— Влад никогда не относился к замку исключительно как к объекту недвижимости. Да и замок, надо сказать, такого отношения не прощал. Вороватых слуг, нерях и криворуких мастеров это прекрасное сооружение пятнадцатого воспитывало века методами приснопамятного Цепеша, причем мгновенная карма настигала зазевавшуюся челядь если не сразу, то в самый неподходящий момент.
очередность
Добро пожаловать на ролевую по мотивам мобильной игры «Клуб Романтики»! Не спеши уходить, даже если не понимаешь, о чем речь — мы тебе всё объясним, это несложно! На нашем форуме каждый может найти себе место и игру, чтобы воплотить самые необычные, сокровенные и интересные задумки.

ROMANCE CLUB

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ROMANCE CLUB » Once upon a time » nuit noire


nuit noire

Сообщений 1 страница 21 из 21

1

https://i.imgur.com/KjHZ3n3.gif

History repeats itself
Over and over, again and again
Why should we escape ourselves?

♦ ♦ ♦
Lucia Castellano, Lucifer

История о том, как один властитель Ада красавицу украл.

https://i.imgur.com/qcPh9Uj.gif

Подпись автора

https://i.imgur.com/ikgwlKK.gif  https://i.imgur.com/pjmkt65.gif

+2

2

ты, может быть, спросишь меня, что случилось?
да так, н и ч е г о, просто похолодало.
а мне, как назло, лето тёплое снилось.
проснулась, а С о л н ц а, как не бывало.


[float=left]https://i.imgur.com/DZvR1JX.gif[/float]     Когда ты являешься частью мафиозной семьи, нужно быть всегда подсознательно готовой к тому, что однажды в тебя всадят пулю.
     Разборки между мафией и наркокартелями — это всегда чья-то смерть. Зачастую, гибнут те, кто непосредственно участвует в сбыте и перекупке товара, так называемые посредники или попросту "пушечное мясо", но бывает и так, что между молотом и наковальней попадают те, кто дорог той или иной стороне. Даже если они не имеют отношения к конфликту. Особенно, если не имеют. Люсия Кастельяно предпочитала не иметь ничего общего с делами брата, не одобряла его методов, боялась его гнева, потому что на собственной шкуре его имела опыт ощущать. Юлиан был из тех людей, которые никогда и ни перед чем не останавливаются, чтобы получить желаемое. В этот раз, он хотел убить двух зайцев: и избавиться от враждующего с ним картеля, и помочь девушке, дабы впечатлить оную. Вроде и вышло всё, как он планировал, да только не учёл, что спустя какое-то время после облавы копов на картель с крупной партией наркотиков, оставшиеся на свободе немногочисленные его члены, захотят мести, потому как узнают, кто приложил к этому руку. Девушка Кастельяно оказалась достаточно хорошо защищена им, а вот родная младшая сестра — нет.
     Люсия просто хотела спокойной жизни. В сущности, у неё было абсолютно всё, начиная от дорогих дизайнерский платьев и заканчивая любимым рестораном, в который она вложила не только деньги и время, но и душу. Хотя некоторые считали, что души у неё вовсе нет. Люсия была требовательна к подчинённым и к самой себе, просто потому что иначе в этом мире не выжить. Да и то, это ей не помогло, потому как умереть в двадцать пять лет было как-то обидно, согласитесь. Но когда ты стоишь и со стороны наблюдаешь за тем, как истекает кровью твоё собственное тело, то волей не волей, вспоминаешь то, что тебя привело в это "здесь и сейчас".
[float=right]https://i.imgur.com/8C8dihJ.gif[/float]     — Я не собираюсь потакать твоей безумной одержимости этой девушкой, Юлиан, — Люсия разочарованно вздыхает, бросая взгляд на семейный особняк вдали от Нью-Йорка, который всегда был для неё надёжной крепостью, приятным воспоминанием из детства, местом в которое хочется возвращаться вновь и вновь, а теперь это клетка для для девушки, так похожей на ту, из-за которой между двумя её братьями выросла стена обид, ненависти и вражды. — Больше нет... но я надеюсь, что ты всё же одумаешься и поймёшь, что держа человека в клетке, ты не заставишь его себя полюбить. — Люсия бросает на сжимающего руки в кулаках брата прощальный взгляд и садится в машину. Водитель заводит мотор, а девушка лишь сжимает дрожащие губы в тонкую полоску, прекрасно понимая, что Юлиан будет недоволен тем, что сестра пошла против него, тем более, в таком личном вопросе. Но она больше не вернётся в этот дом, не тогда, когда он для кого-то является тюрьмой, извращая всё то светлое и чистое, что было в нём когда-то.
     Потом было преследование. По трассе их гнал какой-то тонированный автомобиль, который в какой-то момент ударил их в "зад", от чего машина слетела в кювет, но на удивление не перевернулась, хоть и хорошо помялась. Водителя пристрелили сразу же, а её за волосы выволокли из заднего сидения и уже потом, швырнув на землю, несколько раз выстрелили в живот и в грудь.
     А теперь она стоит и просто смотрит на собственное тело. Как такое вообще возможно? И, кажется, её убийца её не видит, поскольку разворачивается и просто уходит в сторону своей машины.
     — Хэй! Какого чёрта?! — Люсия гневно кричит ему в след, но собственный голос тонет в гулком эхо. Она переводит взгляд из своего окровавленного тела на свои практически прозрачные руки, после чего её словно подхватывает каким-то вихрем и уносит прочь. Собственный крик кажется чужим и вовсе незнакомым, когда её буквально швыряет об землю. Болезненно застонав, она еле-еле перевернулась с живота на спину и, почему-то, подумала о том, что после смерти ведь ничего по идее болеть не должно, а она совершенно точно умирала. Белый деловой брючный костюм уже, как видится, потерял свой изначальный презентабельный вид, поскольку был весь насквозь пропитан свежей кровью. Её кровью. Дрожащими руками Люсия расстегнула пуговицы и задрала блузу, проверяя свой живот на наличие дырок от пуль, но оных не было, только расплывшаяся, казалось что въевшаяся в кожу алая кровь, которой запачкались и руки.
     Её всю трясло, словно в лихорадке. Паника окутывала и тело и сознания, не позволяя трезво оценивать ситуацию, чтобы понять где она и что с ней. А собственно, действительно, где же она? Оглядываясь вокруг, Кастельяно вдруг осознала, что она совершенно не понимает как могла оказаться на обрыве. С одной стороны огромный густой тёмный лес, а к краю обрыва она даже не рискнула подойти, поскольку и без того до жути боится высоты. Вокруг не было ни души, стоять на месте было не вариантом, а потому она выбрала единственный из возможных — пойти в лес. До чёртиков страшный, тёмный, чёртов лес! "Господи, сделай так, чтобы я проснулась сейчас в собственной кровати, а всё это был всего-лишь кошмар," — мысленно молилась девушка, стаскивая с ног теперь кажущиеся неудобными дорогие дизайнерские туфли, явно не предназначенные для прогулок по лесам.

+1

3

Смертные мечтают о вечной жизни, однако и помыслить не могут, что бессмертие становится не даром, а проклятием, если каждый день наполнен одним и тем же. До боли знакомые лица, рутина обязанностей, возня подданных возле адского престола в надежде удачно ввернуть словцо или оказать повелителю услугу, которая помогла бы в будущем более удачно устроиться. Люцифер устал от этого. Когда-то он наивно верил, что как только станет владыкой Преисподней, на него станут смотреть иначе, увидят, наконец, в нем личность, а не марионетку с самомнением. Глупец. Смотреть и в самом деле начали по-другому, со страхом, с благоговейным трепетом, затаившись как перед броском, в ожидании промаха. Люций понимал, что стоит ему допустить ошибку, тут же набежит толпа “доброжелателей”, предлагающих свои каналы для устранения оплошности, другие же уйдут в тень, станут говорить о недостойности лидера, куда он может всех демонов увести?.. Пока никто не посмеет высказать недовольство вслух, но, кто знает, как повернется в будущем, адские псы умеют ждать…

Люциферу надоело ощущать на себе сладострастные взгляды демониц. Ни одна из них не откажется стать подружкой пусть и на одну ночь (нередко именно так и происходило), но ни одна из них не способна и зацепить. Повадки этих прогнивших насквозь выжженных душ он знал наизусть, и похоть в этом случае не имела ничего общего с привязанностью эмоциональной. Для того, чтобы заинтересовать, мало милого личика в раскрасе блудницы на ночной смене, мало форм, которые выглядели бы соблазнительными, не будь пустыми. Можно оценить красоту, скажем, статуи, но совершенно невозможно испытать хоть что-нибудь к безжизненному сосуду. Окружение владыки Ада, по большей части, было именно таким. Или же кто-то намеренно подсовывал в свиту абсолютных пней, чтобы свести Люцифера с ума: прогонишь одних — на их место являлись кадры ничем не лучше. А потому рано или поздно Дьявол должен был впасть в состояние, которое преследовало его теперь: апатия, полное и абсолютное безразличие к происходящему. Для демона такой недуг всё равно, что погибель. Без эмоциональной составляющей, без темперамента и бесконечного желания [творить, уничтожать, толкать к порокам и потакать слабостям - чего угодно] что останется от демона?.. Только оболочка.

И однажды он бежал. Соврал всем, что отбывает на поиски затерянного (но очень важного) артефакта, и просто исчез. Он отправился на землю, к людям, которые умудрялись смешить своей тупостью, нелепостью, ограниченностью, ничего для этого не делая. Да и смертные были ближе к демонам, чем кто-либо иной из творений Шепфа. Не к ангелам же отправляться Дьяволу на каникулы, в самом-то деле!

Он очутился в лесу. Капля упала с неба, ударилась об лист на дереве, скатилась вниз, а затем приземлилась на щеку Люцифера. Он давно научился контролировать свое тело и не ощущал ни холода, ни жары, но приятную свежесть крошечной частички воды он почувствовал. Поднял глаза к небу. Вскоре таких капель стало падать все больше и через несколько секунд на землю обрушилась целая канонада дождя. Демон ясно ощущал каждую, ударившуюся в тело. Расставив руки по сторонам, он словно специально ловил их на себе, рад тому, что ЧУВСТВУЕТ хоть что-то после периода, когда сам себе казался живым мертвецом.

Он побывал в монастырях Тибета и пил кофе на Южном полюсе, посетил города-музеи в Европе, к полудню искупался в Красном море и к вечеру отправился в Новый свет, где осел в шумном мегаполисе. В поисках нового демон часто менял часовые пояса, сменял материки и перебегал из одной точки на карте в другую. Однако совершенно не ожидал найти что-то, что могло увлечь, в обычном и, на первый взгляд, не примечательном, мимолетном — в женской красоте.

Итак, женщина. Люцифер видел её всего один раз — она выходила из машины. Шофер открыл дверцу. По очереди, сначала одна туфелька, затем другая — и вот вся она ступила на мокрый асфальт, укрываясь под широким куполом черного зонта, что раскрылся над её головой. В какой-то момент она что-то выронила из рук и, когда наклонилась, чтобы подобрать предмет, словно почувствовала на себе взгляд Люцифера, подняла глаза и на короткую секунду увидела его, застывшим по другую сторону дороги. В следующее мгновение толпа прохожих скрыла его силуэт, и он растворился. 

Стоя на самом краю крыши раритетной постройки, демон наблюдал, как та женщина вошла в стеклянные двери небоскреба напротив и вскоре исчезла в кабине лифта.

Малебольдже, — произнёс Люцифер. В тот же миг как по щелчку пальцев за спиной повелителя Ада возникла темная фигура. Ему не нужно было оборачиваться, чтобы знать наверняка, что призванный демон явился, он почувствовал знакомую энергетику. — Кастельяно, Люсия. Доставь её ко мне.

Приказ был отдан. Бич мошенников всех мастей взялся за дело, но если другим из клана Кастельяно он мог посулить выгоду, и те бы пали его жертвами, то с девчонкой такие фокусы не проходили. Прислужнику Дьявола пришлось выкрутиться — и он воздействовал на недоброжелателей семейства. А Люсия стала разменной монетой.

Люцифер был в бешенстве, когда выяснилось, что распоряжение не исполнено в точности и возникли небольшие затруднения. Кто мог знать, что глаз на сестрицу мафиозника положил не только он, но и Небеса, будь они неладны? Небу было угодно дать ей шанс и сделать хранителем Равновесия. Гнев обуял Люция, он заревел, громче любого дикого зверя и от рыка этого и Малебольдже, и другие присутствующие в тронном зале Ада вжались в стены, а свечи вокруг погасли.

Что значит “станет непризнанной”?! — вопрошал он и не мог сдержать гнева. Да и не пытался особо-то. — Убирайтесь вон! Все вон!

Вскоре тяжелые двери захлопнулись за последним посетителем, и Люцифер остался в помещении один, в полной тишине. Долго он обдумывал дальнейшие шаги, но когда всё решил, колебаться и выписывать реверансы Небесам явно не намеревался. Знаете поговорку: “Если хочешь сделать хорошо, сделай это сам”? Первый среди демонов её слышал не раз. Он доподлинно знал, откуда начнется путь новой непризнанной. На месте испытания Люцифера, разумеется, не ждали, но разве нужно ему чье-то разрешение?

Он ступил на твердую поверхность парящего острова, резко сложив крылья еще в полете. Как хищник идет на запах добычи, так он следовал за шлейфом энергетики еще совсем недавно смертной женщины. Испуганное лицо Люсии, полное непонимания происходящего, демон увидел издалека, стоя в тени. Вдруг захотелось прикоснуться к ней, прижать к себе и сказать что-нибудь утешительное, но вместо этого он произнес:

Это не сон. Ты умерла и Проведение решило дать тебе шанс.

Сказав это, он вышел на свет. Поймал её дрожащую руку, погладил пальцы и притянул тыльную сторону ладони к губам.

Тебе нельзя здесь находиться, Люцифер. И ты знаешь это! — прогремел за спиной знакомый до боли голос. Демон обернулся и увидел — кого же еще — Геральда, разумеется. Издевательская усмешка искривила губы. Люций сделал несколько шагов к учителю.

Верно. Знаю, — спокойно ответил он. Улыбка стала шире, теперь в ней появилась угроза. — Но мне плевать на ваши запреты. Она, — демон ткнул пальцем в сторону непризнанной, — МОЯ!

Глаза сверкнули красным огнем. Люцифер не ждал ответа, не собирался учинять спор и дожидаться арбитров, кто бы рассудил их. В один прыжок он добрался до женщины, подхватил её на руки и, расправив крылья, пулей взмыл в воздух. Школьным учителям ни за что не догнать его в полете — это было ясно и первокурснику. Обогнув островок, демон резко ушел в штопор. Земля приближалась, но крылья он открыл в последний момент, едва не разбившись. Он остановился у расщелины, на дне которой бушевала лава. Последний рубеж, за которым находился родной Ад, чью границу не перейти набожным ангелочкам.

Подпись автора

https://i.imgur.com/ikgwlKK.gif  https://i.imgur.com/pjmkt65.gif

+1

4

[indent]Свою смерть Люсия представляла как-то иначе, немного позже, что ли. Умереть в двадцать пять лет, как минимум, обидно, хотя и при её образе жизни не очень удивительно. Юлиан был не самым честным человеком и вёл соответствующий образ жизни, который тесно переплетался и с сестрой, хотя Люсия и старательно отгораживалась всегда ото всего того, что было связано с криминалом, словно бы знала, чем всё может для неё закончиться. Наркотики, торговля оружием, убийства, нелегальная деятельность — ничего из этого младшую Кастельяно не интересовало, она и рада бы вообще никогда и никак не иметь к этому отношение, но всё решилось за неё ещё до её рождения. Родилась она, что называется, с золотой ложкой во рту, но но душой рвалась к обратному. Ей всегда хотелось свободы, самостоятельно принимать решения и жить собственными желаниями, а не по чужому сценарию, который ей совсем не по душе. Ни отец, ни брат никогда не одобряли её парней, настаивая на том, что ни один из них не был достоин становиться частью семьи Кастельяно. Больше всего её злило то, что они всегда думали о семье, но не о ней самой. Не о её чувствах, которые не заботили никого, не о её счастье, которое Люсия могла обрести в объятиях человека, который будет её любить просто так, не потому, что она часть богатой семьи или выгодная партия. Но увы, ей даже не давали возможности найти того, кто будет нравиться ей, а не быть удобным её брату. Всех, кто когда-либо был замечен с Люсией, вскоре находили мёртвыми.
[indent]Люсия во многом не была согласна с братом, но предпочитала молчать, потому что зачастую для неё это заканчивалось плохо. Даже не смотря на родственные связи, Юлиан не жалел сестру, проявляя весь твой тираничный, собственнический характер, не гнушаясь и взаперти её подержать. А теперь у него новый пунктик: помимо того, что он маниакально повёрнут на девчонке похожей на покойную Аву, так брат ещё и надумал её выдать за одного из донов мафии и плевать, что тот ей практически в отцы годится, выгодный брак сестры ему дороже, чем мнение этой самой сестры. Впрочем, какая теперь разница? Люсия мертва и брак без любви за человеком, который ей противен — самая последняя её проблема.
[float=right]https://i.imgur.com/Vdn36M2.gif[/float][indent]Сама того не ведая, девушка сразу же выбрала совершенно не тот путь. Попадая на ту сторону, избранные души становятся Непризнанными, практически в девяноста процентах случаев выбирая падение в бездну, где в полёте вырастают их первые серые крылья и начинается долгий путь обучения, в процессе которого и выясняется, к какой стороне принадлежит очередная избранная душа. Пережившая войну с Мальбонте и оклемавшаяся ото всего произошедшего, отстроенная заново школа готова была вновь принимать новых учеников, дабы взращивать из них новых хранителей Равновесия, обучая каждого выполнять положенную ему работу. Как и все, полагалось, что Люсия сиганёт в пропасть и пойдёт положенным путём, как и все до неё, но её какого-то чёрта потянуло в чащу леса. Туда, где души пропадают и никогда не возвращаются назад. Впервые в жизни ей было настолько страшно, её всю трясло, словно осиновый лист на морозном ветру. Мысли путались, а сердце грохотало в груди так сильно, что казалось вот-вот и оно выпрыгнет из груди, разорвав грудную клетку.
[indent]— Что здесь происходит?.. — Её голос дрожал, хоть и привычные требовательные нотки из него никуда не делись. Впрочем, она не могла понять, что именно её пугало больше, тот факт, что она вся в крови непонятно где или эти странные люди [или всё же существа, потому как не малые крылья их явно отличали от людей], взявшиеся непонятно откуда?
[indent]— Кто вы вообще такие? Где я?! — Кастельяно пошатнулась назад и резко выдернула руку из хватки незнакомого ей мужчины, чьи глаза ей казались алыми, словно кровь, а пальцы неистово обжигали, но ожогов, как таковых, не оставляли на белой коже. Её пугали оба эти незнакомца и ни к кому из них у неё не возникало желания подойти, лишь убежать как можно дальше, а ещё лучше — проснуться в собственной постели в своей квартире, чтобы всё это оказалось просто дурным сном. Люцифер? Да какого чёрта вообще?!.. Панических мыслей в голове было всё больше, как и вопросов, ответов на которые у неё не было и никто из незнакомцев не спешил ей их давать.
[indent]— Что? Нет! Я не...чья, это бред какой-то, хотела бы добавить, но её явно никто не слышал и не слушал. Дёрнуться назад Люсия не успела, как была подхвачена на руки и лишь инстинктивно прижалась всем телом к мужчине, обхватывая его обеими руками за шею, дабы не свалиться в полёте, а её собственный крик утонул в шуме парящих в воздухе крыльев и перьев, трепещущих от порывов ветра.
[indent]Зажмурившись, Люсия даже не смотрела куда они летели, только мысленно то ли молилась, то ли вспоминала всевозможные проклятья, но почему-то это не помогало и она всё ещё дрожала в чужих руках в преддверии неизвестности, которая может ей совсем не понравиться. Неизвестность всегда пугает, особенно, когда ты совершенно ничего из происходящего не понимаешь, не можешь дать логическое объяснение. Когда всё прекратилось и её босые ноги коснулись холодного камня, девушка тут же резко отпрянула от мужчины, толкнув того ладонями в грудь и сделав несколько шагов назад, боязно оглянулась по сторонам, видя вокруг себя совершенно неизвестную, почти фантастическую обстановку, словно какой-то тёмный замок, полный мрака и каких-то страдальческих стонов, а может они ей и вовсе мерещатся.
[indent]— Что это за место? Кто ты вообще такой? — Вскинув бровь, брюнетка обхватила себя руками за плечи, пытаясь унять дрожь в теле и стараясь игнорировать противное липкое ощущение свежей крови на одежде, ведь это далеко не самая главная её проблема. — Это что, шутка какая-то? Моё имя Люсия Кастельяно и я требую вернуть меня назад! — Она старалась говорить как можно более уверенно и требовательно, словно бы и не теряла контроль над ситуацией, хотя всё играло явно не в её пользу. Она непонятно где, непонятно с кем, и эти его крылья... они пугают её, ничуть не меньше, чем глубокие алые глаза от которых у девушки мурашки по коже и всё внутри сжимается где-то в области груди, словно она находится один на один с самой Смертью. Хотя кто знает? Может так оно и есть.

+1

5

Путь бессмертных, рожденных людьми, никогда не был гладким. Кому-то не везло в самом начале угодить не туда, кто-то косячил во время обучения, а кто-то на протяжении вечности так и не понял правил игры и всегда говорил и делал невпопад. Глупышка Люсия пока не знала, но вечность ей уже не светила с первого шага в злополучный лес. Она попала в западню, из которой не выпуталась бы без вмешательства Люцифера: на землю её не вернула бы ни одна сила, а для школы ангелов и демонов она была слишком взвешенной. Её не ожидал ни Ад и ни Рай — и она прямиком отправилась бы в небытие, где растворилась бы в тысячах невнятных голосов таких же заблудших и потерянных душ. Шепфа милосерден, но и жесток в то же время: он дает шанс, а в следующую секунду готов забрать его, если “счастливчик” не оправдал надежд. Однако в этот раз всё прошло не по известному сценарию, правитель Ада очень не любит, когда кто-то вмешивается в его планы, и плевать, даже если сам Создатель и Проведение против. Кто они для Люцифера? — Всего лишь высшая инстанция противоборствующей стороны, к которым он не имеет никакого отношения. Не подчиняться, рушить чужие задумки и заставлять скрипеть зубами от злости — это работа Люция, если хотите. До скончания времен и он, и другие демоны Преисподней будут делать наоборот и хохотать, когда всё пойдет из рук вон плохо.

Но он понимал, что творит. Осознавал последствия, когда утаскивал душу, ему изначально не предназначавшуюся.  В школе Люсия бы постепенно стала постигать азы нового для нее мира, однако раз непризнанной ей не быть, придется иметь дело с чистым листом, на который можно набросать всё, что угодно, было бы желание. Это демону теперь придется объяснять, что к чему и почему в отличие от других у девушки не будет выбора, к какой из сторон Равновесия ей примкнуть.

Чертоги Ада могли показаться пугающими при первом посещении. На самом деле все всё убранство здесь было скорее насмешкой над Небесами, нарочито подчеркнутая противоположность всему светлому, “божественному”. Каждый демон это знал, но вот новичок, увидевший обстановку Преисподней, наверное, чувствовал себя не особо комфортно.

Люцифер закатил глаза, вновь услышав вопросы, ответы на которые он уже дал. Девица явно переживала шок, отказывалась верить своим глазам и ушам — наверное, это нормально. Но, как бы ни пытался первый среди демонов быть понимающим и последовательным, терпение у него не безграничное — темперамент слишком далек от ангельской кротости.

Я уже сказал, что ты умерла, — демон отошел в сторону к столику с графином, наполненным светящейся жидкостью. Затем налил жижу с терпким запахом в бокал и протянул девушке. — Выпей. Голову неплохо прочищает. Может запоминать начнешь лучше.

Он кивнул, указывая на “лекарство” взглядом. Хотелось бы надеяться, что перечить она не будет. Сделав несколько шагов, Люцифер опустился на диван из черной кожи.

Тебе сейчас трудно принять, но Ад и Рай не выдумка примитивных древних людишек, которые жили настолько хреново, что сочинили сказки о вечной жизни. Это реальность, хоть и с некоторыми поправками. Твоя земная жизнь оборвалась, и ничто не способно вернуть тебя обратно. Можешь мне не верить, но со временем ты поймешь, что это так.

Не долго думая, демон налил глифта и себе, надо же хоть сколько-нибудь сделать ситуацию более приятной. Глотнув из стакана, он вздернул брови.

К слову, я — Дьявол, но ты можешь называть меня по имени — Люцифер. Ты находишься в моих владениях.

Сжимая бокал в руках, демон поднялся с места и неспешными шагами принялся кружить возле девушки. Хмурая замарашка его ни разу не привлекала, а потому надо было что-то сделать, чтобы она поскорее свыклась с происходящим. Он обошел Люсию со спины, положил ладонь ей на плечо и произнес вполголоса:

Ты не веришь, — лукавая улыбка пробежала по его губам. Поставив стакан на прежнее место, демон схватил нож для колки льда (удивительно, но в Аду тоже есть лед) и в следующею секунду вонзил его себе в грудь. Со звоном отбросив окровавленный клинок на каменный пол, Люцифер коснулся рваной дырки в груди, тут же наполняющейся кровью. Липкое пятно расползалось, тогда Люций расстегнул рубашку. Но не прошло и несколько секунд, как кровь перестала хлестать, а рана прямо на глазах начала затягиваться, пока не превратилась в рубец, а после от нее не осталось и следа. Люцифер громко захохотал, после чего вцепился в локоть Люсии, крепко сжимая его, и совершенно серьезно прошипел:

Теперь видишь, что я не человек? И ты тоже. Я  мог бы провернуть этот фокус с тобой, если бы ты не была с головы до ног в собственной крови, — он отстранился и в следующий миг вернул самообладание.

Не переношу неопрятность, — демон поднял прядь волос девушки и уронил с тенью брезгливости во взоре.

На входе в зал появилась тень, которую жестом Люцифер призвал подойти ближе и велел проводить гостью в выделенные покои. А также проследить, чтобы та привела себя в порядок.

Подпись автора

https://i.imgur.com/ikgwlKK.gif  https://i.imgur.com/pjmkt65.gif

+1

6

[indent]Паника. Это то, что ты в действительности ощущаешь, начиная осознавать, что и правда умерла. Всё что было "до" внезапно обрывается и становится не важным, вся твоя жизнь становится не важной и там, за чертой, ты остаёшься одна и являешься никем. Твоя фамилия не напускает привычный страх на простых людей, потому что тут их нет. Тут другие ценности, другие страхи, другие правила. И Люсии придётся научиться "жить" по этим правилам. Её братья, единственная её семья, остались позади и вроде бы это именно та свобода от тираничного Юлиана, которой она хотела, но какой ценой? И да, то что говорят о воссоединении душ после смерти, кажется, враньё, потому как ни матери, ни отца она здесь не встретила, только... демона. Да, ей придётся признать и привыкнуть к тому, что она в Аду, потому как на Рай эта мрачная тёмная обстановка никак не походит. Где-то на подсознательном уровне Кастельяно прекрасно понимала, что Рай ей не светит, не с тем образом жизни в который она была втянута с детства. Как и все члены семьи мафиози, она едва ли заслужила место среди праведников.
[indent]Странная светящаяся жижа на вкус оказалась похожей на виски, только крепче, от чего Люсия сморщилась и едва не закашлялась, вытирая губы тыльной стороной ладони, когда бокал в её руке оказался пустым, а горечь прокатилась по горлу, оседая странным горчащим осадком где-то в желудке.
[indent]— Гадость какая-то, — пробормотала брюнетка, вернув стакан на столик, поставив его у графина, который несомненно привлекал внимание своей необычностью. Точнее, необычностью того, что внутри него.
[indent]Его слова эхом разносились в голове и отпечатывались в сознании. Естественно, что принять такие новости было не просто, ведь ещё недавно Люсия смотрела на всех свысока, ходила с телохранителем за спиной, проводила всё свободное время в ресторане, планируя открыть ещё один и попутно продумывая очередной грядущий отпуск, который брат, естественно, не одобрит, будет ворчать, но всё равно одной не позвонит поехать, приставив целый штат охраны, ибо не дай Бог сестра сойдётся с неугодным ей мужчиной, ведь всякие курортные романы к этому и приводят. А ещё, в её кабинете завалялась стопка каталогов со свадебными платьями и декорациями, которые она упорно отказывалась даже в руки брать, потому что их отношения с Юлианом были на грани войны из-за того, что он решал за кого ей выходить замуж. Для него это бизнес, укрепление позиций среди мафиозных семей, если хотите, а Люсии каждое утро просыпаться в одной постели с человеком, который ей едва ли не в отцы годится.
[indent]Впрочем, так было ещё сегодня утром. А теперь, она сама не знает кто она, хоть и понятно где. Дух бесплотный? Живой труп? Душа? Так много вопросов, ответить на которые может только тот, кто назвался Дьяволом, но Кастельяно слишком взвинчена для того, чтобы собрать себя в кучу и с толком, с расстановкой всё выяснить. Вздрагивает всем телом, когда его горячий шёпот раздаётся над ухом и он чертовски прав, но сомнительная реальность развеивается и становится ещё более сумасшедшей, когда нож врезается в живую плоть, а женщина цепенеет, застывая на месте не в силах отвести завороженный взгляд от стекающей по мужской груди крови и тут же затягивающейся ране. Как такое может быть? Испуганно дёрнулась, пытаясь вырвать свой локоть из крепкой хватки, но толку от этого не было. Она с непониманием смотрит в алые, полные пренебрежения глаза, которыми он её осматривает. И слава богам, что она сама себя со стороны не видит, наверняка был бы повод для ещё одной паники. Всегда привыкшая выглядеть с иголочки, Люсия в своём нынешнем виде и сама себя бы отторгала. Она даже и слова промолвить не могла, слова застревали где-то в горле не доходя до приоткрытых губ, но её однако вывели куда-то в каменные коридоры без окон и дверей, где дорогу и высокие потолки освещали лишь зажжённые факелы.
[indent]Она молча прошла за крылатым созданием, который пугал её своим хмурым видом не меньше Люцифера. Выделенная ей комната оказалась весьма уютной, не смотря на то, что она привыкла к дневному свету, а не освещению от открытого огня, от чего в помещении был полумрак и, что-то ей подсказывало, что так будет круглосуточно и едва ли Люсия сможет отличить день от ночи. Большой платяной шкаф, кровать, туалетный столик с зеркалом и минимальным, но самым необходимым дамским набором, стол, стул, пара кресел и дверь ведущая в ванную комнату. Её брат был бы доволен, похоже на клетку, в которую тот мечтал посадить сестру, чтобы не лезла куда не надо и не общалась с кем не надо. Посреди уборной стояла ванна с парующей водой, а в воздухе витал терпкий аромат лаванды, её любимый. Люсия вздрогнула, когда за спиной скрипнула дверь и послышался щелчок. Ладно, допустим, сидеть взаперти мне не в новинку. С явным недовольством скрипнув стиснутыми зубами, девушка решила не тратить время на бесполезные крики и попытки сбежать отсюда [по опыту с братом знает, что если заперли, то сбежать не так легко, как кажется или хочется], а значит, нужно пока плыть по течению и делать то, что ей сейчас больше всего хочется — отмыться от крови и снять то, что раньше было брендовым деловым костюмом. Когда одежда была скинута на пол, а горячая вода приятно обволокла тело, Люсия позволила себе расслабиться и немного забыться, откидываясь на спинку ванной и прикрывая глаза. В голове крутились воспоминания о собственной смерти, тот странный лес и Люцифер. Наверное, Дьявол и должен быть таким... греховно привлекательным?
Я стою посреди Адовой Пасти, которая хочет проглотить меня целиком.
И она  п о д а в и т с я  мной.

[indent]Стоп. Глупая мысль, забудь, ты умерла. Тряхнув головой, она медленно скользнула телом по днищу ванной и погрузилась с головой под воду. Люсия даже понятия не имела, сколько времени провела в ванной, вылезла лишь когда вода стала действительно холодной, а она наконец почувствовала себя отмытой от собственной крови и смывшей с себя остатки паники. Обмотанная большим махровым полотенцем с подсушенными вторым полотенцем волосами, девушка вернулась в комнату с удивлением обнаружив на кровати две коробки: в одной было длинное красное бархатное платье, а во втором чёрные туфли к нему. В чёрном футляре рядом была тонкая длинная цепочка на шею. Не люблю ощущать себя куклой, но стоит признать, что выглядит это хорошо. Мысленно оценивая наряд, который ей судя по всему, предстояло надеть, она с удивлением в коробке с платьем обнаружила ещё и бельё, точнее, нижнюю его часть. Ладно, спасибо, что не совсем без него. Закатив глаза и сжав губы в тонкую полоску, Кастельяно скинула полотенце, после чего скрыла свою наготу дорогим платьем.
[indent]Когда раздался уже знакомый щелчок двери, а в проёме показался знакомый крылатый, Люсия рассматривала книги на полке, больше похожие на сатанистские пособия с незнакомыми ей символами, пентаграммами и текстами.
[indent]— Иди за мной, Хозяин ждёт. — О манерах этот демон явно не слышал, но отложив книгу на полку, брюнетка таки молча, но с привычным горделивым видом, пошла за ним в уже знаковые коридоры. У неё было достаточно вопросов и хотелось знать ответы.

+1

7

Люцифер никогда не отличался выдержкой, да и объяснять доходчиво через слова он был совсем не мастер. Обычно хватало намека — и окружение всё понимало без лишних пояснений. Гнева Дьявола страшились, ведь в порыве он мог ненароком оторвать голову “первому попавшемуся” под руку или низвергнуть успешного карьериста на самое дно социальной лестницы. Хозяин Преисподней отнюдь не был неадекватным самодуром, но обладал отличной памятью, так что наказание настигало лишь тех, кто в прошлом имел неосторожность необдуманно высказаться в адрес Люция или вставлять палки в колеса. К врагам он был безжалостен и предпочитал ликвидировать неприятности еще до того, как они станут реальной проблемой. Однако, при всей реальной практичности, среди подданных Люцифер прослыл повелителем с дурным нравом. Со смертными он и раньше пересекался редко, а ныне же и вовсе был целиком и полностью занят делами родного дома ровно до того самого случая, когда увидел впервые Люсию. Отныне демону придется выполнять роль няньки, учителя начальной ступени… главное сохранять спокойствие, ведь желание утащить девушку из леса, откуда бы она ни за что не выбралась сама, принадлежало именно Люциферу. Он сам так захотел, так что теперь сам и будет решать вопросы, связанные с адаптацией к новой жизни младшей Кастельяно. Кстати, не нравилось Люцию звучание этой фамилии. Даже хорошо, что бессмертные ими не пользуются, от этого скрежещего сочетания хочется уши себе разодрать.

Свет живого огня из камина создавал в помещении обманчивую атмосферу уюта. При плохом освещении и катакомбы Ада приобретают иные очертания и выглядят почти симпатично. Ну, по крайней мере, Люциферу так казалось. По традиции из старых россказней про то, как ужасный Чудовище похитил Красавицу, гостью полагалось накормить, а заодно попытаться увлечь беседой, пусть отвлечется что ли. Демон сидел за длинным столом на стуле, больше похожем на трон с массивной спинкой и ножками. Второй такой же располагался по другую сторону стола.

Прошу, проходи, — произнёс Люций, когда девушка показалась в дверях. Жестом он указал на её место и натянуто улыбнулся. — В новой жизни от голода ты не умрешь, только ослабнешь. А слабачка мне не нужна.

Было сложно оторвать взгляд, проскользивший от головы до ног Люсии и обратно. Ткань прекрасно ложилась на её фигуру и была, должно быть, приятной на ощупь. Какое-то время демон с прищуром рассматривал девушку, представляя как эти лямки спадают с плеч и обнажают нежную белую кожу. К ней хотелось прикасаться губами, гладить, отыскивать самые чувствительные места на теле. Однако вместо дальнейшего изучения он усилием воли заставил себя посмотреть в сторону. Затем резко проткнул вилкой ломтик мяса, лежавший на тарелке, и откусил от него кусок. Самое отвратительное чувство, когда хочешь что-то, но не можешь взять, пусть от желания распирает изнутри. Однако… терпение. Наложница Люциферу не нужна равно как и безвольная кукла. Не стоит пугать девочку еще больше, у неё и так стресс от произошедшего.

Меню бессмертных несколько отличалось от всего, чем питались на земле. Заметив замешательство на лице Люсии, демон поставил локти на стол и, сцепив пальцы в замок, подался корпусом вперед, опершись подбородком на руки.

Для тебя выглядит непривычно, но здесь все съедобно. Мне нет смысла тебя травить. Ты была бы уже мертва без моего вмешательства, — Люцифер улыбнулся. — Скоро ты привыкнешь.

Еда не лезла в горло. Практически весь ужин демон смотрел на гостью. Почему так происходит? Почему из миллионов смертных взгляд упал именно на нее? Люций и сам не знал ответов на эти вопросы, просто в голове однажды щелкнуло — и перестали существовать преграды. И плевать, что людишек как таковых демон недолюбливал.

После ужина никто не отправится в свои покои и не будет читать книги у камина [хотя, если бы Люсия попросила, Дьявол бы почитал. Но он же не идиот-мечтатель, чтобы не понимать, что в нынешних обстоятельствах такой поворот практически невозможен]. Он поднялся из-за стола, неторопливыми чеканными шагами отмерил расстояние от одного края до другого и, наконец, остановился возле девушки.

Пройдемся? Хочу кое-что показать, — он предложил руку. Пусть Люций родился и вырос в Аду, это не значило, что тут царила неотесанность, граничившая с невежеством. Напротив, многие демоны были хорошо образованы и знали больше, чем рядовые ангелы.

Люцифер вывел гостью на открытую местность. Неба в Преисподней не видно, над головой не проплывают облака, а ветерок тут горячий как в пустыне. Небесный свод заменяет каменный потолок, уходящий далеко ввысь так далеко, что краев его не разглядеть и можно запросто принять его за освещенный закатным солнцем небосклон. Демон привел Люсию к обрыву огненной реки.

Посмотри вниз, — приказал он, — не нужно бояться лавы…

Он хотел продолжить: “жар и холод не страшны”, но запнулся. Люций взял её за руку и неторопливо поднял в своему лицу, а затем поцеловал в раскрытую ладонь.

Меня бояться тоже не нужно.

Она смутилась — демон это ясно увидел по её реакции и вспыхнувшим щекам. Что ж, пора переключиться и вернуться к причине, по которой они пришли именно сюда.

У тебя должны вырасти крылья. У непризнанных они опоявляются во время первого прыжка в пропасть, — Люцифер кивнул в сторону обрыва. — Увы, но ничего более приятного для твоего взгляда предложить не могу. Тебе нельзя покидать Ад, если хочешь остаться в живых.

Демон подошел к самому краю, развернулся спиной и упал, улетев вниз под действием силы притяжения. После чего раскрыл крылья и через миг снова ступил на твердую поверхность рядом с девушкой.

Ну же, — проговорил он, — спрыгнешь сама или мне тебя подтолкнуть?

На лице появилась лукавая усмешка. Уж что, а толкать он умел.

Подпись автора

https://i.imgur.com/ikgwlKK.gif  https://i.imgur.com/pjmkt65.gif

+2

8

[indent]Жизнь в семье дона мафии как-то сама собой обозначает манеру поведения. Люсия была горделивой особой, чей весьма не сахарный характер у многих вызывал едва ли не раздражение. Впрочем, кто сказал, что большинство людей не раздражали её? Когда твои родственники всегда практически всё решают за тебя, оставляя тебе на откуп лишь малую часть твоей собственной жизни, то волей-не-волей со временем начинаешь не только ощущать, но и вести себя как озлобленная на мир пафосная сучка, даже если внутри ты просто обиженных на весь мир недолюбленный ребёнок. И поделиться всем наболевшим внутри Люсия не могла ни с кем. Её не позволено заводить отношения с мужчинами, в список её друзей входит аж никто, потому что круг общения очень жёстко фильтрует братец, она даже к психологу не может ходить на сеансы, чтобы хоть с кем-то поговорить, потому что не смотря на такое понятие как "врачебная тайна", дуло пистолета у виска или кругленькая сумма на счёт, делает из любой тайны абсолютно доступную настырному убедительному родственнику информацию. Потому что, Юлиан всё маниакально должен контролировать. По началу, младшая Кастельяно как-то пыталась с этим бороться, даже сбегала из дома пару раз, да только каждый раз её возвращали назад, отнимая долгожданный выстраданный хоть самый маленький шанс на свободу и отнимая всякую жажду к жизни.
[indent]Внутри неё всё давно было выжжено. Обидами, болью, непониманием, несогласием и самой дикой несправедливостью, с которой к ней относился брат. По началу она даже не только ловила себя на мысли о том, что ненавидит Юлиана, но и кричала ему это в лицо, на что в ответ получала лишь холодный, озлобленный взгляд и его попытки убедить сестру, что всё делается для её же блага. Но суть в том, что только она сама знает, что для неё будет лучше и никакое блестящее образование, красивая жизнь и возможность купить абсолютно любую, даже самую баснословно дорогую вещь в этом мире, не могут заменить человека рядом. Живого, тёплого, дышащего с тобой в унисон, которого интересует она как девушка, как человек, как личность, в конце концов, ну и которого не убьёт брат через пол часа после знакомства с Люсией, что не маловажно.
[indent]Впрочем, теперь уже не было никакой разницы, она мертва. Наверняка, её труп уже обнаружили, а может и похоронили, Люсия пока плохо понимает здешнее течение времени, если оно здесь вообще двигается, потому что у неё возникало стойкое ощущение того, что в Преисподней всё застыло. Но куда больше, чем вопрос времени, её интересовало то, почему же она всё таки не среди стонущих от боли грешников, почему вполне себе нормально себя чувствует, словно она всё ещё живая? Ответы придётся как-нибудь выудить за ужином, для которого её и привели сюда, видимо.
[indent]Едва выглядела аппетитно, а пахла так вообще превосходно, но почему-то в её голове возникали картинки из фантастических фильмов, в которых вот такие вот трапезы с "нечистью" оказывались обманчивыми, а за дымкой иллюзии скрывалась насквозь прогнившая еда с нелицеприятными червями и прочей гадостью. Впрочем, голод брал своё. Плевать на диету, она уже мертва и вряд ли кусок мяса что-то плохое сделает её фигуре. Под тяжёлым мужским взглядом, ей было не по себе, но мать всегда говорила, что не отведать блюдо в гостях — признак дурного тона, а Люсия девочка воспитанная. Иногда. Опустив глаза в тарелку, она с опаской, трясущимися руками, но с внешне спокойными видом отрезала кусочек мяса и наколов его на вилку, отправила в рот, неспешно прожёвывая. Если честно, она ожидала, что дурман красиво накрытого стола развеется и будет как в тех плохих фильмах о ведьмах, где любое с виду красивое блюдо гнилая отрава, но ничего подобного не произошло. Мясо как мясо, вкусное, сочное, стоит признать, даже лучше чем готовил шеф-повар её ресторана, но больше чем пару небольших кусочков, девушка таки не съела. Как-то неловко было, что ли, да и с чего начать разговор в голову не приходило. Когда мужчина встал со своего места, Люсия невольно напряглась всем телом выпрямляясь и пальцами сжимая салфетку на своих коленях, а глаза неотрывно следили за каждым его движением.
[indent]— А тут помимо ужина ещё и экскурсии полагаются? — Ответа она не ждала, вопрос был риторическим, а более чем красноречивый взгляд демона был лучшим ответом. Судорожно выдохнув, она таки подала мужчине свою руку и поднялась со своего кресла, ступая за ним в очередную за сегодня неизвестность.
[indent]Наверное, она впервые за сегодня нормально смогла рассмотреть Ад, как бы странно это не звучало. Под ногами сплошные камни, вокруг тоже камни и несколько пугающий полумрак, здесь нет тишины, всё время Люсия слышит какие-то звуки, наверное, просто с непривычки, так же как и ощущает непривычную духоту. Впрочем, вполне терпимую. Река внизу бурлила раскалённой лавой, а сердце её упало куда-то в пятки, потому что высоты Люсия боялась, ей даже перелёты в самолётах давались с трудом, в них она старалась всегда спать.
[indent]— Дьявол говорит, что его не нужно бояться. — Усмехается Люсия, лишь краем глаза поглядывая вниз, стараясь не думать о том, насколько горячие его руки и как горячо ей может быть если они коснуться дальше по телу. Стоп. Выброси из головы такие глупости, ты только недавно умерла. Хотя и не факт, что брат её и в Аду не достанет, когда узнает, что к ней какой-то мужчина прикасается. Прикосновения мужчин у Люсии в принципе вызывают дрожь, какое-то необычное, непривычное чувство, которое она испытывала последний раз лет пять назад, когда впервые узнала, что такое близость с мужчиной.
[indent]— Смеёшься? — Она нервно вскидывает бровь, когда Люцифер говорит о крыльях, у него-то они есть, а у неё откуда могут взяться? — Нет, не смеёшься, — выдыхает, словно завороженная, когда он прыгает в пропасть, а после взмывает ввысь так легко и красиво, что у неё дух перехватывает.
[indent]— Невероятно, — только и шепчет брюнетка, улыбаясь, словно восторженный ребёнок, но мысленно отдёргивает себя от желания прикоснуться к его темно-алым крыльям, это было бы слишком нагло с её стороны.
[indent]— Подожди... ты сказал, "непризнанные", — с опаской поглядывая в пропасть и стоя к демону спиной, она всё же решила заговорить ему немного зубы, чтобы не прыгать вот так сразу вниз, потому что было страшновато, по правде говоря, — кто такие не... — впрочем, говорить она не успела, как почувствовала резкий сильный толчок в спину, от чего случилось то, чего Люсия больше всего боялась — с громким перепуганным криком она полетела вниз. Сердце в груди колотилось словно сумасшедшее, мысли в панике не могли собраться в кучу, а гиена огненная с каждой секундой была всё ближе, как в последний момент по всему телу отозвалась сильная боль в спине вместе с которой появились большие чёрные крылья, удержавшие её за несколько мгновений до того, как Люсия должна была сгореть в кипящей лаве.
[indent]Она сама не понимала, тело управляет крыльями, голова или они сами живут своей собственной жизнью, но они унесли её вверх, а после приземлили тело на твердую каменистую землю и она чудом устояла на ногах. Если бы распласталась у ног Дьявола, это было бы фиаско.
[indent]— Ты! — Задыхаясь от нахлынувшей вслед за паникой яростью, Люсия бросилась к Люциферу, утыкаясь указательным пальцем в его грудь. — Ты... ненормальный! Вот ты кто! — Толкнуть её в пропасть, додумался же! — Я высоты боюсь! — Гневно выдохнула она с раскрасневшимися щеками, то ли от того что злая, то ли от неясного смущения. Так, возьми себя в руки, ты же взрослая самодостаточная, уверенная в себе женщина, а не какая-то вечно смущающаяся девчонка при виде симпатичного парня! Он Дьявол в конце концов и наверняка, где-то за этой смазливой мордашкой есть страшные рога.
[indent]— А теперь объясни по-человечески, кто такие непризнанные и какого чёрта я не жарюсь в адовом котле! — Выдохнув, она сложила руки на груди, всем своим видом буквально требуя объяснений, а за её спиной так непривычно и так её негодованию мелко дёргались новоявленная пара чёрных крыльев, к которым ещё предстоит привыкнуть.

[nick]Lucia Castellano[/nick][status]дочь мафии[/status][icon]https://i.imgur.com/yERSCEc.gif[/icon][sign]https://i.imgur.com/0VK3XOo.gif https://i.imgur.com/ZhWrEgO.gif https://i.imgur.com/VORaLxO.gif[/sign][info]<div class="ank"><div class="lzstory">секрет небес</div> <div class="lzinfo">Украдена Правителем Преисподней и ни о чём не жалею.</div>[/info][info4]<div class="ank">Люсия Кастельяно, 25</div>[/info4]

+1

9

Как каждый ребенок должен научиться ходить, так любой бессмертный непременно должен отрастить крылья и научиться полету. Оба эти процесса мало приятны, но необходимы. Через боль приходит опыт, и ты становишься улучшенной версией себя-вчерашнего. Это неизбежно и, если не пройти этот шаг, значит застрянешь. У людей это называется физической неполноценностью, недоразвитостью, а среди бессмертных уродов нет… кроме Мальбонте, разумеется.

Злость девушки забавляла Люцифера, а толчки казались атаками насекомого — такими крошечными, почти незаметными. Какое-то время демон вволю хохотал, смертные всё же такие смешные. Пусть Люсия уже не была человеком, но, как водится, от вчерашних замашек и привычек избавиться не так просто, и первое время из неё так и будет лезть всё людское.

Уже не боишься, — прекратив смеяться в голос, произнес Люцифер. — Ты полюбишь летать. Обязательно полюбишь.

Надо отметить, что в гневе она была обворожительна. Темные крылья за спиной (пусть не столь большие, но они всё же появились) контрастировали с залитым краской лицом — настоящее произведение искусства, созданное Пеклом.

А тебе идет, — отметил демон, указав на крылья девушки.

Рядом проплывало черное перышко, поднимаемое горячим воздухом от реки лавы снизу. Люций поймал перо и провел под носом, вдохнув запах. Пахло Люсией, её волосами, кожей, энергетикой. Жестом он пригласил её пройтись и убрал находку в карман. Может быть ей ещё хотелось полетать, но отчего-то Люцифер в этом сомневался, а потому оба протопают ножками до более приятной локации. Тем более, что и тема для разговора нашлась.

Слышала байки, что самые набожные после смерти становятся ангелами-хранителями? — демон решил зайти издалека, апеллируя тем, что покажется Люсии хотя бы отдаленно знакомым. — Так вот: всё это чепуха. Мы не знаем, по какому принципу дается “второй шанс”, часто его удостаиваются те, кто умер не своей смертью. Ты принадлежала к их числу, и отправилась бы в школу ангелов и демонов, где бы учила законы новой жизни, а при выпуске выбрала бы одну из сторон: примкнуть к белокрылым недотёпам или же к таким как я. Неопределившихся со стороной, кто не родился бессмертным, а стал после жизни на земле, мы и называем непризнанными.

Люцифер искоса глянул на девушку. По выражению её лица сложно было сказать, о чем именно она думала в тот момент, однако энергетика её бурлила всеми красками. А значит слова демона её заинтересовали, как минимум.

Но ты не прыгнула в пропасть, а пошла в лес, где не смогла бы найти дорогу обратно. Ты не смогла воспользоваться шансом, а значит оказалась непригодна для хранителя Равновесия, — Люций осекся, про это смертные также не знают, — Дело в том, что  Шепфа (вы называете его единым богом) создал мир дуалистичным: верх — низ, холодное — горячее, мужское и женское, темное и светлое. Единство и борьба противоположностей. Вселенная не может состоять из чего-то одного, первое неизменно вытекает из второго и наоборот. Это мы и называем Равновесием, которое призваны оберегать.

Он остановился под деревом с развесистой кроной из малиновых листьев и обернулся к девушке.

У тебя не будет выбора, Небу ты стала не нужна в тот самый момент, как ступила в лес.

Люцифер говорил спокойно, без свойственных ему передергиваний и усмешек. В какой-то миг он положил ладони на плечи девушке.

Ты не пленница здесь, я хочу, чтобы ты это поняла. Всё, что было сделано до сих пор, было ради твоего блага, в том числе и запертые двери, — демон пожал плечами, — на твоём месте я бы точно предпринял попытку бегства. Но бежать тебе некуда, для ангелов ты нарушительница, от которой нужно избавиться.

Он оторвал с ветки ягоду и кинул под ноги, а потом раздавил носком ботинка.

Только в Преисподнюю они сунуться не могут.

Кожа Люсии горела — чтобы почувствовать это, достаточно было ненадолго прикоснуться. Ей явно было некомфортно от жары.

Просто подумай о прохладе. Сосредоточься и представь комфортную для себя температуру. Попробуй, сразу станет легче, — произнёс он с едва заметной улыбкой.

Подпись автора

https://i.imgur.com/ikgwlKK.gif  https://i.imgur.com/pjmkt65.gif

+1

10

[indent]Ты погляди на него, он ещё и смеётся! Если бы взглядом можно было убить, то Люсия как минимум прожгла бы в Люцифере дыру, настолько гневным был её суровый взор. Подумать только! Он просто взял и толкнул её в пропасть. А если бы эти чёртовы крылья не появились? То очевидно, что она бы в действительности оказалась какой-то совершенно бракованной, не пригодной для того, чтобы быть ни ангелом, ни демоном, и вообще по ошибке попавшей в мир между жизнью и смертью. И опять её мнения никто не спрашивал, кем ей быть и что делать, её просто забрали в Преисподнюю без права выбора стороны. А если он ошибся? Если Люсия не состоится как демон, а будет подсознательно тянуться к ангельской стороне? На которой её видеть не желают. Просто превосходно. Без меня, меня женили.
[indent]Ей бы теперь привыкнуть носить эти... штуки за спиной. Как они с ними сидят и спят? Спят ли демоны вообще? И насколько сильно они отличаются от людей? Потому что внешне Люцифер отличается от человека только наличием крыльев за спиной и глазами алого оттенка, а в остальном - он вполне похож на смертных. Хотя наверняка оскорбился бы такому сравнению, если бы Люсия сказала об этом вслух. Она слушала его и, кажется, совсем забыла о том, что нужно дышать. Всё о чём люди говорили, словно о сказках верующих, вдруг обретало новый смысл. Люсия при жизни не верила ни во что сверхъестественное, относясь к подобным россказням достаточно скептически, воспитанная на том, что в жизни всё решают деньги, власть и сила, но никогда не шла речь о том, что со всем этим делать, когда приходит смерть. По итогу, ничего из материальных благ не решит твоих проблем в загробной жизни, если это так можно назвать. Остаётся только привыкнуть к новым правилам игры и к этой душной температуре. Судорожно выдохнув, Кастельяно прикрыла глаза и медленно принялась растирать виски, в попытке настроиться мыслями на воспоминания о прохладе кондиционера в своей квартире, в которую она уже не вернётся. В какой-то момент ей действительно стало легче, даже дышалось свободнее и она наконец позволила себе с облегчением выдохнуть. Магия какая-то.
[indent]— Спасибо, — она чуть улыбнулась мужчине, обняв себя руками за плечи, скорее от повисшей неловкости между ними и от того, сколько всего ей придётся принять. Становилось немного не по себе. Задумчивый карий взгляд скользил по дереву, а она невольно удивилась тому, что в Аду ещё что-то может расти, хотя это дерево и не было типичным для тех, которые растут в мире смертных. Здесь всё не так и пока ещё ей страшно думать о том, что она навечно погрязнет в этой тьме, где нет ни дневного света, ни тёплых солнечных лучей, ни шума океана, только душное закрытое пространство выделенной для неё комнаты, в которое придётся возвращаться после... чего? Истязания душ, обрекших себя грехами на страдания в адовых котлах вечно подогретых адским пламенем? Потому что, она именно так всё и представляет.
[indent]Демон говорит, что она свободна, но при этом не может покинуть пределы Ада и в чём здесь свобода? Она даже сторону выбрать не сможет по окончании школы, которая ей уже не светит.
[indent]— Знаешь, — начала она, нарушив повисшую тишину, в которой Люсия мысленно прокручивала в голове новую информацию, раскладывала ту по полочкам, пытаясь заполнить для себя пробелы в некоторых вопросах, — ты напоминаешь мне моего брата, — к сожалению, это был не комплимент. Резко, судорожно выдохнув, Люсия сделала шаг назад, словно бы отстраняясь от Люцифера, потому что в какой-то момент ей даже показалось, словно лицо его изменилось и стало слишком похожим на лицо Юлиана, который ассоциировался у неё, скорее, не с родственными связями, а с тиранией, лишением выбора и всем тем, что американка с итальянскими корнями, всем сердцем ненавидела.
[indent]— Тоже говоришь, что это для моего блага, что я свободна, но запираешь меня, словно в клетку. Я не могу пойти куда хочу и делать, что хочу, потому что опять кто-то другой знает, что для меня лучше, — выдохнув, она сжала губы в тонкую полоску и вскинула полный негодования взгляд на Люцифера. Впрочем, что ещё она могла ожидать от Дьявола? Во всех мифах и легендах он самое злое и лживое существо, так стоит ли ей верить ему сейчас?
[indent]— А раз Небесам я не нужна, то зачем я Преисподней? — Сложив руки на груди, брюнетка требовательно смотрела на демона, всем своим видом буквально требуя объяснений. — Или я настолько безнадёжна, что самому Дьяволу просто скучно стало и он решил посмеяться с обычной смертной?! — Все её чувства, казалось, были просто на пределе, а голос становился на тон громче и жёстче. Было едкое ощущение того, что она просто кукла, которую используют, поиграют, сломают, а потом выбросят за ненадобностью. Она, судя по всему, и так бракованная, раз попала в лес, а не туда куда нужно было, чтобы иметь право выбора и поступить в эту чёртову школу.

[nick]Lucia Castellano[/nick][status]дочь мафии[/status][icon]https://i.imgur.com/yERSCEc.gif[/icon][sign]https://i.imgur.com/0VK3XOo.gif https://i.imgur.com/ZhWrEgO.gif https://i.imgur.com/VORaLxO.gif[/sign][info]<div class="ank"><div class="lzstory">секрет небес</div> <div class="lzinfo">Украдена Правителем Преисподней и ни о чём не жалею.</div>[/info][info4]<div class="ank">Люсия Кастельяно, 25</div>[/info4]

+1

11

Is it only when you feel a part is empty
That it's gnawing at the corners of your mind?

Ад представлялся Люциферу пространством свободы, где ничья наглая ангельская авторитетная задница не давила свысока и не кривилась от вида темного оттенка крыльев. Конечно, в большинстве случаев демону было абсолютно плевать на мнение хранителей другой стороны Равновесия, но иной раз все же хотелось пересчитать зубы некоторым особо заносчивым засранцам, смеющим рассуждать, как жить выходцам из Преисподней. Демоны не были скованы пуританской моралью, а границы дозволенного в их представлении были шаткими и весьма условными. Да что таить: философия любого темного близка к гедонизму — вечность для удовольствия, делай, что хочешь, правило лишь одно — не дай себе загнуться от скуки. Каждый и развлекался как мог. Удивительно, но при этом Ад почему-то представлялся людям территорией всего плохого и запретного, в то время как закостеневшие Небеса — чудом света каким-то, где всё прекрасно и всё как и должно быть. Бред да и только.

Однако Люций пристрастен, он здесь родился, вырос и не знал лучшего места для жизни, чем дом. Но разве в духе либерализма навязывать кому-то свои точку зрения? Вообще-то нет. Сравнение с братцем-кроликом Люсии не доставило демону особого удовольствия. Он почти не скривился и не состроил гримасу недовольства — всего лишь спрятал руки в карманы, посмотрев в сторону, на падавшие от ветра листья с дерева. Нет, становиться тюремщиком он совершенно не собирался, иначе какой во всем этом смысл? Люцифер и так имеет в подчинении тысячи душ, которым гореть до скончания веков, зачем бы ему сдалась бы еще одна, будь она хоть самой притягательной женщиной планеты?

Я не знаю, как лучше для тебя, — признался демон, вновь вернувшись к лицу девушки. Он по-прежнему пытался не терять самообладание, лишь фыркнул в ответ на её слова. — Хотел бы знать, но увы… Я не запирал тебя, а прятал. Знаешь ли, для Небес я такой же преступник, как и ты. Только я заслужил это звание заслуженно, а ты виновна лишь в том, что такая как есть. Справедливо?

Люцифер  отрицательно покачал головой. Заоблачное царство слишком далеко от справедливости. Здесь в пору восставать местному Вольтеру с лозунгами Великой французской революции: “Свобода. Равенство. Братство”. Вот только за такое агитатор будет распят быстрее, чем свершилась казнь над Иисусом, и исполнят её не богомерзкие демоны, товарищи всего дурного, а “святейшие” ангелы. Но если сын Сатаны расскажет Люсии как есть, разве поверит она его речам, произнессыным “лживым” ртом? Он своей сущности не скрывает и не отказывается от нее, когда удобно; но некоторые вещи надо увидеть своими глазами, чтобы понять реальное положение дел.

Раздраженную не-смертную недосказанности демона не устраивали, а того, что было озвучено, ей явно недоставало. Ещё немного и, того гляди, пар из ушей повалит, на таком взводе была Люсия. Она готова была метать из глаз молнии — он был спокоен внешне. Её раздирали сотни вопросов, которые не укладывались в голове — а он и рад был бы отгородиться от всего остального мира, создав свой крохотный мирок. Но разве возможно существовать вне пространства, времени, плотно закрыв ставни на окнах и двери на засов? Рано или поздно с той стороны постучат, и отмолчаться не получится.

Что ж, наверное, пора признать, что он торопит события. Как бы Люций не хотел, чтобы Люсия осталась здесь, рядом с ним, удерживать её он не может. Не хочет попросту. Какие-то мгновения он обдумывал следующий шаг. Если бы он только знал, как надо! Но в таких вопросах демон был не сведущ, он мог бы воздействовать на девушку ментально и заставить моментально рухнуть выстроенную ею оборону, но… к чему ему собачка, послушно встающая на задние лапки, когда и так имеется целый выводок дрессированных псов?

Возможно, он мечтатель. Да, так и есть — глупец, возомнивший, что именно в этот раз и именно с ней всё будет по-другому. Но вот в чем загвоздка — от себя не уйти. Кто бы ни оказался рядом, это всё равно будешь ты, так что, если хочешь иного, начинать изменения надо с себя.

Потому что я так захотел, — отрезал демон и одновременно с этим обжег гостью взглядом. Что он мог сказать ещё? Сам так и не понял, что произошло и почему именно она, но, должно быть, когда-то в детстве он видел её образ в видении, и, встретив в действительности, зацепился.

Но ты права, а я идиот.

Неспешными шагами он обошел девушку, остановившись за её спиной. Затем вытащил из кармана амулет.

Убери волосы, — не просьба, приказ.

Демон расстегнул замочек на цепочке, после чего надел оберег на шею Люсии, в конце вернув застежку в прежнее положение. Пальцы словно невзначай коснулись мягкой кожи, прочертили следы на шее, опускаясь ниже по груди, к кулону. Приподняв увесистую подвеску, Люцифер посмотрел в глаза своей гостье.

Эта вещица скроет твою энергетику, и никто из бессмертных не сможет тебя почувствовать.

Для него теперь на месте Люсии также образовалось пустое место, он не ощущал вкуса её слабого, но уже узнаваемого следа. Будто была она только что совсем недавно, а теперь взяла и растворилась. Люций схватил её за руку и поднялся в воздух, вынуждая также расправить крылья, чтобы последовать за ним.

Ну же, тебе же нужно попрактиковаться в полете, — сквозь кривую усмешку проговорил он.

Хозяин Ада тащил её наверх, к расщелине, являвшейся единственным входом в его владения. Выше, ещё выше — и вскоре два крылатых существа вынырнули из расплавленного каньона. Вот они в пространстве смертных, на поверхности земли. Еще немного — и впереди Небеса. Вместе они проносятся мимо злосчастной школы, островов, парящих в воздухе. Демон пролетел так близко к водопаду на одном из них, что порезал крылом поток, и мелкие блестящие брызги врезались в лицо. Они пронеслись над городом, брошенным несколько тысячелетий назад во время войны. Путь лежал в Цитадель — сердце небесного царства, его жемчужину и главный стратегический объект. Для знакомства с ангельским обществом, пожалуй, лучшего места и не отыскать.

Мы в “серебряном городе” ангелов, в их столице, где проживают самые достойные, — Люцифер остановился на уступе. — Мне дальше нельзя. Полагаю, о моей выходке здесь уже знают. Ты свободна. Делай, что хочешь, живи, как тебе угодно.

Свою сторону Люцифер давно выбрал и считал выбор правильным. Но истина для каждого своя, разве не так? Он предвидел, что Люсия однажды примет его и поймет смысл его слов. Но всему своё время, у нее должен появиться опыт, получить который она сможет лишь самостоятельно набивая шишки, никто не сделает этого за нее. На прощание демон положил ладони ей на плечи и обнял, прошептав на ушко:

Однажды ты вернешься, я знаю, что так случится. Но это будет исключительно твоё решение.

Он улыбнулся ни грустно, ни весело — никак, дотронулся до щеки девушки, а затем поцеловав в лоб.

В наших именах общий корень, “lux” — что означает “свет”. Свой свет я уже обрел, настало время тебе отыскать свой.

Не умел он прощаться. В моменты, подобные этому, Люциферу хотелось поскорее обрубить концы и смыться. То он и сделал, резко сиганув ввысь и послав оттуда насмешливый воздушный поцелуй.

Подпись автора

https://i.imgur.com/ikgwlKK.gif  https://i.imgur.com/pjmkt65.gif

+1

12

разбуди меня, искупай в самой ч и с т о й воде,
глаза и ладони, нет лучше нигде;

[indent]Люсия слишком привыкла к тому, что за неё решают и с ней все носятся, не смотря на то, что она этого не просит. Все знают, что для неё лучше, а её это бесит и заставляет противиться любому давлению со стороны, не позволяя голове оставаться холодной, чтобы мыслить здраво и оценивать любую ситуацию с точки зрения логики и разумных доводов. Итальянские корни плюс взрывной нрав не раз играли с Кастельяно злую шутку и даже после смерти это, видимо, не изменилось. Вот только Люцифер — это далеко не Юлиан, как она ошибочно с горяча решила, за что ей придётся очень жестоко поплатиться. Наверное, если бы в тот момент, когда демон одевал на неё кулон, девушка знала о том, что произойдёт с ней дальше, она бы ещё хорошенько подумала о том, чтобы сделать всё, чтобы правитель Преисподней передумал отдавать её ангелам. Люцифер не обязан был её терпеть, а Люсия должна была испытывать хоть мало-мальскую благодарность к нему за то, что не бросил в тёмной чаще, откуда выхода не было. Он давал ей шанс, который бывшая смертная попросту не оценила, за что ей и пришлось расплачиваться.
[indent]Гул от десятков пар белоснежных крыльев оглушал не хуже, чем грохот собственного сердца в туго сжимающейся грудной клетке. Она стояла на краю у самой пропасти с паникой в глазах глядя то вниз, на удаляющиеся алые демонические крылья, которые сосем скоро стали совсем не видны, то на приближающихся архангелов с оружием в руках, похожим на копья. Пожалуй, ей впервые в жизни было настолько страшно, а пресловутые создания света всем своим видом вызывали абсолютно противоположные ощущения от тех, какие в принципе должны испытывать люди при виде ангелов божьих. Её встретили холодностью в стальном голосе, враждебным видом и направленным в грудь острием оружия. Теперь за неё уж точно никто ничего не решал. Сначала она умерла, потом попала в Ад, а теперь из Ада её выкинули на Небеса, где её точно не ждали. Разбираться здесь и сейчас никто не стал, ведь было очевидным то, что раз её привёл демон, то ничего хорошего от неё ждать не стоит.
[indent]Под тычки копьями в спину и крылья, её затолкали в какой-то огромный зал с высокими потолками, светлый, а в самом его центре стояли пять кресел на которых восседали ангелы с золотыми крыльями. Даже не зная о том кто они, Люсия в принципе догадывалась, что эти ангелы высшего чина и, следовательно, будут решать её судьбу. Ощущая на себе изучающие и не самые добрые по сути своей взгляды, Кастельяно вся съёжилась, но внешне старалась выглядеть максимально спокойной, не смотря на то, что внутри всё туго сжималось и выворачивалось наизнанку.
[indent]— Кто она? — Сидевший в самом центре мужчина поинтересовался совсем безучастно, переводя ленивый взгляд из Люсии на стоящего сбоку от неё архангела, как будто сама девушка была пустым местом и говорить с ней было бы ниже его святейшего достоинства.
[indent]— Мы не знаем точно, главный советник Эрагон, — начал архангел, стоя смирно, словно вышколенный солдат, хотя скорее всего, им он и был, — ходят слухи о новоприбывшей непризнанной, которая не прошла испытание и была своевольно забрана Люцифером в Ад. Странно то, что на непризнанную она не похожа и её энергетика совсем не ощущается. — Главный советник коротко махнул рукой, призывая к окончанию объяснений архангела, который тут же покорно склонил голову в знак уважения, а Люсию весь этот цирк откровенно начинал веселить, если честно. А может быть, это просто истерика, от которой хочется в голос смеяться, но пока она держится в рамках приличия.
[indent]Строгий взгляд, кажется, пронизывает девушку до самых костей, словно цепляясь за висящий на её шее кулон. Серафим, видимо, догадывался в чём дело, но пока не совсем понимал, что со всем этим делать: очевидно, что непризнанная, но крылья её не соответствуют этому статусу, словно она уже приняла навязанный ей выбор быть демоном — о чём и говорили чёрные крылья за её спиной. Естественно, Эрагону не нравилось, что что-то происходило за его спиной и не по общепринятым правилам, а непризнанная почему-то резко стала демоном игнорируя весь путь, который проходили непризнанные, чтобы стать либо ангелом, либо демоном. Поднимаясь со своего места светловолосый мужчина спустился с насиженного места, всем своим видом демонстрируя собственное величие и одним взглядом указывая Люсии её место. Сжав пальцы в кулаках, она открыто смотрела в его лицо в момент, когда серафим срывал с её шеи украшение, подаренное демоном, даже не думая опускать глаза, а страх сменялся раздражительным безрассудством.
[indent]— Это досадная оплошность неразумного мальчишки, получившего власть, — начал тот, сжимая в руке сорванный кулон, камень которого рассыпался в пепел, когда мужчина разжал руку, опуская ту ладонью вниз, чтобы отряхнуть, — которую придётся исправлять нам. — Кивнув в сторону головой, он без слов отдал приказ увести девчонку, что архангелы и сделали, довольно таки грубо утаскивая её в подземелья.
[indent]Люсия понятия не имела сколько там просидела на цепях, сковывавших её руки, когда её впервые "навестили". Видимо, посовещавшись, серафимы решили, что она может быть засланным "Троянским конём" из Преисподней, а потому, их солдаты-архангелы пытали её на предмет какого-нибудь коварного плана от Дьявола, с которым он наверняка хочет захватить власть в Цитадели, подобно его отцу Сатане. Её били по лицу и меж рёбер, пытаясь выбить хоть что-то, лезли в голову, но толку от этого не было никакого, потому как в ней творился совершенный бардак, путались обрывки прошлого, но не было ничего связанного с Люцифером или тем, что он мог задумать.
[indent]— Я не знаю... я ничего не знаю... — она шептала эти слова сотнями раз, словно в дурмане, сплёвывая кровь на бархатное платье, что уже не было таким красивым как раньше. Её мучитель говорит осточертевшее "Лжешь" и её грудную клетку пробивает очередная болезненная дрожь. Внутри всё словно закипает. Ярость, гнев, злость, обида и ненависть. М н о г о  ненависти.
[indent]Люсия словно больше не владеет собственным телом. Её внезапно сильные пальцы хватают копьё, которое архангел устремил, чтобы пронзить в очередной раз её плечо, чтобы ранить, причинить боль, но не смертельную, ведь не_непризнанную на рассвете ждала казнь. В считанные секунды железное копьё от её прикосновения раскалилось до невероятной температуры, обжигая ладони белокрылого существа, что с удивлённым вскриком отбросил его в сторону. Какая-то неведомая сила бурлила в венах, наполняла каждую клеточку призывая содрать с запястий раскалившиеся расплавленные браслеты. Следующее, что попало в руки Люсии — горло архангела, которое она выжгла вместе с лицом до самых костей, оставляя лишь воняющий гарью труп с голым черепом вместо головы.
навзничь упавшие, н а с м е р т ь пропавшие;
[indent]— Нет во мне света, — одними губами прошептала девушка, прокручивая в голове последние слова Люцифера, — нет и не будет, — и это совершенно точно было её решение. Первое, осознанное и самое правильное, которое позволит ей выжить не смотря ни на что, потому что у неё сейчас чёртово ощущение того, что против неё весь мир. Копьё архангела вновь оказалось в её руке, накаляясь немыслимыми температурами, но на удивление её это не пугало, а скорее наоборот, вгоняло в азарт навевая мысли и желания о том, что ей хочется крови и хочется сделать всем им так же больно, как они сделали ей. И не факт, что только ангелам. Всё же, Люцифер бросил её.
[indent]Она толком не понимала, что за метаморфозы происходят с её телом, откуда в нём эта сила, но одно её прикосновение раскаляло, плавило и сжигало, чем она и пользовалась, со всей возможной яростью убивая всех ангелов, что попадались ей на пути. Пальцы, ладони, запястье и всё предплечье до локтя словно облизывали тонкие языки пламени, но её коже вреда не приносили, лишь тем, к кому она прикасалась. Свежий воздух повеял долгожданной свободой, но просто уйти у неё не вышло — ангелы полетели следом. Она с трудом понимала сколько длилась погоня, даже не понимала куда летит, то и дело уклоняясь от летевших в неё копий, но одно откуда-то сбоку угодило прямиком в основание крыльев, пробив оба, от чего Люсия потеряв равновесие просто полетела вниз, в темноту. Земное притяжение оказалось совсем не милостивым встретив её глухим ударом о каменный парящий остров, от которого её тело словно рикошетом отлетело в какую-то пещеру, после чего её сознание погрузилось в темноту.

[nick]Lucia Castellano[/nick][status]дочь мафии[/status][icon]https://i.imgur.com/yERSCEc.gif[/icon][sign]https://i.imgur.com/0VK3XOo.gif https://i.imgur.com/ZhWrEgO.gif https://i.imgur.com/VORaLxO.gif[/sign][info]<div class="ank"><div class="lzstory">секрет небес</div> <div class="lzinfo">Украдена Правителем Преисподней и ни о чём не жалею.</div>[/info][info4]<div class="ank">Люсия Кастельяно, 25</div>[/info4]

+1

13

Дикие животные, попавшие в руки к человеку в раннем детстве, не сумеют выжить в естественной среде — это известный всем факт. Птица, заключенная в клетку, продолжает поворачиваться к звездам, указывающим путь стае во время долгих перелетов. Любой узник мечтает о свободе, но, заполучив её, знает ли он, что с ней делать? Как распоряжаться жизнью, оказавшись один на один с себе подобными, которым нет до тебя никакого дела?.. Многие ломаются от осознания, что все прежние мечты оказались фальшью, игрой воображения, не имеющей ничего общего с действительностью. Реальность безжалостна, она разбивает розовые очки и топчет ногами слабые души. Бойся своих желаний, ибо они имеют свойство сбываться совсем не так, как тебе хотелось.

Говорят, что надо уметь отпускать. Люцифер всегда считал это вздором чистой воды, разве можно оторвать и выбросить то, чем дорожишь, что важно? С этим утверждением он существовал до тех пор, пока однажды не понял, что нельзя стать кому-то милым против воли. Насилие не является знаком любви, скорее проявлением слабости, невозможностью удержать кого-то рядом, кроме как силой. Всё чаще в голове крутились вопросы о целесообразности и разумности, которые незаметно слились в проблему правильности. “Правильность”? Разве об этом должно размышлять демону, ведь порядок — не его стихия? Однако истина в том, что неподдельное не чуждо жителям Ада, точно также как и смертные, они цепляются за эмоции, которыми стремятся наполнить своё существование. Ведь чувства равны энергии, подпитывающей бессмертие. Без подзарядки внутренняя батарея быстро сядет; река пересохнет, если колесо мельницы перестанет крутиться; а цветущий луг завянет. Если один только страх заставляет кого-то находиться рядом — это не источник, это засыпанный колодец. Если найдется кто-то, кто будет понимать с полуслова, а в воздухе возникнет та самая искра, о которой так часто пишут смертные в своих книгах, разве потребуются иные причины, чтобы быть вместе?.. Это желание должно быть обоюдным, только так способно возникнуть притяжение.

Люций сомневался, стоит ли отправлять Люсию в большой мир. Но если бы не выпустил, то как скоро она возненавидела бы демона? Пожалуй, это вопрос времени. Она должна понимать, когда ей врут, а когда говорят правду. Должна знать, от ЧЕГО воздвигнуты стены и почему ИМЕННО ТАК лучше. Но сложно отделить правду от лжи, не зная, что находится снаружи. И в этом состоял еще один довод за то, чтобы отпустить не-смертную. Но если разум понимал необходимость такого шага, то всё нутро протестовало. Знать, что ТАК надо, не значит разом выкинуть все мысли из черепа, не поддаваться воспоминаниям и не выискивать ходы, чтобы не оставлять Люсию там, под неприветливым небом столицы. Но сколько бы он ни обдумывал иные пути, всё так или иначе сводилось к одному: Люций не мог не дать ей свободу.

Ползли дни, казавшиеся жвачкой, разжеванной и вытянутой в длинную нить. Забот меньше не стало, дела всегда находили Люцифера, однако не мог он ни во что погрузиться с головой. В одну секунду он решал подорваться с места и броситься на поиски Люсии сейчас же, но рассудок подсказывал, что не время, слишком рано, надо выждать и дать ей возможность наломать дров самой. Демон почувствовал, когда вакуум исчез, и он снова мог ощущать знакомую энергетику, чуть окрепшую за последние дни. Но и тогда он удержался от порыва и остался в Преисподней.

Жди, момент ещё не наступил”, — говорил он себе, сильнее впивался в подлокотник темного трона, сохраняя невозмутимое выражение лица.

Он знал, что Люсия так и не научилась прятать свое присутствие, и он ощущал её, не важно, как далеко она теперь находилась. Демон представлял, где искать девушку, если бы отправился на поиски прямо сейчас. И совершенно внезапно след её оборвался, невидимая связь, о которой не-смертная, наверняка, даже не догадывалась, перестала существовать.  В тот же миг сердце упало в пятки, а на лбу выступил холодный пот. Боль догадки кольнула сердце, заставив его биться часто-часто, но сознание велело угомониться, отказываясь верить, что с Люсией произошло что-то ужасное или что теперь её больше нет. Демон бросился к картам, пальцем водя по территории, где, по его ощущениям, была девушка совсем недавно. Остановился на точке, где она пропала. Древние пещеры. Именно там её и следовало разыскивать.

Как Люцифер ни старался сохранить хладнокровие, нервные жесты выдавали настроение. Он сомневался. Во всем: в оправданности изгнания, в состоянии Люсии и верно ли он поступил, выжидая столько времени? Быть может стоило забрать её сразу, как только в эфире снова появился маячок её энергетики? Но к черту теперь думы, всё уже сделано и назад дороги нет. Подбираясь ближе к скалам, Люций понял, что рядом уже никого не было, а может кто-то также блуждал под сводами каменных коридоров. Никто не осмеливался заходить далеко вглубь лабиринтов, боясь не вернуться обратно, но, очутившись внутри, демон сразу же незримо коснулся ментального света, который и вывел его к искомому. Кровь на теле девушки стала ярким подтверждением, что что-то произошло. Но что? Наверное, лучше не думать об этом сейчас. Люцифер коснулся пульсируюшей венки на шее юной бессмертной и убедился, что с ней все в порядке. Истощена эмоционально и физически, в отключке, но ничего смертельного. Он хотел бы отнести её в знакомые и удобные комнаты, но захочет ли она этого? А посему демону только и оставалось, что дожидаться, когда девушка очнется. Тупо. Молча. Ждать. Впрочем, милость он все же сделал — снял пиджак и подложил ей под голову.

Он ничего не сказал, заметив, что Люсия пришла в сознание. Не задавал вопросов и не обрушился с тирадой упреков, доказывая, какая она безрассудная. Зачем? Если всё было оправдано, она сделает выводы, которые сделать должна.

Крылья придется вырвать, — отстраненно произнес демон после длительной паузы. — Это больно.

Отредактировано Lucifer (2021-02-15 07:00:02)

Подпись автора

https://i.imgur.com/ikgwlKK.gif  https://i.imgur.com/pjmkt65.gif

+1

14

[indent]Жизнь не бывает милостива даже после смерти. Особенно к прежде жившим в достатке, имевшим абсолютно всё, но в силу собственной глупости не ценившим все данные им блага. К сожалению, Люсия оказалась именно такой: глупой недальновидной девчонкой, желавшей вырваться в большой и страшный мир, ко встречи с которым она готова не была, ни физически, ни морально. Она не ценила брата, который очевидно не хотел ей зла, но делал это в своей привычной манере, когда всё должен решать и контролировать он сам. Она не оценила порыв Люцифера дать ей новую жизнь и возможности, которые никто другой не смог бы ей предложить. Люсия как тот упёртый баран упиралась "рогами" во всё, что попадалось на пути, не желая трезво оценивать происходящее, чтобы понять, что на самом деле ей дают всё, только бери и умело пользуйся, чего она, естественно, не сделала и в этот раз. Ей надо было рискнуть собственной жизнью и здоровьем, чтобы понять, что игры кончились, что она не такая сильная, какой хочет казаться и это, чёрт побери, крайне дерьмово. Это угнетает. Как и угнетает мысль о том, что так или иначе, она зависима от других, раньше это был Юлиан, а теперь это... кто? Когда она летела вниз с подбитыми копьём крыльями, которые словно свело судорогой от пронзившей их боли, Люсия прекрасно понимала, что едва ли Люциферу она будет теперь нужна. Она могла бы сразу сигануть за ним вниз, но растерялась, словно напуганный маленький ребёнок, которого заставляют выбирать между чем-то важным, а она просто хочет конфетку и спать. Дьявол мог расценить это как предательство и это было бы вполне справедливо, хоть не правдиво, потому что нельзя предать того, кого толком не знаешь. А Люцифера она действительно не знала.
[indent]Люсии пора было повзрослеть, по-настоящему. Прекратить быть не_маленькой избалованной девочкой, привыкшей, что всё подадут, стоит ей только показать свой паскудный характер и с недовольством прищурить чернеющие от раздражения глаза; стоит прекратить думать, что все ей что-то должны. Она осталась один на один с этим миром и, если честно, второму шансу совершенно не рада, ведь упустила возможность использовать его по назначению и, может быть, стать кем-то большим, чем она всегда была. Упущенные шансы, зачастую, всегда оказываются самыми решающими в нашей жизни и повезло тому, кто всё же успел. Увы, Люсия не относится к счастливчикам.
[indent]Если честно, перед самым падением на скалистый парящий остров, Люсия мысленно попрощалась с жизнью. Удар был сильным, отключилась девушка в ту же секунду, как голова коснулась твёрдой поверхности и сколько она пробыла в этом бессознательном состоянии сложно было сказать. Ощущения возвращались медленно: сначала в нос ударил запах сырости, противный, до боли похож на тот, которым провоняла вся камера в ангельской Цитадели, где её держали до этого; затем звон в ушах вперемешку со слабым, медленным стуком собственного сердца, пульсом отдающего где-то в ноющих висках; и только потом она начала ощущать дикую боль во всём теле, словно внутри все косточки пошли трещинами, но самым страшным было то, что конечностей она не ощущала, руки и ноги словно онемели, Люсия даже шею повернуть не могла. Пожалуй, единственное сравнимое состояние — как-будто грузовиком на высокой скорости сбило.
[indent]Болезненный стон сорвался с губ, когда девушка медленно разлепила тяжёлые веки с запекшейся на слипшихся ресницах кровью, что багровыми разводами испачкала её лицо от виска, по всей щеке и вниз по шее. Недавнее ощущение невероятной злости, с которой она убивала слуг господних словно одержимая, оставило после себя лишь звенящую пустоту, а когда размытый взгляд кое-как сосредоточился на сидевшем недалеко Люцифере, Люсия на удивление не смогла в себе найти ни крупицы из того, что ощущала когда её руки готовы были жечь и плавить всё на своём пути. От былого ощущения силы не осталось ни следа, только дикая усталость, которая не давала даже нормально подняться, как будто всё произошедшее было только сном, вот только кровь на теле, раны и ссадины говорили об обратном.
[indent]— Ты был прав, — хрипло, болезненно выдохнула брюнетка, горло саднило от сухости. Наверное, это самая страшная фраза не только для неё. Признавать кого-то кроме себя правым в принципе сложно, особенно для Люсии, но в её словах не было ни капли лукавости или язвительности, только тихая печаль, сокрушение и какое-то смирение, что ли. — Делай то, что должен, — да, будет больно, но боль и так сидит в её теле, отзываясь ноющими ощущениями при каждом, даже самом коротком движении, но Люсия даже представлять не хочет, насколько жалкой и беспомощной она выглядит.
[indent]Ну и зачем Дьяволу возиться с такой ходячей неприятностью? Хотя она и так знает ответ на этот вопрос — просто потому что Он так захотел. Нехотя отрывая голову от его пропахшего дурманящими терпкими пряностями пиджака, Люсия с трудом, но всё же приняла сидячее положение спиной к Дьяволу, которому предстояло вырвать ей более непригодные крылья. Что будет дальше? Люсия не знает этого, но хорошо помнит, что он не переносит неопрятность, как раз именно тот вид, в котором она сейчас перед ним предстаёт. Вопрос том, оставит он её здесь или даст ещё один шанс? Который ей хотеть слишком нагло.

[nick]Lucia Castellano[/nick][status]дочь мафии[/status][icon]https://i.imgur.com/yERSCEc.gif[/icon][sign]https://i.imgur.com/0VK3XOo.gif https://i.imgur.com/ZhWrEgO.gif https://i.imgur.com/VORaLxO.gif[/sign][info]<div class="ank"><div class="lzstory">секрет небес</div> <div class="lzinfo">Украдена Правителем Преисподней и ни о чём не жалею.</div>

[/info][info4]<div class="ank">Люсия Кастельяно, 25</div>[/info4]

+1

15

Создатель наделил людей бессмертной душой, которой не было у ангелов и демонов. Да, жизнь может протекать вечность, но, как и каждый смертный, существа более высокого порядка задавались вопросом: а что потом? Но впереди — пустота, забвение. Пожалуй, термин “небытие” — самое подходящее описание перехода из жизни в ничто… Помимо жизни после жизни Творец дал людям свободу выбора. Они сами управляют своей судьбой; каждый шаг, каждое действие может стать решающим и позволить свернуть на иную дорожку. Пусть впереди была неизвестность, но человечество решало само, к какому будущему желает прийти. У Люцифера не было выбора, никто никогда не спрашивал, о чем он мечтал и кем хотел стать, когда вырастет. Его предназначение было начертано за долго до того, как сын Сатаны произнёс своё первое слово. Единственное, что он имел право решить — пасть или продолжить сражаться. Он и продолжил. Резкий, безжалостный, заносчивый… разве кто-то допускал хотя бы мысль, что другим правитель Ада попросту не может быть? В случае Люцифера окружение сформировало характер. Люций стал тем, кем должен был. Однако наблюдать за пташкой с поломанными крыльями, которая по-прежнему имеет право решать, было по-своему интересно…

Чем быстрее отодрать пластырь с кровоточащей раны, тем проще. Первые крылья слишком легкие и не обладают нужным размахом, не мудрено, что, столкнувшись с неприятностями, Люсия попросту не смогла сбежать. Она физически не имела возможности кого-то обогнать и оставить позади.

Представь, что твои крылья — молочные зубы, от которых пришло время избавиться. Чтобы выросло новое, нужно избавиться от старого.

Демон схватил её крыло под самое основание. Резко дернул, сломав кость каркаса внутри, затем оторвал мясо. Лишить крыльев бессмертного — все равно, что оторвать крылья птице. Это не так просто, как может показаться. И, если не знать, как это делается, можно долго промучить  жертву, заставляя истекать кровью и лезть на стенку от невыносимой боли.

Всё новое рождается через боль, — проговорил Люцифер, отбросив в сторону запачканные кровью старые крылья, которые теперь больше напоминали конечности чучела из музея редких птиц, нежели настоящие, прежде кому-то принадлежавшие. — Но это не всё. Чтобы вырастить новые, ты должна захотеть испытать новую боль, принять её, позволив силе воли воспарить над физическими страданиями.

По сути, выращивание новых крыльев — то же мученичество, столь почитаемое церковниками. Только в бытности бессмертного это не жертва ради других, а необходимый процесс, прежде всего, для тебя самого, так как бессмертный без крыльев — посмешище.

Руки демона также были вымазаны в чужой крови. Ну же, Люсия, позволь новому оперению появиться за спиной, вытолкни его из себя, как это делают роженицы, готовые произвести на свет еще одного человека. Соберись.

Он знал, что окажется прав. Так всегда происходило. Люцифер рад бы ошибиться, но увы. Что бы ни говорили легенды смертных, Дьявол не лгал. Для того, чьим главным  грехом значилась гордыня, врать было бы слишком неправильно.

Вижу, ангелы оказались не тем, что ты надеялась увидеть, — сказал демон.

Он обошел девушку со спины и остановился напротив её лица, замызганного и грязного, как у бродяжки. Вид Люсии напоминал о временах борьбы с Мальбонте, когда каждый участник сражения выглядел также, как она теперь. Что ж, должно быть, её личное сражение было не менее сложным. Демон опустился на корточки так, чтобы их глаза оказались на одном уровне. После чего схватил девушку за шею липкими от крови пальцами и с силой притянул к себе до тех пор, пока не упёрся любом в её лоб.

Теперь ты знаешь, чего жаждет твоё сердце? — шипя, полушепотом спросил Люцифер. — Весь Ад мог пасть к твоим ногам, тебе поклонялись бы князья. Ты могла вдыхать боль как наркотик и существовать ради одного лишь удовольствия. Но ты не захотела.

Губы скривились от отвращения. Крохотная букашка, живущая в мире людей, смогла заинтересовать первого среди демонов, но у неё не хватило ума, чтобы понять это. Люций схватил девушку за волосы на затылке и потянул вниз, заставляя её поднять подбородок. Как красиво блестели её глаза, как очаровательно опускались уголки рта и трепетали ресницы то ли от волнения, то ли от негодования. Даже неряшливые кудри волос, смешанные с высохшей грязью, не портили её. Как может существовать нечто столь привлекательное снаружи и столь пустое внутри?.. Он уткнулся носом в щеку Люсии, вдыхая запах её энергетики, перебиваемый смрадом сырости. О да, она стала сильнее, чем при последней их встрече, в ней открылся талант. Так скоро…

Но, знаешь что? Дьявол милостив, — погладив копну волос, шероховатым голосом проговорил демон на ухо девушке. — И я исполню одно твоё желание. У тебя будет время подумать.

Миг — и Люцифер убрал руки, позволив Люсии самостоятельно болтаться в воздухе. Он легко поднимается на ноги, затем хватает девушку под локоть и тащит к выходу из пещер. Вызвав водоровот, демон закидывает в неё сначала не-смертную, затем прыгает сам, попутно вылавливая её в крутящейся воронке, чтобы не потерялась и не оказалась вынесенной куда-то отдельно. Люций не думал о месте назначения, не его мысли теперь имели вес. Не он, а юная бессмертная невольно выберет место, где хочет очутиться. Но об этой особенности водоворота ей только предстоит узнать.

Подпись автора

https://i.imgur.com/ikgwlKK.gif  https://i.imgur.com/pjmkt65.gif

+1

16

[indent]На месте Люцифера, Люсия не дала бы себе второй шанс. Чисто логически и чисто объективно, она его не заслужила просто. Ей всё подали на блюдечке с голубой каёмочкой, бери, пользуйся, вкушай запретные сладкие плоды новой жизни, полной приключений, власти, боли и удовольствий, но нет же, надо было всё испортить своим бараньим упрямством. Дура. Теперь, если она таки получит свой уже третий шанс, то придётся его отрабатывать упорно и зубами землю грызть, чтобы доказать Дьяволу, что она достойна быть среди демонов. Как бы странно это не звучало, ведь по сути смертные с уверенностью считают, что нужно заслужить место среди ангелов, а не их противоположностей. Ведь быть грешным куда проще, нежели праведником. Не интересоваться нормами морали, творить всё, что душе будет угодно, не волноваться о том, какими могут быть последствия тех или иных твоих действий, не мучиться угрызениями совести.
[indent]По крайней мере, так кажется, когда ты смертная, но когда попадаешь на "ту сторону", но иллюзия рассеивается и ты понимаешь, что на самом деле всё не так как внушалось веками верующими представителями церквей. Добро и зло оказывается весьма эфемерным, совершенно не разделённым на белое и чёрное, хотя с виду кажется именно так. Дерзкие демоны, живущие в жерле Адовом среди монстров и живых мертвецов, прислуживающих им и помпезные ангелы, одетые в белоснежные одежды, всем своим видом оказывающие свою холодность и отстранённость от мирских проблем, демонстрирующие своё безразличие к людям, что так верят в них, в их добро и справедливость.
[indent]Но где была их справедливость, когда Люсия умоляюще шептала о том, что она ничего не знает, желая чтобы физические мучения прекратились; где была их хвалёная добродетель, когда они истязали её живую, кровоточащую плоть, предпочитая сначала замучить до полусмерти, а уже потом пытаться разбираться в ситуации. Впрочем, никто бы и не стал разбираться, её бы просто казнили из-за того, что она по ошибке пошла в лес, а не сиганула в пропасть и якшалась с Дьяволом. Разве это определяет её как ангела или демона? Разве не имеет значение её обучение в той же школе, её успехи или неудачи в чём-то? Хотя если так подумать, то это действительно больше не имеет никакого значения. Школа ангелов и демонов больше не светит ей, так же как и Небеса.
[indent]Вырванные чёрные крылья навсегда останутся для неё клеймом, шрамами, которые прикроют новые, но она будет знать, будет чувствовать каждой клеточкой, каждым нервным окончанием, что шрамы там останутся, а кровь от сломанных крыльев навсегда впитается в кожу. Может шрамов на теле не останется, она пока не совсем понимает, как всё это работает, но Люсия точно знает, что боль, принесённая ей ангелами, навсегда останется с ней. Первая настоящая боль разочарования, о которой она будет вспоминать каждый раз, когда в голову начнёт закрадываться мысль с сомнениями в выбранной стороне. Впрочем, тут скорее не она выбирала сторону, а сторона её.
[indent]— Я хочу... жить, — сквозь плотно стиснутые зубы шипит девушка, словно ощетинившаяся кошка, но не дёргается в его руках, потому что собственное тело словно окутывает странная дымка, от которой ей хочется ему подчиниться. Люсия никогда не испытывала ничего подобного ни к одному мужчине, хотя и было их всего... один, чёрт побери. Но это не важно, потому что он — сам Дьявол, а она — просто грёбаная неудачница, которую сделала фамилия отца и его же денежный капитал. По сути, Люсия Кастельяно в Аду никто. И либо она останется никем, либо из кожи вон вылезет, но добьётся хоть какого-то уважения самостоятельно.
[indent]Близость с Люцифером, такая короткая, но такая яркая, обжигала и дурманила. Девушка невольно прикрыла глаза чуть потеревшись щекой о его нос, словно приласканная хозяином зверушка, но этот контакт был грубо разорван, оставив за собой лишь странное горькое послевкусие и застрявший в горле ком. Почему её бросает в дрожь рядом с ним? Почему дышать становится труднее и внутри всё до боли сжимается? Он явно как-то ненормально действует на Люсию, хотя вполне вероятно, Дьявол на всех так действует, не зря же его считают искусителем. Но об этом думать не получалось, открытые раны на спине кровоточили, размазываясь крупными алыми каплями по коже, впитываясь в ткань испорченного платья, а она всё никак не могла сосредоточиться, чтобы выполнить то, что от неё требовалось — вырастить новые крылья.
[indent]Водоворот встречает немилостивыми порывами ветра, шумом, забивающим слух и единственной мыслью: я хочу остаться с тобой. С этим желанием, о котором ей и думать долго не нужно было, Люсия попросту полетела вниз. Она понятия не имела где окажется, но в голове почему-то возник образ выделенной для неё комнаты в Преисподней, да, мрачной, но по-своему уютной и если начинать новую жизнь, то хотелось бы оттуда. Её рука крепко хватает руку Люцифера, а всё её естество буквально трепещет от принятия очевидного, что быть ей демоном и не иначе. Почему-то, именно сейчас, летя куда-то в бесконечную тёмную пропасть полную неизвестности, девушка судорожно выдохнула со странным умиротворением прикрывая глаза и сосредотачивая всю себя на том, чтобы получить желаемое. После чего каждая косточка и клеточка в её теле словно начали прорезаться в области лопаток и когда пришло время касаться ногами твёрдой каменистой адской земли, она зависла буквально в полуметре, понимая, что её собственные новые крылья держат её в воздухе и после пары коротких взмахов, её босые ноги касаются земли.
[indent]— Научи меня всему, — не громко, но достаточно твёрдо говорит брюнетка, аккуратно убирая свою руку из руки Люцифера, почему-то думая, что это неуместно, он ведь Дьявол, а она обычный демон, пока ничего толком не умеющий. Но может всё не так уж и плохо в её случае? — И мне не нужно обдумывать желание. Я хочу остаться здесь, в Аду,с тобой.

[nick]Lucia Castellano[/nick][status]дочь мафии[/status][icon]https://i.imgur.com/yERSCEc.gif[/icon][sign]https://i.imgur.com/0VK3XOo.gif https://i.imgur.com/ZhWrEgO.gif https://i.imgur.com/VORaLxO.gif[/sign][info]<div class="ank"><div class="lzstory">секрет небес</div> <div class="lzinfo">Украдена Правителем Преисподней и ни о чём не жалею.</div>

[/info][info4]<div class="ank">Люсия Кастельяно, 25</div>[/info4]

Отредактировано Rebecca Walker (2021-02-16 00:10:09)

+1

17

Дьявол милостив, но разве шел разговор о всепрощении?.. Люцифер, как, наверное, и любой другой демон — нет, не злопамятный, однако память у него хорошая, и о некоторых огрешностях он забудет очень не скоро, время от времени тыкая пальцем в допущенный в прошлом косяк и откровенно издеваясь. И он слишком осторожен, чтобы с раскрытыми объятиями вновь принимать тех, кто когда-то отвернулся; слишком недоверчив, чтобы позволить себе повторяться дважды — ведь всё это проявления непозволительной в положении Люция роскоши под названием слабость. Когда горячность уступает место холодной рассудочности, всё начинает видеться в совершенно ином свете. Там, где раньше благоухали розы и пели соловьи, теперь видна колючая проволока и раздается вой сирены. Люцифер не мог не задуматься о причинах столь резких изменений в Люсии. Что-то спрятанное глубоко внутри хотело ей верить — ангельские методы поиска истины в самом деле вызывали отвращение и в жителях Преисподней; в то же время другая часть демона, более разумная, напевала, что юную бессмертную вполне могли сделать засланцем Небес, которым сын Сатаны давно стоит поперек горла. Он не шел на контакт и откровенно плевал с высокой колокольни на уставы и запреты белокрылых. Когда трон Ада стал принадлежать Люцию, Небо и Пекло отдалились как никогда прежде. Преисподняя больше не была вассалом Света, не подчинялась и не отчитывалась ни перед кем сверху. Земля всех демонов стала автономной, и… едва ли кто-то за облаками не скрипел зубами от одного упоминания имени Люцифера.

Нет, он был бы слишком беспечным, если бы позволил себе пойти на поводу у желаний, таких нерациональных, но всё же являющихся неотъемлемой частью его сущности. Прежде чем разрешить себе забыться в чем-то хотя бы на мгновение, требуется подготовить фундамент. И Дьявол был бы не Дьяволом, если бы существовал в неведении относительно того, что творится под носом. Однако он не извращенец, который получает удовольствие от лицезрения пыток, достойных средневековой инквизиции, а ещё ничего не делает просто так.

Демон бы слукавил, сказав, что не был удивлен выбором места, в котором хотела очутиться Люсия. Водоворот выбросил обоих на знакомых камнях, где каждый холм говорил о его территориальном расположении — адские песчаные барханы не спутаешь ни с какими другими, пейзажи Преисподней имеют свой непередаваемый шарм, единожды лицезрев который, ни за что не спутаешь ни с чем другим. Помимо этого, на родине и воздух был другим, вдыхался легко, так что Люций сразу понял, что оказался дома. Однако видом он не выдал недоумения, черты лица оставались резкими, словно готовыми порезать любого, кто осмелится коснуться. Знакомые места, с одной стороны, должны были [должны же?] обрадовать — наконец-то до Люсии дошло, что не просто так её затащили в Ад и не советовали покидать его пределов, но червь недоверия, проникший в голову, капал на мозг, находя подтверждение опасениям. Нет нужды садить Люсию на цепь и пытать — узнать правду можно проще и абсолютно безболезненно, если помнить, кто такие непризнанные и каковы их особенности.

Я должен кое-что сделать, — произнес демон, поймав маленькую ладонь и притянув девушку к себе. — Всё, что от тебя требуется — не оказывать сопротивления. Откройся мне…

Люцифер вздохнул. Облизнул губы перед тем, как дотронуться до скул Люсии и заглянуть в глаза. Первые мгновения не происходило ничего, и сын Сатаны начал нервничать, заподозрив, что ангелятня уже успели обучить не-смертную технике блокировки сознания. Естественно, засылая лазутчика в стан врага, это первый навык, который должен усвоить шпион! Однако потом зрачки расширились, растянулись кляксой, а после поглотили демона целиком. Он видел мир глазами Люсии, старательно пролистывая все неинтересовавшие эпизоды, отбрасывая ненужные в данный момент воспоминания. Затем, когда добрался до событий последних дней, взор его замедлился, стал более внимательным, и… ничего. На какой-то миг Люций даже возмутился ограниченности ангелов: им в руки попал такой удобный во всех смыслах образец, из которого можно вылепить что угодно. И как воспользовались они им? Никак. Грубая сила, угроза истребления — ни намека на деликатность.

“Безмозглые остолопы”, — фыркнул Дьявол, вернувшись в реальность.

Он убрал грязные пряди волос со лба Люсии. Эта неделя далась ей тяжело. Всегда непросто наблюдать, как знакомые ориентиры рассыпаются в прах, а тебя утягивает и закручивает как в стиральной машине. Всеми оберегаемая принцесса мафии явно не была готова к подобным переменам. Но с этим уже ничего не поделаешь.

Не буду врать и обещать безоблачное будущее, — сказал Люцифер, заглядывая в темные глаза девушки, но на сей раз не напролом нарушая все личные границы, а мягко, не преступая допустимой черты. — Ад — далеко не самое прекрасное место из виденных тобой.

Люций неопределенно пожал плечами.

Здесь в самом деле до скончания времен истязают грешников, а общество утопает в пороках.

Следующую фразу он произнес более тихо, наклонясь еще ближе к Люсии, словно собирался поделиться величайшим секретом:

Но нам так нравится.

Легко не будет. Преисподняя — не то место, где можно почивать на лаврах. И поблажек не будет. Люцифер не станет обещать поддержку, скорее всего, он наоборот сделает всё, чтобы не замечать новенькую демоницу и не дать, чтобы её заметили другие [пояснение, мол, так будет лучше, не прокатит, так ведь?] Губы демона дрогнули в хитрой улыбке.

Пока отправишься к чертям, пусть покажут тебе, как здесь всё устроено. Увидимся!

Сказав это, он развернулся к девушке спиной и взмыл в воздух, оставив её одну..? Не совсем. Низшие демоны уже направлялись к незнакомому им лицу. Люцифер не мог сказать, как будет дальше. Несомненно, невидимая сила, что влекла его к Люсии с момента, как впервые увидел её, никуда не делась. Но потребуется время… да много для чего. А пока он оглядывается через плечо, а после делает в воздухе круг, вновь ловя на себе горящие глаза. Переодеваний в этот раз не будет — Люсия справится с этим сама. А гостеприимство, как могут, проявят черти. Люцифер касается рта двумя пальцами, пахнущими её кровью, и посылает новорожденной демонице воздушный поцелуй, а затем пулей улетает прочь.

Подпись автора

https://i.imgur.com/ikgwlKK.gif  https://i.imgur.com/pjmkt65.gif

+1

18

[indent]Люсии предстояло о многом узнать и ещё большему научиться. Эта новая "жизнь" обещала, что скучно не будет, но и легко не будет тоже. Самое время было отвыкать быть принцессой, над которой все трясутся, как над хрустальной вазой. Больше не будет не только нравоучений и слежки брата за каждым её вздохом, но и не будет брендовой одежды, дорогих туфель, целой гардеробной отведённой только под одни сумочки и полётов на выходные на Бали или Мальдивы, где единственной нужной одеждой был купальник, а под палящим солнцем на кожу красиво ложился бронзовый загар. Её ноги больше не будут утопать в горячем белоснежном песке, тело больше не погрузится в бирюзовую прохладу океанических вод, а пальмы широкими листьями под дуновением лёгкого ветерка не будут дарить небывалое душевное спокойствие. Вот оно, то самое сожаление о том, что не ценила то, что имела, когда оно у тебя было в свободном доступе, а теперь обо всех благах человечества Люсии остаётся только мечтать и вспоминать былое время, которое она тогда искренне ненавидела, а теперь?..
[indent]Последние дни, недели или даже месяцы [Кастельяно пока не особенно разобралась с течением времени в Преисподней по сравнению с миром живых] для неё были той ещё пыткой. За всё это время она ни разу не говорила с Люцифером, да и видела его редко, только мельком и в компании либо высокопоставленных демонов, либо очень не дурных собою и не очень скромно разодетых демониц, что так и лепетали подле Властителя Ада, что даже не удивительно. Впрочем, она была настолько горделивой, что всё равно не подошла бы к нему первой. Да и о чём им говорить? Таких как она в Аду хватает, а жаловаться на что-то девушка не собиралась, не в её правилах и не в её положении. Да, ей было чертовски тяжело, особенно, когда приходило время учиться владеть в полной мере своими крыльями или тренироваться с даром, благодаря которому она и сбежала от ангелов, а поскольку в школе ангелов и демонов она не училась, то местным демонам без особого на то желания, приходилось её обучать всему, начиная от полётов и заканчивая обучением владеть своим телом. Было, естественно, и время затишья, когда её не мучали "побоями", то бишь тренировками, после которых она вечно ходила в синяках, благо, регенерация достаточно быстро справлялась с этой проблемой. Во время отсутствия силовых тренировок, после которых у неё невольно складывалось впечатление о том, что её готовят как универсального солдата на войну, наступал мозговой штурм в ходе которого приходил черёд чертей капать ей на мозг с очередной книгой в руках и это было реально сложнее, чем махать крыльями. Её постоянно заставляли что-то писать, рисовать пентаграммы, учить слова от которых язык сломать можно было в процессе произношения и всё это знатно злило, особенно, когда не получалось с первого или со второго раза.
[indent]Если так подумать, то ей просто некогда было даже вспоминать о Властителе Ада, которому и без того было чем и кем заняться. Всё накипевшее за время обучения раздражение Люсия с лихвой выливала на головы грешников, истязая их и кто бы знал, что черти весьма хороши в пытках? И кто бы знал, что один из чертей, который видимо был приставлен к Люсии на постоянной основе пока она обучается, в итоге сумеет стать для неё кем-то вроде... друга? Наверное, это просто потому, что кроме него ей даже не с кем поговорить было. Кто бы мог подумать, бывшая элита среди людей, теперь якшалась с низшим существом в Аду.
[indent]— У меня уже голова пухнет от всей этой литературы, — с недовольством бубнит себе под нос Люсия, сидя на постели в своей комнате в "позе лотоса" обложенная книгами и листая одну из них, исписанную древними письменами.
[indent]— Это история Преисподней, глупая смертная! — Возмущённо причитал чёрт, почти с благоговением порхая над книгами и плюхаясь на край кровати. Она даже не обижалась уже на это его "глупая смертная", потому что это начинало звучать уже привычно и даже в некоторой степени мило. — И каждый демон должен её знать! Ты ведь хочешь стать полноценным демоном? — Его безобразная, но уже такая привычная чертячья морда щуриться пытливо всматриваясь в Люсию, которая лишь обречённо вздыхает.
[indent]— Как будто у меня есть выбор, — пожимая плечами, она вновь углубляется в чтение истории о Сатане, отце Люцифера, периодически задавая интересующие её вопросы адскому приспешнику, который, видимо, знал достаточно много в силу очень не малого возраста, но при этом умело обходил щекотливые темы, которые касались его нынешнего Властелина. Ладно, она это понимала и не хотела, чтобы ему влетело за её любопытство, но к концу нынешнего урока, она таки решилась кое о чём его попросить.
[indent]— Я вроде сегодня почти не косячила, так? — Поинтересовалась она с самой милой мордашкой, которую только смогла состроить, на что чёрт без задней мысли кивнул, складывая книги на полку. — А значит, вполне заслужила маааленькую награду, так? — Подхватив из его лапы книгу, которую чёрт в силу роста не мог поставить на верхнюю полку, что Люсия и сделала вместо него, пока на чертячьей морде застыло озадаченное выражение. — Я хочу наверх, — от такой наглости смертной существо замерло пару раз моргнув, явно не догоняя при чём здесь он, — ну, не совсем прям наверх, не к людям, я понимаю, что это невозможно... я хочу к парящим островам, хотя бы не надолго. Я хочу увидеть звёзды, ну пожаааалуйста! — Сложив в мольбе руки перед собой, она почти слезливо смотрела на чёрта, который сам не знал, что ему делать.
[indent]— Хозяин в пыль меня сотрёт за это, — она возмущённо упирается лапами в бока, но всё же сдаётся под самым умоляющим девичьим взглядом. Да, у чертей тоже есть свои слабости.
[indent]— Мы ему не скажем! — Восторженно взвизгнув от радости, Люсия подхватила весьма маленького ростом и лёгкого по комплекции низшего обитателя Преисподней и так крепко обняла его, как только могла. — Клянусь, я буду очень осторожна! Я быстро вернусь, честно-честно! Меня никто не заметит, — она была готова обещать что угодно за хоть самую маленькую лазейку к ночной прохладе и тёмному звездному небу.
[indent]Всё же, то ли сдавшись женскому очарованию, то ли от того, что Люсия в принципе первая, кто к нему относился не как к бесполезной падали, чёрт сдался и отвёл к небольшой расщелине которая вела достаточно далеко от школы и водопада, ближе к разрушенной первой войной старой школе, где в принципе никто не бывает. Там она незаметно вылетела к звёздному небу, вдохнув прохладу ночного воздуха полной грудью. Приземлившись на небольшой парящий островок, Люсия обхватила колени руками и почти восторженно выдохнула, как будто впервые видела настолько красивое, усыпанное мириадами звёзд небо.

[nick]Lucia Castellano[/nick][status]дочь мафии[/status][icon]https://i.imgur.com/yERSCEc.gif[/icon][sign]https://i.imgur.com/0VK3XOo.gif https://i.imgur.com/ZhWrEgO.gif https://i.imgur.com/VORaLxO.gif[/sign][info]<div class="ank"><div class="lzstory">секрет небес</div> <div class="lzinfo">Украдена Правителем Преисподней и ни о чём не жалею.</div>

[/info][info4]<div class="ank">Люсия Кастельяно, 25</div>[/info4]

Отредактировано Rebecca Walker (2021-03-05 07:30:30)

+1

19

Ситуация нагнеталась. Ангелы, и без того не пребывавшие в восторге от личности владыки Преисподней, были откровенно взбешены последними выходками Люцифера. До демона доходили доклады, что, по мнению светлых, он дерзнул поставить своё эго выше закона, мнит себя равным Шепфа и должен понести кару за свое высокомерие. Одни белокрылые прохвосты агитируют за смещение Люция с поста Сатаны, другие ратуют за присоединение Ада к Небесному царству силой, если потребуется, ведь жестокость “во благо”, как говорили они.

“С нашего молчаливого согласия Дьяволу всё сходит с рук, это нужно прекратить”, — агитировали ангелы, и хозяин Пекла знал чуть ли не наизусть слова каждой такой публичной проповеди. Демоны никогда не отличались покладистостью — так было с начала веков, но только теперь эта черта стала преступлением. И, если кто-то вновь давит на превосходство небесной братии над подданными Ада, значит это кому-то выгодно. И Люцифер знал, кому именно.

Волнения, связанные с Мальбонте, давно утихли, в обществе бессмертных наступил период шаткого мира, и обе стороны благополучно руководствовались политикой невмешательства до недавних пор. Глупо считать, что реальной причиной могло стать похищение какой-то смертной, которая после этого наделала шуму в Цитадели и здорово утерла нос высокомерным выродкам, но появлении Люсии стало предлогом, который при умелом подходе можно было неплохо раскрутить до уровня массового противостояния, что сейчас и делалось. Люцифер не собирался сидеть, сложа руки, в то время, как кто-то развернул весьма успешную кампанию против него. Не пришлось долго выяснять, кто стал зачинщиком — имя недруга демон угадал почти интуитивно, слишком красноречивыми методами пользовался противник в этой информационной войне. “Ангел тайны” Разиэль стал тем, кто столкнул камень в пропасть, а вслед за этим посыпались и сотни других, помельче. С подачи Разиэля Дьяволу отныне припоминались все мелкие промахи, каждый проступок, даже если “неправильность” его была весьма сомнительна. Небеса роптали, недовольные слишком обширной свободой Пекла, народ Цитатели высказывались за то, чтобы посадить бесов в клетку, ограничить их и вновь заставить присягнуть Небу, как зависимая территория. Нужно ли говорить о том, что подобные требования заставляли темных встать на дыбы, теребили едва тлеющий уголек ненависти к белокрылым в их душах? Демоны готовы были самолично утопиться в огненной реке, но не идти на уступки. Или же [и этот вариант обитателям Преисподней нравился куда больше] вырезать всех белых куриц вместе с главными петухами (советниками) в их же насесте в Цитадели.

Люцифер не хотел доводить конфликт до открытых боевых действий. Новая война была невыгодна никому — обеим сторонам хватило потерь от противостояния с Мальбонте, унесшего огромное количество жизней. Но если король Ада надеялся на мирное урегулирование, это не значило, что он не готовился к худшему развитию событий.

Приведите беса по имени Пут вместе с ученицей.

Демон находился в тронном зале, в весьма формальной обстановке, а потому приказы отдавал с оглядкой на свиту. Ему не нужны были новые слухи относительно связи с Люсией, которую и без того обвинили в разжигании войны. Многие хотели сделать из нее козла отпущения, нашептывали Дьяволу, чтобы выдал её Свету в знак дружбы; однако Люций прекрасно понимал, что девушка — всего лишь предлог, она не нужна ангелам, они жаждали получить его голову. Через какое-то время посыльный вернулся. Поклонился виновато и сказал, что низшего и подопечной не могут отыскать, их нет ни в классах, но на тренировочном поле, ни в секторе с грешниками, закрепленными за ними. Люцифер никак не отреагировал на известие, лишь вздернул бровями, велев посланнику убраться. Он понимал, что послушания от вчерашней смертной добиться будет сложно, слишком непросто искоренить привычки, заложенные в прошлой жизни. Однако, судя по докладам её учителя, юная демоница делала успехи, что не могло не радовать, ведь меньше всего в Аду нужна совершенно бестолковая девчонка.

Он обратился к ментальному каналу, который на долгое время прикрывал, оставив его на задворках сознания. Теперь же эта связь вновь засветилась и стала почти осязаемой, заиграла яркими красками. Люций отыскал энергетику Люсии, окрепшую, почти не отличимую от энергетики подростка, рожденного бессмертным — феноменально, учитывая совсем небольшой промежуток времени, выделенный на совершенствование навыков! Демоница находилась на пограничной территории. Официально развалины не принадлежали никому — это обособленное пространство, нечто вроде заповедников на земле. Но руины находились слишком близко территориально к царству ангелов.

Дьявол возник в нужной точке моментально, словно игрушечный чертик, выпрыгнувший из табакерки. Для перемещения в пространстве он не использовал одни только крылья, благо, для этого имелись другие, более древние методы, пользоваться которыми представители света считали зазорным, так как принадлежали они к черной магии. Но Дьявол испокон веков использовал чужие страхи против носителей, преступал границы дозволенного, чтобы в итоге одержать победу. Он не страшился вето, он делал его своим союзником. Люцифер прислонился спиной к полуразрушенной стене, оказавшись рядом с Люсией. Её учитель видел его, но не произнес ни слова, боясь гнева повелителя.

Не слишком разумно приходить именно сюда, — минуя всяческие вступления, обратился Люций к девушке. — Если хотела подышать свежим воздухом, могла просто сказать. И тебе бы ответили отказом, разумеется…

Демон сделал несколько шагов к не-смертной, подобрал с земли небольшой камушек и метнул его так далеко ввысь, как только мог. Крохотный осколок вскоре исчез из поля видимости.

Пут учил тебя основам енохианского языка? — Дьявол глянул через плечо на съежившегося черта, который, казалось, даже уменьшился в размерах. — Начерти портал.

Он протянул Люсии камешек, до этого зажатый в другой руке. Затем следил за каждым движением демоницы, проверяя правильность выводимых ею символов. Черт, бывший все это время тише воды, казалось, перестал дышать. Руну, открывающую портал, Люцифер озвучил сам и, прихватив демоницу за спину, через мгновение перенесся к побережью у подножия Мон-Сен-Мишель на северо-западном побережье Франции.

Замок фей. Это место напоминает мне тебя: нечто сказочное и детское, так и не ушедшее со взрослением, — демон посмотрел на очертания аббатства. Был отлив и можно было прогуливаться по твердому дну прямо там, где всего час назад стояла вода.

Ты знаешь, что ангелы готовятся к вторжению в то время как ты прогуливаешься под самым их носом, — не вопрос, всего лишь констатация факта. — Хочешь стать пушечным мясом?

Он схватил Люсию под локоть и с силой развернул к себе. Вопрос был задан ей в лицо, так прямо, что другого смысла в его словах не могло быть обнаружено: Дьявол был зол, хоть и скрывал гнев до момента, когда рядом не было посторонних глаз и ушей.

Подпись автора

https://i.imgur.com/ikgwlKK.gif  https://i.imgur.com/pjmkt65.gif

+1

20

[indent]Кто бы мог подумать, что однажды её беспечная жизнь оборвётся и придётся учиться фактически всему заново. Ну, конечно, ходить и говорить Люсия всё же не разучилась, но летать и учить енохианский язык всё таки пришлось. Бес Пут стал для неё в последнее время едва ли не единственным другом, в то время как другие демоны поглядывали на новенькую демоницу с неприкрытой неприязнью, мягко говоря, а некоторые даже не стеснялись говорить ей в лоб о том, что ей здесь не место. Как её звали? Ости, кажется? Эта демоница невзлюбила Люсию, кажется, с первого взгляда. Сначала девушка откровенно недоумевала в чём дело, ведь они не знают друг друга и как можно из-за этого начать так сильно ненавидеть? Но потом Пут ей объяснил, что эта самая Ости уже достаточно давно положила глаз на Правителя Преисподней, даже когда-то в особо близких отношениях с ним состояла. Собственно, это многое объясняло, обыкновенная ревнивая стерва, которая почему-то решила, что Люсия станет посягать на её место возле Дьявола. Да и близко к нему она себя не видела, а причиной, по которой Люцифер её перехватил в лесу, для себя взяла такую, что демон просто решил пополнить своё царство новыми подчинёнными. Ну а что? Звучит вполне правдоподобно. Вот только ревность Ости была для Люсии не самой главной проблемой, её больше заботил тот факт, что её считают виноватой в возникшем между ангелами и демонами напряжении. Но в сущности, при чём тут она? Девушка не сделала абсолютно ничего плохого, она не просилась ни в Ад, ни на Небеса, а то что произошло тогда в Цитадели, так она просто защищалась. Она не обязана была терпеть унижения и побои.
[indent]А теперь ей придётся терпеть несколько иного рода унижения. Морально это оказалось ещё сложнее, чем принять свою смерть. С нею то Люсия худо-бедно смирилась, начала учиться необходимым для демонов навыкам, хоть это и было не легко, потому что в душе она всё ещё самый обыкновенный человек, потерянная девочка, которая не просила ни смерти, ни Преисподней, ни крыльев, ни сверхспособностей. Новоиспечённая демоница в общем и целом мало походила на бессмертных обитателей адской гиены. Настолько, что невольно задумывалась о том, что Люцифер ошибся на её счёт и она, в конечном итоге, не оправдает его ожиданий, став совершенно не той частью его бессмертной армии демонов, которую властитель Преисподней хотел бы видеть под своим началом. Такая самоуверенная и напыщенная стерва в золотой клетке при жизни, и такая потерянная сломленная девчонка в обыкновенной клетке после неё.
[indent]Из этой клетки было приятно выбраться. Ночная прохлада приятно холодила кожу и такое давно позабытое чувство умиротворения, окутавшее уставший разум. Здесь было бы прекрасно просто посидеть, подумать в одиночестве хотя бы пару часов и даже компания спрятавшегося за большим валуном черта не напрягала, вот только совсем скоро Люсия очень остро ощутила почти позабытую энергетику. Сильную, подавляющую, с горьким привкусом, которая может принадлежать только одному существу.
[indent]— Вот потому и не сказала, — вполне себе спокойно протянула брюнетка, поднимаясь на ноги и складывая руки на груди, — тебе всё равно было всё это время не до меня. — Хмыкнув, брюнетка сжала губы в тонкую полоску и поджала их в весьма недовольном жесте, прекрасно понимая, что кончились пять минут её умиротворения, которые она и так с трудом выпросила у беса, который сейчас явно мысленно молился всем дьяволам, чтобы новый Сатана его не раздавил одним взглядом и морально, и физически.
[indent]— Учил, — согласно кивнув, она бросила мимолётный, скорее подбадривающий, взгляд в сторону дрожавшей от страха нечисти, который явно переживал о том, что его ученица накосячит, потому как руны ей не сразу дались. Впрочем, неуверенности в себе Люсия, как ни странно, не ощущала, в ней, скорее, бушевало острое желание доказать Люциферу, что она не безмозглое бесполезное существо и чему-то да научилась, тем более, что Пут действительно старался её обучить всему необходимому.
[indent]Окинув демона дерзким с нотками вызова взглядом, девушка выхватила у него из руки предложенный камешек и шагнула к стене. Судорожно выдохнув, Люсия даже особо не задумывалась, просто чертила нужные символы с такой уверенностью, как будто делала это всю свою жизнь. Опять закинет её к ангелам? Это будет уже даже не смешно. Когда последняя руна была готова, а очертания портала засветились, оповещая о том, что он активен, Люсия откинула в сторону камешек и хотела было повернуться с деловым и совершенно гордым собой видом к Дьяволу, но её тут же вновь толкнул её за спину в портал без предупреждения.
[indent]В следующее мгновение, земля под её ногами словно поплыла, а светящееся кольцо со снопом характерных искр засветилось и за пару секунд закрылось. Выдохнув, Люсия развернулась, оглядываясь по сторонам и чётко осознавая, что это место ей не знакомо, вместе с этим оно не похоже на Небеса и тем более далёко от ландшафтных интерьеров Преисподней. Мы на Земле. Такой очевидный ответ, который всего на несколько мгновений привёл её в восторг, помноженный на восторг от вида на огромный светящийся в ночной полутьме замок.
[indent]— Мы оба знаем, что им не я нужна, — процедила сквозь зубы девушка, резко дёрнув рукой, в которую Люций вцепился пальцами и тут же обеими ладонями ударила его в грудь, хотя прекрасно понимала, что ей в физическом плане идти против этого мужчины, всё равно, что котёнку напороться на быка. Очень злого быка, который растопчет её если захочет.
[indent]— Или ты тоже думаешь так же как твои демоны, которые считают, что войны можно избежать отдав ангелам меня, м? — Вздёрнув бровь, она обхватила себя ладонями за плечи, а в голове вновь начали возникать эти чёртовы картинки, как её режут и пытают, желая выбить из неё то, чего она не знает. Вдох, выдох... глаза закрыла и представила то, что умиротворяет. Шум океана, ветер колышет большие пальмы, крик чаек на берегу, — кажется именно так учил её Пут, когда у Люсии начинался приступ паники, а ладони начинали в буквальном смысле гореть.
[indent]— Я и так пушечное мясо, не так ли? От меня одни проблемы, Люцифер, тебе проще либо действительно опять отдать меня им и я не вернусь, если бы знала, что такое начнётся, то действительно не вернулась бы ещё тогда. Или оставь меня здесь, — более воодушевлённо выдохнув, Люсия вдруг поняла, что она и правда может остаться здесь, на земле. Её никто не станет здесь искать, она никому здесь мешать не будет.

[nick]Lucia Castellano[/nick][status]дочь мафии[/status][icon]https://i.imgur.com/yERSCEc.gif[/icon][sign]https://i.imgur.com/0VK3XOo.gif https://i.imgur.com/ZhWrEgO.gif https://i.imgur.com/VORaLxO.gif[/sign][info]<div class="ank"><div class="lzstory">секрет небес</div> <div class="lzinfo">Украдена Правителем Преисподней и ни о чём не жалею.</div>

[/info][info4]<div class="ank">Люсия, 25</div>[/info4]

+1

21

If you're ready to leave, I'm ready to go;
If you're ready to see, I'm ready to show.

В некоторых дерзость рождается раньше них, и случай Люсии как раз такой. Эта женщина кого угодно сведет с ума, задавит упреками и недовольством. Иной раз (да что уж греха таить — частенько) Люцифер задумывался об оправданности её похищения. Не будем вспоминать, по чьему указанию Люсия вообще оказалась мертва несколько раньше, чем должна была, но потом как бы демон проявил, можно сказать, великодушие, выдавил из темной души лучшие качества и бросился на выручку заблудшей новенькой. Опять же, не будем вспоминать, какие цели он преследовал — спас же девицу из беды, фактически, вырвал из лап истинной смерти! И где благодарность? Всякий раз, стоило столкнуться с девушкой — неизменное выражение лица: недовольство. Люциферу трудно судить, ведь обычно перед ним падали ниц и стелились, но неужели представительницы прекрасного пола Преисподней такие же? Или только на земле рождаются бесконечные нытики, недовольные любым поворотом?

Но Люцифер не для этого пришел на землю на этот раз. Не для этого притащил с собой юную демоницу, оставив её учителя в мире бессмертных. Он не будет читать нотации и говорить, как Люсия несправедлива — поймет когда-нибудь сама, а он не нянька и не наседка, чтобы вдалбливать в её голову простые истины. Девушка оказалась втянутой в интриги, меньше всего Люций хотел, чтобы фигурировало именно её имя, но агитаторы Небес нацелились на ту, что успели увидеть и события с участием которой можно было выгодно преподнести рядовым горожанам, заставив поверить во вседозволенность выходцев из Ада.

Он успокоился также быстро, как и вспылил, быстро вернув себе самообладание. Спустя несколько секунд он уже опустил голову, рассматривая ботинки, утопавшие в мокром песке.

Ты права, им нужна совсем не ты, а я, — как-то слишком спокойно и обреченно проговорил Дьявол, после чего поднял глаза и посмотрел вдаль, на отступившее море.

Он глянул на девушку со смесью настороженности и насмешки. Если бы он думал так, как преподнесла она, разве говорил бы с ней сейчас? Разве бы принес сюда, чтобы остаться с глазу на глаз? Глупая смертная, по-прежнему не видит очевидного!

Демон едко усмехнулся.

Знаешь, что не думаю, — произнес Люцифер, скосив взгляд на Люсии. — Ты зла на меня? Я сделал что-то не так?

В глубине души он знал, что именно. Неоправданные ожидания. Преисподняя предстёт совсем иной в воображении смертных и существ, оказавшихся в ней впервые. Но Ад — не курорт для одних и вечная тюрьма для других, для каждого жителя Пекла Ад свой. И для Дьявола он, похоже, складывается из вечного желания получить то, чем обладать не сможет. Он посмел захотеть смертную женщину, дерзнул явиться к ней не под личиной умершего человека, а в своем истинном облике. Чтобы осуществить подобное, пришлось ускорить её уход из подлунного мира. Как жила бы она, не столкнувшись однажды случайно с Люцифером? Была ли счастлива? Лила бы слезы по загубленной жизни, ощущая себя узницей в собственном доме? Было бы ей лучше там, чем здесь? Ответы на эти вопросы Люций никогда не получит. Да что говорить, он со своими разбитыми надеждами справится не может, куда ему браться за склеивание чужих душ.

Дело не в тебе. Ты не в чем не виновата, — он сказал то, что должен был. Это казалось таким простым и само собой разумеющимся. — У Небес будет зудеть ровно до тех пор, пока Ад не падет на колени. Им не нравится независимое положение демонов, которых многие века считали ниже себя.

Почему он вообще должен говорить о политике? Каждый и так знал, что просходит. Люциферу так осточертело разбираться в ангельском помёте, который целыми кучами сыпался на голову и по какой-то счастливой случайности так и не попал в цель ни разу до этого. Демон устало прикрыл глаза, провел рукой по лицу, стараясь отговориться от тяжелых дум, которые заполонили мозг. Спустя несколько секунд он смотрит на демоницу спокойно, едва улыбаясь почти радостно.

Но всё это не имеет значения. Не бойся, всё скоро закончится, тебя никто не тронет, — Люцифер по-братски положил руку ей на плечо, увлекая вместе с собой на прогулку по пляжу. Холодные морские волны били теперь вдалеке, а рядом стояла либо мель, либо виднелось почти полностью открывшееся морское дно, с изредка подапавшимися лужицами, где плескались морские жители. 

Я пришел попрощаться, — демон усмехнулся и посмотрел на черное небо с серыми облаками, подсвеченными светом луны. — Завтра я отправлюсь в Цитадель и…

Кто знает, что случится? Дьявол не поступает опрометчиво, любой его шаг взвешен, а последствия продуманы до мелочей. Но в любом деле присутствует элемент случайности, а Люцифер не любил гадания на звездах, на картах таро и прочую ересь. Он сам — Утренняя Звезда, плевать он хотел на бредни, что советуют другие тела на небосклоне.

…и со всем разберусь, — хотелось бы верить, что всё пройдет без лишнего кровопролития. Но в данном случае, когда вопрос встал ребром, между малой кровью и огромными потерями, Дьявол выбирал первое. Случится то, что должно.

Он видел в Люсии всё то же наивное существо, которое попросту не умело смотреть во все глаза. Она долбилась в один край мозаики и совершенно упускала из виду существование других. Её хотелось защитить и ударить одновременно. Собственно, всё это время держаться на расстоянии и было лучшей для неё защитой. Не видя её днями и неделями, не касаясь её руки, не вдыхая запах её волос так просто убедить себя, что всё к лучшему, через это нужно пройти, чтобы получить то, что хочешь. И лишь находясь рядом, ощущая тепло её кожи в своей ладони, Люцифер понимал, что всё это бред. Завтра может не быть, сегодня может стать последним днём твоей вечности.

Демон старался казаться спокойным, ведь всё уже решено, обратной дороги нет. Впереди неизвестность, но так бывало много раз, и до сих пор Дьявол выигрывал.

Не хотел, чтобы получило так, как вышло, — признался он. — Хотел, чтобы ты была рядом с того самого момента, как увидел тебя там, на улице мегаполиса.

Он сжал её руку сильнее, словно проверял, реальна ли она и не растает ли в воздухе, стоит коснуться её по-настоящему. Люцифер понимал, что земля для неё отныне никакой не дом и уж точно не самое безопасное место, где ей позволят спокойно дожить до старости. Небеса не прощают обид, и человеческая история яркое тому подтверждение. Но что, если его глаз слишком замылен? Ведь и в самом деле с амулетом искать бессмертную могут долгие и долгие годы… которые она проведет в облике умершего человека с поддельными документами и вымышленно биографией. Неужели это то, чего Люсия на самом деле хотела?

Люцифер сдвинул брови. Если он не понимает некоторых вещей, это не значит, что они не имеют право существовать.

Это правда? Ты в самом деле хочешь остаться на земле и променять вечность на короткий век смертного?

Ему горько даже помыслить, какие возможности Люсия отвергала. Какая судьба распахнула перед ней врата, которые она вот так безрассудно захлопнет одним махом. Но это её выбор. Если она так хочет, Люцифер сделает всё от него зависящее, чтобы спрятать её как можно дальше от лап белокрылых.

Выбирай с умом.

Отредактировано Lucifer (2021-03-16 13:34:01)

Подпись автора

https://i.imgur.com/ikgwlKK.gif  https://i.imgur.com/pjmkt65.gif

+1


Вы здесь » ROMANCE CLUB » Once upon a time » nuit noire


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно