— Девчонка страшится смерти и правильно делает. Не в том плане, что смерть — это плохо, а в том, что она наступает этой милашке на пятки и как ни парадоксально, я тут совершенно ни при чём. Век её земной всё короче с каждой лишней секундой пребывания Маман внутри её прекрасного тельца. Она вовремя обратилась ко мне.
очередность
Добро пожаловать на ролевую по мотивам мобильной игры «Клуб Романтики»! Не спеши уходить, даже если не понимаешь, о чем речь — мы тебе всё объясним, это несложно! На нашем форуме каждый может найти себе место и игру, чтобы воплотить самые необычные, сокровенные и интересные задумки.

ROMANCE CLUB

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ROMANCE CLUB » Once upon a time » Где твои [серые] крылья, которые нравились мне? [AU]


Где твои [серые] крылья, которые нравились мне? [AU]

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

Где твои [серые] крылья, которые нравились мне?

[когда казни не было]

[Rebecca Walker, Winchesto]

Ад начал войну с Небесами, одновременно с этим укрепляются позиции Мальбонте, дерзнувшего воевать сразу на два фронта. Кто в этой битве на самом деле враг, а кто союзник?

https://i.imgur.com/82oh79V.gif https://i.imgur.com/oqdkgFl.gif

[icon]https://i.imgur.com/SuoIUUp.gif[/icon][status]сонный рыцарь[/status][nick]Winchesto[/nick][sign]
[/sign][info]<div class="ank"><div class="lzstory">секрет небес</div> <div class="lzinfo">Я смог бы <a href="https://romanceclub.ru/profile.php?id=120">твоей</a> надежды вновь зажечь огонь.</div>[/info][info4]<div class="ank">Адмирон Винчесто</div>[/info4]

Отредактировано Lucifer (2021-02-24 08:23:41)

Подпись автора

https://i.imgur.com/y7tsPxK.gif https://i.imgur.com/IPgIEkV.gif https://i.imgur.com/fzChoAF.gif
Покорми дракошу :3
https://dragcave.net/image/QDoUu.gif https://dragcave.net/image/Ntxq3.gif https://dragcave.net/image/KNYsZ.gif

+1

2

“… ни в одной сказке нет женщины, за которую сражались бы
дольше и отчаяннее, чем я сражался за тебя с самим собой,
так было с самого начала, так повторялось снова и снова, и
так, видно, будет всегда”.

События последнего месяца заставили Небеса перевернуться вверх дном. На моей памяти нет происшествия, вызвавшего больший резонанс, чем открытое нарушение закона Неприкосновения, и не кем-нибудь, а адмироном Ада и серафимом самого Шепфа. Шумиха вокруг этого случая не утихала и после суда, где был вынесен приговор. Ожидаемо, что ангелы будут защищать своих, я тут чужак, противник, негатив к которому лишь подогревался угрозами, которые Сатана передавал через уста Родента. Не думаю, что внимание хранителя Преисподней к процессу было продиктовано личным участием в моей судьбе — это было бы даже смешно, в самом-то деле; не надеюсь, что на чашу весов были положены мои прошлые заслуги, которые измерили в соответствии с провинностью и сочли меня ценным кадром. Нет, в этой возне совсем иное поставлено на кон, а я в игре только пешка, потеря которую совершенно не помешает выиграть партию.

У меня было время всё осмыслить, пока сидел в камере, ожидая своей участи. Со стороны события крайних дней казались постановкой, которой, не выходя из тени, кто-то руководил. Странное стечение обстоятельств, если бы я только мог знать, чем всё обернется, то сидел бы в Аду, обложившись книгами, и даже не подумал бы высовываться за пределы Пекла. Но череда необъяснимых случайностей началась именно там, задолго до того, как я нанёс визит в школу. Мною всегда руководила тяга к знаниям. Когда-то давно я изучал легенды бессмертных и одному из самых распространенных и невероятных мифов я посвятил трактат, где собрал всю информацию, какую только удалось отыскать. Чудовище, которым пугали неокрепшие умы студентов, дабы те даже не думали совершать прелюбодеяния с представителями другой стороны Равновесия, выглядело нелепо в старинных описаниях. С физиологической точки зрения существо наполовину ангел, наполовину демон было неспособным к жизни. Однако страшилки о нем оказались на редкость живучими и передавались из уст в уста из поколения в поколение. Представьте моё удивление, когда сплетни доносят до меня слух, что в башне школы содержится кто-то очень важный для Создателя — настолько важный, что из всех мест во вселенной Он держит мальчишку в зачарованной башне, откуда для него нет выхода. Такое известие показалось мне лишенным всяческой логики, с какой стороны ни посмотри — бред галимый, притянутый за уши. Однако я заинтересовался этой историей, по крупицам собирая сведения, домыслы, подталкивая к разговору бессмертных, кто мог хоть что-либо знать. Мне удалось выяснить, что в башне действительно сидит ангел, что он настолько слаб здоровьем, что проспал большую часть жизни и проснулся совсем недавно, каких-то пятьдесят лет назад. Всё это позволило сделать вывод, что зерно истины в этой истории всё же имеется, а раз так, то паренёк в самом деле зачем-то очень нужен Творцу, вернее, Ему нужно оградить свое создание от остального мира. И, если продолжить размышления в подобном ключе, выходило очень занятно. Я знал, что официального дозволения увидеться с узником из башни мне не видать, как ни старайся. К чистейшему образцу творения Господнего ни за что не подпустят демона, с какими бы намерениями он бы ни явился. А потому я решил посетить школу под другим предлогом и уже в процессе прокрасться к заключенному. Так и я сделал. На память о своём визите я оставил мальчику поэму Мильтона “Потерянный Рай” в твердом переплете — ангелы бы пришли в бешенство, узнав о моей крохотной шалости, видно было, что литература для подопечного подбиралась с особым трепетом и сплошь состояла из патетической тягомотины, прославляющей Шепфа и Свет.

В итоге именно поэтому я оказался там, где не должен был. Череда случайностей привела и меня, и Ребекку к тому, что обоим в итоге грозила казнь, кому-то в большей мере, кому-то в меньшей. Но, оглядываясь назад, вспоминая непродолжительный момент преступной страсти, я не жалею о произошедшем. Ангел мой, всю свою жизнь я старался как умел заглушить притяжение к тебе, зная, что ты не допустишь грехопадения, хоть и разделяешь мои чувства. С момента твоего появления в академии мы стали по разным сторонам шахматной доски. Белое и черное. Ты сделала нам обоим неоценимую услугу, выбрав Свет по окончании обучения; ты сделала всё, чтобы быть от меня подальше, но убежать так и не смогла. Те мгновения в беседке не были продиктованы рассудком, но именно они до конца моих дней останутся в памяти как самые прекрасные минуты бытия. Не жалею, что не сумел сдержаться, не жалею о поцелуе, совсем не похожим на поцелуй Бога. Твои нежные губы ещё долго будут настигать меня по ночам, и я в очередной раз пожалею, что встретил и посмел влюбиться в ледяную глыбу, внутри которой пылает горящее сердце, сокрытое ото всех.

Эти воспоминания — единственное, что осталось для меня настоящим, ведь всё ушло в прошлое. Война между Адом и Небесами начата, и именно мы с тобой стали той силой, что подтолкнула камень с горы, после чего он кубарем сорвался вниз, давя под собой всё, что попадалось на пути. Теперь мы вновь разлучены, и это в порядке вещей. Хватило бы пальцев одной руки, чтобы перечесть наши встречи со со дня выпуска из школы. В числе свиты Сатаны я прибыл в Цитадель. Многие предполагали, что приглашение на переговоры окажется ловушкой, но властитель Преисподней хотел услышать, что скажут ангелы, понявшие, наконец, что с Адом шутки плохи. Не знаю, для чего я в столице Света, прежде меня не приглашали сопровождать Сатану, ведь я не генерал и ничего не смыслю в войне, я ученый и место мое среди пыльных фолиантов и древних рукописей. И, тем не менее, я здесь, вместе с другими демонами занимаю одну половину длинного овального стола, а по другую сидят белокрылые, в числе которых я вижу и тебя.

Не совсем понимаю, о чем басит Асмодей, вступив в полемику с Михаилом и отчего так доволен новый Сатана, взирающий на окружающих как на мусор под ногами. Я не смотрю на тебя, чтобы не ставить в неловкое положение. Мы только выпутались из передряги с колдовством и новые косые взгляды нам ни к чему. Красота зала, куда нас привели, впечатляет, сокрушает торжественностью и холодностью, совсем как ты, так и не сумевшая спуститься с пьедестала… совсем как я, не решившийся разрушить твой внешний лед. Мы оба в прошлом решили, что так будет правильно. Нужно чем-то жертвовать на пути к цели. Но отчего тогда иной раз мне думается, что цели эти ничтожны по сравнению с личным счастьем?.. Я не должен так мыслить.

[nick]Winchesto[/nick][status]сонный рыцарь[/status][icon]https://i.imgur.com/SuoIUUp.gif[/icon][sign]
[/sign][info]<div class="ank"><div class="lzstory">секрет небес</div> <div class="lzinfo">Я смог бы <a href="https://romanceclub.ru/profile.php?id=120">твоей</a> надежды вновь зажечь огонь.</div>[/info][info4]<div class="ank">Адмирон Винчесто</div>[/info4]

Подпись автора

https://i.imgur.com/y7tsPxK.gif https://i.imgur.com/IPgIEkV.gif https://i.imgur.com/fzChoAF.gif
Покорми дракошу :3
https://dragcave.net/image/QDoUu.gif https://dragcave.net/image/Ntxq3.gif https://dragcave.net/image/KNYsZ.gif

+1

3

Никто ещё не спасся от моих страхов полночных,
Какая сила тока в моих скважинах замочных?
Там горная болезнь, где растут эдельвейсы
Хочешь туда залезть? Ладно, только не убейся.


[indent]Бывает так, что для того, чтобы получить желаемое, возникает необходимость играть нечестно, нарушать правила и даже идти по головам. Звучит не очень справедливо, но как оказалось, это единственный выход для того, чтобы стать на Небесах действительно кем-то важным. Да и какая справедливость там, где правят ангелы господни? Как и все наивные смертные, я раньше считала, что ангелы чисты и справедливы, что они высшие творения, идеальные в сущности своей, в то время как демоны — это нечто грязное, порочное, несомненно связанное с ложью и похотливыми, низменными желаниями. Будучи непризнанной, я достаточно быстро поняла, что белое не значит добро, а чёрное — это не всегда зло. Моё личное восприятие бессмертных делится, скорее, на власть имущих и тех, кто нехотя, но подчиняется. Естественно, подчиняться мне не хотелось. Я всегда ощущала в себе какие-то скрытые возможности, таланты, если хотите, которые будучи человеком, обременённым семьёй и совестью, реализовать возможности не было. Смерть стала избавлением от оков, а горечь от расставания с теми, кого любила, стёрлась со временем и не без помощи зелья Забвения. Хорошая вещь, стоит заметить. Наверное, если бы не оно, то злость и жажда справедливости уничтожили бы меня, но я всё ещё жива, сильна как никогда и не собираюсь терять то, чего с таким трудом добивалась.
[indent]Столько лет я убеждала себя в том, что есть вещи важнее, чем любовь и мужчина от которого сердце в груди бьётся сильнее, а потом в одно мгновение все мои убеждения полетели к чертям. Знаю, что это всего-лишь действие заклинания, но так же прекрасно понимаю, что если бы у меня не было никаких чувств к Винчесто, то оно бы и не подействовало так сильно, я ведь даже не соображала, что делаю и даже не думала противиться этому притяжению. Более того, у меня до сих пор возникает это странное чувство, словно я сама этого хотела. Сама хотела оказаться в его горячих объятиях, жадно целовать его терпкие губы, касаться пальцами обнажённого мужского тела и перейти ту самую запретную грань дозволенного, которую прежде я сама же и не хотела переходить.
[indent]И тогда мне стало действительно страшно. Страшно оставаться с ним наедине и эти часы/дни в башне с Винчесто в четырёх стенах, словно с тигром в клетке, когда я вновь закрылась, отгородилась от него со всем самым невозмутимым и безразличным видом, на который только могла быть способна. Я прекрасно понимала, что оставлять нас наедине — это испытание, которое мы прошли безоговорочно ни единого раза даже не прикоснувшись друг к другу, я даже старалась не смотреть в его сторону, предпочитая буравить взглядом каменные стены, в то время как его кроваво-алый взгляд выжигал во мне каждую клеточку. За годы своего бессмертия я научилась в любой ситуации держать свою привычную маску безразличия и не важно что на самом деле в этот момент творится внутри меня, хоть целый ураган, но ни взглядом, ни жестом, ни лишним рваным выдохом, не выдам своё состояние, не дам повод уличить себя в греховных желаниях и помыслах.
[indent]То, что башню разнесло по кирпичикам спасло нас обоих. Желание казнить незадавшихся грешников отошло на задний план, когда армия Сатаны подошла ко вратам школы и то, что почти_произошло в той беседке между ангелом и демоном стало самой меньшей из проблем обеих сторон. И, если честно, я выдохнула с облегчением и не потому что плаха обошла меня стороной, а потому что её жертвой не стал адмирон Сатаны. О себе я волновалась куда меньше, ввиду того, что серафим Кроули не позволил бы казнить одного из ангелов, но при этом ничего сделать я не смогла бы для спасения Винчесто, чтобы не портить свою и так знатно подорванную репутацию. Впрочем, после войны между ангелами и демонами, которые упустили испод носа своего самого главного врага Мальбонте, стало ясно, что нас подставили. Не смотря на оправдание, место в Совете мне так и не вернули, что несомненно злило, но ещё больше злило это снисходительное решение Эрагона пригласить меня на переговоры с демонами, как будто он ждал от меня за это какого-то раболепства или слепой благодарности, но руки его я целовать не намерена. Мы оба знаем, что я не совершила ничего такого, за что меня стоило бы осуждать как ангела и серафима.
[indent]Я и не ждала, что переговоры будут лёгкими и уже по устремлённым в мою сторону совершенно недовольным взглядам поняла, что Эрагон, сволочь, пригласил меня, чтобы махать мною словно красной тряпкой перед разъярёнными быками, в знак того, что ангелы убили Сатану и даже тут обошли демонов. Это смешно. Какое-то мальчишество, которым уже давным-давно не должен страдать несколько тысячелетний серафим. Сидевший по правую руку от главы Совета Кроули при этом весьма самодовольно ухмылялся, что давало мне повод предположить, что это была его идея. Месть за школу? Идиотский способ. Впрочем, увидеть здесь тебя — было ещё большим ударом ниже пояса.
[indent]Мне совершенно всё равно. Плевать на то, что ты опять со мной в четырёх стенах. В присутствии свидетелей мне гораздо легче не смотреть в твою сторону, я отвлекаюсь на вопрос насущный о Мальбонте, хотя ругани между сторонами больше, чем попыток подойти к компромиссу. У меня даже нет желания встрять между ними или предложить варианты выхода из сложившейся ситуации, я всё равно не буду услышана. Помнится, я уже предупреждала Совет о том, что Мальбонте это не выдумка, на что все они как сидели на своих тронах ровно, так и сидят, не удосужившись спуститься даже тогда, когда под стенами школы шла кровавая резня. И с чего я вообще решила, что Эрагону важно хоть что-то кроме него самого? В лице Торендо единомышленника искать тоже не приходилось, оставался только тот, кто знал о полукровке больше, чем кто-либо иной в принципе. Мои глаза невольно всего на долю секунды тянутся к тебе, но встречаясь с твоим взглядом, я резко, наверное даже слишком, отворачиваюсь, делая вид, что мне безумно интересно о чём говорит Азазель. Честно? Ни слова не услышала. О, Шепфа, как же это глупо.
[indent]Спустя не так много времени стороны начинают расходиться, а я, словно смущённая школьница, убегаю первой прямиком в школу, где эти пару дней после войны чувствую себе спокойнее всего, что весьма парадоксально. Игнорируя жгучую, почти адскую боль в груди в районе сердца, где ещё недавно зияла открытая сквозная рана, которая сейчас хоть и затянулась на половину, но всё ещё знатно кровоточила, прикрываю пятно крови на одеждах плащом и первым же делом следую в темницу под школой, где держали демона Мамона.
[indent]— Я освобожу тебя, — первое, что я заявляю деловым тоном темнокрылому бессмертному, когда в замочной скважине поворачивается ключ и слышится характерный скрип двери, — но при одном условии, — замолкаю, прямо глядя ему в глаза и прекрасно понимаю, что только недавний враг может стать надёжным союзником против того, кто уничтожит всех, если добьётся своего: — ты узнаешь у адмирона Винчесто абсолютно всё, что он знает о Мальбонте и передашь мне.
[indent]— Как я могу тебе верить, Ребекка? — С недоверчивым прищуром интересуется демон, поднимаясь с насиженного места, от чего раздаётся звон тяжёлых цепей с кандалами на его руках.
[indent]— Никак. Как и я тебе. — Я просто пожимаю плечами и сжимаю губы в тонкую полоску, звякнув в воздухе связкой ключей. Он кивает и протягивает руки, которые освобождаю с помощью одного из ключей и первая покидаю камеру. Остаётся только ждать и только догадываться как много знает о Мальбонте Винчесто и знает ли о том, что меня с ним связывает. А главное, сдаст ли он меня новому Сатане?..

[icon]https://i.imgur.com/uiKpbkH.gif[/icon][sign][status]- ангелов не трахают.[/status]https://i.imgur.com/50SKksE.gif[/sign][info]<div class="ank"><div class="lzstory">секрет небес</div> <div class="lzinfo">Я <a href="https://romanceclub.ru/profile.php?id=172">тебе</a> откроюсь, распорю все швы, смотри: каждый, кто зашивал меня, забыл что-то внутри.</div>
[/info]

Отредактировано Rebecca Walker (2021-03-28 16:00:31)

+1

4

Странно быть демоном и пацифистом при этом. Любой, находящийся в зале, понял, что войны не избежать, она нависла над всеми и каждым в отдельности. Не получится спрятаться, не удастся выждать, отсиживаясь в пыльной библиотеке и сделав вид, что все, находящееся вне её стен, тебя не касается. Да, я не стремлюсь к кровопролитию, не вижу смысла в битве, где брат противостоит брату, а семьи оказываются разделенными по разным лагерям; но когда жребий брошен, я не останусь в стороне. Эта бойня затеяна не мной, но я оказался втянут в неё, точно также как и тысячи других бессмертных, хотели они того или нет.

В то же время присутствующие будто не понимали, чему им предстоит противостоять. Ангелы всё также кичились своим могуществом, считая небесное воинство несокрушимой силой. Генералы Ада рады были сносить всё на своем пути, стирая всё живое, лишь бы не дать шанса врагу. Обе стороны были готовы к жертвам, какими бы они ни были, но едва ли понимали, с чем именно довелось столкнуться им в этот раз. Бессмертные забывали, что все их блестящие победы прошлого были одержаны над людьми — неподготовленными, слабыми, неразвитыми с технической точки зрения. Белокрылые кичатся тем, как ловко стерли с лица земли Содом и Гоморру — мирные древние города, не предназначенные для осады; демоны вспоминают о всадниках Апокалипсиса, но забывают, что Конец света, по мнению всех, должен произойти не на Небесах и не в Аду — на земле. Никто даже мысли не допустил, что условия изменились, территория битвы другая. Легко резать овец, но попробуй броситься в лес вдогонку волку — и окажешься окруженным уже десятком хищников, в дом которых ты проник.

Я покидаю зал переговоров в странном расположении духа. Меня мучает тяжелое предчувствие: всё не то, чем кажется; эта победа не будет быстрой и высосет все соки как с Небес, так и с Преисподней. Но, похоже, каждый на минувшей встрече был занят собой, укреплением своего положения и попытками обескуражить ближнего. Наконец, я понял, для чего я здесь: я не консультант и не помощник нового Сатаны, я — неудавшийся шут, который мог бы дать почву для новых сплетен о якобы прелюбодеянии ангела и демона. Но я не намерен потакать взглядам, с любопытством бросаемым то на меня, то на Ребекку. Пусть думают, что хотят, но подтверждения они не получат. Так глупо и смешно быть вовлеченным в детскую игру в преддверии надвигающейся бури. Я беру слово только один раз, когда разговор касается ранее изучаемого мною вопроса: доподлинно неизвестны силы Мальбонте, ведь долгое время он считался лишь вымыслом. Вся имеющаяся информация о нем основана на слухах и догадках и не могла быть ранее проверенной. Я обращаюсь к современнику полукровки, к тому, кто знал его раньше, до тех пор, пока о его существовании предпочли забыть — к Эрагону.

Что скажет главный советник? Могут ли быть правдивыми слухи о том, что Мальбонте подчинил себе субантр?

Советник молчит, его лицо непроницаемо, но я понимаю, что он попросту не хочет рассуждать на эту тему. Что-то сдерживает его. Злость? Спустя столько веков?.. Сложно поверить, но именно такое объяснение кажется мне наиболее вероятным. Я коротко киваю Сатане, тем самым давая понять, что других вопросов с моей стороны не последует. Я честно старался не обращаться к Ребекке, не натыкаться её глазами и не выискивать её молчаливого одобрения. Но это сложно, и я терялся всякий раз как одергивал себя, заставляя резко переметнуться на что-то другое.

Совет серафимов настоял, чтобы Сатана вместе со свитой остались в Цитадели до тех пор, пока не будет продумана стратегия. Забавно, разве можно назвать стратегией позицию: "выставим навстречу полукровке своих, мы дадим отпор, это бесспорно, но если что, вы готовьтесь, и вас позовем; но это не точно"? Хорошо, если в действительности всё окажется настолько просто, но отчего-то у меня на этот счет другие мысли. Если бы Мальбонте был простым смутьяном, стоило ли разделять его и не кому-нибудь, а самому Шепфа?.. Будь всё настолько прозаично, для чего нужно было делать из него легенду и накладывать строжайший запрет, придумав закон Неприкосновения? Эти и другие вопросы не дают мне покоя, но найти ответов на них я пока не могу. Не сразу отправляюсь я в выделенные покои. Знаю, что соратники так и не оставили подозрений о ловушке, а потому будут осматривать каждый угол прежде, чем заселиться. Примерно тем же займусь и я, только на некотором отдалении — пройдусь по территории столицы, хочу посмотреть на городские стены, на которые так полагаются ангельские защитники.

Что ж, стоит отметить, что единственное, что в этом городе остается неизменным — запах нищеты. Странно для блистательного небесного города, но это так. По ощущениям как будто попадаешь в Париж 18 века, где тебя, того и гляди, окатит помоями из ближайшего окна. Мне, как любому другому демону, пустоши Преисподней намного милее сердцу, чем вот эта грязь под ногами. С началом наступления полукровки город наводнят беженцы, и сходство с древним человеческим городом будет феноменально точным. Вот до чего докатились “высшие” существа, насмехавшиеся над ограниченными умами смертных.

Лишь после заката попадаю я в свою комнату. Вид укреплений не вызывает воодушевления. Самое подготовленное к осаде место в Цитадели — как раз то, где восседает Совет, уж о себе-то они побеспокоились. Всё остальное население будет либо вырезано, либо уведено в плен. Ангелы и демоны должны прийти к пониманию происходящего, должны объединиться перед лицом общей опасности, но слишком горды, чтобы принять помощь другой стороны. Как достучаться до тех, кто слышать не желает?

Слуга стаскивает с меня мокрый от непрекращающейся измороси камзол, затем помогает снять сапоги. Я откупориваю бутылку глифта и наливаю в бокал, когда слышу стук в дверь. На пороге Мамон. С нескрываемой радостью я приветствую старого друга, волей судьбы оказавшегося в менее завидном положении, чем я теперь: мне повезло и удалось сбежать, демону алчности пришлось стать разменной монетой в реверансах Небес и Ада и в итоге он оказался заложником, о котором предпочли забыть. Интересуюсь, какими судьбами он здесь, кого пришлось подкупить, чтобы выпустили из-за решетки. Мамон не лжет, говорит открыто: он засланец здесь и обещал услугу в обмен на услугу. Стоит ли говорить, что слово демона — закон? Я предлагаю ему расположиться поудобнее, приглашаю к скудному (по меркам князя Пекла) столу и угощаю глифтом. Ночь длинная, и обо всем будет рассказано по порядку. Мне нужна трезвая голова, пусть не союзник, но кто-то, кто скажет прямо, перегибаю ли я палку в своих опасениях, либо же здраво оцениваю угрозу.

Беседуем мы долго. Не одна бутылка оказывается осушенной до дна в ходе наших разговоров. Слабые лучи рассветного солнца пробиваются сквозь плотную пелену вечно серых облаков над столицей Небес, и я признаю, что пора расходиться.

Я практически отключаюсь и не сразу понимаю, реально это или только кажется мне. Снова настойчивый стук, который на этот раз слышит и мой гость. Направляюсь к двери, открываю её и вижу посланника.

Советник Эрагон желает видеть вас срочно, — отчеканивает он.

На вопрос, в курсе ли Сатана относительно дел серафима к его подданному, гонец отвечает, что владыку Ада беспокоить не велено. Пару секунд я пребывал в замешательстве. После чего захлопнул двери и обернулся к Мамону.

Придется тебе сказать прекрасной даме, что не одна она желает моего внимания.

Я икаю. По-идиотски, но в тот момент мне кажется смешной моя выходка. Да и моему гостю тоже, и оба мы заходимся от полупьяного хохота.

Вскоре Мамон уходит. А я укрепляюсь в мысли, что не одинок в своих предчувствиях. Я моюсь, надеваю чистую одежду и покидаю комнату, мерными шагами отмеряя расстояние от своей двери до места встречи с главным советником.

[nick]Winchesto[/nick][status]сонный рыцарь[/status][icon]https://i.imgur.com/SuoIUUp.gif[/icon][sign]
[/sign][info]<div class="ank"><div class="lzstory">секрет небес</div> <div class="lzinfo">Я смог бы <a href="https://romanceclub.ru/profile.php?id=120">твоей</a> надежды вновь зажечь огонь.</div>[/info][info4]<div class="ank">Адмирон Винчесто</div>[/info4]

Подпись автора

https://i.imgur.com/y7tsPxK.gif https://i.imgur.com/IPgIEkV.gif https://i.imgur.com/fzChoAF.gif
Покорми дракошу :3
https://dragcave.net/image/QDoUu.gif https://dragcave.net/image/Ntxq3.gif https://dragcave.net/image/KNYsZ.gif

+1

5

[indent]Я многое отдала бы, лишь бы поговорить с Винчесто наедине и при этом знать, что я смогу держать себя в руках рядом с ним, что не дам слабину и не позволю ему вновь стать кем-то непозволительно дорогим для меня. Много лет мне понадобилось для того, чтобы убедить себя в том, что мне абсолютно безразличен этот демон, что мне плевать на его судьбу и всё, что с ним связано, и всего одной мимолётной близости хватило, чтобы внутри всё оборвалось. Я ненавижу себя за эту чёртову слабость, ненавижу за то, что вообще имею слабости, которых у истинного серафима быть не должно. Но зачем тогда ловлю себя на мысли о том, что вновь начинаю думать о нём? Вспоминаю наше знакомство, как меня поразил этот бесспорно обаятельный и тогда уже добившийся многого мужчина, который не кичился своими умственными способностями и талантами, не хвастал своим происхождением и тем, что он был рождён бессмертным, в отличии от меня, какой-то выскочки-непризнанной с немыслимыми мечтами о величии. Винчесто всегда был интересным собеседником, многое из истории Преисподней я знала именно от него, да и в целом большинство информации я получала совсем не из уроков в академии. Было время, когда я всерьёз задумывалась над тем, что хотела бы провести целую вечность рядом с таким как он, но амбиции оказались реальнее и сильнее. Любовь делала меня слабой, я позволяла себе мечтать о нас, но вовремя опомнилась. Каким было бы наше будущее? Хотя скорее всего, его бы не было, ибо вне зависимости от моей воли, моя судьба была предопределена ещё задолго до моей гибели в той аварии.
[indent]— Опять думаешь о нём? — Сол, как обычно, появляется в самый неожиданный момент. Впрочем, я не вздрагиваю от испуга, как вероятно должна была бы на это отреагировать, если бы не привыкла к его тихим крадущимся шагам. Вероятно, это прекрасный навык для учителя фехтования. Мои губы трогает короткая ухмылка, а голова медленно качается со стороны в сторону. На стол, в кипу разбросанных бумаг с невнятными зарисовками, с тихим стуком демон ставит наполненный до половины бокал с хмельным глифтом и садится на край крепкой дубовой мебели, стоявшей посреди комнаты, что стала залом заседаний после того, как я объявила себя директором.
[indent]— Так заметно? — Мягко усмехаюсь, даже не поднимая на друга тяжёлый, не особо радостный и полный постыдной ностальгии взгляд, которым упёрлась в хрустальную посудину со светящейся жидкостью, по резным краям которой гуляют кончики моих пальцев.
[indent]— Нет, но я знаю тебя как облупленную, Уокер, — мужчина отпивает глоток ядрёного напитка из своего бокала, медленно покачивая свисающими со стола скрещенными между собой в районе пяток ногами, — это советники Цитадели и ученики школы думают, что ты постоянно такая язвительная, серьёзная и хмурая как туча, а я видел тебя пьяной в хлам, Уокер, не забывай это. Это ведь мы начали ту традицию ежегодных попоек после всего пафоса весеннего бала втайне от учителей, помнишь? — Он заговорщически подмигивает, ногами легонько подталкивая стул, в котором я сидела, на что я просто не могла не улыбнуться, откидываясь на спинку стула и запрокидывая голову вверх.
[indent]— Да, Геральд нам ещё долго вспоминал те пьяные экстремальные полёты с башни, — спасибо, хоть сейчас молчит об этом, как впрочем и не сдал нас тогда Кроули, но нагоняй мы получили хороший. Мне нравилось нарушать эти чёртовы правила, тянуло создавать свои, для меня не было преград, я всегда поступала так, как считала нужным, а не так, как было правильно.
[indent]— А потом ты отказалась от нас, — усмехается от не без грусти в голосе, но без упрёков, а у меня внутри всё тоскливо ноет и сжимается, — жалеешь, что отказалась от него? — Он смотрит на меня так, что я не могу игнорировать взгляд Сола и смотрю в ответ каких-то пару секунд, но ответ так и не нахожу, выдавая лишь короткое:
[indent]— Я не знаю. — Не правда, но и не ложь. Просто нежелание признаваться самой себе об упущенном на счастье времени, если мне вообще можно/нужно было быть хоть немного счастливой. После этого чёртового пророчества, в котором я упоминаюсь как "серафим, рождённый на земле", мне не по себе от мысли о том, что с самого начала я жила по чужому сценарию, написанному задолго до всех принятых мною [или не мною] решений. Не к существованию в роли марионетки я всё это время стремилась.
[indent]— Я скучаю по тебе, Ребекка Уокер. По тебе прежней, победившей змея, наглой амбициозной непризнанной без тормозов. Просто помни об этом, — тяжёлая рука ложится на моё плечо, а на душе так... гадко, чёрт побери. Спустя каких-то пару секунд я остаюсь наедине со своими мыслями и так и нетронутым мною бокалом глифта до самого утра.
[indent]Собственно, на том же месте в том же положении меня и застала Мисселина с известием о том, что за мной прибыл отряд ангелов из Цитадели. Вот знала я, чувствовала, что самаритянство и излишне обострённое чувство справедливости моей дочери вылезут мне боком. Собственно, командир отряда на заставил ждать свою персону в дверном проёме, совершенно бесцеремонно оттеснив оттуда взволнованную ангелицу. Я лишь сухо киваю и снимаю со спинки стула свой плащ, накидывая тот на плечи и капюшоном скрывая голову. Остаётся только догадываться о причине столь немилостивого вызова: либо сдал Йор, либо что-то пошло не так с Мамоном и его заданием. Знала же, хочешь сделать что-то хорошо — сделай это сама.
[indent]Цитадель встретила привычной сыростью и грязью. Я спешилась со своего дракона и тут же была окружена отрядом ангелов, словно нарушительница закона. Долго ли я на себя не примеряла эту роль? Отнюдь. Вся обитель ангелов находилась в напряжении, всех ангелов и архангелов стягивали к стенам Цитадели, как будто это могло им хоть чем-то помочь, я более чем уверена, что Мальбонте особенно не перетрудится, когда разнесёт их к чертям. Стоит ли повторять, что я предупреждала? Эрагон как был глух и слеп, так и остался. Собственно, а вот и он сам, как всегда восседает на своём троне, а я лишь горделиво вздёргиваю голову, без намёка на страх или раскаяние [только в чём, мне самой пока не ясно, хотя догадки есть] гляжу в его глаза и только сейчас замечаю Йора. Впрочем, не только его. Если Эрагон решил устроить очередной цирк, то это очень плохая идея.
[indent]— Ох уж эти женщины Уокер, сколько в вас сюрпризов и, к сожалению, не все приятные! — Верховный Советник поднимается со своего места, спускается с пьедестала и медленно вальяжно обходит вокруг меня, но чёрта с два он выведет меня из себя. Жди Ребекка, терпи. Как бы не хотелось вспомнить былое и поступить так, как считаешь нужным, а не так как правильно.
[indent]— До меня дошли слухи о том, что ты и твоя дочь, которую сейчас ищут, являетесь потомками Мальбонте, это правда?
[indent]— Зачем тебе это спрашивать у меня, я ведь могу соврать, не так ли? Ты ведь не зря пригласил на это показательное выступление того, кто знает о Мальбонте больше, чем кто-либо из совета в принципе, — усмехаюсь максимально спокойно с режущей сталью в чуть хриплом голосе, на что получаю огромное удовольствие от гневно перекошенного лица Эрагона. Ты слишком привык к тому, что ошибочно полагаешь, что можешь меня контролировать. Никто не может. И никогда не мог. За это ты меня и ненавидишь, советник Эрагон.
No fire will burn me, because I am fire.

[icon]https://i.imgur.com/uiKpbkH.gif[/icon][sign][status]- ангелов не трахают.[/status]https://i.imgur.com/50SKksE.gif[/sign][info]<div class="ank"><div class="lzstory">секрет небес</div> <div class="lzinfo">Я <a href="https://romanceclub.ru/profile.php?id=172">тебе</a> откроюсь, распорю все швы, смотри: каждый, кто зашивал меня, забыл что-то внутри.</div>
[/info]

Отредактировано Rebecca Walker (2021-03-28 16:00:15)

+1

6

Не отпускает ощущение, что все вокруг держат меня за идиота, да и сам я, впрочем, тоже. Всё выглядит так, будто каждый в Цитадели знает многим больше меня и всякий раз многозначительно кивает, стоит мне очутиться поблизости. Начинают утомлять эти игры в “Я знаю, а ты знаешь?”, такое ощущение, будто попал не в столицу Небес, а на базар. Демоны — создания порока, но в Аду всё намного более чинно: если тебя хотят укокошить, то раздавят как асфальтоукладчиком и все дела. Ныне покойный Сатана и тот был более откровенен, когда заявил, что ему плевать на мою шкуру, он встал с армией под вратами школы ангелов и демонов не по мою душу, а дабы укрепить собственные позиции. Время показывает, что подобные ему плохо кончают, и пока я обдумываю эти самые мысли, я всё ближе приближаюсь к дверям, за которыми сидит брат по духу Сатаны — Эрагон.

Глядя на ситуацию с Небес, я начинаю отдавать погибшему властителю Ада должное — он хоть и шкура последняя, но только такие личности и способны разгадать хитромудрые многоходовки Главного советника и дать достойный отпор. Там, где любой другой сломал бы себе мозг (а заодно и шею) прежний Сатана порхал как шершень, ловко маневрируя, минуя одну ловушку за другой. Только подобный змей мог удержаться у руля власти столь длительный срок, иной давно бы сгинул. Между тем, забавно выходит, ведь я по-прежнему жив, хоть и не надеялся, между тем, как Сатана сменился. Наверное, кому-то надо мной было угодно, чтобы я выжил, должно быть, я не выполнил до сих пор своё предназначение. И я не знаю, к лучшему ли это.

Коридоры дворца кажутся бесконечными [а может так только кажется из-за похмелья]. Но путь заканчивается, и я подхожу к высокой двери, которая приотворяется, стоит мне приблизиться. Количество лиц заставляет опешить — никак не ожидал увидеть такое количество народу, собравшихся в столь ранний час. Больше всего в помещении белых одежд. Не сразу разглядываю темное пятно, куда и направляюсь, ведь ангелы не хотят в черном, а раз так, то где-то в той стороне должны быть мои сородичи. Вскоре появляется оставшаяся часть делегации с Сатаной во главе и, кажется все в сборе. Но для чего?

Советники сидят с лицами лис, надумавших, как обхитрить охотничьих псов. В сердце появляется тяжелое предчувствие — не к добру это. Уж не надумали ли белокрылые объявить Преисподней войну?.. Ведь не надумали же? Нет?.. Не хочу думать о таком повороте, ведь он означал бы колоссальную глупость Совета, не могут же ангелы являться настолько недальновидными и умудриться при этом занять главенствующее в Равновесии положение? Нет, здесь кроется что-то другое. Просто обязано крыться. Но зачем тогда в такую рань созвали и нас, демонов? Ведь мы не касаемся внутренних дел Небесного царства, нам не должно знать об их делах.

Когда появляется Ребекка, ясности это не вносит. Однако по её спокойному лицу и пытливому взгляду я понимаю, что она также знает не больше, чем мы. И раз она всё же в столице, почему не попросила о личной встрече где-нибудь на нейтральной территории, где рядом было бы много посторонних, а на её репутации эта встреча не отразилась бы ровным счетом никак. Она могла бы, но прислала Мамона. Она боится, и боится не разговоров и чужих косых взглядов, всё намного глубже. И почему вслед за ней тянутся стражники?..

Похоже, теперь все заняли уготованные места, можно начинать представление. Со своего места я хорошо слышу всё, что творится под высокими сводами, но в какую-то секунду мне кажется, что уши подводят меня. Потомки Мальбонте? Полукровка успел размножиться до того, как был разделен на сущности Шепфа? Или уже после?.. Как бы то ни было, звучит бредово. Вдруг понимаю, что взгляды демонов устремлены на меня. В зале поднимается шумиха, угомонить которую удается не с первого призыва к порядку. Сатана берет слово. Он стар, но далеко не дурак и озвучивает всё то, что крутилось в голове у меня. Азазель не верит в возможность продолжения рода полукровки, ведь подтверждений о его связи с кем бы то ни было нет и не было. А значит подобное громкое обвинение может быть ничем иным как пустыми словами. На трибуне появляется хилое тельце невысокого ангела с крысиной мордочкой и ужимками слуги. Он рассказывает достопочтенным присутствующим, о чем когда-то узнал якобы от серафима Ребекки. Ситуация становится похожей на судебный процесс, где обвинитель в лице Эрагона подготовился, а защита… да какая может быть защита, когда сам серафим Господень выступает в роли прокуратора? И от этого становится мерзко, будто тем самым ушатом помоев окатили любого, находящегося в зале.

После очередной волны шумихи и споров какого-то дьявола для дачи показаний вызывают и меня. Поэтому меня пригласили, чтобы свидетельствовать против женщины, вместе с которой меня должны были закопать, да не вышло? Что они надеются от меня услышать? Нехотя, двигаюсь в сторону трибуны. Чувствую себя крайне паршиво, и вовсе не от количества выпитого накануне.

Адмирон Винчесто, — обращается ко мне ледяной голос Главного советника, — всем известно, что вы являетесь автором некоего трактата о Мальбонте. Скажите, прослеживался ли род родителей оного после того, как Творец наш Шепфа низвергнул их на землю?

Насколько знаю, нет, — я не смотрю в сторону Ребекки, но боковым зрением улавливаю её до крайности сосредоточенное лицо. — Мне не доводилось сталкиваться с подобными сведениями. Однако все рожденные автоматически заносятся в Книгу Судеб...

Страница в которой отсутствует, — дополняет Эрагон.

В таком случае мы не может отследить потомство Анабель и Аластара до сегодняшних дней. Или ангелам достаточно доноса, чтобы кого-то обвинить? — я хмыкаю, тем самым ясно показывая своё отношение к происходящему. Знаю, что Ребекка явно позаботилась о том, чтобы воспоминания её не могли прочесть. Что-то глубоко внутри подсказывает, что обвинение может иметь под собой вполне правдивые основания, но как бы ни было на самом деле, я ни словом, ни делом не поставлю её в компрометирующее положение.

Да, однако мы прочли архангела Йора и убедились в правдивости его слов.

И тут меня обуревает злость. Главный советник уже махнул рукой, тем самым показывая, что более мои комментарии не нужны, но, как вкопанный, я остаюсь стоять на месте. И этой крысиной роже Ребекка доверила свою главную тайну? Информацию, которая может погубить как её, так и её дочь, пусть она и думала в тот момент, что Вики осталась на земле? Слишком опрометчиво для такой женщины. Я в это не верю.

Растерянно хлопаю глазами в то время как новая волна шепота прокатывается по аудитории. Я должен что-то сделать, просто не могу уйти вот так и нисколько не помочь, пусть и прекрасно понимаю, что моё рвение сочтется как косвенное доказательство нарушения закона Неприкосновения.

Эй вы! — выкрикиваю, что есть мочи, стараясь перекричать возню вокруг. От меня никто не ожидал подобной наглости, множество пар глаз теперь обращены в мою сторону. Я продолжаю. — Тем ли мы заняты, когда к стенам наших городов подходит армия Мальбонте? Здание Совета хорошо укреплено, и все мы в безопасности, находясь здесь. Но готов ли каждый из вас пожертвовать жизнями горожан, оправдываясь тем, что был занят судом, прикрывающим обычную борьбу за власть?

Ангелы и демоны переглядываются между собой. Кажется, они возмущены моей выходкой.

Здесь собралась высшие чины по обе стороны Равновесия, и на что мы тратим время? Выясняем обстоятельства клеветы на женщину, которая не раз доказала всем, что находится на своем месте? Кто-нибудь из присутствующих может сказать, что серафим Ребекка получила место в Совете незаслуженно? — кошусь на Эрагона, который чуть ли не скалится, встретившись со мной взглядом. Но в этот момент меня совсем не беспокоит его злоба. — Когда враг пришел, кто вступился за ваших детей, взяв на себя управление школой? И мы всё ещё считаем её недостойной? Не хочу участвовать в этом балагане.

Плюю себе под ноги, спускаясь с трибуны, и широкими шагами наравляюсь на выход. На полпути бросаю последнее:

Если быть доверенным лицом самого Шепфа недостаточно, чтобы оказаться вне подозрений, дело не в серафиме, а в обществе, построенном ангелами. Задумайтесь!

Знаю, что такой пощечины небесному строю мне не простят. Теперь я враг №1 для многих (если не всех разом) белокрылых, и значок мишени с Ребекки временно переместился на мое тело.

[nick]Winchesto[/nick][status]сонный рыцарь[/status][icon]https://i.imgur.com/SuoIUUp.gif[/icon][sign]
[/sign][info]<div class="ank"><div class="lzstory">секрет небес</div> <div class="lzinfo">Я смог бы <a href="https://romanceclub.ru/profile.php?id=120">твоей</a> надежды вновь зажечь огонь.</div>[/info][info4]<div class="ank">Адмирон Винчесто</div>[/info4]

Подпись автора

https://i.imgur.com/y7tsPxK.gif https://i.imgur.com/IPgIEkV.gif https://i.imgur.com/fzChoAF.gif
Покорми дракошу :3
https://dragcave.net/image/QDoUu.gif https://dragcave.net/image/Ntxq3.gif https://dragcave.net/image/KNYsZ.gif

+1

7

Иногда дело доходит до выбора между спасением одного человека и спасением целого мира.
Я видела, как это происходит, но я не достаточно эгоистична для того,
чтобы желать человека, который любит и выбирает меня.


[indent] Как бы смешно или странно это не прозвучало, но я прекрасно понимаю к чему всё идёт. В мои планы не входит умирать ни сегодня, ни завтра, ни когда бы то ни было в принципе в ближайшие пару тысяч лет так точно, но Эрагон, судя по всему, так и жаждет внести свои коррективы в мою прекрасно распланированную мною же жизнь, в которой всё строится вокруг Совета и моего прямого и весомого участия в нём. Честно говоря, я не понимаю смысла в затаившейся в нём жажде мести, которую он прикрывает своей гордыней. Она не позволяет ему мыслить шире, не позволяет видеть всё то, что вижу я, не настолько сильно зациклившаяся на непоколебимой власти Цитадели и возвышения ангелов над демонами. Так или иначе, Создатель у всех нас один [ладно, не совсем один, но это в сущности лишь мелкие детали и как раз тот случай, когда из двух зло осталось наименьшее], ровно так же, как и враг, но мы почему-то упрямо продолжаем биться друг с другом словно упёртые бараны, вместо того, чтобы объединить свои силы и дать отпор тому, кто хочет лишь нас всего. А когда мира не станет, не станет ни ангелов, ни демонов, что нам останется, кроме неизбежности Небытия? Разве это лучше, чем найти компромисс между жителями Преисподней и живущими в Поднебесье?
[indent] Я ведь не та глупая непризнанная, которой была когда-то, мне не нужно объяснять, что даже если я слеплю из школьников подобие армии, то едва ли мы сможем победить Мальбонте, просто потому, что этого будет мало. Все они станут просто пушечным мясом для его армии субантр и как бы я не пыталась храбриться — мне тоже страшно. Даже не за себя, а в первую очередь за мир, который я обязывалась защищать и хранить Равновесие, когда давала клятву, становясь в своё время советником Цитадели. Страшно осознавать, что я попросту не справилась со своей задачей, хотя и не скажу, что она была слишком лёгкой. Эрагон оказался глух к моим предупреждениям и просьбам воспринять угрозу всерьёз, ему проще было делать вид, что это всего лишь легенды, при том, что он как никто другой знал, что это не так, что полукровка действительно существует и чего именно он может хотеть. Само собой, вслед за главой Совета и остальные его серафимы предпочитали оставаться в хладнокровном равнодушии и дальше, полагаясь если что на армию архангелов и крепость Цитадели. Так же как и я, и остальные Серафимы посвящённые во многие тайны Шепфа, неведомые рядовым ангелам даже титулованным демонам, Эрагон должен был знать и понимать, к чему всё идёт, но предпочитал верить в свою собственную правду, которую я не собиралась принимать, ровно как и считать своё происхождение угрозой для Равновесия. Я живу не одно десятилетие, а по небесным меркам и того больше, стала серафимом не смотря на свои кровные узы с нарушителями закона Неприкосновения, но почему-то мир этот пошатнулся отнюдь не из-за меня или моего ребёнка.
[indent] Эрагон подтверждает лишний раз мои догадки о том, что Йор стал причиной того, что меня вызвали и, судя по всему, сейчас происходит суд надо мной. Винчесто им не удалось убить, так решили меня. Совсем рехнулся на почве власти. Как только я собиралась открыть рот, чтобы парировать обвинения в свою сторону, демон взял удар на себя. Зачем? Странная растерянность читается в моём взгляде, когда я решаюсь взглянуть на него больше положенного. Пальцы невольно сжимаются в кулаках, а сердце в груди отчаянно ноет и стучит быстрее. Дурак, что ты делаешь? Мало тебе было темницы? Мало было проблем из-за меня? Из-за..? Я буквально задыхалась с каждым его громким уверенным словом, хлеставшим горделивых ангелов по напыщенным лицам и о, Шепфа, как же он был прав. Зачем этот цирк, когда есть вещи гораздо более важные, чем попытки унизить ту, которая костью в горле встала многим? Я никогда не собиралась никому переходить дорогу, но того требовали обстоятельства.
[indent] — Совсем с ума сошёл, — шепчу тихо, слишком тихо, одними губами, но у меня и не было цели, чтобы кто-то слышал. Скорее, мысли вслух. Эрагон делает знак рукой и ангелы, держа перед собой копья, направленные остриём в сторону адмирона, обступают его вокруг со всех сторон, смыкая в круге. Главный советник не простит ему такой дерзости в свою сторону.
[indent] — Не слишком ли дерзкие речи для того, кто совсем недавно едва на плаху не угодил? — Достаточно грозно и громко замечает советник, поворачиваясь лицом к новому Сатане: — Демоны слишком распущены, Азазель. Если ты не сумеешь держать их в узде, то придётся это сделать мне. — Я словно знала, что будет в следующий момент. Словно переживала нечто подобное уже раньше, ощущая липкое чувство дежавю, когда я не смогла, не нашла в себе той прежней безбашенной храбрости пресечь неизбежное. Всё происходило словно в замедленной съёмке, где у меня было всего несколько коротких секунд на размышления и принятие решения, которое навсегда изменит мой выстроенный план на будущее: я либо буду стоять на месте и смотреть, как они убивают единственного, кто мог напомнить мне о том, что я всё ещё умею любить и чувствовать, либо сделаю то, о чём возможно буду очень долго жалеть.
[indent] А может и нет, потому что в обоих случаях в итоге меня просто убьют. Так есть ли смысл в том, чтобы просто стоять и смотреть? Почему-то в последнюю секунду я поймала себя на мысли о том, что не хочу видеть Его смерть. Не хочу и не буду.
[indent] Мои руки действуют быстро. Происходящее словно вновь снимается с режима замедленной съёмки, а я молниеносно выхватываю клинок из ножен фактически рядом стоявшего Эрагона сразу после его фразы "Убить его". С характерным свистом и со всей дурью на которую я только могла быть способна в данный момент, клинок из моих рук пролетает мимо своего владельца чуть выше его плеча, на своём пути срезая тонкую прядь светлых волос серафима, и пронзает насквозь шею одного из архангелов, надвигающегося на Винчесто с копьём. Захлёбывающийся собственной кровью архангел падает на колени и его же кровью я подписываю себе очередной смертный приговор.
[indent] — Ребекка! — Лицо всегда спокойного и хладнокровного главного советника в секунду искажается гримасой непередаваемого гнева, от чего я усмехаюсь уголками губ даже в тот момент, когда он подлетает ко мне и его рука сжимается на моей тонкой шее. Но переломить её в одно движение ему не даёт взрыв, приходящийся в одну из стен башни, в которой мы все находились. Нас с Эрагоном отбрасывает друг от друга в разные стороны и последнее, что я помню, это глухой удар всем телом и головой об стену, тяжесть упавших сверху камней и чьи-то отчаянные крики: "Армия Мальбонте здесь!".

[icon]https://i.imgur.com/uiKpbkH.gif[/icon][sign][status]- ангелов не трахают.[/status]https://i.imgur.com/50SKksE.gif[/sign][info]<div class="ank"><div class="lzstory">секрет небес</div> <div class="lzinfo">Я <a href="https://romanceclub.ru/profile.php?id=172">тебе</a> откроюсь, распорю все швы, смотри: каждый, кто зашивал меня, забыл что-то внутри.</div>
[/info]

Отредактировано Rebecca Walker (2021-03-28 15:57:30)

+1

8

Можно долго размышлять о том, что правильно, в чем состоит истина и как следовало бы поступить в той или иной ситуации, произошедшей в прошлом. Мы не знаем, во что выльются наши действия, хоть и привыкли думать, что обладаем достаточным умением предугадывать. В тот момент я предпочитал не задумываться, сколько мне оставалось существовать. Понимал, что немного и что до следующего утра  [да что там, до следующей минуты!] я мог не дожить. Хотелось верить, что ангелы не учинят расправу прям здесь же, в священном для них месте, на глазах Сатаны и его свиты, но чувствовал, что и такой исход вполне возможен. Я был бы идиотом, если бы надеялся спокойно покинуть помещение — мою последнюю выходку не простят, но именно этого я и добивался. Если меня тут же схватят и упрячут за решетку, гнев главной ощипанной курицы будет сосредоточен на мне, а у Ребекки будет время, чтобы подготовиться к ударам Главного советника, она умная, она обязательно придумает, как себя защитить. Но для этого ей требовалось время — время, чтобы придумать дальнейшие шаги; время, которое я выиграл для неё, казалось бы, столь глупо подставившись. Но я не дурак и не надеялся на ангельское смирение, не мечтал и о том, что мои слова сочтут чем-то, кроме плевка в лицо.

Может показаться, что я по наивности своей обернулся к врагу спиной. Вовсе нет. Я знаю, какие эмоции в тиране вроде Эрагона вызовет этот мой жест — он сочтет, что я издеваюсь над ним, не вижу в нем угрозу, а потому он наверняка озвереет, и тогда подлинные чувства возьмут верх над холодной рассудочностью. Я не могу прощупать изменения в настроении советника, но чувствую через сканирование энергетики воодушевление солдат в момент, когда им отдали молчаливый приказ действовать. Стоит сказать, я не собирался подыхать в тот самый момент, находясь в вонючей Цитадели в одной комнате с белокрылыми выродками. Я умру либо на плахе как еретик, либо в объятиях любимой женщины. Не знаю, откуда такие мысли, но уверен, что будет именно так. И раз ни одно из условий не наблюдалось, сердце не пропускало удары, когда началась заварушка.

В то же мгновение в руках моих материализуются энергетические шары, которые я тут же швыряю в двух гвардейцев, целившихся в меня пиками. Слышу рёв. На короткую секунду поднимаю глаза и вижу схватившегося за горло ангела, а потом лицо Ребекки с округлившимися глазами, казавшимися сейчас такими огромными. Не могу тратить секунды на благодарности, так как в следующий миг меня сбивает с ног ещё один стражник, определенно нацеленный выполнить приказ. Боковым зрением замечаю Эрагона, который покинул свое насиженное место и бросился на Ребекку. Закладывает уши, я не знаю, о чем шипит альбинос серафиму женщине, но знаю, что ничего хорошего этот рот извергать не способен.

Нет, не для того я подставлялся, чтобы наблюдать, как Ребекку задушит властолюбивый ублюдок, поставивший свое мнение выше закона. Не для того мы выбрались из одной передряги, чтобы тут же угодить в другую. Не бывать этому. Злоба на безнаказанность высших ангельских чинов, на их снисходительное отношение даже не к демонам, а к равным себе, возмущение от установленного порядка, на который Шепфа взирает абсолютно спокойно и который Им поощряется, придает мне проворства. Я быстро отпихиваю стражника, пнув его коленом в живот, затем дотягиваюсь до брошенного кем-то меча и вонзаю лезвие до самой рукояти в грудь противника. Собственные рёбра болят при каждом вздохе, наверное, они сломались в тот самый момент, когда гвардеец влетел меня на полном ходу. Но я не пытаюсь отдышаться или посмотреть по сторонам, на это просто нет времени. Махом я поднимаюсь с пола, на ходу сбрасывая камзол, который стесняет движения, мешает как следует двигать руками. Алое пятно расплывается у меня на боку, но я не знаю, когда получил ранение да и не чувствую его в этот момент. Бегом бросаюсь в сторону Ребекки и склонившегося над ней советника, казавшегося великаном на фоне миниатюрной женщины. Прыжок. Крылья удерживают меня в воздухе до тех пор, пока я не оказываюсь за спиной Эрагона. Я мог бы проткнуть его прямо сейчас; поддавшись эмоциям, всадить в него меч в отместку за унижение моего народа, за пренебрежение к Аду и его собственным подданным, оставшимися беззащитными перед надвигающейся армией Мальбонте; за боль, причиненную Ребекке. Но такая смерть была бы слишком простой, а я не хочу, чтобы советник не заметил своего перехода в Небытие. Хватаю золотое крыло у самого основания и дергаю в сторону, заставляя раскрыться. Затем замахиваюсь. Вопль ужаса вперемешку с болью отражается о стены зала, усиливаясь во много крат. Я смотрю на окровавленное лезвие меча, прорубившее мышцы и кости на спине ангела. Тут же он оборачивается на меня, но не отпускает Ребекку. Раненое крыло бессильно болтается по полу, не способное к движению. Советник со злостью и отвращением смотрит на меня. Как посмел я, жалкая букашка, поднять руку на него, олицетворение воли Творца, хозяина Цитадели?

Эта бойня могло продолжаться долго. Но всякому ясно, что ничем хорошим ни для меня, ни для Уокер это противостояние не закончилось бы. Думаю, все прекрасно понимали, что в этом бою у меня был только один союзник — Ребекка. Сатана отвернется от меня, вероятно, уже отвернулся и занял позицию невмешательства. Не хочу смотреть на него, чтобы удостовериться, что это действительно так.

Что-то врезается в стену с той стороны. Нечто мощное и разрушительное, что заставляет пойти ходуном пол под ногами, в с потолка сыпаться камням. Я прислоняюсь к ближайшей колонне, надеясь отыскать более-менее безопасное место. Я не видел, куда отлетела Ребекка и его преследователь, но на прежних местах их уже не было. Что-то вязкое скатывается по затылку. Дотронувшись до него рукой, вижу кровь — я и не заметил, в какой момент также отлетел в сторону от силы взрыва и припечатался головой. Перед глазами плывет, в ушах стоит гул, но я заставляю себя подняться и пойти туда, где среди обломков, как флаг, выброшенный каким-то безумцем, виднеются белые одежды и выглядывают черные волосы. Падаю на колени и начинаю разгребать завалы. Слишком долго, а вторжение уже началось. Нового удара эта башня может не перенести, и тогда все мы окажемся погребены под обломками.

Наскоро убрав самые большие булыжники, я стараюсь вытянуть Ребекку из под оставшихся небольших камней. Вид у нее не очень, хочется отряхнуть пыль с её волос, но я удерживаюсь, осознавая, что каждая секунда на счету. Подхватываю её на руки, расправляю крылья и делаю взмах, оттолкнувшись от пола. Благо, присутствующие слишком заняты собой и собственным выживанием, если на нас кто-то и обращает внимания, то не делает из побега сенсации, решив, должно быть, что мы всё равно уже трупы. Мы все здесь трупы.

Я направляюсь к зияющей дыре в потолке. В любой момент башня может вновь содрогнуться от удара, но до тех пор дыра, проделанная первым снарядом, видится мне единственным выходом из обители серафимов. Оказавшись снаружи, сразу же начинаю петлять из стороны в сторону, огибая несущиеся стрелы, огненные залпы и дерущихся с субантрами драконов. Хотел бы я убраться как можно дальше с места событий, чтобы иметь возможность хотя бы проверить состояние Ребекки, но, продолжи я полет, меня наверняка бы сбили. Я решаю приземлиться во внутреннем дворе башни. Звуки боя здесь слышатся не так отчетливо и начинает казаться, что от сражения можно убежать, свернув на прилегающую улицу и дальше, вниз по склону. Но это заблуждение, не стоит думать о нем серьезно. От битвы не уйти.

Опускаю серафима на землю, прислонив её спиной к дереву. Мог бы выбрать лавки, но они были слишком близко к зданию, которое в любой момент могло быть разрушено. Касаюсь её оцарапанной щеки, стараюсь говорить как можно спокойнее, хоть и сердце упало камнем в брюшную полость. Знаю, что от несчастного случая бессмертные не умирают… не должны, во всяком случае, но полукровки тоже быть не должно, а он, тем не менее, существует.

Очнись, — произношу я, покачав её за плечи. — Ты должна очнуться.

Вздох. Вспоминаю про Эрагона с болтающимся крылом. Отчего-то мне уже не кажется забавной мысль, что прежде чем вырастить новые крылья, ему придется вырвать каждое из своих оставшихся пяти. А это больно, черт побери. С другой стороны, вид подбитого павлина был очень даже смешон, и меня тут же пробивает на хохот. Чему я радуюсь, глупец? Жить осталось считанные часы, а я веселюсь, вспоминая, как ловко дал подзатыльника сбрендившему ангелочку.

[nick]Winchesto[/nick][status]сонный рыцарь[/status][icon]https://i.imgur.com/SuoIUUp.gif[/icon][sign]
[/sign][info]<div class="ank"><div class="lzstory">секрет небес</div> <div class="lzinfo">Я смог бы <a href="https://romanceclub.ru/profile.php?id=120">твоей</a> надежды вновь зажечь огонь.</div>[/info][info4]<div class="ank">Адмирон Винчесто</div>[/info4]

Подпись автора

https://i.imgur.com/y7tsPxK.gif https://i.imgur.com/IPgIEkV.gif https://i.imgur.com/fzChoAF.gif
Покорми дракошу :3
https://dragcave.net/image/QDoUu.gif https://dragcave.net/image/Ntxq3.gif https://dragcave.net/image/KNYsZ.gif

+1


Вы здесь » ROMANCE CLUB » Once upon a time » Где твои [серые] крылья, которые нравились мне? [AU]


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно