Не понимаешь, куда попал?! Что здесь происходит и кто все эти люди?! Не спеши, путник, и давай обо всём по порядку. Перед тобой ролевая по мотивам известной мобильной игры «Клуб романтики», где ты сможешь воплотить все свои самые сокровенные, ужасные и безумные фантазии.
oh, i`m on fire.люцифер и вики
твоя судьбамини-квесты
пост недели от адель
Ты всегда слишком сильно защищала его. Эти слова звучат в моей голове, как гром среди ясного неба, и я упрямо смотрю в сторону Дерека, что идет к моей машине, параллельно выливая на меня океаны своего скептицизма. Пошёл он к черту. Я точно знаю, что и кого я видела, и подтверждение тому – моя вдребезги разбитая тачка.

ROMANCE CLUB

Объявление


Вы здесь » ROMANCE CLUB » Play the game » да начнется война [05.12.2020]


да начнется война [05.12.2020]

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

[html]<div style="width:200px;margin:0px 150px "><iframe width="560" height="315" src="https://www.youtube.com/embed/rZNn9-DXH3A" frameborder="0" allow="accelerometer; autoplay; clipboard-write; encrypted-media; gyroscope; picture-in-picture" allowfullscreen></iframe></div>[/html]
да начнется война
очередность постов:
Люцифер, Мими, Вики, Дино, Ребекка, Абриэль, Мальбонте;
ГМ (Юлиан или Лив) может вступить в любой момент, будет применяться активный мастеринг

Пояснение:
Вы видите армию Сатаны, и вот-вот они настигнут врат школы. Для больших ощущений, вы пока что ориентируетесь на действия в игре. Мими, Вики начинают пост в комнате, которую пробивают, и оказываетесь на поле сражения в самом разгаре войны. Люцифер пока в посте идет по канону. Абриэль готовится к ритуалу (находит и приводит Бонта), пост  должен быть окончен тем, что  Вики и Люцифер находятся около дерева. Мальбонт играет пока что за Бонта. У Дино идет полет фантазии. 
Дополнительные условия:
1. После каждого поста кидаем кубики, как обычно 3 кубика, 6 граней.
2. Вы, кроме Ребекки,  не можете в первом посте убить кого-то. Сатану тоже не трогаем пока что. Ранить, пожалуйста.
3. В очередности я буду указывать, кто должен пост, и до какого числа будет считаться крайний срок.
4. Первый пост по времени для Люци, Вики, Абриэля, Мальбонте - до ритуала, для всех остальных - до смерти Сатаны.  Можете описывать любые действия из игры, а можете придумать что-нибудь свое. В общем, как ваша фантазия заведет.

Подпись автора

https://a.radikal.ru/a17/2012/6b/8e9cbefbd1dd.gif https://a.radikal.ru/a11/2012/f3/d9580f207c86.gif
авачка моей прекрасной Кейт

+5

2

Само время застыло в ожидании, лениво отсчитывая секунды до неизбежного. Люцифер знал, к чему всё идет, но до последнего сомневался, хватит ли Кроули духа, ведь развязать войну совсем не то же самое, что сидеть на облачке и брынькать на арфе — чем, вероятно, директор и занимался во время длительных отлучек из школы. Если старый развалина решился стоять на своем, надо думать, кто-то умело накапал ему на мозги, заставив поверить, что такой поворот событий единственно верный.

Шум тысяч голосов слился в один сплошной рокот, звук множества крыльев, рассекающих воздух, напоминал удары морского прибоя. Сын Сатаны ощущал темную энергетику, непробиваемым облаком вставшую по одной из сторон горизонта, чувствовал приближение отца и бесился из-за того, что не мог присоединиться к своим, вместо этого он сидел в сырой камере в башне, будто преступник, единственным преступлением которого была верность Аду. С другой стороны, раз его сцапали и упрятали подальше, надо полагать, не просто так, и в лице ученика Кроули увидел угрозу… Быть может это и польстило бы Люциферу, если бы в тот момент ему не было настолько плевать на чужие страхи, а все внимание не было приковано к обступившему территорию школы войску Сатаны. Как на зло, клетушка, где содержали демона, не имела ни одного окна. Оставалось сидеть на заднице смирно и ждать неведомо чего.

Вдруг от одного мощного удара каменная кладка посыпалась. Из каждой щели на треснувшей стене в камеру стал проникать розовый свет солнца. Новый удар — Люцифер едва успел отшатнуться в сторону — и угол камеры рассыпался на десятки составляющих. Улыбка пробегает по лицу — белые курицы не смогли удержать его запертым, всем им очень скоро придется познать на себе разрушающую мощь армии Преисподней. И мысль об этом вселяла в Люция воодушевление, он оказался в своей стихии, там, где должен был быть. Со всех сторон доносились возгласы “Люцифер свободен!” Его ждали, он нужен был здесь и сейчас. Не описать упоения, с каким бросился он на солдат противника. Наконец, злоба, сдерживаемая столько времени, нашла выход. Все вокруг закружилось вихрем из лиц, голосов, занесенного над головой оружия и смерти. Далеко не каждый ангел мог сравниться силой с сыном Сатаны, и Люциферу нравилось отнимать жалкие бесполезные жизни. Для демона все они были были как мошкара, летавшая вокруг, мешавшаяся и отвлекающая. И чуть позже Люций понял, почему в голову пришло именно такое сравнение. Может силы в нем и было в избытке, но мудрости, закала в бою, опыта, наконец, явно недоставало. Когда золотая цепь прожгла кожу, заставив вновь почувствовать особую, уже знакомую боль, демон понял, что угодил в ловушку, как последний идиот. Он пытался сопротивляться, но сложно брыкаться с удавкой на шее, которая от каждого движения затягивалась все сильнее, все больше вгрызаясь в плоть, высасывая жизненные силы. За короткое знакомство с золотом Люцифер успел возненавидеть этот металл. Почему глупые смертные считают серебро бичом созданий Перисподни, когда именно золото способно воздействовать одинаково как на светлых бессмертных, так и на темных? Через какое-то время попытки оказать сопротивление заметно ослабели — треклятый металл уже начал свое действие, обжигал и отравлял. Не хватало духа чтобы пошевелиться, только дышать, если сосредоточиться. Его обезволенное тело тащили за собой, словно скотину на убой. Люцифер всё понимал, но повиновался. В какой-то момент он оказался перед Клоули на коленях, как раб. Демон окинул директора испелеляющим взглядом, через силу ухмыльнулся и произнес тихим, но твердым голосом:

Чему ты радуешься? Ты уже проиграл, старик.

За что тут же получил под дых. Кроули теперь почувствовал свое превосходство, отныне ему не нужно было терпеть колкости Люцифера, они по разным сторонам и враги на этой битве. А чуть позже демон заметил женский силуэт, все это время стоявший за спиной дряхлого ангела. Тогда в голове все сложилось: это она причина вдруг отросших яиц Кроули, его стержень и кукловод. Это она нашептывала слабоумному старику полезные мысли, внушила необходимость стоять на своем. Именно Ребекка протянула директору клинок, который тот и приставил к горлу Люцифера.

На что Люц надеялся? Трудно сказать наверняка. Сколько себя помнил, Сатана всегда стоял за его плечами, даже когда не находился рядом. Люцифер должен был стать его копией, его продолжением, во всем повторяющем волю отца. Правитель Ада мог одним махом смести всех в округе десяти метров, но он этого не сделал, он и пальцем не пошевелил, чтобы спасти своего сына. Смех Сатаны стал ответом еще до того, как тот произнес вслух своё “убивай”. Тогда Люцифер понял, что помощи ждать неоткуда, его убьют как с позволения родителя, так и без него. Что ж, пока захватчики пребывали в замешательстве от выходки Сатаны, его сын решил действовать. В тот самый миг убивать его не хотели, и Люций воспользовался моментом. Он бросился на клинок, заставив острое лезвие порезать горло. Кровь хлынула не только из раны, но и изо рта, мешая продохнуть. Но это не остановило его, теперь демон вырвался из лап неприятеля, чтобы собственноручно отправить в небытие отца. Ненависть, всю жизнь бывшая движущей силой Люцифера, взыграла и на сей раз, придала сил и заставила рвануть вперед. С ревом он кинулся на владыку Ада. Плевать на боль, плевать на цепь, все еще болтавшуюся на шее. Теперь, когда всё встало на свои места, ему не нужно было притворяться и искать объяснений поведению отца, ему незачем быть покладистым…

Однако Сатана отбросил сына как легкую тряпичную куклу, едва взмахнув крылом. Неудачный маневр, но… Люций, по крайней мере, остался жив и теперь не пребывал в роли заложника. Бой продолжился без него, про Люцифера как будто забыли. Он кое-как скинул с себя ядовитую цепь, хватаясь ладонью за окровавленную шею, рана на которой уже начала затягиваться. Внезапная вспышка заставила поднять глаза и посмотреть наверх. Образ из снов ожил.

Словно загипнотизированный, демон смотрел на охваченное огнем дерево. Оно звало к себе, манило ласковым голосом, заставляя подчиниться. Шаг. Другой. Взмах крыльев… И вот он летит к свету как мотылек. Взор затуманен. Голова пуста. В тот момент он не способен думать, в мыслях только огонь, его тепло, которое притягивало и обещало покой.

[dice=1936-9680-9680-36]

Отредактировано Lucifer (2021-01-08 12:50:06)

Подпись автора

https://i.imgur.com/WTdfpvi.gif https://i.imgur.com/4s2rQXv.gif

+7

3

Вторая чашка самого знаменитого успокаивающего чая на небесах дрожит в моих руках, пока я судорожно пытаюсь заставить себя собраться. До сих пор не верю в то, что происходящее вокруг − реальность, а не плод самых болезненных фантазий какого-то безумца. Все мы слышали о первой войне на парах по истории, и даже для нас, бессмертных созданий, она была чем-то настолько далеким, что казалась почти нереальной. Если бы я сама не бывала в заброшенном после военных действий городе ангелов, вряд ли поверила в то, что когда-то наш мир был совершенно другим. В то, что он вот-вот изменится в очередной раз, верилось еще меньше − мои зубы стучат, когда я делаю очередной глоток, поднимая тревожный взгляд на Вики. В ее глазах читается такой откровенный испуг, что на секунду мне становится особенно жаль ее; в конце концов, для того, кто совсем недавно жил земной жизнью, такое количество событий было действительно сложно переварить. Не в силах усидеть на месте, я со звоном ставлю чашку на стол, и начинаю расхаживать по комнате туда-сюда, раздражая саму себя своим мельтешением.

− Что, если... − в какой-то момент панические мысли настолько сильно завладевают мной, что я даже не замечаю, что начинаю говорить себе под нос, − что если отца убьют? Ох, Шепфа, я не готова, − закусываю потрескавшиеся от волнения губы, поднимая на Вики полный ужаса взгляд. − Это у вас на земле люди умирают каждую минуту! − с непонятно откуда взявшейся злостью в голосе заканчиваю предложение, пиная ни в чем не повинную ножку стола носком своих туфель. Мне хочется лечь спать прямо сейчас, и проснуться тогда, когда все это закончится; сердце бьётся в бешеном волнении, и я никак не могу с собой справиться. В ту самую секунду, когда я решаюсь подойти к окну, чтобы отправиться искать свою семью, раздается такой оглушительный грохот, что заглушает мой вырвавшийся из груди крик. Я чувствую, как дрожит пол под ногами, и перевожу испуганный взгляд на замершую на месте Вики. − Черт возьми, они уже здесь?! − хватаю ее за руку в поисках незримой поддержки, и сжимаю так сильно, будто хочу сломать ей пальцы. В пару шагов подлетаю к открытому окну, и замираю от открывшегося передо мной зрелища. Всюду, куда хватает глаз, простирается море из движущихся созданий; часть из них пока сохраняет человеческий облик, часть выглядит совершенно отвратительной на вид. Я прижимаю свободную от ладони Вики руку ко рту, когда даже на таком расстоянии, даже среди миллиона смешанных энергетик четко ощущаю две − которые меньше всего хотела бы почувствовать среди воинов. Мое сердце колотится, как сумасшедшее, и я молниеносно принимаю импульсивное решение, которое сейчас кажется мне самым правильным на свете. Еще никогда в жизни я не боялась ничего так сильно, как потерять своих отца и брата; эта боль практически обездвиживает меня.

− Они там, Вик. − смотрю на нее полными ужаса и слез глазами, − Абриэль и мой отец, они там, и я должна быть с ними немедленно. − пытаюсь выдернуть свою руку из ее ладони, которой она крепко меня удерживает, чтобы выпрыгнуть из окна вниз. Понятия не имею, что я буду делать дальше, как умудрюсь остаться невредимой в толпе сумасшедших солдат, настроенных только на убийство, но точно знаю одно − ни за что не прощу себе, если останусь здесь, в относительной безопасности, пока они оба находятся там. Секунда отделяет меня от прыжка вниз, и этого времени хватает на то, чтобы несколько огненных шаров врезались в стены школы; один из них разбил стекло и вынес половину стены нашей комнаты. − Вики! − мой отчаянный крик тонет в грохоте; ломается мебель, кирпич, стены, возможно, мои кости и крылья, которые испытывают на себе колоссальное давление. − Держись за меня! − я до последнего пытаюсь удержаться за руку подруги, но когда пол уходит из-под моих ног, начиная крениться вниз, легко соскальзываю, как тряпичная кукла, которую лишили всяческой опоры.

Всего несколько мгновений − и меня обнимает раскаленный уличный воздух с острым запахом пороха; а сильный удар о землю лишает сознания быстрее, чем я успеваю вспомнить свое имя.
[dice=9680-7744-1936-36]

Подпись автора

,, но жить с ней — как в аду: что ни день,т о    о ч е р е д н а я   п-ы-т-к-а.  иногда мне кажется,https://i.imgur.com/KWRcHit.gif https://i.imgur.com/NqJGCQV.gif https://i.imgur.com/eBSavM3.gif
что когда-то я подписался на каждодневный БДСМ // без стоп слова ,,

+8

4

Вики и раньше частенько была склонна к проявлению рефлексии и самобичевания, но после ее "падения" на небеса, все чувства, словно были пропущены, кем-то с явно извращенным чувством юмора, сквозь увеличительное стекло. Она чувствовала буквально каждой клеточкой своего тела как оголялись нервы, будто они проступали черными соцветиями сквозь кожу, заражая кровь. Уокер стала дерганной, нервной и сама ловила себя на мысли, что ей постоянно хочется обернуться, будто бы сзади нее, черной тенью постоянно кто-то находится. Нет, она перестала верить в Бога, в общепринятом значении этого слова. Тут она поняла, что Шепфа никто иной как грамотный таймменеджер, который ловко делегировал свои полномочия . Никакого спокойствия и смирения к ней так и не пришло, и не смотря на то, что она по прежнему пыталась руководствоваться соображением совести и велением сердца, ничего хорошего ее поступки до сегодняшнего дня не приносили.
Она замирает на месте, практически подпрыгивая, когда слышит звон стекла об твердую поверхность.  Мими начинает мерить комнату шагами, Вики на секунду прикрывает глаза и вымученно вздыхает. - Пожалуйста не говори так. Я уверена Абриэль не будет подставляться. На кон поставлено слишком многое,- ей не понять, что чувствует Мими когда в воздухе считывает знакомую энергетику. Она не берется представлять, что чувствовала бы если бы ее отец был здесь. Вики не слишком хорошо знает барата Мими, но с ним, совсем недавно она прошла семь кругов, в прямом смысле этого слова. И тот прикрывал ее спину, а значит должно быть ему есть дело до кого-то кроме своей персоны. По правде говоря здесь это случается довольно редко. - С твоим отцом все будет хорошо, милая. Я уверена,- Вики подходит к подруге, и проводит рукой по ее волосам.
Все эти фразы о том, что все будет непременно хорошо, всегда помогали ей. Даже если где-то внутри понимаешь, что все не так просто, на самом деле даже такая поддержка иногда за шиворот может вытащить с самого черного, липкого словно нагретый гудрон, дна.
Мими тянет тебя за руку, и ты издаешь слабый писк. Боль в едва зарубцевавшейся ране на руке простреливает буквально до кончиков волос на голове. - Где?
Шепфа! Какой дурацкий вопрос, ВИктория. ТЫ не увидишь даже если очень захочешь. Скрепя сердце, тыч удерживаешь ее от безрассудного прыжка вниз, что было бы крайне глупо. Что они могут сделать? Две девушки. Разве им место в этом тестостероновом месиве из тел? Даже если кто-то добровольно выбирает путь войны, взамен пути конструктивного диалога, бросать на амбразуру неподготовленных школьников? Тут ты была солидарна с позицией директора. И в тот самый момент, когда Уокер планирует, если нужно будет - силком, оттащить Мими от зоны поражения - окон и наружных стену, куда-то вглубь школы, в стену рядом врезается огронмый силовой, огненный шар. От звона разбитого стекла, у нее в ушах резонирует, и она слышит только высокое гудение. Она видит как Мими произносит ее имя, и как их словно в фильме катастрофе откидывает в разные стороны, но они продолжают цепляться взмокшими ладонями друг за друга. Вики как рыба выброшенная на берег хватает губами воздух, кашляет от попавшей в рот строительной пыли и сажи, делает рывок вперед, нелепо взмахивая крыльями. - Мими! НЕТ!!!! ЕЕ крик тонет в сотне-тысяч похожих криков, Мими разжимает пальцы, и ты видишь как она летит вниз, не успевая раскрыть крылья. На нее сверху летят обломки мебели, их испачканная одежда, чужие перья. Вики прыгает следом, но не успевает отследить траекторию падения. И без того не отличница в полетах, она не может нормально взмахнуть крыльями, и снова приземляется на землю проехав голыми коленями по грязной, залитой чужой и ее кровью, земле.
Она поднимается на дрожащие ноги, оглядывается по сторонам, пытаясь найти знакомое лицо. Пытаясь разглядеть Мими, Дино, Энди.. пытаясь увидеть Ади. Она теряется. Она дезориентирована и не знает что делать, и единственное на что ей остается надеяться, что с близкими все хорошо. При мысли о том, что она до сих пор не знает куда подевался Бонт, сердце больно сжимается.
Ее грубо хватают за талию со спины, вторую руку с окровавленным клинком подставляют к горлу. - Попалась, Птичка,- хриплый голос на ухо. Вики сглатывает сладкую слюну. - Серафим должно быть порадуется увидев голову своей доченьки насаженной на мой меч. Начинай умолять, ангелочек, - Уокер пытается собрать всю своб силу, найти в себе что-то, что может сопротивляться. Но что на земле, что на небе, мужчины порой намного сильнее. - Не дождешься, ублюдок,- она плюет себе под ноги, чувствует как кровь из пореза на шее, щекотной дорожкой стекает вниз.  И в этот момент все кто находится поблизости раскидывает от мощных потоков ветра создаваемых крыльями Фыра. Дракон с ревом бросается в вашу сторону, демон отпускает тебя от неожиданности, и ты отлетаешь в сторону. Смотря как Фыр рвет сухожилия, и с хрустом перекусывает позвонки на шее ее обидчика. Тот в предсмертных конвульсиях успевает ранить дракона. Слезы текут по твоим щекам, но тын е замечаешь их, бросаясь вперед в своему другу. - Ох, мальчик, ну зачем же ты,- дракон не дает жалеть себя, а снова взлетает высоко вверх. И когда ты смотришь за тем как он улетает, ты видишь картинку из своих видений. В твоих глазах пляшет адское пламя от охваченного огнем дерева.         Крылья не слушаются тебя, ровно как и мысли. В голове бьется гипнотическое: «Ближе, ближе, ближе». И звук капающей в кубок крови.
[dice=9680-5808-11616-36]

Отредактировано Vicky Walker (2021-01-09 15:50:32)

+8

5

[indent] Вот и все. Дино прикрывает глаза и слышит то, как в унисон поют голоса тысячи. Одновременно, так затяжно, что хочется заслушать до дыр. Хочется вникать в их песню, что непростительной болезней трелью бьет прямо где-то у висков. Глаза плотно закрываются, мимика на лице скачет от спокойного до какой-то слабой ярости. Голова опускается, ладони крепко сжимают затылок. Хочется, чтобы эти голоса замолкли - но они продолжают уже кричать на новом аккорде - ужас внушая. Они рядом, они совсем уже рядом, шепчет ему что-то совсем рядом. Все уже началось, пока их разделяли по комнатам в клетки, что некогда для них было дома родным. Шепот продолжает отталкивать эти вскрики еще дальше, заменяя и забирая все внимание к себе. Он насмехался, он издевался, он звал к себе, к войне подталкивая.

[indent] Когда смелости не хватило больше противостоять этому, Дино поднимается со своего места и делает всего два шага. Два шага и все начинает трястись. Стены, потолок, мебель - все начало танцевать хороводы из-за оглушающий взрывов где-то там впереди. Первые залпы прошлись по стенам старой крепости, но не касались его части. Прикладывает ладонь к шероховатой поверхности: она передает ему в пальцы всю дрожь  школы - ей больно, она страдает. Она умирает, под бой смертельных снарядов. Но где-то там - далеко. Все уже началось. И, глаза прикрывая, Дино уносится дальше. Местность зондирует, цепляется за отголоски энергии. Они бледно пылали на фоне, шелестя образами мутными. Некоторые горели ярче остальных, своей мощью лишь заставляя отойти еще дальше. А еще там было так много боли

[indent] Тут его двери отворяются и на пороге стоит какой-то студент. Его лицо было измазано пылью, крылья дрожали, а взгляд бегал по комнате. Ментально он кричал о помощи, а сам по итогу скрылся. Исчез так же шустро, как и появился. Но даже этой короткой встречи хватило для того, чтобы оторвать кусочек от того ужаса, что в глазах чужих плавало. Война началась, она подошла слишком быстро. Не теряя ни минуты, юноша тут же выбежал в коридоры, что были полны учениками. Никто не понимал, что происходит, никто не знал, что именно им делать: испуганные дети - жались друг к другу, а те, кто поверил в удачу свою, уже хватали все что им попадалось под руки. Ученики, не солдаты, летели на смерть свою верную. И небеса утонули в своем персональном аду. 

[indent] Как в тумане, Дино проскальзывал между перекошенными коридорами, перескакивал через уже валяющихся тел вокруг. Так много смертей - своих и чужих - встречали его холодом отвратительным. Удушали, заставляли смотреть на себя. Кричали в след ему, умоляли остановиться, но ангел все равно продолжал идти по давно изученному маршруту: ему нужно было убедиться в том, что его друзья живы. Альтруизм, что может стоить ему целой жизни. Не успел - корпус был уничтожен. 

[indent] Как вкопанный, он смотрел на то, что некогда было жилым корпусом. Ошметки стен разбросаны были по разные стороны, а на фоне этих развалин вокруг сражались ангелы и демоны. Как одно единое существо, слились они в ожесточенных схватках: юноши и девушки, подростки и совсем еще неоперившиеся - всех замело в этот ураган безумия. Бежать, бежать в сторону того огонька среди целого пожара, что уже тлеет практически на глазах. Внутри все сжималось лишь от одной мысли, что не успеет. Вот только, мысли отбрасывая, ангел летит прямо в эту толпу. Пожар тут же его уволок за собой: подмял под себя, не жалея от слова совсем. Хаос прокрался внутривенно, кровь небесную отравляя. Ненасытная, прожорливая война.  

[indent] Он не помнил то, как добрался до цели. Перед глазами все плыло, легкие ссадило жгучей болью. Все горело, все ныло болью нестерпимой, но он смог это сделать. Женское тело лежало у его ног, укрытое покрывалом из-за пыли и грязи. Гроб ее был из мелких досок - отбрасывает их в сторону. Разрывает себе путь, руки не жалея. Склоняется над телом Мими, аккуратно касаясь пальцами до шеи той. Жива, и сразу стало как-то проще. И, вытаскивая ту, наконец-то выдыхает. На коже ее все еще остались кровяные следы с грязью смешанные. Извиниться позже, если выживут. Обязательно выживут. Только с этой мыслью Дино ступает на землю немного на дрожащих ногах: идти трудно, идти невыносимо тяжело, но не из-за веса на своих руках. 

[indent] — Я вытащу нас отсюда, — обещает от лежащей в его объятьях Мими, выползая из этих развалин. Даже если ему придётся выгрызть дорогу - обещает. И, хмуро разглядывая перед собой дорогу - дальше чем видит, ментально прощупывает - движется в нужную сторону. Именно в ту, куда звал его шепот. Доверяется, посвящая две жизни одновременно. 

[dice=1936-7744-7744-36]

Подпись автора

покайся

+7

6

[indent]В конечном итоге, Сатана получил то, к чему стремился — война уже началась. И хоть Кроули тщетно всем своим видом и пылкими речами пытался показать, что у него всё под контролем и армия ангелов придёт на помощь из Цитадели, чтобы отбить у армии демонов школу, Ребекка прекрасно понимала, что ни черта у этого старика не под контролем, а Совет плевать хотел на школу и её учеников. Для Кроули эта война просто способ помериться яйцами с Сатаной, но давайте будем справедливы и честны: старый серафим, которому уже пару веков как пора на пенсию, доживать свой век в Эдемских садах среди поющих птичек и благоухающих цветов, мягко говоря, не чета полному гнева и силы правителю Преисподней. Сатана одной левой сделает троих таких как Кроули и Уокер прекрасно понимала, что этому демону нужен достойный соперник, а не стареющий директор школы, который ею и не занимался-то толком.
[indent]Теперь уже не было времени рассуждать о том, что они сделали не правильно. Ребекка, которую знатно достал Кроули своими напоминанием о её прегрешении [которого она, к слову, даже совершить не успела], больше не собиралась потакать этому старику и её заявление о том, что желающие ученики тоже должны принимать участие в войне, чтобы защитить себя и свою школу — было прямым тому доказательством. Хватит с неё слепого самодурства этого старика, который дальше своего носа ничего не видит. К тому же, у Ребекки Уокер с Сатаной свои счёты и позволить его убить кому-то другому? Да никогда.
[indent]Естественно, Уокер не ожидала толп желающих принять участие в войне, потому как их к такому даже не готовили, но не предложить им такой шанс показать себя, доказать, что они чего-то да стоят, не могла. Вся та теория, состязания по крылоборству и охота на змея ничем сейчас не могли помочь, но такие как Кроули считали, что ничего серьёзнее студентам школы не пригодится, как будто и вовсе не существует никаких угроз. Ребекка этого не понимала ещё со времён своего собственного обучения в этой школе. По сути, если пересмотреть все предметы, то много ума не надо, чтобы понять, что среди них нет ничего действительно полезного, потому Уокер предпочитала не только просиживать лекции или ходить на задания в мир смертных, но и обучаться самостоятельно. Книги, которые не предлагают к изучению учителя, знакомства, которые в итоге сыграли в её жизни и карьере одну из самых ведущих ролей — вот что действительно оказалось важным для того, чтобы суметь добиться всего того, чего добилась бывшая непризнанная. Кем бы она была, если бы не её упорство, привычка нарушать правила и действовать за спинами тех, кто хочет казаться умнее и лучше каких-то там непризнанных, которых ни за кого не считают? Её это возмущало тогда и возмущает сейчас.
[indent]Одно только её существование среди Серафимов, просто плевок в лица всех бессмертных, мнящих себя лучше, чем те, кто родился смертными, но заслужил шанс стать на одну ступень с ангелами и демонами. И знаете что? Ребекка получает неимоверное удовлетворение, когда видит смирение и ненависть на лицах тех, кто её недооценивал. И если они думают, что становление Серафимом — это предел её возможностей, то они очень сильно ошибаются. Уокер была, есть и будет самой острой и надоедливой костью в горле тех, кто спит и видит как от неё избавиться, жаль только, что в этот список входит тот, кому однажды не хватило мужества принять тот факт, что ученица превзошла учителя и кто бы знал, вдруг у этой истории мог быть совершенно иной конец, более положительный, нежели то, что есть сейчас. У Ребекки не было желания ссориться с Фенцио или становиться его врагом, но встав перед выбором она просто предпочла то, что действительно было для неё важнее чем чувства, которые всё равно уходят, а бессмертие в принципе не располагает к тому, чтобы любить кого-то. Потому что где есть любовь, там всегда где-то рядом будет и ненависть.
[indent]Сейчас этой ненависти слишком много. Пропитанная страхом и злобой энергетика ангелов и демонов собравшихся у ворот школы, не оставляла надежду на переговоры. Возглас Сатаны и толпы белокрылых и чернокрылых жителей Небес и Преисподней ринулись в бой, создавая одно сплошное месиво. Даже природа, казалось, пришла в ярость от столь наглого нарушения Равновесия между детьми Шепфа, которых уже ничто не могло остановить. Ребекка не оставалась в стороне, клинок в её руке не только ловко отражал удары демонов, но и наносил беспощадные удары в ответ. Белое одеяние было чуть заляпано чужой кровью, а золотые перья крыльев в нескольких местах слиплись от багровой вязкой жидкости, но едва ли это её беспокоило. Кроули предпочитал отсиживаться в стороне [кто-то сомневался?] пока к нему в руки не попал Люцифер. Ей пришлось стоять за спиной серафима Кроули, пока он делает вид, что всё ещё контролирует ситуацию, требуя у Сатаны остановиться. Уокер даже не была удивлена тому, что Сатане плевать на сына. Ему плевать на всех. Ему было плевать на Винчесто. Если бы правитель Ада хотел, он бы мог спасти Адмирона, но он не захотел, не стал отстаивать, лишь наслаждался тем, как она смотрит на то, как голова всё ещё и всегда любимого ею демона катится по эшафоту. И каждую ночь с того дня она закрывает глаза и видит эту картину. И она в очередной раз убеждается в простой непреложной истине, что любовь делает бессмертных слабыми. Ребекке казалось, что она пережила это чувство, пересилила его, но как оказалось, не совсем.
[indent]Там, где есть любовь, всегда будет жить и ненависть. В её сердце именно так и есть: там всё ещё теплится любовь к Винчесто, а теперь ещё и пылает адским пламенем ненависть к Сатане. И она позволяет этому губительному чувству взять над собой верх, но на глаза попадается её собственная дочь. "Вики..."
[indent]— Вики, нет! — Ребекки кричит что есть сил, но дочь её не слышит, голос теряется в шуме освирепевшей стихии, сносящей с ног и не позволяющей нормально взмыть в небо, чтобы добраться до неё, остановить. — Вики! — И вновь докричаться не выходит, на её пути как на зло встают демоны, которых Уокер убивает одного за другим, едва успевая уворачиваться от молниеносных ударов в ответ и упускает из виду дочь.
[indent]Поздно. Вики она уже всё равно ничем не поможет, но понимает, верит, что младшая Уокер себя в обиду не даст, ведь у неё возникла совершенно иная проблема. Проблема, которую серафим очень давно мечтает решить. Губы трогает кривая ухмылка, когда напротив неё встаёт сам Сатана, а брюнетка только этого и ждала, удобнее перехватывая в руке клинок. Не собираясь ждать нападения, она бросается первой в сторону противника, нанося удары один за другим. Резким взмахом тяжёлой лапы чудовища её откидывает на землю, которую она не слабо бороздит спиной, врезавшись в какой-то камень, который раньше был то ли стеной, то ли колонной. Резко выдохнув, она тряхнула головой, вернула свой клинок в ножны и вытащила из земли увесистый топор, потому что меч такое чудище едва ли возьмёт. Вновь бросившись на Сатану в его истинном обличии, Ребекка сражалась с ним, пока не оказалась обезоружена и схвачена им за горло.
[indent]— Хоть твои крылья и золотые, нутро у тебя всё равно непризнанной.

[dice=7744-7744-11616-36]

Отредактировано Rebecca Walker (2021-01-10 23:51:16)

Подпись автора

[indent][indent][indent]’’сердце её было таким х о л о д н ы м, что она могла бы
держать лёд во рту, и он никогда бы не растаял. ©

+7

7

Как банально и предсказуемо – настолько просто, что вызывало восхищение. Каждый шаг, каждый этап, каждая, даже на первый взгляд незначительная, деталь плана воплотилась в своем первичном виде, приведя к этому моменту. Эндшпиль. Вот только, как бы не напоминали смешавшиеся в толпе ангелы и демоны шахматные фигуры, в этой партии он не за черных и не за белых. Что-то гораздо сильнее и могущественнее их всех вот-вот разметет их, суетящихся внизу, как маленькие фигурки сметают с доски, оставив пустое поле, обагренное бессмертной кровью, жадно впитывающуюся в землю так, словно она не могла ею насытиться. Точка кипения была достигнута, линия невозврата давно потерялась где-то за спиной, а предчувствие финала, по крайней мере, конкретно этой партии, вызывало усмешку – жесткую и воодушевленную, словно распростертая перед глазами ужасная картина не находила внутри, в душе или сердце, никакого отклика. Стоя на крыше школы, чувствуя, как слегка вздрагивают на ветру перья крыльев, Абриэль с безжалостным интересом юного натуралиста, направляющего через лупу солнечный луч на муравьев, всматривается вниз, равномерно вдыхая тяжелый, отравленный болью, ужасом и кровью воздух. Сердце ровно и глухо бьется в груди, ничем не встревоженное, так, словно до этого ему приходилось каждый день становиться свидетелем подобного, а не слышать на лекциях по истории или читать в книгах. Война ужасна, уродлива, чудовищна в своем истинном проявлении; она ломает, сокрущает, разрушает, выворачивает наизнанку и уродует. Но у войны есть один неоспоримый плюс – после нее всегда наступает  т и ш и н а.

Этот мир – их мир, его мир – был не менее, а может даже в разы больше, отравлен, чем мир смертных, над которыми так любят насмехаться его бессмертные собратья. Но люди хорошо усвоили для себя простую истину: на ненадежном фундаменте хороший дом не построишь. Как не старайся, сколько сил не вложи – он все равно рано или поздно пойдет трещинами. Развалиться, рухнет, рассыпется тысячью осколков, которые похоронят под самой многие жизни. Люди знают, что неправильно зажитую кость нужно слова ломать, а не закрывать на нее глаза, делая вид, что и так все нормально.

Им, бессмертным, есть чему у них поучится. Чтобы такое шаткое, с трудом достигнутое равновесие, больше не покрывалось паутиной трещин. Чтобы старые обиды не болели, как неправильно зажитая кость, выливаясь однажды в осложнение.

Иногда, чтобы построить что-то новое, нужно до основания разрушить старое, чтобы не брать чужие ошибки и промахи за основу.

Но совсем не оглядываться назад нельзя, невозможно – потому что у всего есть причина. Мотивы. Те, для кого ты это делаешь. По какой-то устоявшейся внутренней привычке демон безошибочно находит в воцарившемся внизу месиве знакомые энергии и этого достаточно, чтобы почувствовать уверенность, хотя Абриэль понимал, что вряд ли кто-то из семьи одобрил бы то, что он сделал. Или то, что собирался сделать. Ему бы быть там внизу, с остальными демонами, рядом с отцом, все больше и больше пачкая и без того измазанные кровью руки, сражаться во имя мнимой справедливости, которую текущий правитель Ада не мог дать. Без усилий находит взглядом в хаотичной толпе фигуру Сатаны в последний раз убеждаясь в том, что это не тот лидер, за которым он хотел бы идти. Разочарование, ненависть и злость в отношении него, пробудившаяся еще со времен несправедливого заключения отца, обернулись снисходительным презрением, когда правитель Ада, как послушный теленок, пришел туда, куда ему сказали, значительно упрощая задачу. То, как легко Мальбонте просчитал чужие действия и проступки, не могло не вызывать восхищения. План был безупречен – и ему оставалось лишь довести его до конца.

Он знал, где искать того, кого старательно выискивали ангелы, прошерстя едва ли не всю школу, словно полагая, что сбежавший из Башни пленник прячется в куче чужого белья. Он знал о его местоположении с той самой минуты, как непризнанная вывела его из Башни – и послушно ждал того момента, когда можно будет, наконец, посмотреть на того, кто, после небольших манипуляций, наведет порядок в этом обезумевшем прогнившем мире.

Разбитые витражи и части осыпавшихся фресок едва слышно хрустят под ногами – Абриэль нарочно не таится, давая время как следует расслышать и смириться со своим появлениям, но недостаточное для того, чтобы сбежать и спрятаться (как-будто от него вообще хоть кто-то способен спрятаться).

- Привет, - разглядывает, не скрывая интереса, фигуру у противоположной стены, еще пока слабо похожую на того_самого_легендарного Мальбонте. В ангеле напротив не чувствовалось той мощи, что должна была вызывать страх и уважение. Да, в нем была сила – но она была не той. Наверно оттого, что сам он был не тем, кого хотел видеть Абриэль – лишь оболочка, неполноценная сущность, сосредоточение хороших качеств, которые Шепфа счел достойными оставить, изгнав те, что казались ему недопустимыми. Конечно, послушных и тихих любят все. – Вики сказала, где тебя найти, - не совсем правда, но без Уокер он бы и не нашел его, соваться в башню было бы безумием, на которое могла пойти только непризнанная. – Тут небезопасно, - это Бонт наверно и так знал. Окружающий шум не мог оставить его равнодушным и что-то во взгляде ангела говорило о том, что боль, пропитывающая мир вокруг, находила в нем куда больше отклика, чем в Абриэле. – Я помогу тебе, - чистая правда. Поможет стать тем, кто он есть, должен быть на самом деле. В этом его мотивы абсолютно искренни.  – Пойдем, - дружелюбно протягивает руку и чуть кивает головой, показывая, что лучше убраться с этого старого, заброшенного места как можно скорее.

Он ведет его окольными путями, чтобы лишний раз никому не попадаться на глаза, прежде чем взмыть в воздух, где облака скрывали их от случайного взгляда тех, кто бился внизу. Хотя кому бы пришла в голову идея посреди поля бою разглядывать небо? Таких дураков демон не знал, но, всегда делая погрешность на чужую глупость, рисковать не хотел.

Мягкое приземление на самом краю острова и приглашающим жестом Абриэль пропускает Бонта чуть вперед, чтобы без лишних усилий оглушить того быстрым ударом по голову, подхватывая бессильно обмякшее тело.

- Дико извиняюсь, но спасибо скажешь позже, - взваливая на плечо бесчувственного Бонта, демон уверенно двигается вперед, петляя между скал, пока перед глазами на вырисовывается дерево с уже привязанными к нему двумя пленниками, столь необходимыми для проведения ритуала. Что ж, Фенцио справился даже быстрее, чем он думал – Абриэль полагал, что придет со своей «ношей» первым.

[dice=3872-5808-7744-36]

Подпись автора

ав by `my_valkyrie
х  х  х  х  х  х  х  х  х  х  х  х  х  х  х  х  х  х
https://imgur.com/bZO4HXG.gif https://imgur.com/0WFG4bA.gif
let the bullets fly, oh let them rain     my life, my love, my drive     it came from 
...................................  Pain!

+5


Вы здесь » ROMANCE CLUB » Play the game » да начнется война [05.12.2020]


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно