— Машину тряхнуло на очередной кочке, пробудив Носферату от воистину грациозного сна. А Носферату даже спал грациозно, не то что эти двуногие, пускающие слюни на подушку. Кот потянулся, насколько позволяла переноска, и хмуро выглянул наружу сквозь прутья дверцы. Хозяин не разделял порывы котика погулять и спустя три порванные тряпичные сумки и две погрызенные пластиковые дверцы переноски, купил тяжелую и надежную, с крепежками и дверцей из металла. Носферату выразил свое "фи" самым выразительным выражением морды, на которое мог способен.
очередность
Добро пожаловать на ролевую по мотивам мобильной игры «Клуб Романтики»! Не спеши уходить, даже если не понимаешь, о чем речь — мы тебе всё объясним, это несложно! На нашем форуме каждый может найти себе место и игру, чтобы воплотить самые необычные, сокровенные и интересные задумки.

ROMANCE CLUB

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ROMANCE CLUB » Once upon a time » angelic sins. [au]


angelic sins. [au]

Сообщений 1 страница 10 из 10

1

angelic sins

[между двумя войнами, сотрясшими и Ад и Небеса]

[Фенцио & Ребекка]

Он брал её за руку и вёл по карьерной лестнице вверх, к самим звёздам, чтобы потом она оставила его где-то внизу. Он хранил свои, возвращённые ею письма, а она выбирала власть. Его жизнь вместо безусловной любви к сыну, наполнилась местью, а она... она просто не помнит, что такое любовь. Им ни разу так и не удалось поговорить за множество лет, что она восседает среди Серафимов, а он вынужден влачить своё существование среди обычных учителей. Воспользуется ли Фенцио своим шансом и пойдёт до конца и л и..?

https://i.imgur.com/IgVzMJo.gif https://i.imgur.com/5UGcxzK.gif

[info]<div class="ank"><div class="lzstory">секрет небес</div> <div class="lzinfo"><a href="https://romanceclub.ru/profile.php?id=172">Твоё</a> имя знают все мои кошмары.</div>[/info][status]побеждает не сильнейший[/status][icon]https://i.imgur.com/zZRupJq.jpg[/icon][sign]https://i.imgur.com/FxAdbAv.gif https://i.imgur.com/rK8Sy8N.gif
КАК РАЗОГНАВШИСЬ ДО ПРЕДЕЛА
УЗНАТЬ СЕКУНДУ ПО ПРИМЕТЕ
ТУ САМУЮ, КОГДА  З А Д Е Л А.
[/sign]

Отредактировано Rebecca Walker (2021-02-12 23:36:07)

+1

2

Я понимал, что ангелы не должны чувствовать то, что на протяжении последних двух десятилетий носил в себе я. Кто знал, что любимцы Шепфа способны так яростно ненавидеть? Да, именно это я ощущал, именно злоба, отвращение и неприятие двигали мною все эти годы, заставляя вставать по утрам, шевелиться, что-то делать. Столь желанные мысли о расплате грели сердце, с головой унося в тот самый день, когда справедливость, наконец, восторжествует. Я знал, что этот день настанет, слишком долго я к нему шел, и он, непременно, станет лучшим днем в моей жизни.

Я ненавижу и себя. Не переношу вида ничтожества, в которое превратился. Нет, совсем не себя я вижу в отражении, а карикатуру на прошлого престола Фенцио, утратившего стержень, размякшего и обрюзгшего. Но так удобно, так нужно было до поры, когда тайное стало явным, а белокрылые ублюдки, наконец, рассмотрели то, что долгие годы находилось у них под носом. Кто теперь будет смеяться?..

Признаться, наводить переполох было весело, как ни странно, хотя подобные занятия пришлись бы по душе скорее демону, нежели созданию света. Кто я теперь? Злоба настолько изменила меня-внутреннего, что теперь и не разобрать, на какой я стороне. От ангельского во мне остались разве что крылья, вырви которые, и на их месте вырастет нечто совершенно не свойственное Небу, ведь душа моя темна как ночь. Я застрял где-то между, не пал и не вознесся, утратил смирение, но по-прежнему далёк от адских тварей. Я — само Равновесие, его олицетворение. Я несу справедливость.

Подобные мысли приносили кратковременный покой. Скоро всё закончится, а все старания будут вознаграждены. Я уверен, что так случится.

Первые шаги сделаны, война развязана, и сотни ангелов и демонов, несогласных с нынешним положением дел так же как и я, покинули свои дома, бросили семьи, чтобы примкнуть к Мальбонте. О, я знал, что буду нужен ему не только, чтобы воссоединить некогда разделенные личности. В некоторых вопросах я осведомлен  поболее, чем мальчишка, родившийся три тысячи лет назад… И я знаю Ребекку намного лучше, чем она думала, я понимаю ход её гребанных мыслей. Эта тварь считает себя самой умной и, вызвавшись возглавить школу, надеется взобраться ещё выше, но её грандиозные амбициозные планы кое-что не учли, самую малость — меня. У нас есть лазутчик в её окружении, и каждый её шаг кажется предсказуемым. И мы знали, что Ребекка бесстрашно ринется в Долину Смерти, чем бы это не грозило бывшей непризнанной.

Я так привык к чувству никчемности, что превосходство, испытываемое всякий раз, стоило обойти противника на этой войне, заставляло невольно расправить плечи. Я не ничтожество, не половая тряпка, о которую можно вытереть ноги и переступить, смотри, Ребекка!.. Но её глаза оставались непроницаемыми: ни холодны, ни  пылающими от негодования — никакими, будто смотрела она на пустое место. И это раздражало. Как может она, проиграв, по-прежнему не видеть во мне достойного врага? Скажи хоть что-нибудь, укори взглядом, возненавидь — ведь я сотворил всё это, я причина твоего проступка, из-за которой ты вынуждена застрять в школе (забавно, правда?), я создал угрозу и заставил всех трепетать перед ней. Взгляни же на МЕНЯ!

Я молчу. Ты молчишь. Совсем не так я представлял себе эту встречу. Но дело сделано, рог украден раньше того, как вы, жалкие неудачники, сумели пересечь долину. Фортуна не ваш спутник на сегодня, смиритесь. В то время как я выбрал верную сторону, МЫ — победители, и крах старого мира совсем близко. Может завтра? Нам нечего больше делать в вонючем лесу, пропахшим болотными испарениями. Мы посмеялись врагу в лицо и ещё раз доказали своё превосходство.

Слышу тяжелый голос военачальника, велевший сворачиваться, но по-прежнему смотрю на женщину, что уничтожила мою жизнь, раздавила меня. Мы оба знаем, что нельзя оставлять тебя вот так, хоть мне и хотелось бы, чтобы ты ещё раз на собственной шкуре прочувствовала горечь неудач и обреченность, которая ещё долго будет маячить перед глазами. Но ты по другую сторону баррикад и слишком умна, чтобы позволить тебе уйти. Мальбонте толкает меня в плечо, требует разобраться со всем здесь и сейчас. Но время ещё не пришло. Судя по всему, серафим Ребекка так и не выучила преподанные уроки, не поняла, каково это, оказаться на моем месте. Наверное, впервые я не подчиняюсь приказу. Моя личная вендетта не терпит спешки, и она не достояние общественности. Я не буду клоуном при дворе “его Величества” и не позволю Ребекке сделаться цирковой мартышке для армии Мальбонте.

У меня на неё другие планы, — отвечаю я. — Позволь мне разобраться самому.

Заглядываю ей в лицо, прямо и настойчиво. На сей раз она не сможет отвернуться или сделать вид, что не замечает меня и вовсе. Я здесь, перед ней, её судья и её палач. Она полетит со мной. Не отрываясь от неё глаз (в омуте которых когда-то готов был утонуть и сгинуть), жестом я прошу у подручных золотую цепь, которую тут же накидываю на крылья цвета солнца и затягиваю у шеи. Я не поволочу её, не прикоснусь к ней и не вспомню, как по молодости шла кругом голова от одного её присутствия. Как стыла в жилах кровь от целомудренного пожатия руки и замирало сердце от звука её голоса. Наваждение не повторится, я больше не одержим ею. Не одержим…

Связанную женщину тащат в лапах субантры. Компания серафима осталась далеко внизу — они бесполезные и практически не представляют угрозы, пусть я и волнуюсь о влиянии дочери Ребекки на Мальбонте. Дурная кровь, роковая, что сказать. Младшая Уокер непременно кого-нибудь погубит, точно также как поступила её мать по отношению ко мне. Но я не дам мелкой выскочке загубить дело всей моей жизни. Пока я жив, она не околдует чарами полукровку, я всё для этого сделаю.

Вскоре мы возвращаемся в лагерь. Пленницу тут же помещают в обдуваемый всеми ветрами сарай, служащий местом заключения. Для неё выделена отдельная камера, а цепи крепки. Ей не с кем будет говорить, так что яд её слов не сможет подействовать на других узников. Не хочу разговаривать с ней сейчас, не хочу видеть её. Она опять всё испортила и должна за это поплатиться.

[icon]https://i.imgur.com/A9CXx37.gif[/icon][nick]Fencio[/nick][status]Personal Judas[/status][sign][/sign][info]<div class="lzstory">секрет небес</div> <div class="lzinfo">Тень моя к <a href="https://romanceclub.ru/profile.php?id=120">тебе</a> являлась во сне. </div>[/info]
[info4]<div class="ank">Фенцио</div>[/info4]

Отредактировано Lucifer (2021-02-12 08:15:51)

Подпись автора

https://i.imgur.com/y7tsPxK.gif https://i.imgur.com/IPgIEkV.gif https://i.imgur.com/fzChoAF.gif
Покорми дракошу :3
https://dragcave.net/image/Ntxq3.gif https://dragcave.net/image/KNYsZ.gif

+1

3

[indent]Это было морально тяжело даже для меня. В Долине Смерти наружу вылезают даже самые потаённые страхи, которые каждый из нас годами, веками может прятать на своём внутреннем кладбище, где похоронены не только люди из прошлого, но и самые дорогие, а вместе с этим самые болезненные воспоминания. Долина вытащит их из тебя, извратит всё самое светлое и чистое, что только может быть в душах и мыслях попавших в её чертоги. Мне было что скрывать и было что забыть, отпустить, чтобы идти дальше. Ещё вчера я была уверена в том, что приняла и отпустила смерть Винчесто, как всегда пряча скорбь за непроницаемым, совершенно отсутствующим видом, выработанным годами и даже взгляд, который всегда мог выдать истинные чувства своего обладателя, оставался отрешённо холодным, словно бы мне не было дела ни до чего, даже до самой жизни. Это была весьма удобная позиция — всем своим видом демонстрировать своё абсолютное безразличие к дочери, чья миссия была непомерно сложна, даже для ещё одной из рода Уокер, чья фамилия уже и без того годами гремит на Небесах и сотрясает Ад; спокойное принятие и безразличие к смерти единственного мужчины, которого я по-настоящему любила за обе свои жизни; и безразличие к происходящему в целом, потому что только так можно трезво оценить ситуацию и принять самое беспристрастное решение, от которого будет зависеть окончательный исход. И да, если понадобится, я пожертвую единственным, что у меня осталось, единственной своей слабостью, если от этого будет зависеть судьба всего мира, потому что одна единственная жизнь — ничто, по сравнению с сотнями, тысячами других.
[indent]Даже если это жизнь моей дочери. Даже если потом мне будет больно.
[indent]Наивно было полагать, что всё пойдёт по плану и рог действительно окажется у нас, но возможно это по большей части моя вина, не стоило передавать рог субантр в руки Вики, а может и вовсе не стоило брать с собой весь этот "хвост", который даже слепой лазутчик в школе заметил бы. Не зря говорят, что если хочешь что-то сделать хорошо, то сделай это сам.
[indent]Как бы я не старалась победить полукровку, тот оказался сильнее. Это второй раз, когда я проигрываю ему, хотя в первый и боя-то толком не было, лишь брошенное мною копьё в его сторону, пронзившее плечо, хотя я целилась в сердце, но трясущиеся руки и сквозная рана в груди помешали прицелиться точнее. Всего секунда промедления мне обошлась дорого, а спина ныла от столкновения с широким стволом дерева, по которому я сползла вниз, но тут же взяла себя в руки и поднялась на ноги, игнорируя порыв Вики помочь мне подняться. Не сейчас, мне не нужна была ничья помощь, лишь сосредоточенный, холодный и острый словно наточенная сталь клинка взгляд, упирался в Мальбонте, к которому присоединился Фенцио. Его полный слепой ненависти взгляд пробирал меня до самых костей и если бы взглядом можно было убить, я уверена, что мучилась бы в страшной агонии. Но, если честно, меня это не пугало, а скорее смешило. Мои губы извиваются в кривой усмешке и я смотрю в глаза бывшего престола с прежней холодностью, без тени стыда за содеянное или страха перед его местью. Я слишком давно ничего не боюсь, чтобы сейчас хоть самую малость трепетать из-за жажды мести ангела с уязвлённым чувством собственного достоинства.
[indent]— Жалкий. Трус. — С застывшей ухмылкой на губах говорю не громко, но отчётливо на его не прямой отказ убить меня здесь и сейчас, как ему предлагал Мальбонте. Фенцио в эту самую секунду имел самую прекрасную возможность унизить меня, растоптать перед дочерью и на потеху демонам, но вновь ему не хватило духу сделать то, о чём он грезил годами.
[indent]Когда зазвенели цепи, предназначавшиеся явно для меня, я лишь коротко отрицательно мотнула головой на порыв Геральда не позволить им сковать меня цепями, что тут же окутывали мои крылья, на что я лишь стояла на месте с совершенно непроницаемым горделивым видом. Никогда я не стану выглядеть жертвой в чьих-либо глазах. Уверенными карими глазами я встретилась со взглядом дочери, давая ей понять, что всё в порядке, даже если кажется, что это не так. Я была уверена, что Фенцио меня не убьёт, просто не сможет успеет.
[indent]Для меня это было прекрасной возможностью наконец лично узнать где находится лагерь Мальбонте, как он выглядит, сколько у него сбежавших пленников, субантр и демонов с ангелами в подчинении. На голову мне ничего не надевали, наверное, решили, что в этом нет нужды или просто не рассчитывали на то, что с кем-то вернутся, а зря. Это всё равно, что запустить лису в курятник — не самое мудрое решение. Благо, память у меня всегда была прекрасной, я жадно улавливала каждый элемент по дороге, который мог бы указать на правильный путь, по которому можно потом выбраться. Лагерь выглядел не особо презентабельно, что и не удивительно для компании преступников, сбежавших из тюрем Ада, которые были практически в злобном экстазе, увидев серафима, скованного цепями. Да уж, это куда как интереснее рога субантр. Выделенные мне "покои" тоже роскошью не выделялись, впрочем, я к роскоши в принципе всегда была равнодушна, стараясь выбирать что проще, потому как не роскошь делает человека. Чем проще ты выглядишь, тем опаснее ты на самом деле.
[indent]Цепь с крыльев, само собой, никто не снял, лишь добавили кандалы на запястья и икры ног, словно я представляю для них куда большую опасность, чем они для меня. Свисающие с деревянных балок под потолком цепи, запёкшаяся на полу и стенах кровь, пыль и грязь, которой испачкались мои светлые одежды, вся эта атмосфера была весьма угнетающей. Не знаю сколько я так провисела на вытянутых руках, но их я уже не чувствовала, настолько они онемели. В какой-то момент, мне казалось что я медленно, но верно схожу с ума и свистящий сквозной ветер начинал походить на чей-то противный шёпот, но только слов разобрать я не смогла. Мне даже начало казаться, что в темноте шевелится какая-то тень, ползает по стенам и потолку, тянет ко мне худощавые лапы с длинными когтями на неестественно худых скрюченных пальцах.
[indent]— Вот ты какая... мать дикарки, — насмешливый противный шёпот шелестел где-то над ухом, а по спине пробегал мерзкий холодок от тяжёлого, почти ледяного дыхания где-то в области затылка и шеи. — Глаза такие же... дикие, только чёрные... не ангельские. — Его противный смешок вызывает лишь отвращение, впрочем, не такое сильное, как перекошенное костлявое серо-чёрное лицо, возникшее передо мной, и практически беззубый рот с гнилым дыханием, от которого тошнило. Когтистые пальцы Зигза коснулись моего лица, от чего я дёрнула головой назад, но была схвачена за лицо.
[indent]— Лапы убери, — цежу сквозь зубы, без тени страха, лишь с плохо скрываемым отвращением, глядя в его единственный зрячий глаз.
[indent]— Наглая ангельская тварь, — с явным недовольством шипит монстр, приближая своё уродливое лицо [если оно когда-то таковым вообще было] к моему лицу, а в нос тянется его смердящий запах от которого меня и вправду сейчас вырвет, хотя и нечем, я пару дней как не ела точно, если не больше, но на кое-что сил мне точно хватит. Скривив аккуратный нос от жуткого аромата из его рта, я резко откинула голову назад и со всей силы ударила в его нос своим лбом, от чего послышался характерный хруст костей непрошенного гостя и грязная ругань вперемешку с рёвом пока он хватался скрюченными пальцами за своё ушибленное [хотя скорее сломанное] место, а я лишь с ухмылкой наблюдала за его метаниями.
[indent]— Меня ещё и не так называли, — тихо усмехаюсь себе под нос, сдувая упавший на лицо тёмный локон.

[info]<div class="ank"><div class="lzstory">секрет небес</div> <div class="lzinfo"><a href="https://romanceclub.ru/profile.php?id=172">Твоё</a> имя знают все мои кошмары.</div>[/info][status]побеждает не сильнейший[/status][icon]https://i.imgur.com/zZRupJq.jpg[/icon][sign]https://i.imgur.com/FxAdbAv.gif https://i.imgur.com/rK8Sy8N.gif
КАК РАЗОГНАВШИСЬ ДО ПРЕДЕЛА
УЗНАТЬ СЕКУНДУ ПО ПРИМЕТЕ
ТУ САМУЮ, КОГДА  З А Д Е Л А.
[/sign]

Отредактировано Rebecca Walker (2021-02-13 00:05:10)

+1

4

От природы я создание не злобное. Распорядись случай иначе, я стал бы олицетворением того самого пухлощекого ангелочка, сидящего на облаке и брынькающего на арфе. По большому счету, для счастья мне нужно совсем немногое: душевное спокойствие и уверенность в завтрашнем дне. Но у меня отняли два этих столпа хорошей жизни. Сколько себя помню, отец внушал мне, что если честно трудишься, невзгоды обойдут тебя стороной.

“Будь честным, сын мой, ведь только чистым сердцем дозволена величайшая честь называться ангелами Господними”, — наставлял родитель.

Что ж, повзрослев и воочию увидев других хранителей Света я понял, что старик водил меня за нос. Моя душа пуста и заброшена, в нет места свету. Единственное, что было в моей жизни хорошего, за что было не стыдно — это Дино. Хорошо, что его мать не дожила до сегодняшних дней, иначе её сердце разорвалось бы от одного вида, во что превратился её “добрый ангел Фенцио”. Но знаете что? Я не жалею о переходе на темную сторону, не упрекаю себя за сделку со злым духом, ведь именно это событие позволит мне возвыситься, снова стать собой. В мире, способном тебя растоптать за единственный промах и разом напрочь перечеркнуть всё, что было сделано до этого, предательство — не худший грех. Я корю себя за мягкосердие, за наивность, из-за которой благосклонность женщины была принята мною за нечто большее; нечто, ради чего стоило рискнуть. Как же я ошибался! Она могла бы прекратить всё одним словом. Могла, но сделала этого, предпочитая и дальше крутить недалёким престолом ровно до тех пор, пока это было выгодно. Не удивительно, что с годами вся боль разочарования, смешки за спиной, пересуды и абсолютная безучастность Небес вылились в ненависть. И ненависть эта имела вполне конкретное обличие — Ребекка Уокер.

Я знаю, что развязка близка. Каждое биение сердца приближает к кульминации. И меня словно подхватило с берега и несет бурным течением, а впереди водопад. Хотел бы я затормозить, перевести дух и подумать о последствиях, но теперь это не в моих силах, слишком плотно я увяз в пучине.

“Жалкий”? “Трус”?.. Это всё, что она может сказать мне после стольких лет унижений? Не “извини”, не “я не думала, что так выйдет”, а вот это? Кем возомнила себя эта вчерашняя непризнанная? Понимает ли она, с какой мощью ей придется тягаться, чтобы получить хотя бы слабую надежду на быструю кончину? Ей не уйти из лагеря Мальбонте живой, это место станет для неё могилой.

Наступил вечер, а я всё так и не решался зайти в камеру к Ребекке. Наверное, всё ещё не могу свыкнуться с мыслью, что вот-вот получу то, о чем мечтал большую часть своего бессмертия. У меня не было других, столь ярких целей как эта. И я не Дьявол, чтобы составить красивую многоходовку, в результате которой серафим с земли подставила бы сама себя, вроде как и без моего участия — операция с воссоединением Мальбонте была, своего рода, апофеозом моего коварства, превышающей всё его рамки. Но задумал это не я, и разработкой плана я также не занимался, темный дух нашептывал детали, а я принимал сказанное им так, будто в этом состояли мой собственный замысел. И только теперь я понимаю, что был не созидателем, а механизмом, которому думать не положено.

Неизвестно, сколько еще я прослонялся бы вот так, оттягивая неизбежное. Я находил себе занятие в чём мог, лишь бы не забивать голову думами о том, что я буду говорить, как буду держаться, оказавшись рядом с причиной всех моих бед. Мальбонте прервал моё праздное безделье, через гонца вызвав в свои апартаменты. Я вошел в темное помещение, освещенное несколькими свечами, стоящими на столе в центре комнаты, на котором помещалась стратегическая карта.

Долго ты еще собираешься медлить? — минуя вступление, спросил полукровка и поднял на меня тяжелый взгляд.

Я думаю, она может быть полезной.

Ложь. Ни о чем подобном я не думал. И Мальбонте, так и не поймав моего блуждающего взгляда, как будто сразу всё понял. С усмешкой победителя он взял со стола кнут и протянул его мне.

Чтобы к утру её не было, — он повернулся к окну, встав ко мне спиной, тем самым давая понять, что разговор окончен. Затем вдруг глянул через плечо и добавил: — Разберись со своей проблемой покорее, впереди ещё много дел.

Я попятился, после чего вышел на улицу. Дальше откладывать было некуда. Я направился в сарай, где держали Ребекку, прихватив с собой двух подручных. В присутствии третьих лиц проще сотворить то, что собирался сделать я. Дырявая дверь скрипнула, и я увидел в камере посетителя, судя по всему, недовольного. Падальщик Зигза любил пробовать кровь пленников, но, похоже, в этот раз ему не удалось отведать свежатинки. Я сильнее сжал в ладони кнутовище, пальцами свободной руки пробежался по гибкому “хвосту”. Подойдя практически вплотную к узнице, я заставил её поднять голову, приставив основание кнута к её горлу.

Мальбонте не считает тебя сколько-нибудь ценным приобретением.

Я дал команду одному из приспешников, чтобы ослабили цепи, заставлявшие пленницу вытянуться по струнке.

Скажи, мне стоит тратить на тебя время?

[icon]https://i.imgur.com/A9CXx37.gif[/icon][nick]Fencio[/nick][status]Personal Judas[/status][sign][/sign][info]<div class="lzstory">секрет небес</div> <div class="lzinfo">Тень моя к <a href="https://romanceclub.ru/profile.php?id=120">тебе</a> являлась во сне. </div>[/info]
[info4]<div class="ank">Фенцио</div>[/info4]

Подпись автора

https://i.imgur.com/y7tsPxK.gif https://i.imgur.com/IPgIEkV.gif https://i.imgur.com/fzChoAF.gif
Покорми дракошу :3
https://dragcave.net/image/Ntxq3.gif https://dragcave.net/image/KNYsZ.gif

+1

5

[indent]Находиться в сером сыром сарае было естественно не тем, зачем меня сюда приволокли. Фенцио, судя по всему, мало в чём изменился с тех пор, как я выпускалась из школы, всё такой же не решительный, в чём-то действительно жалкий, хотя и подавал прекрасные надежды на место серафима, но вместо того, чтобы взять себя в руки, подумать о сыне, он решил что месть — это единственный выход. Он мог бросить вызов мне и Небесам, стоять на своём, доказать, что он достоин высшего ангельского чина не меньше, чем вчерашняя непризнанная. Меня это восхитило бы куда как больше, нежели озлобленность на женщину, отказавшую ему в ответном чувстве. Но я ему ничего не обещала, он должен был понять, что ничего быть не может, хотя и не скажу, что Фенцио был мне безразличен. Какая-то толика симпатии как к мужчине, и восхищения им как наставником, у меня несомненно были, меня поразило и подкупило в нём то понимание, с которым он отнёсся к проваленной мною миссии, тогда как все остальные осуждали мои действия, по отношению к дальнейшей судьбе той несчастливой в браке женщины. Он поддержал меня, дал понять, что я мыслю правильно, действую руководствуясь не обманчивым сердцем, а хладнокровным рассудком и уже только это может мне помочь не только обрести ангельские крылья, но и пойти дальше. Гораздо дальше, чем кто-либо до меня и, возможно, после.
[indent]Естественно, я не отказывалась от всех знакомств, которые он для меня организовывал, по сути, самостоятельно продвигая меня всё дальше к цели, сам толкал к тому моменту, когда ученица превзошла учителя, а я? Я всего-лишь использовала данные мне возможности, carpe diem. Кто бы на моём месте отказался от этого? Да никто, даже сам Фенцио, окажись он в моём положении, не упустил бы возможности получить желаемое. Впрочем, он и не упустил, вот только цели наши отличались. Я хотела власти и признания, а он — мести. Что бы он обо мне не думал, так или иначе, я была с ним предельно честна. Настолько, насколько вообще могла.
[indent]Вины перед ним я не ощущаю и не потому, что совести у меня нет, как может многим [всем] казаться, а потому, что каждый из нас сделал свой выбор. Я выбрала терпеть, бороться, воевать и карабкаться наверх по головам, просто потому что честным путём ни в Аду, ни на Небесах ничего добиться невозможно, а сидеть в низах не для меня. Хватит, с меня довольно было влачить жизнь ничего не значащей смертной, от чьего убийства достаточно было просто откупиться, словно моя жизнь, да и любая человеческая жизнь в принципе, ничего не значила. Таких ублюдков хватает не только среди людей, но и среди бессмертных разных мастей. Я не питаю иллюзий о честности и святости ангелов Господних, я видела их гниль изнутри; я так же точно знаю, что демоны, в сущности, ничем не лучше белокрылых ангелов. У каждого своя роль, просто у кого-то больше рычагов давления и шансов иметь всё. Стал бы хоть кто-то отказываться от такой возможности? Едва ли.
[indent]Компания Зигза мне была как минимум противна, хотя бы потому, что ждала я совсем не его. Забавно, но мне даже была интересна эта очная ставка, когда мы с Фенцио, наконец-то, разберёмся один на один в том, что касается только нас двоих, но было раздуто до масштабов катастрофы и в Аду, и на Небесах. Пожалуй, если бы не явился тот, кого я хотела увидеть, падальщик с жутко смердящим запахом из пасти, явно лишился бы не только носа, но и второго глаза. Я бы точно об этом позаботилась, потяни он ко мне вновь свои скрюченные конечности.
[indent]— Ты сам за себя окончательно перестал принимать решения, Фенцио? — Тяну его имя медленно, словно смакуя, пробуя все оттенки созвучий на вкус, а карие, практически чёрные глаза буравят его лицо в полумраке не самого романтичного места на свете.
[indent]По губам струится привычная ухмылка, а во взгляде пляшет ядовитая насмешка. Пожалуй, даже не над ним, а над всей этой ситуацией, в которой ему нужны свидетели моего унижения.
[indent]— Если я так бесполезна, почему же я всё ещё жива, м? — Лукаво склоняю голову на бок, ощущая под ногами нормальную твёрдую почву, а не собственные попытки носками сапог достать до неё. — Или дело не в этом? — Понижаю на тон привычное властное звучание, почти шепча с хрипотцой в как всегда уверенном голосе: — Ты боишься оставаться со мной один на один, — впрочем, на свидетелей мне плевать, я смотрю лишь на Фенцио совершенно игнорируя забившегося назад в тень падальщика и парочку демонов, приспустивших оковы. Я не боюсь смотреть в глаза некогда своего наставника, а мои запястья медленно поворачиваются, в один нахлёст накручивая на ладонь ослабшую цепь, словно петлю, в железо которой впивались тонкие пальцы.
[indent]— Прекрати это, Фенцио, — почти шиплю, по-змеиному, подаваясь вперёд ближе к мужскому лицу и игнорируя хлыст, упирающийся в глотку, — прекрати быть слабохарактерным идиотом. Возьми себя в руки и хоть раз докажи мне, что ты мужик. Докажи себе, что ты хоть чего-то стоишь, чёрт побери! — С распахнутых губ срывается нервный смешок, почти издевательский. Я хочу вывести его на эмоции, хочу увидеть его настоящий характер, который он забил под какими-то глупыми комплексами перед обыкновенной смертной женщиной. Сделай же хоть что-нибудь, ангел Фенцио!
[indent]— Бей. — Ты же хочешь этого. Я выдержу. Я всё выдержу. Вопрос лишь в том, выдержишь ли ты.

[info]<div class="ank"><div class="lzstory">секрет небес</div> <div class="lzinfo"><a href="https://romanceclub.ru/profile.php?id=172">Твоё</a> имя знают все мои кошмары.</div>[/info][status]побеждает не сильнейший[/status][icon]https://i.imgur.com/zZRupJq.jpg[/icon][sign]https://i.imgur.com/FxAdbAv.gif https://i.imgur.com/rK8Sy8N.gif
КАК РАЗОГНАВШИСЬ ДО ПРЕДЕЛА
УЗНАТЬ СЕКУНДУ ПО ПРИМЕТЕ
ТУ САМУЮ, КОГДА  З А Д Е Л А.
[/sign]

+1

6

We are  g h o s t s  amongst these hills
Pressing out along the shore

Я много раз представлял себе этот момент: обстановку, царящую вокруг, эмоции, которыми буду движим. Я ощущал каждый полутон переживаний, долгие годы удерживаемых внутри; знал, что именно в тот миг озлобленность возьмет верх, и я буду наслаждаться расплатой, столь желанной и сладкой. О да, эпизод встречи с Ребеккой должен был стать поистине фееричным.

Но почему в действительности всё не так? Отчего я не чувствую упоения, находясь в нынешнем положении? Ведь я выигравшая сторона, я победитель, я силен, и это я захватил серафима в заложники, именно от меня зависит её жизнь. Что не так? Почему-то в голову не приходят мысли о собственном триумфе, и я не чувствую себя правым, вдруг оглянувшись назад. Мой путь был труден, изначально никто (да и я сам) не верил в удачное завершение задуманного, но…  стоило ли оно того? Вопрос не только [ни не столько ко мне] — к нам обоим. Могли ли непризнанная тогда, в прошлом, хотя бы подумать, что её действия в итоге приведут к расколу между высшими творениями Шепфа, к войне всех против всех?.. Я не перестану винить её, видеть в ней главную проблему не только свою, но и Небес в целом. Из-за таких как она и её дочь рушится многовековой привычный уклад, стираются правила во имя их прихоти, Небеса перестают быть царством Света. Но, естественно, Уокер этого не признает. Она даже не задумывалась о подобных последствиях — нет, совершенно точно эта мысль не приходила в её хорошенькую головку. А потому всё, что ей остается — это плеваться ядом, стараться лезть из кожи вон, чтобы не показаться кому-то (и себе в первую очередь) слабой. Глупышка Ребекка так и не поняла, что не во власти счастье, а в отмщении.

Однако она права: я принял не то решение, какое было бы самым логичным. Что такого она могла дать Мальбонте, чего бы у него уже не было? Информацию?.. С донесениями успешно справляется доверенное лицо в стане врага; а шлюх в лагере хватало — в существовании Ребекки не было никакой надобности. И всё же она пытается укусить. Как собака, сидящая на привязи, не может цапнуть, но продолжает лаять и скалить зубы.

Мне надоело слушать её трёп. Не скажу, что действовал на 100% осмысленно, эмоции всё же захватили, и я ударил её по лицу, с силой, наотмашь. Я почувствовал, как тыльная сторона ладони встретилась с чем-то твердым, а после рассмотрел пятно крови. На какое-то время Ребекка замолчала. Взгляд упал на золотые крылья, трепетавшие за спиной женщины. Невольно в памяти всплыли моменты из прошлого, когда крылья именно такого цвета носил я. Тогда Уокер была никем, чужаком, попавшим в незнакомый мир, где её не принимали. И вот ситуация зеркально отразилась с точностью до наоборот: золото перьев Ребекки приковывает взгляды, в то время как мои прежние крылья вырваны по указу Совета, а на месте их появились сначала белые, а теперь и более подходящие моей истинной сущности — серые. Со стороны могло показаться, словно я изгой, а она мудрый почитаемый наставник, но нет, ни от кого я уже не бегу, я нашел свое место.

Наклонившись ближе к серафиму, я произношу тихо, так, чтобы слышала только она:

Я знаю твой секрет, — затем улыбка заставляет мои губы растянуться. Я хватаю её за волосы на макушке и заставляю поднять голову. В этот момент отчетливо вижу рассеченную губу. — Но он тебе не поможет. Ему плевать на тебя. Куда больше его интересует твоя подстилка-дочурка.

Я отстраняюсь от Ребекки, выпрямляюсь в полный рост и отхожу на несколько шагов к противоположной стене. Подброшенный кнут в воздухе описывает дугу, а затем приземляется прямиком в руки одного из помощников. Я киваю, давая безмолвное согласие приступать к делу. Не оборачиваюсь, когда слышу треск ткани на разрываемой одежде. Не смотрю, когда приходится говорить.

Мальбонте хочет знать, как готовится Цитадель к наступлению, — едва ли Ребекке сказали бы об этом, всё-таки не в том положении она теперь и уже не принадлежит к числу советников. Но она умная и могла сообразить, опираясь на одни только недомолвки.

Я задираю подбородок. Сцепленные за спиной руки напряжены. Свист кнута в воздухе, и хлыст ударяет плоть, наверняка рассекая кожу. Я закрываю глаза, сильнее зажмуриваясь при каждом новом взмахе. Мне кажется, что кнут ударяет не по ней — по мне. Пальцы сами собой складываются в замок, будто посыл, что надо держаться. Но к кому он обращен: к ней?.. или ко мне?

Достаточно, — произношу я, подняв руку в воздух. Стараюсь выглядеть спокойным, однако на лбу выступили капли пота.

Только сейчас я вполоборота поворачиваюсь к жертве и палачам, явно получающим удовольствие от процесса. Так в чем дело? Почему этого не чувствую я? Что со мной не так? Что сломала во мне эта чертова ведьма, заставив ощущать её боль?

Бросаю на Ребекку короткий взгляд, затем отвожу глаза.

Ты защищаешь их, но они разорвут тебя на части, как узнают правду. Думаешь, Небеса пощадят тебя? Вспомнят былые заслуги?.. Сама знаешь, что этого не произойдет, — и я проверил это на собственной шкуре. Зачем я разговариваю с ней? Почему пытаюсь вразумить и [возможно] спасти… Неужели снова попал в ловко расставленные сети и поддался её чарам? Как бы то ни было, я хочу, чтобы серафим заговорила.

Спаси себя, — произношу я. Нет — молю. Но разве когда-либо Ребекка Уокер слышала молитвы? Она далека от просьб других точно также как и Создатель.
[icon]https://i.imgur.com/A9CXx37.gif[/icon][nick]Fencio[/nick][status]Personal Judas[/status][sign][/sign][info]<div class="lzstory">секрет небес</div> <div class="lzinfo">Тень моя к <a href="https://romanceclub.ru/profile.php?id=120">тебе</a> являлась во сне. </div>[/info]
[info4]<div class="ank">Фенцио</div>[/info4]

Отредактировано Lucifer (2021-02-21 08:41:40)

Подпись автора

https://i.imgur.com/y7tsPxK.gif https://i.imgur.com/IPgIEkV.gif https://i.imgur.com/fzChoAF.gif
Покорми дракошу :3
https://dragcave.net/image/Ntxq3.gif https://dragcave.net/image/KNYsZ.gif

+1

7

Если я позволю ему это сделать со мной, что еще я ему позволю?
Всё что угодно.


[indent]Если честно, то я не знаю, чем всё это кончится. Я слишком поздно поняла, что весь мой путь наверх был изначально спланирован и отнюдь не мной. Пророчество говорило само за себя, я не собиралась становиться его частью, но словно слепой котёнок шла по проложенному для меня пути, естественно, не отказываясь от всех тех возможностей, которые мне предлагали. Не скажу, что это было легко и блюдце с голубой каёмкой часто оказывалось в моих руках просто так, за красивые глаза, но я точно знаю, что выгрызала всё полученное за эти годы зубами, давила порывы совести подумать о ком-то, кроме себя и своих потребностей, но кто думал обо мне? Никто. После смерти я очень хорошо усвоила урок о том, что ты никому не нужна, кроме самой себя и никто тебе не поможет, опять же, кроме тебя самой. Грешно было не воспользоваться каждой возникшей возможность и даже если бы я тогда, в самом начале знала, к чему это приведёт, не факт, что я отказалась бы стать серафимом, довольствовала бы белыми крыльями и ролью учителя или рядового ангела. Хотя наверняка, не стань я серафимом, то Вики не имела бы такой важности для становления Мальбонте, но кого я обманываю? Она, как и я, его потомки и в любом случае Вики была бы важной частью его плана.
[indent]Фенцио действительно прав и я, в отличии от своей дочери, не важна для Мальбонте даже не смотря на родство, на которое нам обоим плевать. Впрочем, нет какой-то горечи от осознания этого и прочей ерунды, я прекрасно понимаю что к чему, я такая же пешка, как Фенцио и все те, кто считает, что путь Мальбонте приведёт к признанию демонов и равновесию, равноправию между сторонами [всё это враньё и надо быть глупым, наивным идиотом, чтобы не понимать очевидного — всё происходящее лишь месть Шепфа]. Не приведёт. Будет лишь война, смерть и разруха, не будет нового мира, будет лишь удовлетворённое эго маленького всеми обиженного мальчишки, которому не плевать только на самого себя. Может быть я бы попыталась его понять, принять его позицию, если бы не стоявшая на кону жизнь моей дочери и мир, который не виноват в ошибке Шепфа. Есть вещи, которые становятся действительно важными. Настолько важными, что за них можно перетерпеть любую боль.
[indent]Всего-лишь пощёчина. Опять. Если честно, я не понимаю, почему Фенцио хватает лишь на это по отношению ко мне. Я ему жизнь сломала, хотя и никогда не намеревалась этого делать. Может быть, мне стоило бы ему об этом хоть раз сказать, но оправдания не для меня, я не умею оправдываться. Да и за что? Разве я виновата в том, что он не сумел признать мои заслуги? Мне их никто не подарил.
[indent]Стоит признать, что удар был достаточно сильный, на какое-то время я даже растерялась, но привкус крови на губах заставил прийти в себя. Впрочем, я ожидала от него не этого, но не сказать, что Фенцио меня удивил. Удивил бы, если бы его пальцы обхватывали рукоять плети и совершили то, что должно, но ему вновь не хватило духу на это. Наверное, мне стоит прекратить ждать от него поступков. Иногда я не понимаю чем мне нравился этот мужчина, но не смотря ни на что, между нами были некоторые моменты, от которых меня накрывает приятная ностальгия. Я благодарна ему, хоть никогда не скажу этого, хотя бы потому что эти слова ничего не исправят, они так и останутся словами, пустыми для того, чья жизнь сломана окончательно и бесповоротно.
[indent]— Я ничего не знаю, — мой голос звучит максимально спокойно, ровно с таким же непроницаемым спокойствием я смотрю на ангела, который так восхищал меня в нашу первую встречу. Его мыли, суждения, советы — он сам сделал меня, но вместо гордости за своё творение, он изменился, обозлился, возненавидел. В итоге, мы оба оказались здесь, как враги.
[indent]Сомкнув губы в тонкую полоску, я неотрывно смотрела на избегающего моего взгляда Фенцио, пока демоны рвали на мне испачканные белые одежды. Унизительное чувство, быть практически обнажённой грязными противными руками предателей ада, но ни биться в истерике, ни плакать, ни умолять я не стану. Сдерживаю болезненный стон, когда хлыст немилостиво жалит кожу, оставляя за собой алые полосы. Жмурю глаза, когда боль становится жуткой, но ещё терпимой, мыслями находясь где угодно, но не здесь. Пальцы до побеления костяшек сжимают цепи, а крылья дёргаются при каждом ударе, желая раскрыться, освободиться и взмыть вверх, но и сами изнывают в скованном состоянии. Крупные капли крови стекают по белой коже из рассечённых ран, а ноги подгибаются в коленках, наверное, если бы я крепко не держалась за цепи, то как минимум повисла бы на них, когда всё кончилось. Хотя кончилось ли?..
[indent]— Я защищаю не их, — едва разлепив губы со рваным вздохом, хриплю не громко, но достаточно отчётливо. Ныло всё тело, ноги тряслись, а рубцы были везде, в особенности на животе и спине. Я действительно защищаю не Небеса, к которым у меня есть достаточно вопросов, ни Шепфа, которого ни разу не видела и многих его решений не понимаю. Я защищаю даже не себя, а маленькую пятилетнюю девочку, которая осталась в моём прошлом, а сейчас, уже будучи взрослой девушкой со своими заслугами, которыми я действительно горжусь, она наверняка не нуждается в моей защите, но иначе я не могу.
[indent]— Небеса предали меня, так же как и ты, убив того, кто мне дорог. — Горько усмехаюсь, вскидывая голову, чтобы откинуть с лица застилающие его волосы. — Ты знал об этом, ты всё знал... ты мог выбрать для ритуала любого другого демона, но решил подставить Винчесто, при этом прекрасно понимая, что Кроули грудью ляжет, но не позволит казнить одного из ангелов, чтобы не терять своё влияние, — медленно качаю головой, тихо посмеиваясь.
[indent]Его просьба остаётся неуслышанной мной. Каким образом я должна спасти себя? Попросить прощения? Встать на колени? Умолять? Нет. Я слишком горда для этого и эта гордыня однажды должна была меня убить. Сегодня, вроде, не плохой день для этого.
[indent]— Посмотри на меня. — Не прошу, скорее приказываю, хотя и нахожусь не в том положении. — Ты счастлив? Доволен собой?Если нет, то добей.

[info]<div class="ank"><div class="lzstory">секрет небес</div> <div class="lzinfo"><a href="https://romanceclub.ru/profile.php?id=172">Твоё</a> имя знают все мои кошмары.</div>[/info][status]побеждает не сильнейший[/status][icon]https://i.imgur.com/zZRupJq.jpg[/icon][sign]https://i.imgur.com/FxAdbAv.gif https://i.imgur.com/rK8Sy8N.gif
КАК РАЗОГНАВШИСЬ ДО ПРЕДЕЛА
УЗНАТЬ СЕКУНДУ ПО ПРИМЕТЕ
ТУ САМУЮ, КОГДА  З А Д Е Л А.
[/sign]

+1

8

Бежать некуда. С выбранного пути не сойти. Как бы ни противилось нутро происходящему, я вынужден смириться, вынужден пожинать плоды своих прошлых усилий и не могу опустить руки или освободить Ребекку. Уже теперь я понимаю, что являюсь заложником ситуации, сейчас либо она, либо я; и я не в силах придумать ни единой причины, почему стоит выбрать не себя в этом противостоянии. Я всё ещё уверен, что она заслуживает наказания… заслуживает… нет… я ничего уже не понимаю. Всё равно, что говорит серафим — я должен знать, что она скажет что угодно, лишь бы выкрутиться. Но ей не удастся этого сделать, не удастся свести меня с ума и вновь заставить плясать под её дудку. Я не смею этого допустить.

В горле возникает тяжелый ком, когда Ребекка говорит, что ничего не знает. Зачем она сказала это? Даже если и так, она могла солгать, на проверку правдивости её истории ушло бы время, в течение которого она могла бы сбежать. Стоп! Почему я об этом думаю, почему мне хочется и нравится воображать, что серафим опять выйдет сухой из воды? Ведь этому не бывать, я сам об этом позабочусь.

Трудно оставаться безучастным, когда тебя трясет мелкой дрожью. Я привык к виду крови, к её запаху — в лагере ужасы войны приходится встречать регулярно. Я видел беженцев, голодающих детей с глазенками на пол лица, но почему именно на раны Ребекки я реагирую так?.. Делаю глубокий вздох, дабы привести мысли в порядок, вспомнить, кто я и как докатился до роли перебежчика, каким образом я до неё докатился… Причина всех моих бед находится в этой самой комнате, отравляет словами, своим запахом, кажущейся беззащитностью. Она лгунья и душа её прогнила — мне хочется вновь в это уверовать, но заученные наизусть фразы повторяет язык, а сердце продолжает их отвергать. Я не хочу в это верить. Господь милосердный, избавь меня от терзаний! Даруй твердость духа, направь меня!

Наконец, она произносит то, что моей темной стороне слышать нравится. Я сделал ей больно, я попал в цель, выбрав жертвой смазливого демона. Повернувшись к Уокер лицом, я не скрываю довольной усмешки.

О, я выбрал твоего любовника совсем не случайно, — отвечаю я. — Перед тем, как тебя уничтожить, я хотел, чтобы ты почувствовала себя на моем месте. Вижу, ты осталась под впечатлением. Признаюсь, это особое удовольствие — наблюдать, как ты силилась сохранить невозмутимое лицо, в то время как ему отсекали голову. Браво! Честно, я надеялся, что ты сломаешься, закричишь, разрыдаешься, пустишь скупую слезу, наконец. Но… Видать, старина адмирон был для тебя не важнее, чем любой другой проходимец, которого ты пускала к себе под юбку. 

Бледная кожа её щек манит, напрашиваясь на прикосновения. Но я сдерживаюсь, лишь щелкнув пальцами совсем недалеко от женщины.

Скучала по нему по ночам, оставаясь одна в холодной камере?

Выражение моего лица приобретает злые очертания. Я по-прежнему улыбаюсь, но улыбка эта вскоре сменяется нездоровым заливистым хохотом, от которого на глазах выступают слезы. Я рад. Я доволен. Мне больно. Шепфа, как заглушить эту боль?

Так или иначе, ты всё равно умрешь, Ребекка, — произношу я холодным голосом, когда тело моё перестает сотрясаться от лихорадочного смеха.

Не знаю отчего, но вопрос её застает меня врасплох. Странно. Я много раз задумывался об этом и всегда приходил к мысли, что всё во благо, я получил то, чего хотел. Почти получил. Но счастлив ли я? Едва ли. Я нахожусь не в том возрасте, чтобы позволить себе обмануться заманчивыми мечтами об обретении личного благополучия. Раньше, когда шумиха вокруг моего разжалования улеглась, я хотел найти утешение в объятиях другой женщины, надеялся отгородиться от всего мира, обрести опору в семейной жизни. У нас появился сын, и невозможное начало казаться вполне реальным, осуществимым. На короткое время я поверил в возможность искупления, что Творец дал второй шанс… Однако действительность жестоко напомнила о себе, постучавшись в дом незваным гостем и отняла супругу, ещё не успевшую пожить, так и не вкусившую прелестей бессмертия. Не Ребекке говорить о потерях — у меня забрали всё, чем я дорожил, оставив на память одно лишь напоминание о былом — Дино. О каком счастье может идти речь, когда я бросил самое дорогое во имя мести женщине, которая не стоит моей ненависти к ней?

Я там, где должен быть. Так должно было случиться.

Она права. Я — тряпка, безвольная медуза, выброшенная прибоем на каменистый берег, полный ноль; и именно поэтому блестящая Ребекка никак не ожидала удара с моей стороны, решив, что я проглотил обиду. Но нет. И теперь она сама подписала себе смертный приговор, и я не в силах ничего сделать.

Освободите её от цепей, — говорю я тихо.

Мне стыдно перед самим собой. Глаза раскраснелись. Мне душно, меня мутит. Я хочу уйти поскорее отсюда. Но если я не сделаю то, что должен, это сделают другие, и Уокер промучается до утра. Не хочу думать о том, какая участь её ожидает, если я струшу, не хочу представлять, как её насилуют солдаты полукровки, на прощание перерезав горло. Да, она тварь, бездушное чудовище в облике женщины, но она всё ещё та непризнанная, в которой я когда-то увидел потенциал. Она — не только физическая оболочка, но и сила духа, которую я всегда в ней уважал.

Серафима подводят ближе. Из внутреннего кармана я достаю клинок — тонкий, аккуратный, как будто специально предназначенный для хрупкого женского тела. Смотрю в её лицо, стараясь запомнить его в мельчайших деталях. Вижу отблеск страха в самых глубинах её глаз, который тут же скрывается за напускным бахвальством. Обнимаю её за плечи, шепнув на ухо короткое “прости”, затем чуть отстраняюсь, чтобы вонзить в грудь острое лезвие. Я не хочу этого делать. Руки трясутся, а нижняя челюсть не попадает на верхнюю. Аккуратно кладу обмягшее в моих руках тело на грязный пол. Сажусь рядом, поглаживая её скулы, и ненавижу себя. Невыносимо ощущать весь спектр эмоций, что переживал я… Откуда я мог знать, что так будет? Что пелена будет застилать глаза, а реальность поплывет, вдруг став несмешной шуткой мироздания? Что дыра в груди станет лишь шире в момент, когда достигну желаемого. Я поправляю одежду на Ребекке, закрывая её тело от похабных взглядов. Она выше этого, всегда была выше.

Поднимаюсь ватные на ноги и тут же направляюсь к выходу, сжимая в руках окровавленный нож, все ещё помнящий её тепло. Мои сподвижники молча выходят за мной. Никто ничего не спрашивает, не интересуется дальнейшими шагами. Несколькими мгновениями ранее, там, в сарае, я не серафимшу, растоптавшую мою жизнь — я себя убил. Прижимаюсь спиной к внешней обивке сарая, сделавшейся холодной от ночного воздуха, смотрю по сторонам. Ничего в этом мире не изменилось, всё также пробегают облака по небу, сияют звезды, а ветер колышет травинки под ногами. Ничего не изменилось, мир не рухнул, только её больше нет. И от этой мысли мне хочется протяжно выть зверем.

Я всё потерял, но сумел выжить. Я существовал благодаря одному только желанию отомстить.

“Мотылёк погибает, когда достигает цели”, — сказал тот паренек перед смертью.

Долго я не мог понять смысл его слов. И понял только теперь. Осознание заставило содрогаться от приступа истеричного смеха. Больше нет Ребекки, нет и меня, ибо я более не являюсь личностью, лишь оболочкой. Смешно? Уморительно, Шепфа!

В прошлом я был ангелом, осталось ли что-нибудь светлого во мне? Ненависть задушила и извратила меня. В этот самый миг я чувствую освобождение, и я благодарен за него. Это и есть покой, какой смертные ищут всю жизнь и постигают в момент самой смерти.

Что ж, мне пора. Мои дела окончены. Мне с кем прощаться на этом свете, никто не вспомнит об ангеле Фенцио, перевернувшем Небеса с ног на голову. Никто не будет горевать обо мне. Никто не станет размышлять, почему я так сделал. И знаете что?  М н е    в с ё    р а в н о.

[icon]https://i.imgur.com/A9CXx37.gif[/icon][nick]Fencio[/nick][status]Personal Judas[/status][sign][/sign][info]<div class="lzstory">секрет небес</div> <div class="lzinfo">Тень моя к <a href="https://romanceclub.ru/profile.php?id=120">тебе</a> являлась во сне. </div>[/info]
[info4]<div class="ank">Фенцио</div>[/info4]

Отредактировано Lucifer (2021-02-22 10:47:44)

Подпись автора

https://i.imgur.com/y7tsPxK.gif https://i.imgur.com/IPgIEkV.gif https://i.imgur.com/fzChoAF.gif
Покорми дракошу :3
https://dragcave.net/image/Ntxq3.gif https://dragcave.net/image/KNYsZ.gif

+1

9

[indent]Физические раны не олицетворяют и половины всех тех ран, которые зияют в моей душе. Не счастье и не собственная гармония в душе толкает нас на поступки, которыми мы не гордимся, а боль. Много боли, обид, душевных терзаний, заставляющих метаться из крайности в крайность. Принимая решения, мы не думаем об окружающих, а лишь о себе. Да, я думала о себе, когда намеревалась стать серафимом, буквально совершить невозможное для непризнанной. Эта новая жизнь стала для меня возможностью что-то изменить в себе, стать кем-то большим, значимым, влиятельным, чтобы никто больше не сумел мне указывать как жить и что делать. Я хотела свободы, хотела создавать собственные правила, а не играть по чужим. Разве можно упрекать за желание быть кем-то важным? Наверняка, я могла бы стать важной для одного мужчины, но мне этого было ничтожно мало. Я всегда ощущала в себе массу неистраченного потенциала и не сумела проигнорировать возможность воплотить его.
[indent]Если честно, я долгое время считала, что Фенцио можно доверять, хотела верить в то, что он смирился с тем, каким образом разошлись наши пути, ведь у него даже семья появилась. Он заслуживал лучшей женщины, чем я, которая в принципе не создана для семьи и любви, я не смогла бы дать ему то, чего он от меня хотел. Каждое его письмо я читала взахлёб, почему-то решив, что каждая строчка была пропитана восхищением мной как одарённой ученицей и это подначивало меня становиться лучше. Но в какой-то момент я начала осознавать, что его отношение ко мне изменилось, становилось каким-то более трепетным, что ли и это пугало. Мне не нужны были все эти чувства, да и кем был он, а кем я? Престол и непризнанная, смешно ведь. Для меня он был учителем, наставником, другом, но не любовью всей моей жизни. Наверное, обучая меня и знакомя с ангелами высших чинов, он хотел совершенно другой благодарности, в которой он мог бы оказаться в моей постели [хотя скорее я в его], но правда в том, что легендарная Ребекка Уокер в действительности ни с кем не спала.
[indent]Практически невинна и непорочна телом, но не душой. Хотя наверняка многие уверены в обратном. Я никогда не посмела бы нарушить правила до тех пор, пока не имела бы возможности их изменить или повлиять на последствия. Даже когда моё сердце умирало по демону, я не позволила себе с ним ничего больше, нежели несколько поцелуев [пусть и не самых невинных], потому что здравый хладнокровный рассудок как всегда превозмог сердечные порывы, душа их в зародыше. Я сделала всё, для того, чтобы хоть и не быть с ним, но сберечь его, нас от последствия любить того, кого нельзя. И всё равно, не смотря на это я потеряла Винчесто. До конца дней своих я буду винить себя за то, что не наплевала на всё и не спасла его, хотя не факт что тогда не казнили бы нас обоих, но уже без суда и разбирательств. Эта вина и есть моё самое кошмарное наказание, она не отпустит меня до тех пор пока я дышу, не прекратит причинять боль воспоминаниями о том, с какой любовью он смотрел на меня перед тем, как лишиться из-за меня головы. Не прощу. Себе. Н и к о г д а.
[indent]Цепи освобождают тело, но не душу. Как бы не подкашивались и не дрожали ноги, я всё равно стою достаточно твёрдо, если честно, сама этому удивляясь. Толчок в спину заставляет делать шаг вперёд, к тому, чья жизнь пуста так же, как и моя, но я до сих пор ищу в ней смысл. Дочь, власть — я цепляюсь за всё, напоминая себе ради чего всё ещё стою и буду стоять до последнего вздоха. Ты мог бы стоять со мной рука об руку, Фенцио. Я могла бы вернуть тебе всё то, что невольно отняла и даже больше, но ты решил, что месть — лучше. И я не в праве осуждать твой выбор. Мы оба получили то, к чему вели нас наши выборы. И да, мне страшно. Я не готова умирать, но клинок в мужских руках своим отблеском настаивает на том, что пора. Судорожно выдыхаю, когда Фенцио оказывается невозможно близко, а мои сомкнутые губы невольно прижимаются к его плечу, пропахшему гарью, пылью и кровью.
[indent]На секунду прикрываю глаза, прокручивая эхом в голове его прощание и всё внутри меня холодеет.
[indent]— Ты ни в чём не виноват. — Это именно то, что я должна была сказать ему уже давно, но решилась только сейчас. Да, взрослые самоуверенные устрашающие серафимы тоже боятся не только смерти, но и собственной слабости. Мне даже почти не больно, когда острие клинка входит в мою грудь, разрывая плоть и заставляя истекать кровью. Из уголка рта медленно скатывается кровавая капля, стекая по подбородку к шее, но я всё равно улыбаюсь краем губ, даже не осознавая того, что глаза слезятся, впервые за много, очень много лет.
[indent]Стук. Ещё один. И ещё. Всё тише и тише. Как отголоски уходившей из тела жизни, знакомые, но почти позабытые прикосновения к холодному лицу, а потом тишина. Ни звуков, ни ощущений, н и ч е г о.
[indent]Никогда бы не смогла подумать, что Небытие пахнет... гарью. Скорее, даже смердит, ибо запахом это сложно назвать. Лёгкие разрывает от глухого кашля и лишь откашлявшись, я открываю с трудом глаза. Яркое солнце бьёт в глаза, от чего я их тут же закрываю и совершенно точно не понимаю, почему тут не только смрад дикий, но и солнце светит словно я на Небесах, а не в... стоп. С болезненным вздохом я перевернулась на бок, рукой столкнувшись с чем-то противным. С трудом садясь, встряхиваю головой и протерев глаза, оглядываюсь по сторонам.
[indent]— Вот дьявол... — наверное, не пристало серафиму так ругаться, но более пристойного слова у меня не нашлось, когда я поняла где нахожусь. Сгарище с трупами, куда меня выкинули, судя по всему, решив, что я мертва, а то что было противным — чья-то обгоревшая рука. Прикрыв рот ладонью, я медленно выдохнула, пытаясь обуздать подступившую к горлу тошноту. Поднимаясь с трудом на ноги, я всё же осмотрела себя на предмет раны в груди, которую оставил мне Фенцио, почему-то, не зацепив сердце. Как будто так нужно было, а может это просто случайность? Едва ли у меня будет возможность поинтересоваться об этом у бывшего престола, хотя я всё ещё не совсем понимаю, как так вышло. Вскинув голову, мой взгляд невольно теряется в ярком сине-голубом небе, а глаза щурятся от солнца.
[indent]Я выжила. Опять. Наверное, это действительно то, что у меня получается лучше всего. Пора выбираться из этого дерьма.
Оставив в сердце раны ушла ты в п у с т о т у,
но ты меня т а м жди, и я тебя найду.

[info]<div class="ank"><div class="lzstory">секрет небес</div> <div class="lzinfo"><a href="https://romanceclub.ru/profile.php?id=172">Твоё</a> имя знают все мои кошмары.</div>[/info][status]побеждает не сильнейший[/status][icon]https://i.imgur.com/zZRupJq.jpg[/icon][sign]https://i.imgur.com/FxAdbAv.gif https://i.imgur.com/rK8Sy8N.gif
КАК РАЗОГНАВШИСЬ ДО ПРЕДЕЛА
УЗНАТЬ СЕКУНДУ ПО ПРИМЕТЕ
ТУ САМУЮ, КОГДА  З А Д Е Л А.
[/sign]

+1

10

Разбитый хрусталь иллюзий не склеить, не собрать,
Тепло так легко уходит, его не удержать

Рассвет подкрался незаметно. Первые лучи постучались через грязное стекло, заставляя поднять взор на бестелесного посланника Создателя. В памяти всплыли слова из Книги Екклесиаста: “Радуйся каждому дню своей жизни”, и нездоровая вымученная улыбка исказила мое лицо. Не знаю, почему я до сих пор здесь, почему все ещё существую. За несколько часов в тщетной попытке заглушить голоса в голове я осушил бутылку глифта и приступил ко второй. Не помогало. Смыкаю веки и снова вижу темные глаза, слышу её голос и издевательский смех — она смеется надо мной. Она сгинула, но всё же выиграла, прихватив с собой мою сущность, и я знаю, что сдуюсь, если проткнуть меня иглой или же меня унесет порывом ветра, если выйду на улицу.

“Сдуюсь как мяч…” — эта мысль понравилась моему воспаленному мозгу, который ухватился за неё, будто она была чем-то дельным, начал крутить и перемалывать в своих шестерёнках.

Всё это время я просидел в своих апартаментах. Никто не заглядывал, даже полукровка не вызывал, чтобы поинтересоваться, как всё прошло. Должно быть, ему доложили, хотя, вероятнее всего, он уже видел мертвое тело, от которого теперь требовалось избавиться. Огонь в печке давно погас, а тепло выдуло сквозняком, проникающим из многочисленных щелей. Стало зябко, но холод не беспокоил меня. Я даже не обращал на него внимания. Меня по-прежнему лихорадило, и теперь я понимал, что это не из-за страха — я болен, истощен морально, закинут в мясорубку, переломан и превращен в фарш. Перед глазами то и дело возникают галлюцинации из прошлого: вот она сидит рядом со мной на скамейке у статуи Равновесия, а я держу её руку; я что-то рассказываю, а она стыдливо улыбается и тупит взгляд. Как мне нравилось, когда она делала так!.. Она казалась самым чистым существом, посланцем Света, отправленного на Небеса дабы показать ангелам, сколь сильно они увязли в гонке за влиянием. Я бы пошел за ней, куда угодно, бросил бы всё и просто исчез в неизвестном направлении, помани она пальцем. Вот почему отказ от звания престола был для меня чем-то самим собой разумеющимся. Вот только мои мечты не имели ничего общего с действительностью. Вижу снова её лик. На сей раз она хмурится, она недовольна мною. О, если бы она хоть раз произнесла вслух всё, о чем думала! Но вместо этого она молчала, предпочитала отодвинуться как можно дальше и лишь молчаливое равнодушие служило мне ответом.

Вдруг видение заговорило. Свет наполнил помещение, и я ничего не видел, но знал, что в этот самый момент она здесь, рядом со мной. Я упал на колени, шепча слова раскаяния. Знаю, что она простила, о чем и сказала перед смертью, но я не мог отпустить грех сам себе. За эту ночь в комнате произошло многое. Полагаю, всё это было игрой воспаленного разума, мятущейся души, не способной отныне отыскать упоение. Я видел снег, валивший прямо с потолка и залеплявший глаза. Очень скоро пол превратился в бескрайнюю белую пустыню. Завывала вьюга, и где-то далеко впереди мерцал тусклый огонек. Обхватив обледеневшие плечи от холода, я плёлся за светом, но сколько бы я ни шел вперед, ближе он не становился, а я всё шел и шел. Я упал и увидел себя со стороны. Я умер, и пушистые снежинки погребли меня под своей толщей. Затем я снова я. Я под дождем, таким же холодным, как недавний снег. Вокруг меня суетятся люди, раскрываются куполы зонтов, а я просто стою, мне некуда идти. Я надеюсь, что дождь смоет боль, но ничто в этом мире не способно этого сделать.

Вдруг ощущаю жар. Мои руки по-прежнему в запекшейся крови, её крови. Клинок лежит неподалеку на смятой кровати. Глифт не дает забыться, не приносит чувства облегчения, он лишь сильнее теребит открытую рану. Блестящее лезвие смотрит на меня — я смотрю на него. На подкашивающихся ногах я поднимаюсь с табуретки, и один Шепфа знает, каким чудом я сумел сохранить равновесие и не свалиться тут же. Я хватаю нож, затем вливаю в себя новую порцию хмельного и ковыляю на улицу.

Кругом грязь. Грязь — как олицетворение всей моей жизни. Низость и помои. Я недостоин и того, что имею, я паразит на теле Небес, жалкий клоп, ничтожество. Последнее слово в моем сознании было произнесено голосом Ребекки. Но несмотря на тяжесть, из-за которой не продохнуть, на отсутствие ориентиров, я почувствовал дуновение свободы. Избавление близко. Шатаясь из стороны в сторону, я поплелся к сараю, где накануне содержали серафима. Рывком распахнул хлипкую дверь. Тут всё напоминало о ней — лужи крови, очертания тела, смазавшего пыль на полу. Это место ещё дышало одним воздухом с ней — свидетель последних мгновений её бытия. Я упал, едва переступив через порог. В какой-то миг показалось, что я снова чувствую её энергетику. Нет, показалось, этого не может быть. Вспышка через секунду погасла, лишний раз укрепив моё убеждение в том, что это всего лишь игра воображения.

Пальцы поглаживают лезвие клинка. Я снова делаю бессмысленный глоток из бутылки, которую принёс с собой. Цель исполнена, я получил, что хотел. И отныне всё потеряло всяческий смысл. Вновь мысли о мешке, наполненном воздухом, прокрадываются в мозг. Ведь это смешно — я вроде и есть, но в то же время меня уже и нет. Это так смешно, что кажется самым естественным финалом. Прикладываю острие к горлу, какое-то время вожу им туда и обратно. На порезе выступает кровь, но боли я не чувствую — я ведь мёртв уже. Ничего не ощущаю и когда надавливаю сильнее, и алые ручьи теплой жидкости скатываются на пол. Выдыхаю, пытаясь усмехнуться: это оказалось совсем не страшно — умирать. Провожу линию по шее из одной стороны в другую, неспешно, основательно, почти не поморщившись при этом. Эта боль кажется укусом комара по сравнению с той, что я пытался заглушить. Не знаю, в какой момент рука ослабела, и я рухнул наземь лицом вниз. Я еще жив несколько мгновений. И в это время я слышу божественные песнопения, предназначенные не мне. Миг растянулся. Последний миг. В глазах моих не тоска — радость.

Я освободился от Судьбы.

[icon]https://i.imgur.com/A9CXx37.gif[/icon][nick]Fencio[/nick][status]Personal Judas[/status][sign]
[/sign][info]<div class="lzstory">секрет небес</div> <div class="lzinfo">Тень моя к <a href="https://romanceclub.ru/profile.php?id=120">тебе</a> являлась во сне. </div>[/info]
[info4]<div class="ank">Фенцио</div>[/info4]

Подпись автора

https://i.imgur.com/y7tsPxK.gif https://i.imgur.com/IPgIEkV.gif https://i.imgur.com/fzChoAF.gif
Покорми дракошу :3
https://dragcave.net/image/Ntxq3.gif https://dragcave.net/image/KNYsZ.gif

+1


Вы здесь » ROMANCE CLUB » Once upon a time » angelic sins. [au]


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно