от розг. Младшая Уокер не могла упустить случая побесить своих мучителей и улыбалась так, словно это был ее последний шанс на улыбку. Хотя, скорее всего так и было.
Цель празднества все еще была неясна. Столы ломились, все общались друг с другом, но никто - с Вики. Устав от угрожающих и многозначительных взглядов, она постепенно начала искать уединения и возможность хоть немного расслабиться, а не ждать расправы над собой, поэтому вскоре оказалась на балконе. Уокер устало привалилась к стене спиной и тут же зашипела от боли, потревоженные раны дали о себе знать, но тут же неподалеку вдруг начала ощущаться чужая энергия. До боли знакомая. Вики резко подняла голову и удивленно выдохнула.
- Ты? - сотни эмоций сменялись одна за другой, пока она жадно разглядывала Люцифера. Иррациональная обида, щемящая нежность, желание прикоснуться, чтобы убедиться. Он не изменился ни на грамм, словно и не исчезал никуда. Вики сделала к демону шаг, но тут же остановилась. Всколыхнулось подозрение - а вдруг он не будет рад? Теперь его отец снова у руля и она, Вики, досадная помеха. Иррационально вспомнились все обиды. Уокер отступила назад. - Прошу меня простить. - она развернулась, нервно дернув своими черными крыльями с красным оперением понизу, и собралась уходить. В ее жизни и так слишком много боли и злости, чтобы добавлять еще.

Подпись автора

https://i.imgur.com/mMlesJn.gif https://i.imgur.com/s5s4jGr.gif
If you think that you can save me, break me down, and tame me,
Here's your chance to do some damage,
Savage.

красота от самого любимого <3

+1

4

Странно, очень странно вновь очутиться в знакомом прежде окружении. Люцифер постарел на несколько тысяч лет и практически забыл, какова жизнь вне белой камеры, а в Аду словно ничего и не изменилось. Демоны смеялись и нетерпеливо делились друг с другом сплетнями, запивая их добрыми глотками хмельного. Для них всё по-прежнему было просто. Да и, собственно, почему нет? Их мир вновь собрался по кирпичикам и стал совсем как прежде, до смертей и войны с полукровкой.

Люцифер чувствовал себя не в своей тарелке на шумном мероприятии. Ему-то радоваться не из-за чего: только-только выбрался из передряги, а впереди абсолютная неизвестность. Проведя всю жизнь в одиночестве и прокручивая в голове раз за разом ошибки прошлого, он понял, что в этой жизни у него нет друзей, а полагаться можно лишь на самого себя. Он не может никому доверять — подобной оплошности он точно не повторит. Здесь Ад и, пусть и будучи юнцом, Люций должен был усвоить правила игры. Но не усвоил и поплатился за свою беспечность.

Общество Преисподней не представляло из себя ничего интересного — всё та же свора дрессированных псов, бесконечно преданных Сатане. В какой-то момент от их лицезрения начало воротить, и Люций отодвинул портьеру, чтобы укрыться во вместительной нише за ней, где находился угол отшельника  с кожаным креслом и окном с видом на огненную реку. В случае необходимости отец знал, где его искать, для всех остальных Люцифер и вовсе хотел перестать существовать. Так он мог бы вполне комфортно для себя предаваться меланхолии и распитию глифта хоть весь вечер. Однако разве случай спрашивает, чего мы хотим? Происходит то, чего ожидаешь меньше всего.

Он почувствовал запах дождя и молнии — легкий, колкий, ненавязчивый. Но створки окна плотно закрыты, да и откуда взяться подобному явлению в Аду? Поначалу Люцифер хотел уверить себя в том, что это только иллюзия, от воздействия алкоголя и многовекового заточения и не такое почудится. Дабы прогнать мираж, он сделал большой глоток, осушив бокал до дна — не проходит. Демон был уверен, что у него глюк, не могла обладательница этой энергетики находиться здесь. Вики, должно быть, сейчас на Небесах, где днем строит из себя саму набожность, а ночами лишает ангелочков дественности. Внутри всё опустилось от подобных мыслей, совсем не нравились они сыну Сатаны. Вопреки домыслам, Люцифер все же заставил себя оторваться с кресла и выглянуть через щель — конечно же, чтобы убедиться, что у него разыгралось воображение и на том перестать понапрасну терзать душу.

То, что предстало взору, никак не вписывалось в представления демона о том, как должно было произойти. Она [если это всё же Вики, а не фантазия] была темной и из светлого на ней разве что платье, которое было как бельмо в глазу на фоне черных одежд подданных Ада. Как завороженный Люцифер покидает своё укрытие, внимательно разглядывая прекрасное видение, боясь моргнуть — вдруг, когда он вновь откроет глаза, она растворится в воздухе? Хотелось дотронуться до нее, вновь прикоснуться губами и попробовать нежную бархатистую кожу, зарыться носом в волосах и ощущать её дыхание на своей шее. Демон едва не захохотал, когда услышал, что видение еще и разговаривает. Впрочем, в следующую секунду лицо его стало серьезным и сосредоточенным. Люцифер качнул головой, стараясь прогнать остатки миража, отделить реальность от вымысла. Резким движением он поставил пустой бокал на перила и за долю секунды оказался совсем близко к девушке. Так близко, что уже нельзя было принять её за плод разыгравшегося воображения. Губы растянулись в идиотской по-детски радостной улыбке.

Это и в самом деле ты… — всё ещё с долей сомнения в голосе проговорил Люций. Но перед ним Уокер из плоти и крови, она живая и совершенно точно не исчезнет по щелчку пальцев какого-нибудь шарлатана.

В следующий миг демон обхватил бедра девушки и поднял её, прижимая к себе. Он посмотрел в ее глаза долгим испытующим взглядом, после чего жадно и грубо впился в её губы. 

Рот горел от её вкуса. Голова как хмельная, но не глифт тому виной. Он пытался ухватиться за рассудочный край сознания, который настойчиво долбил: “Ты не должен этого делать”. Но другая часть демона [и часть эта была куда более обширна, чем та, первая] утратила контроль над происходящим, повинуясь желаниям, которые до этого самого момента не имели права на существование, но которые не давали свихнуться на протяжении многих лет. Люцифер чувствовал себя путником в пустыне, всю дорогу грезившим о колодце и, наконец, добравшимся до него. Он не может вдоволь напиться, не может остановиться на малом, не пресытившись. И ему совершенно не нравилась такая реакция на одно только присутствие вчерашней непризнанной.

“Прошу простить”? Это всё, что ты хочешь мне сказать? — наконец, выдохнул Люцифер, с большим трудом и нехотя разорвав поцелуй.

Он криво усмехнулся и посадил Вики на выступ колонны у ограждения балкона, оказавшись между её ног. Эта часть всё также находилась в тени, так что можно было не беспокоиться о случайных свидетелях. Белое платье Уокер, конечно, трудно укрыть, но вне контекста со стороны будет непросто разобрать, что именно происходит с его обладательницей. Осторожными касаниями пальцев демон спустился по талии девушки, другая рука очертила полушария груди, затем нащупала сосок. Люцифер неотрывно смотрел в глаза Вики, будто пытался сверить изображение, оставшееся в памяти, с тем, что видел теперь.

Я скучал, — проговорил он хриплым шепотом, осознавая, что вот-вот — и совершенно потеряет голову, растворившись в этих бездонно синих глазах.

Ладонь поднимается выше, в какой-то момент нащупав рубцы на лопатках. Сын Сатаны сдвинул брови, отгоняя от себя первое, что пришло в голову, но показалось бредом.

Что это? — резко толкнув девушку, он заставил ее развернуться к нему спиной. Одним движением сбрасывает ляпки платья, чтобы во всей красе увидеть совсем свежие шрамы, красовавшиеся на спине Вики.

Кто это сделал? — прошипел Люцифер в ярости, схватив Уокер за щеки, заставив поднять голову и смотреть в глаза.

Подпись автора

https://i.imgur.com/y7tsPxK.gif https://i.imgur.com/IPgIEkV.gif https://i.imgur.com/fzChoAF.gif
Покорми дракошу :3
https://dragcave.net/image/QDoUu.gif https://dragcave.net/image/Ntxq3.gif https://dragcave.net/image/KNYsZ.gif

+1

5

Жизнь Вики была поделена на до и после. Раньше ей казалось, что «до» было тяжело - все эти бесконечные приключения на мягкое место, война, множество смертей и потерь. Раньше она мыслила масштабнее, переживала за всех и вся, боялась за своих близких... Оказалось, что куда тяжелее мириться с заботами и проблемами, которые касаются только лично тебя. Никакая война, никакие передряги не сравняться с тем, когда тебя хлещут адской плетью по спине за любую провинность. Причем не для того, чтобы действительно наказать, а просто чтобы лишний раз унизить и ткнуть носом в то, что хоть ты теперь и демон, но для остальных так и осталась жалкой непризнанной. Таким стало для Вики ее «после» и это было куда страшнее любого Мальбонте. Страшнее, потому что теперь она была одна против всех.
Иногда младшая Уокер думала, что уж лучше бы она оказалась среди заносчивых ангелов. Среди фальшивых улыбок и якобы просветленных взглядов, где ее, скорее всего, тоже бы ненавидели, но по-крайней мере не пытались унизить. Там, наверху, была ее мать, в конце концов, которая могла бы дать защиту, в то время как в Аду это стало очередной красной тряпкой для разъяренных быков. Да, на Небесах все было бы гораздо проще, но Вики ни о чем не жалела. У нее была причина, по которой за ее спиной сейчас были черные крылья. У нее была причина, по которой она изо дня в день терпела издевательства. У нее была причина, по которой она плевать хотела на статус и карьерную лестницу... И эта причина сейчас была перед ней.
- Люцифер... - Вики не могла не ответить на его улыбку точно такой же, счастливой и полубезумной. Осознание и радость захлестнули ее, как цунами. Она жадно вглядывалась в его лицо, впитывая каждую деталь, отмечая малейшие изменения. Наконец-то стало ясно к чему затеяли все это празднество и почему заставили явиться всех. Впервые в жизни Уокер была благодарна Сатане.
Энергия Люцифера заполняла каждую клеточку тела Вики и, черт возьми, это было так прекрасно и необходимо именно сейчас. Он давал ей сил и мысль о том, что он успел ее забыть и она ему не нужна казалась теперь такой идиотской. Как Вики могла вообще додуматься до этого и принять решение просто уйти? Уокер судорожно вздохнула, когда Люцифер приподнял ее за бедра, и тут же обхватила его ногами, прижимаясь ближе. Ей хотелось раствориться в нем, стать с ним одним целым. Вики отвечала на поцелуй со всей возможной страстью, стараясь передать через него всю бурю своих эмоций, показать ему как сильно она скучала. Ничего не изменилось - Люцифер все так же был для нее личным наркотиком, которого хотелось с каждым разом все больше и больше. Где-то на периферии сознания мелькала мысль, что им нельзя. Что здесь полным полно не самого доброжелательного народа. Что если их увидят, то она обязательно понесет очередное наказание... Но плевать. Вики застонала Люциферу в губы, чувствуя как внизу живота скручивается тугой узел желания. Ее тело помнило каждое его прикосновение и отзывалось на них. Она по-прежнему теряла голову в его присутствии, но даже не пыталась хоть как-то себя образумить. Зачем? Это все равно было бы бесполезно.
- В свое оправдание скажу, что я растерялась. - Вики тихо рассмеялась, облизывая припухшие от поцелуя губы. - Мне столько тебе нужно сказать, что я не знаю с чего начать. - прошептала она, нежно проведя по щеке Люцифера пальчиками.
В это мгновение она чувствовала себя, как никогда живой. Словно и не было всех проблем. Будто бы они вернулись в прошлое, когда она еще была Непризнанной Вики Уокер с огнем в глазах и обостренным чувством справедливости. В руках Люцифера она оживала, а в голове билась только одна мысль - сколько бы не пытались все остальные, им никогда не сравниться с ним и не заменить его.
Вики поерзала, устраиваясь поудобнее на выступе, и положила ладони на плечи демона, борясь с желанием притянуть его ближе к себе. От его прикосновений кожа будто бы горела и по телу бегали мурашки, а от пристального взгляда красных глаз, она чувствовала себя обнаженной. Уокер бесстыдно выгнулась, когда пальцы Люцифера коснулись груди, задевая чувствительный сосок, сквозь тонкую ткань платья. Дыхание участилось, пульс сбивался на сумасшедший ритм.
- Я тоже скучала, Люци. - Вики прижалась лбом ко лбу Люцифера, все таки притягивая его к себе еще ближе. Она не знала как передать словами все то, что она чувствовала в эту минуту. Щемящую нежность, трепет. Сейчас не хотелось даже думать о всех тех демонах, что сновали внизу. Сейчас здесь были только они вдвоем...
Уокер дернулась и зашипела, когда ладонь Люцифера коснулась ее спины. Резкая боль стала полной неожиданностью, нагло вырвав Вики из состояния эйфории и вернув «с небес на землю».
- Это неважно! - она честно попыталась увести внимание красноглазого демона, но тщетно. Вики даже не успела пискнуть, как Люцифер развернул ее спиной, бесцеремонно сдергивая лямки платья так, что она едва успела подхватить ткань у груди, не давая ей соскользнуть к ногам. - Я же сказала - это неважно! - резко ответила Вики, даже не пытаясь отвести взгляд. Она знала, что Люцифер все равно не сумеет прочесть ее по глазам - дар Змея работал все так же хорошо, как и в тот день когда она получила эту способность. - Мне больно, Люцифер!
Вики удалось вырваться из крепкого захвата демона и она тут же сделала шаг назад, упираясь в колонну плечом. Она не знала, что ей делать и что говорить в сложившейся ситуации. За все время, что Уокер провела в Аду, она поняла некоторые правила исключительно для себя - здесь нельзя было быть слабой, нельзя было никому доверять и нельзя было жаловаться. Она не знала, было ли дело в том, что она было дочерью ненавистной Ребекки или в целом у всех демонов были подобные отношения, но факт оставался фактом. Ей нельзя было расслабляться. Вики вполне успешно справлялась с этими задачами, но возвращение Люцифера порушило все ее устои в один миг. Ей снова захотелось почувствовать себя той Уокер, которую он всегда старательно оберегал. Той, которую он всегда защищал. Вики очень хотелось рассказать все Люциферу, обняв и уткнувшись носом ему в плечо... Но.
- Я не могу говорить об этом здесь. - Вики поджала губы, глядя вниз на веселящихся демонов. В толпе мелькнула знакомая рыжая макушка. Ади. Значит где-то поблизости была малышка Мими. Уокер перевела взгляд на Люцифера и внутри что-то щелкнуло. Кому доверять если не ему? Она и так погрязла в паранойе, но не хотела приплетать к этому единственного демона с которым чувствовала себя в безопасности. Вики сделала к Люциферу шаг (плевать на все), обнимая и прижимаясь к нему так, словно он был ее спасательным кругом. Хотя, по большому счету, так оно и было. - Сегодня это был один из прихвостней Асмодея. - Вики подняла глаза на демона. - Ты же знаешь, Люци, тут даже у стен есть уши. Я не могу обсуждать все это, когда внизу беснуется весь чертов Ад с твоим отцом во главе. - Вики тяжело вздохнула, прекрасно понимая, что Люцифер так просто не отступит. Он никогда не отступал. Это было не в его правилах... А значит ей все таки придется ответить на его вопросы.

Подпись автора

https://i.imgur.com/mMlesJn.gif https://i.imgur.com/s5s4jGr.gif
If you think that you can save me, break me down, and tame me,
Here's your chance to do some damage,
Savage.

красота от самого любимого <3

+1

6

Небеса, Ад, Сатана и Шепфа — все считали себя победителями, сумевшими достойно (и с выгодой для себя) выйти из кризиса, учиненного Мальбонте. И было бы глупо даже помыслить сказать что-то против. Да, Люцифер — проигравшая сторона. В любом конфликте должен быть козел отпущения, который получит тычков как за свои проступки, так и за косяки всех остальных, чтобы другим было уроком, что бывает, если пытаться пойти на перелом складывавшимися веками правилам. И в данном случае в роли козла выступил как раз сын Сатаны, потому что так было удобно многим.

Но он вернулся. Сам порой не верил, что когда-либо такое произойдет, но всё же в этот самый момент Люций был на родине, дышал пахнущим серой воздухом, взирал на знакомые лица в обстановке, которую помнил с раннего детства. Не покидало ощущение, что он не там, где должен быть, но где его место, сын Сатаны также не знал. Он пребывал в подвешенном положении, в состоянии между: голова не в облаках, ноги не на земле. А ещё он дико зол, хоть и пытался мысленно сосчитать хотя бы до трех, чтобы не наброситься на не-непризнанную с допросом. Вики отвечала нехотя, и тем лишь сильнее распаляла негодование демона.

Мне плевать, что ты сказала, — прошипел Люцифер. К чему попытки увильнуть от ответа? Разве не знает она, что он всё равно вычислит виновника, вне зависимости от того, расскажет Уокер или нет? Пусть демон теперь не в положении принца Преисподней, но кое-что провернуть он всё же в состоянии. И не стоит думать, что под этим “кое-чем” подразумевался несущественный мизер. Позиции Люцифера пошатнулись, однако он не умалишенный, чтобы самолично себя закопать посредствам неразумных поступков. Он будет действовать деликантно. У него было достаточно времени, чтобы всё обдумать и спланировать дальнейшие ходы, и Люций не намерен из-за горячности нарушать планы.

Что ты вообще делаешь в Аду? — Вики отступала, но демон не оставил ей возможности выкрутиться и улизнуть подальше. — Разве мамочка не научила тебя, что в Цитадели больше шансов на счастливую жизнь?

Выбор Вики можно было бы понять, не будь в Пекле Сатаны, в лапы которому она так бездумно угодила. На что она надеялась, выбирая путь темных? Сама же отправила себя на пожизненную каторгу.

Идиотка, — произнес он вполголоса уже не злобно. Констатация факта: его непризнанная думала не той частью тела, которой принято. Демон привлек девушку к себе и поцеловал, затем поднял руку Вики и дотронулся губами ладони, а после и запястья.

Люцифер видел в Уокер перемены. Раньше она готова была бросить вызов хоть всей вселенной, как будто она, а не Шепфа, являлась создательницей сущего. Её боготворили и ненавидели и, казалось, ей совершенно все сходило с рук, прям как Ребекке. Наверняка, Вики уже бы заявила о себе, находясь она в серебряном городе ангелов. Но здесь… Пока у руля власти стоял Сатана, ни одной Уокер покоя тут не будет, уж отец позаботится, чтобы незваной гостье не стало скучно. Но что толку об этом рассуждать? Выбор уже сделан, а сторону поменять невозможно.

Хотел бы он уберечь Вики, сделать так, чтобы всего, произошедшего за последний год, просто не было — вычеркнуть его из памяти и начать с чистого листа. Но на обломках прошлого не так просто построить новое, и начинать стоит с себя. Услышав имя Асмодея, Люцифер стал темнее тучи. Он и без того производил впечатление самого темного пятна среди собравшихся подобных, теперь же он сделался чернее безлунной ночи. Демон взял в ладони лицо девушки и заглянул ей в глаза.

Всё будет хорошо, — сказал он. В это же время проснулся червь сомнения, напомнивший, что демону сладострастия не отказывала ни одна женщина. Эта мысль ударила молнией, прорезав все тело, заставив оцепенеть. Боль досады резанула легкие. На что он надеялся, оставляя свою непризнанную на столь долгий срок? Пусть для него прошло многим больше и был он совершенно одинок, подкрепляемый лишь воспоминаниями, но она… все эти крылатые придурки с идеальными улыбками и чертами лиц и раньше вились вокруг Уокер. Разве что-то могло удержать их после исчезновения сына Сатаны?

Всё будет хорошо, — повторял Люций, но для неё ли? Он обнимает девушку, стараясь не притрагиваться к спине — следы от адских орудий пыток заживают долго даже на бессмертных. Щекой упирается в макушку Вики и зажмуривается — ей он тоже не может теперь верить. Не так, как было раньше — безоговорочно и целиком. — Прости меня.

Звучит патетическая музыка, после чего всё стихает, и слово берет Сатана, который салютует бокалом в сторону укрытия Люцифера. Почти сразу же на него направляется луч прожектора, который ослепляет. Демон едва успевает отпихнуть Вики в сторону, спрятав её за портьерой. Его лицо тут же меняется, Люций “надевает” маску праздного безразличия. Для всех он — нерадивый сынок, которому преподали урок, указав на истинное его место. Он улыбается собравшимся, теперь все видят, что он действительно возвратился из ссылки.

Мой дорогой сын, — Сатана начинает пространственную речь о пороках и истинной добродетели, рассказывает об Аврааме, который должен был принести в жертву сына, тем самым доказав преданность Богу. От уровня пафосности момента тянуло блевать, но отец, похоже, был доволен собой. — Мы не ангелы и не караем за ошибки молодости. Не только Небеса способны прощать, но Преисподняя. — он поднял палец вверх, выдержав паузу, привлекая тем самым еще большее внимание к последующим словам. — И в подтверждение этого прелюдно объявляю, что ты назначаешься новым седьмым князем. Отныне тебе принадлежат земли героически погибшего Мамона.

Аудитория замерла на долю секунды, а после разразилась шквалом аплодисментов. Люцифер смотрел на отца, Сатана смотрел на сына — и оба поняли, какой ход только что был разыгран. Правитель милостив и мудр, он забывает прежние грехи, но тем самым захлопывает дверцу клетки. Люцифер под колпаком у своего папаши. Один неверный шаг — и Сатана заберет всё, чем так щедро одарил.

Люций натянуто улыбается. Гости дружно пьют в честь нового князя, а он более не может оставаться в отдалении от собравшихся и вынужден спуститься. Внизу демона бурно встречают. Со всех сторон сыпятся поздравления, кто-то то и дело хлопает по плечу, стараясь напомнить о себе. Сын Сатаны постоянно кивает и коротко благодарит. В какой-то миг взгляд его устремляется на балкон и ищет кого-то. Он не видит лица, но различает белое пятно, прорезавшееся сквозь темноту. Люцифер не получил то, что должен был “по праву”, он был изгнан и вернулся; ему досталось то, что оставалось — он не выбирал себе удел. Но это лучше, чем оставаться неприкаянным. Теперь в его руках появилось какое-никакое, но всё же влияние.

“Я найду тебя”, — беззвучно произносит он для Вики. Вслед за этим на губах его вырисовывается самодовольная улыбка, с которой Люцифер встречается с обществом Преисподней.

Подпись автора

https://i.imgur.com/y7tsPxK.gif https://i.imgur.com/IPgIEkV.gif https://i.imgur.com/fzChoAF.gif
Покорми дракошу :3
https://dragcave.net/image/QDoUu.gif https://dragcave.net/image/Ntxq3.gif https://dragcave.net/image/KNYsZ.gif

+1

7

Вики помнила все, что было раньше между ней и Люцифером. Каждый их разговор, начиная с самого первого. Каждую их встречу, мимолетный взгляд, нежное прикосновение, первый секс. Даже то, как они огрызались, спорили и ругались. Эти воспоминания, на протяжении всего года, раз за разом придавали ей сил. Вики думала о Люцифере постоянно. Она переживала за него. Верила в него, но боялась, что наказание сломает его волю и он уже не сможет быть прежним. Уокер, по большому счету, было все равно - она ждала и хотела Люцифера любым. Он был ей нужен и необходим, как воздух. Вот только она точно знала, что если ее красноглазый демон будет думать, что он морально слаб, он ни за что не подпустит ее к себе. Такова была его натура.
Однако, глядя сейчас на разъяренного Люцифера, Вики четко видела, что если наказание и изменило его, то не смогло сломать внутренний стержень. Люци пылал от злости, а она пылала вместе с ним. Как чертов суккуб, жадно впитывая в себя его эмоции, Вики радовалась тому, что вновь может чувствовать хоть что-то. За этот год она не позволяла себе подобной роскоши - обстановка не располагала. Так что появление Люцифера было сродни наводнению, которое стихийно смело все ее барьеры, ее броню. Броню, которую она надела, чтобы выжить в Аду.
Вики молчала, сцепив зубы. Что она могла ответить Люциферу на этот вопрос? Она и сама толком не понимала, что делала и как оказалась здесь, в Аду. Стоила ли игра свеч? Уокер была в самом низу демонической иерархии, без шанса на какое либо продвижение вверх. Ее ненавидела вся Преисподняя. Ее унижали, к ней домогались и злились от того, что она смела давать отпор. Возможно, будь на ее месте кто-то другой, было бы куда проще согласиться на предложение того же Асмодея о покровительстве. Отдать ему свое тело, в обмен на если не успех, то хотя бы на подобие спокойствия. Но Вики была омерзительна сама мысль, что ее будет касаться кто-то вроде демона похоти. Нет, он не был уродливым стариком, как тот же покойный Азазель. Асмодея можно было даже назвать красивым, но... Но сердце и тело Уокер принадлежали тому, кто сейчас стоял перед ней и в чьих глазах, так знакомо, горел огонь. Так что да. Князю сладострастия не отказывал никто. Кроме нее.
Ругаться не хотелось совершенно. Вики казалось, что они сейчас тратят время (которого у них и так было мало) впустую на бессмысленную ссору. Изменить бы все равно ничего не получилось, как бы сильно этого не хотелось. От разговоров время бы не открутилось назад, не исчезли бы шрамы на ее спине, не исправились бы ошибки, которые они совершили. Даже скажи сейчас Вики Люциферу кто искалечил ее спину - это ничего бы не решило, а только добавило бы еще проблем и новых шрамов. Она смирилась с этими правилами за год. Относилась к ним уже почти философски. Все, что у них было - это прошлое, за которое они платили своим настоящим и будущим.
- Мамочка? - Вики патетически рассмеялась. Вспомнилось то, как замечательно умела поддерживать ее родная мать, посылая в Преисподнюю письма, полные ангельского праведного гнева. Как же. Дочь самой Ребекки Уокер оказалась никчемной, не оправдала ожиданий. Подвела непревзойденного серафима с золотыми крыльями. - Моя мамочка умерла, когда мне было пять! А если ты про ту женщину, которая просиживает зад в уютном кресле в Цитадели - то да, она учила меня, что выбирать сторону нужно разумом, а не сердцем и вот я тут! Угадай, чем я по итогу руководствовалась?! - она толкнула Люцифера ладонью в грудь. Туда, где билось его сердце, будто бы наглядно предоставляя ему подсказку. - Сам идиот. - устало выдохнула Вики, прижимаясь к Люциферу в отчаянном объятии.
Глядя Люци в глаза, ей честно хотелось верить в то, что все будет хорошо. Та девочка, что все еще жила где-то глубоко внутри, радовалась и наивно пыталась убедить Вики в том, что теперь все изменится и будет по-другому. Что возможно именно в это мгновение ее страданиям подошел конец и она снова может стать прежней, что в ней снова может зажечься огонь. Люцифер рядом и, как минимум, можно не бояться нарушений запрета и Небытия. Вот только новая Вики была не согласна. Та, которой лучшая подруга подарила стилет для самозащиты, не верила в хэппи-энды и сказки. Она знала, что пока жив один рогатый ублюдок, ей не будет покоя. Она все так же будет бултыхаться на самом дне Ада и может утащить за собой и Люцифера. Вики не хотела этого. Не хотела быть эгоисткой... Хотя пьянящие поцелуи и надежные объятия и подталкивали на мысль об обратном.
- Не смей, Люцифер, слышишь? - прошептала Уокер. - Не смей винить себя за то, в чем ты не виноват.
Момент портит Сатана и Вики даже не удивляется этому. Она ненавидела  правителя Ада в этот момент даже больше чем тогда, когда он свернул ей шею. Тот день был последним, когда им выпала возможность побеседовать лично, но Уокер уверена в одном - этот ублюдок все так же обладал нездоровой тягой к пафосным речам. Она слушала Сатану отстраненно, больше наблюдая за Люцифером. Малейшие смены настроения не ускользнули от нее. Вики видела, что на деле ее красноглазый демон не был рад щедрому подарку своего папаши, но умело держал лицо. Сейчас он выглядел идеальным принцем Преисподней с этой своей нахальной улыбочкой и расслабленной походкой. Люцифер обманул всех, но не ее. Она слишком хорошо его знала.
Вики неотрывно следила за Люцифером с высоты балкона. Заявление Сатаны вызвало нездоровое возбуждение среди демонов. Они кричали и свистели, приветствуя нового Князя, пока сам виновник торжества снисходительно принимал поздравления... А Вики, как никогда, чувствовала себя лишней на этом празднике. Она видела, как к Люци подошел сначала Ади, а следом за ним Мими. Она видела и злилась от того, что ей недоступны подобные элементарные радости, как быть сейчас там с ними, рядом. Пора было уходить. Вики посмотрела на новоявленного Князя и поймала его взгляд. Одна фраза, прочитанная по губам, и на душе стало немножечко легче.
Уйти удалось незамеченной, а идти по почти пустой Преисподней было странно. Эмоции переполняли Вики, чего с ней не случалось уже почти год, и едва она оказалась в своей комнате, как они тут же нашли выход. Конечно же в слезах. Уокер обещала самой себе быть сильной, но не сдержалась. Она словно выплакивала всю свою обиду и боль, которые успела накопить. На гребаного Сатану, на бесчувственную мать, на собственную бесхребетность и слишком наивные взгляды на жизнь. С каждой слезинкой боль утихала, но на ее место приходила злость. Вики всегда была борцом, а превратилась в черте что.
Вики свернулась на кровати, спрятавшись в собственных крыльях. «Я найду тебя». Она искренне надеялась на это. Ей нужно было поговорить с Люцифером, чтобы вновь найти себя.

Подпись автора

https://i.imgur.com/mMlesJn.gif https://i.imgur.com/s5s4jGr.gif
If you think that you can save me, break me down, and tame me,
Here's your chance to do some damage,
Savage.

красота от самого любимого <3

+1

8

Время не проходит просто так, пусть порой и кажется, что всё впустую. Века заточения вовсе не показались вспышкой, одним днем, проведенном в забытьи, как бы Люциферу этого ни хотелось. Он помнил себя, каждую мысль, что на протяжении многих дней и ночей возвращалась в голову и крутилась там как заезженная пластинка. Он понял, что от природы ему доступно большее, чем он прежде использовал. Демон хватался за развитые в зародышевом состоянии способности, стараясь применить их, понять, как они работают и в итоге освоить. Далеко не всё удавалось, на многое потребовались годы работы над собой и усилий над силой воли. Отдельные навыки практически не поддавались тренировкам — Люций был один в радиусе многих тысяч километров, и ни одна душа не смела пересечь невидимую границу, отделявшую территорию, где время текло совсем иначе.

Усилия вознаградились многим после: Люцифер чувствовал приближение тюремщиков задолго до того, как они добирались к месту назначения.

Ещё до того, как бессмертные в белых одеяниях и с золотистыми перьями за спиной вторглись в камеру, сын Сатаны знал, что срок заточения истёк.

Теперь, когда рядом находилось так много народу, что в глазах рябило, Люций мог отслеживать энергетику, которая тянулась шлейфом за обладателем, становясь ярче там, где бессмертный находился совсем недавно, и более блеклой в местах, откуда он давно ушел. Если бы сыну Сатаны дали карту, он бы с легкостью определил местонахождения всех своих знакомых. Но только два запаха демон ощущал постоянно: энергию отца, который был сейчас так близко, что своей мощью практически полностью перекрывал сотни других аур; и Вики, которая покинула приём. Но как бы ни хотелось броситься за ней и оставаться только в её компании, Люцифер не мог так поступить. Он не положит голову на чурку, чтобы кто-то занес над ней топор — он не доставит такого удовольствия своему отцу. А потому он держался. Голова шла кругом от льстецов и лизоблюдов, но Люций улыбался им в лицо, будто принимал слова на веру. Поздравления сыпались со всех сторон. В течение вечера будто каждый намеревался пожать руку новому князю и сообщить о расположении. Все вдруг резко позабыли былое и надеялись на выгодные взаимоотношения в будущем.

Люцифер не мог сбежать ни через час, ни через два, ни через три. Довольный собой папаша таскал его из стороны в сторону как марионетку, заставляя обновить знакомство с полезными людьми. В голове Сатаны одна политика, и он явно устроил большой круг поклонов не просто так. Наверняка, таким образом он прощупывал угрозу своей власти, а может уже прощупал и теперь давал провинившимся красноречивые намёки — ничто не ускользнет от глаз Сатаны в Преисподней.

Неизвестно сколько прошло времени, прежде празднество начало подходить к концу и гости стали расходиться, напоследок сделав последний реверанс перед хозяином вечера. Сатана казался довольным, ему и говорить ничего не надо было — всё считывалось в его позе, выражении лица и окраске энергетики, которую он даже не пытался замаскировать.

Теперь, когда ты вернулся, всё будет по-новому, — говорил родитель задумчиво, словно озвучивал свои мысли. Он схватил Люция за плечи, похлопав, а затем отряхнув видимую одному ему пылинку с пиджака сына. Люцифер не стал вдаваться в подробности и не спросил, что имел в виду Сатана. Он коротко кивнул головой, допив содержимое бокала, и поставил его на выступ у стены.

Расслабив галстук, демон пожелал владыке Ада хорошей ночи и, поднявшись по каменным ступеням, отправился в сторону своих покоев. Ладонь чесалась, и Люцифер знал, отчего. На протяжении всего приема он игнорировал зуд, напоминавший ему об обещании, но теперь откладывать не мог. Чуть ли не бегом он добрался до выделенных апартаментов во дворце отца, а после выбежал на балкон и спрыгнул, позволив крыльям нести себя в потоке горячего ветра. Своё присутствие демон вынужден был скрыть — ни к чему лишнее внимание от кого бы то ни было, случайно (или нет) распознавшего его энергетику. Вики он чувствовал издалека, как видит корабль маяк в морской пучине. Если закрыть глаза, её аура казалась яркой точкой, к которой он следовал, огибая здания. Люцифер знал, где следует её искать.

Дуновения ветра покачивали створки окон. Если они были неплотно закрыты, то Люцифер, должно быть, выломал щеколды, резко ударив ногами в оконную раму,а сразу за этим приземлившись внутри комнаты. Нетерпеливый взгляд искал не-непризнанную, прочёсывая убранство погрузившейся в сумрак спальни. Наконец, он нашел её — маленькую, хрупкую и ранимую; ангелочка, который заблудился и вместо Рая угодил в Преисподнюю.

Демон опустился перед ней на колени, дотронулся до щеки, вглядываясь в раскрасневшиеся глаза, мутные от недавних слёз, пытаясь понять, как долго Вики находилась в таком состоянии. И часто ли она вот так плачет в подушку?

Малыш, что с тобой? — тупой вопрос, как будто на него так сразу и ответят. Но Люций не был мастером утешения, он и слова-то правильные не знал, он же демон, а не белокрылый какой-нибудь, ему не дóлжно пытаться помочь облегчить чужое горе.

Он поднимается с пола и садится на край кровати, привлекая свою не-непризнанную и усаживая к себе на колени. Он убирает с её лица волосы и смотрит выжидающе. Молчит. Ладно, тогда Люцифер начинает говорить первым.

Тому, кто изуродовал твою спину, отрубила руку случайно сработавшая гильотина, — демон дотронулся подбородка девушки, заставив его подняться. — Нарушение техники безопасности.

Он неопределенно передернул плечами, мол, случается и такое. В глазах Уокер мелькнула искра, а демон не мог оторваться от разглядывания её черт. Миллионы раз он представлял момент, когда снова окажется рядом с Вики, как будет дышать с ней одним воздухом. Люцифер изголодался по ней и был готов наброситься сию же секунду, стоило дать отмашку. Но Вики для него не вещь и не бездушное тело, он не может зацикливаться на себе в то время, когда её сгрызает внутренний хаос.

Подпись автора

https://i.imgur.com/y7tsPxK.gif https://i.imgur.com/IPgIEkV.gif https://i.imgur.com/fzChoAF.gif
Покорми дракошу :3
https://dragcave.net/image/QDoUu.gif https://dragcave.net/image/Ntxq3.gif https://dragcave.net/image/KNYsZ.gif

+1

9

Вики покинула праздник в растрепанных чувствах. За целый год она пережила и вытерпела многое, но кое-что оставалось с ней неизменно - слепая вера и смиренное ожидание. Вики верила в то, что ее Люцифер вернется к ней. Верила, что он не забудет. Она ни секунды не переставала ждать его, как наивный доверчивый ребенок. Младшая Уокер спасалась от внешнего мира в мыслях о Люцифере и в мечтах о том, как произойдет их встреча. Она позволяла себе эту слабость наедине с самой собой, но для остальных надела жесткую броню. Уокер настолько привыкла к своей новой маске, но возвращение Люцифера проредило брешь в ее обороне.
За год Вики привыкла к одиночеству. Да, это было тяжело и порой она с тоской вспоминала времена в Школе, когда рядом постоянно были Мими, Ади, Сэми. Их ночные разговоры, бой подушками и мечты о будущем. Вспоминались заумные проповеди Дино, который искренне желал ей добра и пытался наставить на «истинный» путь. Шепфа, да Вики скучала даже по обществу назойливого Энди, который иногда вел себя как чертов сталкер, и по бесконечной грызне с Ости. Тогда над ними нависли тучи угрозы Мальбонте, но они были вместе... А сейчас Вики была изгоем. Пария. Вот только ныть она не смела, прекрасно понимая, что она знала на что шла и это был ее осознанный выбор.
Дино и Сэми она видела всего пару раз. Быстрые, мимолетные встречи, которыми ей словно пытались показать, что о ней не забыли, хоть теперь и не могут быть рядом. С Мими и Ади они тоже виделись редко. Вики сама запретила им подрывать свое и без того шаткое положение. Мими все еще не оправилась после смерти Мамона, а Ади пытался сам закрепитьсяв «пищевой» цепочке. Вики подозревала, что старый рогатый ублюдок следит за всеми ними и не хотела давать ему лишний козырь, который мог бы позволить ему манипулировать ими и собой. Впрочем, возможно бывшая непризнанная на деле переоценивала собственную значимость. Вполне вероятно, что Сатане было достаточно знать то, что дочь ненавистной Уокер барахтается на самом дне, яростно выгрызая (точнее вырезая) себе право на спокойную жизнь и безопасность. Бесконечная борьба, как будто сюжет малобюджетной антиутопии, но теперь это была ее жизнь.
Невозможно бороться вечно, даже если ты бессмертен. Можно заковать свое сердце в лед, взять в руки стилет, но одно событие может с легкостью перевернуть все с ног на голову. Сегодня Люцифер напомнил Вики о том, какой она была раньше. Ей казалось, что за этот год она разучилась плакать и чувствовать. Ей казалось, что огонь в ней потух. Младшая Уокер смирилась с новой версией себя, осознанно перейдя в некое подобие режима ожидания, но Люци словно одним поцелуем вдохнул в нее новую жизнь, сметя им все барьеры. Заставляя биться в голове лишь одну мысль: она больше не одна. Возможно теперь все будет по-другому.
Именно поэтому Вики не сдержала слез, дойдя до своей спальни. Тщательно запертые на год эмоции нашли выход и у нее не было ни сил, ни желания сопротивляться этому всплеску. Уокер не знала сколько она так пролежала на постели, нещадно перемяв идеально белое платье. Час, два, три? В какой-то момент слез попросту не осталось, но Вики продолжила все так же лежать, глядя в одну точку покрасневшими глазами. Внутри клокотала злость и это, на самом деле, был огромный прогресс после года эмоциональной инвалидности. Опустошенности. Уокер словно заново училась чувствовать, прислушивалась к самой себе и пропустила тот момент, когда створки окон распахнулись с резким звуком. В других обстоятельствах она бы среагировала мгновенно - испугалась бы, схватила стилет, приняла оборонительную позу... Но сейчас Вики даже не нужно было смотреть или фокусироваться на потоках энергии. Люцифера она чувствовала на подсознательном уровне.
От этого его «малыш» сердце Вики пропустило удар, а в животе будто бы запорхали миллионы мелких бабочек. Она слабо улыбнулась, но молчала, не зная что отвечать на вопрос Люцифера. Ей не хотелось с порога вываливать на него все, что накопилось на душе за год и поэтому она просто прижалась щекой к его руке. Люци все таки пришел и это было самое важное.
В сильных объятиях, сидя на его коленях, Вики чувствовала себя защищенной. Она знала, что ее любимый демон ждет ответов и объяснений, но что она могла ему сказать? Уокер не хотелось портить этот момент щемящей нежности неприятными темами и рассуждениями. Было ощущение, что она не видела Люцифера целую вечность и вдыхать его запах, чувствовать жар его кожи было куда важнее всех проблем.
Новость о том, что прихвостня Асмодея нагнала карма застала Вики врасплох. Она не сразу осознала смысл сказанных Люцифером слов, но когда поняла... Внутри кольнуло приятное чувство удовлетворения. Уокер вглядывалась в красные глаза и испытывала восхитительный коктейль из эмоций. Радость, злорадство, благодарность. Да. Теперь она точно верила в то, что все будет по-другому. Теперь вся ее борьба обрела совершенно новый смысл. У нее была причина бороться. Причина, на чьих коленях она так удобно устроилась.
- Спасибо, Люци. - она разглядывала лицо Люцифера, словно видела впервые. Забавно, что не успел он вернуться, как уже сделал для нее то, что не могли сделать другие. Он дал ей защиту. В этом был весь Люци - не бросался пустыми словами, а показывал свое отношение поступками.
Вики не нужно было обладать особыми способностями, чтобы почувствовать его настроение. Она знала, что Люци хотел разговора, но еще сильнее жаждал ее. От этого по телу пробежала приятная дрожь. Вики потянулась к его губам, вовлекая в глубокий поцелуй. Шепфа, как же она скучала по нему и как ей его не хватало. Вики целовала Люцифера жадно, транслируя ему всю степень своего желания. Она хотела, чтобы он понимал и знал - в ее жизни есть место только ему. Она ждала только его.
Вики мягко толкнула Люцифера, опрокидывая его на спину, а сама усаживаясь сверху на его бедрах. Она поерзала, устраиваясь поудобнее (на самом деле дразня), с удовольствием замечая, как в родных красных глазах зажигается знакомый огонь.
- Я так скучала. - хриплый шепот. Вики склонилась к Люциферу ближе, медленно расстегивая его рубашку. Откровенно любуясь им и чувствуя, как его руки сжимают ее ягодицы. Вики скользнула губами по оголенной коже. Она обвела контур одной из татуировок на ключице языком и легко прикусила, тут же  зацеловывая место укуса. - Очень скучала. - Вики прижалась лбом ко лбу Люцифера, чтобы в следующее мгновение снова его поцеловать. Более страстно, более жадно. С губ сорвался тихий стон.
Нет. Сейчас было не время для разговоров. Они ждали столько времени не для того, чтобы  тратить радость от долгожданной встречи на неприятные беседы. Сейчас было время только для них двоих... А поговорить они успеют и чуть позже.

Подпись автора

https://i.imgur.com/mMlesJn.gif https://i.imgur.com/s5s4jGr.gif
If you think that you can save me, break me down, and tame me,
Here's your chance to do some damage,
Savage.

красота от самого любимого <3

+1


Вы здесь » ROMANCE CLUB » Sail in the fog » blood in the water [11.05.2022]


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно