Не понимаешь, куда попал?! Что здесь происходит и кто все эти люди?! Не спеши, путник, и давай обо всём по порядку. Перед тобой ролевая по мотивам известной мобильной игры «Клуб романтики», где ты сможешь воплотить все свои самые сокровенные, ужасные и безумные фантазии.
все неслучайнокейт и юлиан
твоя судьбамини-квесты
пост недели от мишель
Это всё ещё слишком лично, слишком чувственно и больно, чтобы наивно верить, будто пара недель сотрёт ощущения из памяти. Это всё ещё вызывает в памяти каждое сообщение в пустоту, каждый день, потраченный на паническое ожидание любой, даже самой крошечной весточки.

ROMANCE CLUB

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ROMANCE CLUB » Sail in the fog » [06.01.11] ночь перед рождеством.


[06.01.11] ночь перед рождеством.

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

Ночь перед Рождеством.
[ adele & leo ]
https://forumuploads.ru/uploads/001a/ed/6b/15/t117607.jpg https://forumuploads.ru/uploads/001a/ed/6b/15/t745507.jpg https://forumuploads.ru/uploads/001a/ed/6b/15/t162823.jpg
кошмары больше не будут тебе сниться, милая Адель.

Отредактировано Leo Medina (2020-11-28 15:01:35)

Подпись автора

Я всё вижу по глазам
Что ты хочешь мне сказать

https://64.media.tumblr.com/214e5904cbb31eb341052f1d15c1cf69/tumblr_inline_pbvlzsrhqi1r84mu0_100.gif https://64.media.tumblr.com/1e0d0d6ec99ae25fe7fc132cbbfed859/tumblr_inline_pbvm1c8DBN1r84mu0_100.gif
Я читаю по губам
Мне н е ч е г о сказать
Я не вижу смысла врать

+3

2

These are the things, the things we lost
The things we lost in the fire fire fire
x x x

https://i.ibb.co/5vRPmx0/tumblr-inline-owyfyl-MMhl1rifr4k-540.gif

Искренне наслаждаюсь непривычной тишиной, стоящей в доме, пока торчу на огромной кухне дома Морингов в гордом одиночестве. Обычно мне страшно находиться одной в пустом доме ‒ постоянно кажется, что кто-то хочет влезть в окно, топчется на парковой дорожке или вот-вот ворвется в дом, чтобы перерезать мне горло. Люк говорит, что я слишком впечатлительная и мне стоит завязывать с фильмами ужасов по ночам; возможно, в его словах есть доля правды, но меня бесит, когда с моим мнением не считаются, а меня саму не воспринимают всерьез. Я сто раз говорила родителям, что с тех самых пор, когда наш холл украсила та_ самая_картина, я стала хуже спать; я объясняла, что мне кажется, будто от этой вещи исходит какая-то дурная энергетика, из-за чего большая часть моей семьи обычно поднимала меня на смех. Естественно, у этого полотна есть чужая энергетика, оно ведь старинное, антикварное, побывало во множестве рук ‒ снисходительным тоном повторял мне отец, словно я какая-то идиотка или несмышленная семилетка. Люк и мама не говорили мне вслух ничего оскорбительного или обидного, но мне было уже достаточно того, что они частенько брали в руки полотно, изучая его вдоль и поперек. Какое-то шестое чувство, бестелесый, невесомый голос в голове будто нашептывал мне, что все это обернется одной большой ошибкой. Из-за этого я и сама вовсе не была уверена в том, что не схожу с ума окончательно.

Со вздохом мешаю свой травяной чай в чашке, сильно сожалея, что не могу завершить этот приятный вечерок чем-нибудь покрепче. Родителей не было дома, они решили остаться в гостях у своих друзей этим вечером, а перед уходом, как обычно, крепко заперли дверцы домашнего бара. Эта их привычка невероятно бесила нас с Люком; разумеется, мы могли бы выйти в магазин или купить какую-нибудь винную лавку целиком, если бы только этого захотели. Но приятное тепло дома настолько сильно согрело и расслабило меня, что мне дико не хотелось выходить на заснеженную улицу, даже ради бутылки хорошего вина. Мысли о брате вызывают у меня снисходительную улыбку; он решил остаться у наших общих друзей на рождественской вечеринке, потому что явно запал на одну из подружек хозяйки. Новый день, новая девушка; в этом был весь Моринг-младший, и со временем я даже перестала запоминать лица всех его пассий или тех, кто мечтал таковой стать. Но и оставаться и наблюдать за тем, как парочка все быстрее напивается, мне тоже не хотелось; поэтому я забрала с собой мало сопротивляющегося Лео, и отчалила домой, помахав всем ручкой.

Мысли о брате номер два согревают меня изнутри не хуже обжигающего чая; если бы не он, торчать бы мне в огромном пустом доме в гордом одиночестве, пугаясь собственной тени. От одной мысли, что он у себя, в спальне за моей стеной, мне уже было гораздо спокойнее; то ли во всем был виноват завывающий январский ветер за окном, то ли количество выпитого на вечеринке, но я чувствовала себя беспокойно и одиноко, как никогда. Бросаю быстрый взгляд на настенные часы ‒ начало первого; соблазн разбудить его, если он уже уснул, и попросить побыть со мной, пока не усну я, был невероятно велик, но проснувшаяся совесть не позволяла мне так поступить. В конце концов, наверняка он устал после длинного полета из Нью-Йорка, да и мне самой давно следовало бы отправиться в свою кровать.

Без малейших угрызений совести бросаю свою чашку в раковине, и выключаю за собой свет, слегка поеживаясь, когда дом погружается в полную темноту. Мне предстоит не самый близкий путь к себе; выйти в холл, подняться по главной лестнице, уткнуться носом в проклятую картину, которая гордо висела на самом видном месте, а затем свернуть направо, в жилое крыло. Обхватываю себя руками, словно защищаясь от невесть откуда взявшегося сквозняка, и медленно бреду в главный зал, стараясь не бросить на полотно даже случайный взгляд. Однако мои глаза словно помимо моей воли вновь утыкаются в картину; ее освещает лунный свет, и по мере того, как я поднимаюсь по лестнице все выше, все отчетливее вижу нарисованные детали ‒ языки пламени, и страшно искаженное лицо молодой девушки. Черт, как отцу вообще пришло в голову купить это дерьмо и притащить его домой?! Даже если она стоила всех денег в мире, то не вызывает лично у меня никаких чувств, кроме ужаса и какой-то брезгливости. Словно я наблюдаю за тем, за чем не должна наблюдать. Я оказываюсь наверху лестницы, и не могу оторвать взгляд от полотна; оно кажется живым, завораживает меня, и какой-то шепот внутри умоляет меня сделать шаг вперед и дотронуться до измазанного красками холста.

Я почти делаю это; всего одна секунда отделяет меня от рокового прикосновения, когда вдруг мои пальцы словно обжигает настоящим огнем; словно другой голос, чужой, не принадлежащий мне, кричит на меня, умоляя этого не делать. Я одергиваю руку, и трясу головой, не понимая, что со мной только что было; картина вновь кажется мне отвратительной, и я прищуриваюсь, глядя прямо в глаза умирающей девушки на ней. ‒ Какая же ты страшная. ‒ мой резкий, четкий шепот в пустом холле кажется почти оглушительным, ‒ клянусь, когда-нибудь я сниму тебя отсюда и сожгу по-настоящему.

Яркое, ослепительное пламя вспыхивает прямо перед моим лицом прежде, чем я успеваю сделать один лишний вдох; мой оглушительный крик эхом разносится по всем этажам дома, и я зажмуриваюсь, пока этот крик не переходит в кашель. Я задыхаюсь от запаха гари, от ощущения огня на моем лице и волосах; чувствую, как плавится моя одежда, как огонь пожирает, ломает мои кости, как я сама превращаюсь в горстку пепла. В ушах звенит от напряжения, все звуки вокруг вдруг становятся болезненно-резкими; и когда я вновь открываю глаза, на самом деле не проходит даже двух секунд. На меня смотрит совершенно целое полотно, будто не оно только что самоуничтожилось в обжигающем огненном пламени; а усмешка нарисованной девушки на костре кажется мне почти издевательской.

‒ Лео! ‒ я кричу так громко, насколько позволяют (на самом ли деле?) забитые сажей легкие, ‒ Лео, боже мой! ‒ невидимая сила заставляет меня сдвинуться с места, и я бегу в сторону его комнаты так быстро, как только могу. Долетаю до его двери за три секунды, и колочу в нее так отчаянно, словно от этого зависят его и моя жизни. ‒ Открой дверь! ‒ умоляю севшим от страха и крика голосом; меня сотрясают мелкие рыдания, плечи трясутся от шока и ужаса. А если с ним что-нибудь случилось? Почему он так долго не открывает чертову дверь?! ‒ Лео.. пожалуйста.. ‒ мое горло сдавливает спазм, и я бессильно стекаю по стене вниз, все еще держась за его дверную ручку, как за последний маяк в темноте этого длинного, пустого коридора.

Подпись автора

,, давай все оставим на этой ноте
в с е,   ч т о   т ы   д а л ь ш е   с к а ж е ш ь  -  и с п о л ь з у ю  против
https://i.ibb.co/42HhXfM/101.gif https://i.ibb.co/bFCV8zV/102.gif
м ы    в с е    и с п о р т и л и ,    м ы    в с е    п о т р а т и л и    //
брось, ну какие мы к черту  п-р-и-я-т-е-л-и? ,,

+4

3

Родители всегда отправляли меня на Рождество к Морингам, то ли из желания, чтобы я больше общался с родственниками, то ли из желания отдохнуть от моих непрекращающихся разговоров и просьб завести кота. Впрочем, на последнее я всегда слышал категоричное: "Нет, Лео, ты же знаешь, что у тебя аллергия на шерсть!" На самом же деле, аллергия у меня разве что на родительское занудство и то, что раз в год (а в особо удачный и два) я провожу время с Морингами - к лучшему. Они часто переезжали, а значит, я почти каждый год видел разные штаты, а то и страны, да и скучно с ними не бывало даже на светских раутах. Под "ними" я подразумеваю Люка и Адель. Брат, строил из себя святую непорочность и был тихоней в школе. Я бы удивлен, но девушки и правда велись на образ парня-загадки, буквально падая штабелями и вешаясь ему на шею. Вместе с тем, Люк закатывал крутые закрытые вечеринки у бассейна. Говоря закрытые, я имею ввиду ВООБЩЕ закрытые. Обычно только для нас троих, и то я лишь исключение, как бы "ну раз уж ты здесь". Такой себе прицеп, идущий в комплекте с рождественскими подарками для него и Адель.

Адель. Она совсем другая. Девушка праздник, никто из вне никогда не видел на ее глазах слез. Только яркий огонек и улыбка на лице. Эта девчонка всегда знала, где проходят самые шумные вечеринки и в каждом городе она мгновенно становилась объектом внимания у парней и зависти у девушке. Я всегда поражался ее умению заводить ПРАВИЛЬНЫХ друзей и никогда не понимал, почему она почти всегда тащила меня за собой. Наверное, потому что мы вместе становились еще ярче и никто не ленился подметить наше внешнее сходство. Никто не сомневался в нашем родстве, но когда я позволял руке соскочить с плеч на талию, за спиной слышался шепот голосов и вопрос: "Разве так обнимают сестру?" На него я всегда не думая отвечал: "Кто вообще сказал, что мы родственники?"
Естественно все всегда сводилось в шутку, но, порой, я и правда замечал за собой, что смотрю на нее совсем не так, как брат должен смотреть на сестру. Как ни странно, эта мысль не пугала меня, а скорее грела где-то в груди. Она смотрела на меня, как на того, кто никогда и никому не даст ее в обиду и я был уверен, что больше никого она не наградит таким взглядом. Это было неправильно. Но я до безобразия любил все неправильное.

Домой возвращались поздно, вдвоем и почти что в полном молчании. От меня не скрылось то, что Адель сама не своя. Не такая, какой я ее помнил. Пусть мы и редко виделись и общались, всего пару раз в год, но она всегда вываливала мне все как на духу. Абсолютно все, что произошло с ней за год, и даже больше. Все, что произошло у Морингов за этот год я узнал лишь от их отца, что вновь хвастал приобретенной картиной. Адель не произнесла почти ни слова за столом. Я все пытался поймать ее взгляд, как раньше, но он ускользал. Потух, как пламя свечи, будто бы перегорела и сама девушка. Я бы хотел подойти и спросить в чем дело, но даже боюсь обратиться к ней по имени. В молчании поднимаюсь до гостевой комнаты, которую мне выделили в качестве спальни на ближайшие пару дней и тяжелым грузом падаю на кровать. Слышу, как копошится Адель на кухне, как закипает в чайнике вода. Спуститься к ней и выпить ее любимого травяного чая? Нет, пожалуй, поговорю с ней завтра. Пока сил мне хватает лишь кое-как стянуть с себя ботинки и верхнюю одежду. После долгого перелета на уши неприятно давило, но на удивление быстро моя футболка пропахла парфюмом девушки(или он уже стал сопровождать меня куда бы я не пошел), который она не меняла уже который год и который неизменно заставлял мое тело расслабиться и уснуть почти сразу же, как только голова касается подушки.

Открываю глаза и совсем ничего не вижу. Даже не понимаю, проснулся ли я или до сих пор прибываю во сне. Пытаюсь отогнать от себя кошмар, но тут же слышу севший голос сестры, а затем глухой стук. Сердце тут же пропускает удар. Я мгновенно взбадриваюсь и подрываюсь с кровати, тут же открывая дверь в комнату. Под ней, калачиком, обхватив одной рукой свои колени, сидела Адель. Ее плечи дрожали, а она сама будто бы уже и не замечает происходящее вокруг, утопая в истерике. Панические атаки? Как давно они мучают малышку Адель? Морщусь от осознания того, что возможно это не впервые и в те моменты меня не было рядом с ней.

- Адель - тихо-тихо говорю, присаживаясь рядом с девушкой и сгребая ее в охапку. Я чувствую, как она дрожит, хотя в доме было тепло. Чувствую, как тяжело и часто дышит, словно ей было мало воздуха. - Я рядом. Тс-с-с. Посмотри на меня - мои ладони мягко обхватывают ее лицо с обеих сторон, заправляя пряди волосы и поднимая ее голову так, чтобы ее глаза были на уровне моих. Я начинаю медленно дышать, словно хочу научить ее, как правильно это нужно делать. - Вот так. Все хорошо. Слышишь? Я с тобой. - мне хочется покрыть ее лицо короткими поцелуями, но вместо этого я прижимаю Адель к себе, чувствую ее дыхание в районе ключиц и то, как намокает ворот моей футболки от ее слез. - давай, поднимайся. - но вместо того, чтобы помочь ей встать, закрываю дверь комнаты и поднимаю ее на руки, чтобы донести до своей кровати. Никто и никогда не увидит ее слез. Я надеялся, что слезы вообще никогда не тронут ее глаза, теперь же что-то в груди болезненно сжималось, когда я вижу тушь, которую рыжая еще даже не успела смыть, черными пятнами растекающуюся под глазами. Прижимаю ее к себе, накрывая своими руками, словно коконом, пытаясь доказать что со мной ей ничего не грозит. - Что случилось, милая Адель? - мое дыхание обжигает ухо, когда я пытаюсь тихим шепотом поинтересоваться в причинах панической атаки и между тем носом зарываюсь в ее волосы, глубоко вдыхая запах своей любимой Адель.

Отредактировано Leo Medina (2020-11-29 02:10:53)

Подпись автора

Я всё вижу по глазам
Что ты хочешь мне сказать

https://64.media.tumblr.com/214e5904cbb31eb341052f1d15c1cf69/tumblr_inline_pbvlzsrhqi1r84mu0_100.gif https://64.media.tumblr.com/1e0d0d6ec99ae25fe7fc132cbbfed859/tumblr_inline_pbvm1c8DBN1r84mu0_100.gif
Я читаю по губам
Мне н е ч е г о сказать
Я не вижу смысла врать

+4

4

Мое свернутое в клубочек тело, которое сейчас так сильно вжимается в стену нашего фамильного особняка, сейчас переживает самые странные состояние и метаморфозы. Мои глаза закрыты, а ладони крепко прижаты к ушам, потому что я не хочу видеть языки пламени, не хочу слышать треск растопленных костей и разбившейся посуды вокруг. Я словно вижу себя со стороны ‒ хрупкая маленькая фигура, в лице которой появляются первые возрастные изменения, в уголках глаз собираются морщинки, а взгляд такой потухший, который я никогда у себя не наблюдала. Я бреду по пустому, пыльному дому, смотрю на черные от копоти стены, на покрытую паутиной мебель, и ощущаю, что вместе с этим сломанным, позабытым местом умерла часть моей души, оставив после себя лишь оболочку, мало похожую на прежнюю меня. Единственное яркое пятно посреди окружающего мрака ‒ небольшое полотно, гордо висящее на главном месте в холле. Языки пламени, агония, боль и предчувствие скорой смерти; вот мое будущее. Вот что я вижу и ощущаю, когда вглядываюсь в ненавистную мной картину.

Чьи-то руки выдергивают меня из вязкого видения, похожего то ли на сон, то ли на воспоминание, и я резко открываю глаза, ощущая ватность и безвольность в каждой клеточке своего тела. [float=right]https://i.ibb.co/MgMLJWM/74e86ffcbb816775093e873335d2384ec3004265.gif[/float]Все еще не могу ровно дышать, будто грудь сдавила тяжелая каменная плита, лишь улавливаю взгляд своего брата напротив, морщась от звона в ушах и привкуса паники во рту. ‒ Лео, ‒ тупо повторяю его имя, будто это единственное, что позволяет мне держаться, и еле уловимым движением кладу свою руку на его ладонь, сжимающую мои скулы. ‒ По-моему я схожу с ума. ‒ эти слова даются мне с таким невероятным трудом, потому что горло вновь перехватывают рыдания, и я утыкаюсь носом в ключицу Лео, размазывая по его футболке остатки своей туши. Каждое его движение напоминает мне сон; все вокруг как в тумане, и я умоляю себя не терять сознание, сосредоточиться на его ярких глазах и волосах, на успокаивающем запахе его кожи и коротких словах, которые он так горячо шепчет возле моего лица.

Страх еще какое-то время не отпускает мое тело, и я не могу пошевелиться, оказываясь в его комнате и на его кровати, вцепившись в одежду Лео, чувствуя, как постепенно проходит оцепенение, сковавшее меня, заставляющее чувствовать невыносимую боль в груди. Мое частое дыхание раз за разом успокаивается, становится медленнее, пока я не начинаю дышать более размеренно, в такт за поднимающейся и опускающейся грудью своего брата. Его руки, крепко сжимающие меня, понемногу возвращают меня в реальность; ощущение огня на теле уступает место холоду, и я начинаю дрожать в объятиях Лео, как будто меня опустили в ледяную воду.

‒ Эта картина... эта картина, она.. ‒ не могу собрать рассыпающиеся слова в предложения, и глухо говорю отрывками, все еще зажмурившись, все еще не в силах отнять заплаканное лицо от груди Лео. ‒ Клянусь, она загорелась, и я.. подумала, что ты... что весь дом сгорит... мне было так больно, так больно, так чертовски больно, ‒ повторяю это снова и снова, пока он укачивает меня в своих объятиях, растворяя боль в моем сердце и легких. Чувство защищенности и благодарности затапливает меня изнутри, и я кое-как отлипаю от брата, перехватывая его дико взволнованный взгляд распухшими от слез глазами. ‒ Боже, я наверное ужасно выгляжу. ‒ тихо усмехаюсь, радуясь, что такая дурацкая мысль вообще пришла мне в голову именно сейчас. Наверняка это означало, что прежняя Адель, которая все это время испуганно сидела где-то в уголке моего подсознания, теперь готова вырваться наружу. ‒ Прости меня. Не стоило вот так к тебе врываться, ‒ вытираю темные подтеки под глазами и убираю запутанные рыжие волосы за спину, открывая ему свое измученное лицо. Теперь осознаю, насколько глупо и нелепо звучат мои слова со стороны; будто я действительно выжила из ума, и ворвалась в комнату своего брата посреди ночи просто потому, что увидела что-то [существующее ли?]..

‒ Это так странно звучит, я знаю, ‒ качаю головой, стараясь убедить саму себя в том, что мне просто показалось, ‒ прости, наверное, я сегодня выпила слишком много, вот мне и показалось, что... что... ‒ в памяти вновь ярко вспыхивает пламя, но я упрямо закусываю губы, мягко выбираясь из объятий Лео. О чем я вообще думала, когда прибежала сюда, когда решила, что впутывать его в свое начинающее прогрессировать безумие ‒ хорошая идея?! Я должна была защищать его; а вместо этого я лишь взяла его за руку, и потянула за собой вниз, в самую темную и бездонную яму из собственных ночных кошмаров. ‒ Неважно, ‒ отмахиваюсь от этих мыслей, пока все мое тело ломает и сопротивляется, когда я пытаюсь отдалиться от Лео хотя бы на один лишний миллиметр. Мои пальцы, вопреки здравому смыслу, переплетаются с его, хотя я осознаю, как это все странно и неправильно. Здравый смысл подсказывает, что мне правда лучше уйти отсюда, и поскорее, закрыться от него, как я сделала это, когда он только приехал сюда.

Потому что если с ним и вправду что-то случится ‒ я никогда себе этого не прощу.

Отредактировано Adele Moring (2020-11-29 23:28:36)

Подпись автора

,, давай все оставим на этой ноте
в с е,   ч т о   т ы   д а л ь ш е   с к а ж е ш ь  -  и с п о л ь з у ю  против
https://i.ibb.co/42HhXfM/101.gif https://i.ibb.co/bFCV8zV/102.gif
м ы    в с е    и с п о р т и л и ,    м ы    в с е    п о т р а т и л и    //
брось, ну какие мы к черту  п-р-и-я-т-е-л-и? ,,

+3

5

Я никогда еще не видел такого страха в чьих-либо глазах, пронизывающего холодом до самой души; обволакивая темнотой мое тело так, что невозможно было пошевелиться. Чувствую его кончиками пальцев, когда касаюсь щек Адель. Слезы наверняка холодом пощипывали ее щеки, а я будто бы пытался их согреть в своих руках. ГОРИТ. Она говорит, что будто бы сгорает, смотря на картину, а я начинаю дрожать, беспокойна оглядывая ее и пытаясь обнаружить следы того, что могло ее так испугать. Если она и будет сгорать, то только в моих руках. Прижимаю ее к себе и мысленно разрываюсь между тем, чтобы пойти и осмотреть дом и тем, что мне ужасно не хочется оставлять ее одну. Не хочется отпускать ее ни на секунду больше.

Постепенно в комнате становится совсем тихо и в оглушающей тишине можно услышать только мое размеренное дыхание и чуть сбивчивое Адель. Я чувствую ее сердцебиение, постепенно возвращающееся в привычный ритм. Мне казалось, что время остановилось, часы перестали ходить, ветер на улице затих, оставив нас с девушкой наедине. Она не прекращает дрожать, а я даже и не думаю отпускать ее из кольца своих рук даже после того, как она начинает говорить. Сходит с ума. Понимаю, что подобное не впервые и причина панических атак в одном и том же. Адель, словно читая мои мысли, только подтверждает догадки, не сказанные вслух. Картина? Та, что теперь висит над камином в гостиной? Именно та, что купил мистер Моринг на аукционе? Т, которой он гордился? Именно она так напугала милую Адель? Девушка мягко отстраняется и я нехотя отпускаю ее. В груди неприятно и болезненно сжимается этот проклятый комок из печали, переполняя меня желанием вновь притянуть рыжую к себе, но я сдерживаю себя, не отнимая от нее внимательного взгляда.

- Глупости. Ты всегда выглядишь превосходно. - губы трогает тень улыбки, теплой и отчего-то такой легкой. Если бы кто-то видел мой взгляд, наверняка, сказал бы, что нельзя так смотреть на сестру. С переполняющей нежностью и тихой тоской. Я бы всегда любовался ею, если бы мог позволить себе такую вольность, но мой приговор - темнота и короткие взгляды, пока никто не видит. - Чего не скажешь о моей мокрой футболке с отпечатавшейся тушью и губной помадой на ней. - поддерживая ситуацию шуткой, говорю я и, подцепив за край, легким движением вверх стягиваю с себя предмет одежды, откинув в сторону, как ненужный мусор. - Не извиняйся. Ты правильно сделала, что пришла. Я бы не хотел, чтобы ты переживала подобное в одиночестве. - тихо, словно доверяя ей сокровенную тайну, шепчу. Знал ли кто-то еще об этом? О том, что в данный период жизни происходит с Адель? Вряд ли, иначе проблемы бы давно решилась, хотя бы отсутствием источника панических атак девушки. Я отказываюсь верить в то, что кто-то из членов ее семьи нарочно игнорирует это. Люк бы точно огородил любимую сестру от внешнего раздражителя.

Услышанное больно бьет по ушам. Неуверенность в собственных словах никогда не была присуща Адель. Она не та, кто будет думать, прежде чем говорить. Ее не волновало мнение окружающих и уж тем более она никогда не молчала о том, что ей не нравилось. Совсем не понимаю, что стало с Адель и от этого начинает тянуть внутри. Неужели, она не до конца откровенна со мной, а поведала лишь основную часть существующей проблемы?
[float=left]https://a.radikal.ru/a33/2011/31/d039c2c31b71.gif[/float]- Нет, важно. - мой голос тихий, но твердый и требующий, чтобы она договорила. Не хочу давить. Вижу, как тяжело ей вспоминать об этом и тем не менее, я волнуюсь. Хочу знать все, что тревожит ее, ведь предупрежден - значит вооружен. Я до сих пор не знаю, как смогу оставить ее одну, как смогу уехать после каникул домой, не убедившись, что все с ней будет хорошо.
Опускаю взгляд на руки, что в паре сантиметров друг от друга и медленно, словно охотник, который боится спугнуть свою цель, веду ладонью по простыне, едва касаясь пальцами ее кожу. Мне хотелось касаться ее и я сам себя убеждал в том, что это лишь для того, чтобы оказать ей поддержку. Сердце пропускает удар, когда я чувствую насколько холодны ее руки. И еще один, когда она идет мне навстречу, переплетая свои пальцы с моими. Такое незначительное прикосновение, ни я чувствую себя подростком, что впервые целует девушку, когда родителей нет дома. Нарушение границ и запретов. И мне это нравилось. Сжимаю руку крепче, словно давая самому себе и девушке зеленый свет, но не тороплюсь, все еще не уверенный в том, что ощущаю напряжение между нами не только я.

- Замерзла? - прерывая неловкую тишину спрашиваю. Мои горячие ладони ярко ощущали то, насколько холодными и хрупкими были руки сестры, словно сейчас я держал в руках фарфоровую куклу - одно неловкое движение и она рассыпется на глазах. Бесшумно пододвигаюсь ближе, обжигая дыханием губы девушки. Внутри фейерверк эмоций. Предвкушение, печаль, раздражение, желание. Все смешалось и от того, думать было совершенно невозможно. Рядом с Адель, кажется, вообще невозможно было ни о чем думать. За руку тяну ее на себя, спиной ощутив прохладу простыни. Интересно, сколько еще мне нужно было времени, чтобы не сдержаться? - Не хочу, чтобы ты уходила сегодня. - признаюсь больше самому себе, нежели сестре, разглаживаю ее волосы и спускаясь на кожу, обводя плечи пальцами. Сердце бешено стучало, а я не мог привести дыхание в норму, коснувшись губами ее уха - Это неправильно?

Подпись автора

Я всё вижу по глазам
Что ты хочешь мне сказать

https://64.media.tumblr.com/214e5904cbb31eb341052f1d15c1cf69/tumblr_inline_pbvlzsrhqi1r84mu0_100.gif https://64.media.tumblr.com/1e0d0d6ec99ae25fe7fc132cbbfed859/tumblr_inline_pbvm1c8DBN1r84mu0_100.gif
Я читаю по губам
Мне н е ч е г о сказать
Я не вижу смысла врать

+3

6

Если честно, можно даже не пытаться держать дистанцию; особенно учитывая то, что ни я, ни Лео явно не хотели ее соблюдать. Когда мое испуганное дыхание постепенно выравнивается, а в комнате становится слишком уж тесно и тихо одновременно, мне кажется, что я могу слышать тиканье часов в холле этажом ниже. По моим плечам пробегают мурашки, когда я осознаю, что мы по-настоящему одни в доме до самого утра [не считая того безумия, которое определенно жило в чертовой картине]. Но я не хочу об этом думать, только не сейчас, только не теперь. Я на секунду оглядываюсь на дверь, словно вижу призраков, которые могут стоять на пороге, прожигая нас мертвыми взглядами; а затем упрямо прикусываю нижнюю губу, отворачиваясь и возвращаясь в кокон объятий Лео, прижимаясь лицом и губами ко впадине над его ключицей. Сейчас мне кажется, что никакое зло никогда до меня не доберется; за пределами этой комнаты могло происходить что угодно, но я ни за что отсюда не выйду.

Улыбаюсь в ключицу Лео, когда слышу его весьма прямолинейный комплимент, и наконец, отлипаю от его горячей кожи, непонимающе глядя, как он отстраняется от меня. ‒ Что ты... ‒ начинаю говорить и тут же осекаюсь, с расширенными от шока зрачками наблюдая за тем, как небрежно мой брат избавляется от испачканной футболки. Прослеживаю выразительным взглядом ее путь в сторону пола, и медленно поворачиваюсь обратно к нему, почти физически ощущая, как мое обычно смертельно-бледное лицо начинает покрываться румянцем. Вот же черт. Я почти умоляю себя не смотреть на него даже случайно, не касаться его золотистой кожи даже краешком взгляда, но с треском проигрываю сражение. Это просто невыносимо. Я знаю, что он откровенно наблюдает за тем, как я наблюдаю за ним, как мой взгляд блуждает от его выступающих ключиц и широких плеч до груди и узкой полоски кожи над линией джинс. Я десять тысяч раз видела Лео полуобнаженным [чего только стоили мои знаменитые вечеринки у бассейна], но почему-то именно сейчас мне кажется, будто я смотрю на него впервые. ‒ Вот черт, ‒ вырывается из моей груди, когда я неимоверным усилием воли заставляю себя перестать пялиться на его пресс, и поднять глаза к зеленой радужке возле зрачков. Шестое чувство или просто типичная женская интуиция, но я могу поклясться, что его скорее забавляет и волнует, чем пугает вся эта ситуация.

[float=left]https://i.ibb.co/XXQj9h9/tumblr-p24jcx-To-M61r7o8ebo7-400.gif[/float] ‒ Пообещай, что никому об этом не расскажешь. ‒ осознаю, насколько двусмысленно звучит моя фраза; она может означать как затихшую паническую атаку, так и слишком осязаемый взгляд, которым я только что одарила его полуобнаженное тело. Мои губы трогает легкая довольная ухмылка, когда я улавливаю то, как он смотрит на меня в ответ. Либо я действительно схожу с ума, либо все это гораздо более взаимно, чем я могла себе представить. Думаю о том, как сильно мне хочется прикоснуться к нему, и Лео будто читает мои мысли, мягко увлекая меня за собой в середину кровати. Его дыхание обжигает мои губы, и мне приходиться приложить определенные усилия для того, чтобы поднять взгляд от его рта к глазам. Чувствую, как быстро бьётся его сердце под моими ладонями, и мягко поглаживаю обнаженный участок кожи, показывая ему, что все в полном порядке.

Его последний вопрос заставляет меня вздрогнуть всем телом; я медленно качаю головой, не переставая смотреть в его глаза. Не знаю, как он, но я еще никогда не ощущала ничего настолько правильного, как собственное тело, лежащее на нем. ‒ Я не знаю, ‒ честно признаюсь ему, пока моя рука путешествует от его груди к ключицам, замирая на скулах. Я мягко убираю его волосы с лица, завороженная золотистыми бликами в его зрачках. И не успевает мысль о том, что он выглядит дико, дико сексуально в этом полумраке, покинуть мою голову, как по спине тут же пробегают мурашки ужаса от того, что я вообще об этом думаю. Впрочем, я всегда была слишком храброй девочкой, которая умела смотреть в лицо своим страхам. ‒ Но какая разница, не так ли? ‒ моя улыбка мягкая, но одновременно лукавая, и я слегка прикрываю глаза, наслаждаясь его коротким прикосновением к своим волосам и уху. Вновь опираюсь руками о его грудь, и выпрямляюсь, все еще сидя на его бедрах, позволяя ему полностью рассмотреть меня в ночном полумраке. Не сводя глаз с его зрачков, я неспешно скольжу пальцами к краям своего короткого платья, и стягиваю его через голову, отбрасывая в сторону на пол, в компанию футболки Лео. Взгляд, которым он награждает мое полуобнаженное тело, поджигает меня изнутри. Я не тороплюсь возвращаться на свое место и вновь ложиться на его грудь; мне хочется убедиться в том, что он по-прежнему смотрит на меня крайне, крайне внимательно. ‒ Я подумала ‒ разве честно, что раздеваешься только ты? ‒ мой голос звучит неожиданно хрипло, и я провожу кончиками пальцев по его щеке, глядя на него сверху вниз, улавливая, как кончики губ дрожат в еле сдерживаемой ухмылке. ‒ Но теперь снова твоя очередь. ‒ медленно улыбаюсь ему в ответ, вновь ощущая внутри себя то самое пламя, которое чувствовала там, на лестнице; но оно больше не несет боль или смерть. Только чистое, ничем не замутненное желание быть еще ближе к Лео. ‒ Я провоцирую тебя? ‒ интересуюсь еле слышно, поднимая одну бровь вверх. Мне до боли хочется наклониться к его лицу, и поймать эту сладостную улыбку своим ртом, но я сдерживаюсь из последних сил, которые только во мне остались.

Отредактировано Adele Moring (2020-12-01 23:30:25)

Подпись автора

,, давай все оставим на этой ноте
в с е,   ч т о   т ы   д а л ь ш е   с к а ж е ш ь  -  и с п о л ь з у ю  против
https://i.ibb.co/42HhXfM/101.gif https://i.ibb.co/bFCV8zV/102.gif
м ы    в с е    и с п о р т и л и ,    м ы    в с е    п о т р а т и л и    //
брось, ну какие мы к черту  п-р-и-я-т-е-л-и? ,,

+3

7

Ее взгляд, обжигающий, я физически ощущаю и глаза закатываю от удовольствия, только от одного понимания, что она смотрит на меня. И не просто смотрит, любуется, каждый сантиметр моего тела рассматривает и медленно-медленно дышит. Так горячо, что ее дыхание кожу мою обжигает, а путь, которые проделал ее взгляд, горит, словно она выжгла на моем теле шрам, как факт уже завоеванной территории. Я почти уверил себя, что она - превосходный стратег, оказавшийся в моей постели так быстро, что сердце удар пропустить не успело. Хотя, наверное, споры немыслимые бы разгорелись о том, кто с кем в кошки-мышки играет. Я провоцирую ее, а она в ответ взгляд мне отвести не позволяет, без слов говорит, ПРИКОСНИСЬ. А я противиться не в силе, касаюсь, взглядом и руками, пытаясь все еще трезво думать. Не получается, ведь с каждым ее прикосновением к телу моему, пьянею. Тело отказывается меня слушать, делает то, что нельзя, пока я наслаждаюсь тем, что происходит, не отдавая себе отчета.

На лице моем растекается довольная улыбка. Ничего не обещаю вслух, но взгляд сам за себя говорит: Буду молчать. И я молчу даже о своем желании почувствовать на своей коже прикосновения ее рук, и, господи, как об этом даже думать приятно и неправильно, горячих губ. От этого внутри все зудит и стонет, не находя отклика на языке, потому что я все еще пытаюсь держать себя в руках. Пока что еще осознаю, что в кровати моей - сестра, а не одноклассница, которая позвала меня помочь ей с историей. Носами с ней касаюсь, глаза прикрывая, думая ни о чем и обо всем одновременно. Вытравить ненужные мысли так хочу из головы и раствориться в ней. И я позволяю себе, наплевав на все. На то, что будет, если кто-то узнает, на то, пожалеем ли потом об этом мы сами. Плевать. Сейчас это не важно. Важно лишь то, что нас разделяет какая-то ненужная шелковая ткань платья. Важно то, как оба желаем поскорее избавиться от нее. Мне бы кожей с ней срастись, только бы ближе быть. Сжимаю челюсть запрокидывая голову чуть назад, чтобы стон наслаждения от простых прикосновений в себе сдержать. Видишь, что ты делаешь со мной, Адель?

- Никакой. Верно. - горячо выдыхаю, когда ощущаю ее поглаживания по коже и пытаюсь сдержать внутри все наслаждение, которое она дарила, только смотря на меня таким взглядом. Слишком откровенным, в котором мешалось желание и безрассудство. Я практически перестаю дышать и внимательно слежу за движениями ее руки по собственному телу, то, как медленно приподнимает подол платья, обнажая бедра и перебирают ткань - такое ненужное сейчас препятствие между нашими телами. Кажется, если я упущу хоть малейшее ее движение, то никогда не прощу себе. Я почти не слышу ее, в ушах теперь лишь слышен шум от закипающий в жилах крови, перед глазами пелена возбуждения, которого я ни с кем никогда не испытывал. Это неправильно. Но так маняще и я бы остался в этом моменте навсегда. Только с ней в этом огромном доме, где никто и никогда не помешал бы нам. Ладонью веду от ее скул ниже, пальчиками вырисовывая неизвестные даже самому себе узоры на ее шее и плечах, спускаюсь к ложбинке между грудью. Дразню ее такими невесомыми прикосновениями и в итоге сдаюсь сам, сжимая ладонь на талии сестры, а затем аккуратно веду вниз, шумно сглатывая, когда ее такой провокационный вопрос бьет в уши. - Да. - тихо выдыхаю у самых губ Адель, почти касаясь их своими и как только чувствую, что она судорожно выдыхает вслед за мной, томно приоткрыв их, отстраняюсь.
- Если тебе на мне что-то мешает, ты можешь снять это сама. - севшим голосом озвучиваю свою мысль от которой по спине пробегают сладкие мурашки, а пальцы непослушно уже оттягивают ткань нижнего белья на бедре девушки, словно играясь с ней. Она знает, как манит меня. Ей нравится это чувство. И злость закипает внутри, когда на пару секунд в голове проскакивает мысль: Кто еще мог видеть ее такой? Разгоряченной, немного взъерошенной, с румянцем на щеках и искусанными от желания губами? Но какая разница, если сейчас она принадлежит лишь мне? Руки на ее талии сжимаются сильнее и я одним движением оказываюсь сверху, вжимая девушку в кровать, глаза в глаза смотря.
- И тебе это нравится? Нравится моя реакция, правда, сестренка? - губы пьяняще находят губы девушки, настойчиво сминая их и я прижимаю к себе девушку крепче, больше не в силах сдерживать внутренний порыв. - только попроси и я перестану - шепчу между короткими поцелуями, спускаясь к шее, обдавая кожу девушки горячим дыханием. Вру. Никогда и ни за что не остановлюсь.

Подпись автора

Я всё вижу по глазам
Что ты хочешь мне сказать

https://64.media.tumblr.com/214e5904cbb31eb341052f1d15c1cf69/tumblr_inline_pbvlzsrhqi1r84mu0_100.gif https://64.media.tumblr.com/1e0d0d6ec99ae25fe7fc132cbbfed859/tumblr_inline_pbvm1c8DBN1r84mu0_100.gif
Я читаю по губам
Мне н е ч е г о сказать
Я не вижу смысла врать

+2

8

не  в-з-д-у-м-а-й остановить меня,
это неправильно,
я не умею так
х х х

Мне не хочется, чтобы он думал, будто я всего лишь использую его. Будто лгу, выдумывая невероятные факты о том, чего никогда не было, лишь бы вновь ощутить на себе этот сочувствующий мягкий взгляд, который согревал меня лучше любого высокоградусного. Мне бы хотелось разубедить его. Хотелось сказать, что он слишком сильно дорог мне, что я никогда в жизни не поступила бы так с ним, что он ‒ не очередная строчка в безликом списке моих побед и завоеваний, также, как и я ‒ в его. Все дело было в том, что обычно такие вещи как раз являлись основой, сердцевиной моего характера и поступков. Я использовала людей. Я переступала через них. Я делала так, как нравилось мне, не спрашивая чужого мнения, ни капли не интересуясь им. Люди были для меня лишь средством достижения целей, и я не позволяла никому из них забраться в свое сердце по-настоящему. Эгоистично не делилась своим. Не верила в то, что кому-то на самом деле будет интересно узнать о том, какая я. Сейчас все эти нормы и правила, по которым я жила, не задумываясь, растворялись, исчезали, будто их никогда и не было; впервые я не боялась открываться, быть честной по-настоящему; даже если потом это манящее притяжение, у которого мы оба пошли на поводу, причинит нам слишком много боли. Даже если на следующее утро он больше никогда в жизни не заговорит со мной. Даже если кто-то когда-то узнает, увидит тот взгляд, которым сейчас он смотрит на меня. Даже если завтра я сгорю в том самом огне из внутренних демонов, который сама для себя создала.

Сегодня я не собираюсь упускать ни единой минуты.

Моя ладонь мягко поглаживает его обнаженный торс, поднимаясь выше, чтобы пробежаться по острым скулам, ощутить мягкость кожи под своими пальцами. Я последним усилием воли сдерживаю свое нетерпение, двигаюсь плавно, и не могу отказать себе в удовольствии пробежаться по почти обнаженному телу требовательным и уже немного затуманенным взглядом. – Так ты нравишься мне гораздо больше, – мурлычу в районе твоих ключиц, обжигая их своим до предела раскалённым дыханием, – зачем тебе вообще одежда? Ты видел себя без неё? – смешок, который щекочет твою кожу. Я вижу, как быстро ускоряется пульсация крови в вене на твоей шее после моих слов, и тянусь еще ближе, чтобы поцеловать ее, ощутить под своими губами этот стремительный ток крови под кожей. Мой язык мягко скользит выше, к чувствительной точке возле уха, и я ощущаю, как твоё тело вдруг покрывается мурашками под моими пальцами и губами. Мы оба вздрагиваем одновременно; этот сильный удар тока заставляет меня выпрямиться, перехватить взгляд твоих удивительных глаз. Тяжело дышу, грудь быстро поднимается и опускается, пока я покусываю свою нижнюю губу в нетерпении; запах твоей кожи делает меня совершенно безумной, я теряю контроль, которым никогда особо и не отличалась. Ощущаю, как твоя ладонь скользит по моему позвоночнику, чтобы с силой надавить на него, сбросив меня с твоих бедер, и я со смешком поддаюсь, ощущая, как твое тело вновь вдавливает меня в прохладу простыней. Что-то с грохотом падает на пол, кажется, я задела [надеюсь, неважный] предмет на тумбочке, но мне все равно, ты можешь перевернуть вверх дном весь мой дом, это неважно, мне  н а п л е в а т ь. Отметины твоих пальцев на моей шее заставляют меня сглотнуть, и дышать ещё чаще. Как можно находиться рядом с тобой в такой опасной близости, и при этом не трогать, не касаться тебя? Не хочу больше проверять, да и отпускать тебя не собираюсь. ‒ Ты видишь меня насквозь, ‒ кое-как умудряюсь произнести, глотнув немного раскаленного воздуха, обвивая твои плечи руками, чтобы скользнуть по рукам ниже, подцепив ремень твоих джинсов. Не тратя лишнее время на разговоры, я расстегиваю замок, лишая тебя фактически последнего предмета одежды.

‒ Не смей останавливаться, Ле-о, ‒ на выдохе произношу твое имя, тут же завладевая горячими губами, ощущая, как увязаю в этом поцелуе, а прикосновения твоего языка вызывают тысячи электрических мурашек в позвоночнике. Солгу, если скажу, что меня совершенно не волнуют последствия, но мысли об этом отступают даже не на второй, а на десятый план, когда твои горячие пальцы прикасаются к моей коже на спине. Клянусь, когда я целую тебя в ответ, настолько жадно и торопливо, что слегка прикусываю нежную кожу губ, я думаю о том, что должна оттолкнуть тебя, и не позволить всей этой истории зайти слишком далеко. Но мое тело со мной не согласно; оно подчиняется совершенно особым, отдельным инстинктам, которые ты мгновенно зажигаешь во мне. Каждое твое движение успокаивает и одновременно распаляет меня, словно все наконец-то встает на свои места, словно все наконец так, как должно быть. С моих губ срывается глухой стон, и я отчаянно хочу быть еще ближе к тебе, ближе за гранью невозможного. По-прежнему ощущаю легкое головокружение, вызванное парой бутылок белого полусухого на вечеринке и отсутствием кислорода, который ты выбиваешь из меня своими поцелуями. Мне не хватает воздуха, и я выдыхаю сладкое винное дыхание в твой рот; ты обезоруживаешь меня. Я чувствую учащенное биение твоего сердца под кожей, и твой хрипловатый голос, что все еще звучит в моих ушах, вызывая тревожные мысли. Весь мир выключается по щелчку, в одно мгновение; осознание этого факта делает мне практически больно, сжимает меня в тисках своей неотвратимости также сильно, как твои бедра, которые ты прижимаешь к моим.

Я никогда в жизни не поступала правильно; но сейчас мне хочется сделать именно так, потому что ты не просто очередной парень или одноклассник, не кто-то, о ком я тут же забуду наутро. Невероятным усилием воли я на один миллиметр отстраняюсь от тебя, ловя взглядом твой, пробегаясь глазами по распухшей коже губ, пытаясь отдышаться. ‒ Лео, ‒ мои слабые попытки заговорить с тобой тонут в очередном прикосновении, и я уже почти готова начать читать молитву, которая привела бы нас обоих в чувство, ‒ Послушай меня, черт, ‒ удерживаю твои скулы в своих ладонях, заставляя посмотреть на меня. Я ненавижу себя за то, что собираюсь сказать дальше, но так будет лучше, так будет правильнее, прежде чем мы оба окончательно сойдем с ума. ‒ Я хочу, чтобы ты знал ‒ я ни секунды об этом не жалею, и не буду сожалеть ни завтра, ни потом. Но если ты ‒ будешь, нам лучше остановиться прямо сейчас. ‒ пока все не зашло слишком далеко, пока мы оба стоим перед выбором, считать ли эту ошибку самым прекрасным, что когда-либо происходило с нами обоими. Кажется, даже мое дыхание останавливается, пока я жду твоего ответа, а сердце бьётся так сильно, что грудной клетке становится больно.

Пожалуйста, Лео. Пожалуйста, скажи, что я также сильно нужна тебе.

Подпись автора

,, давай все оставим на этой ноте
в с е,   ч т о   т ы   д а л ь ш е   с к а ж е ш ь  -  и с п о л ь з у ю  против
https://i.ibb.co/42HhXfM/101.gif https://i.ibb.co/bFCV8zV/102.gif
м ы    в с е    и с п о р т и л и ,    м ы    в с е    п о т р а т и л и    //
брось, ну какие мы к черту  п-р-и-я-т-е-л-и? ,,

+1

9

[indent] все чего мне хотелось сейчас - это остаться в этом моменте навечно с тобой, ментальной стеной огородиться от внешнего мира. отдаться ощущениям без остатка, максимально почувствовать то, как горит твоя кожа под моими ладонями, как мягко поддается каждому моему зову отзываясь на него движением неловким, но таким же грациозным. твоя рука сметает с тумбочки такую ненужную сейчас дорогую лампу, разбиваясь вдребезги о такой же дорогой паркет. н е в а ж н о. никто из нас не обратил даже малейшего внимания на звон осколков, оглушающе прокатившемуся по комнате и встретившимся с потолком. я чувствую тебя как себя, касаясь там, где хотел, чтобы ты коснулась меня. безошибочно угадываю, в подтверждении получая томные выдохи, так ласкающие мой слух. я ловлю губами каждый из них, с улыбкой мурлыча бессвязные слова, теряющиеся в судорожном дыхании. наше сердца бьются в унисон, я даже не могу сказать, кто из нас сейчас так тяжело дышит, почти срываясь в животный нетерпеливый рык. твоя шея - новое поле боя для меня, но я как прекрасный стратег угадываю все слабые места, руша выстроенную тобой тактику отказа, заведомо обреченную на провал. я будто прекрасный стратег, играю на твоих чувствительных зонах так знающе и крепко удерживаю тело, бьющееся в мелкой дрожи. ты - мой новый прекрасный трофей, который я не хочу оставлять на дальней полке, хочу до безобразия часто обводить его не только взглядом. до одури вдыхать запах твоего тела, касаться кончиками пальцев - зудящими от предвкушения и трепетности момента. и пусть кто-то посмеет прервать нас.

[indent] и мне нравится думать, что никто не видит тебя насквозь, так, как вижу я. как до мельчайших подробностей я в курсе каждого твоего следующего шага. не в отступлении, а в капитуляции. вот заносишь руку, чтобы коснуться моей груди и я ловлю ее за запястье, чтобы потереться щекой о внутреннюю сторону ладони, которая уже в нетерпении ныряет вниз и говоряще звенит пряжкой ремня. я сжимаю пальцы чуть сильнее на твоей коже, мешая отсутсвие контроля с самообладанием, не позволяя себе так безбожно ускорить весь процесс, прекратить удовольствие слишком быстро. это должно продолжаться как можно дольше. я хочу отпечатать его в памяти и выжечь на сердце. этот момент потом превратится в пепел, что горечью осядет на языке. так ведь не сможет продолжаться всегда. но кого из нас это волнует сейчас?

[indent] я словно оглох, слышу лишь приглушенные вздохи и выдохи, сквозь которые так настойчиво пытается прорваться звук моего имени. он словно песок, который просачивается, утекает как вода сквозь пальцы, ускользает от моего внимания рассредоточенного. ничто сейчас так не привлекательно, как твое тело подо мной. игнорирую каждый его импульс, спускаясь с поцелуями ниже ключиц, прослеживая влажную дорожку до ложбинки между тяжело и часто вздымающейся грудью. ты пытаешься вразумить меня, зовешь, касаешься отрезвляюще, обжигая кожу на лице. сжимаешь мое лицо в тиски и встречаешь взгляд полный непонимания. почему ты остановилась? разве сейчас может быть что-то важнее тянущего чувства внизу живота, желания и восторга? я вижу в твоих темных глазах, которые словно пучина, затягивали внутрь, что ты не хочешь прекращать. тратишь все усилия на то, чтобы не послать прямо сейчас всю формальность к черту. и я вижу в них надежду горящую, до боли съедающую изнутри. как пляшет лунный свет, находя в зрачках отблеск. как сильно ты хочешь услышать от меня ответ, который и так прекрасно знаешь. но ты правда хочешь поговорить об этом сейчас? когда моя ладонь ложится ниже твоего пупка, с содрогающимся нетерпением скользя вниз и вырывающий из груди еще один томительный стон?
- все о чем я жалею, так это то.. - с упорством наклоняюсь ближе, заставляя мышцы твоих рук ослабнуть и безвольно им повиснуть на своей шее. дыханием обжигаю щеку, а носом зарываюсь в волосы, оставляя поцелуй у самого ушка, понизив голос до шепота. на языке оседает приятная горечь алкоголя, от нас так разит выпивкой, что окна в комнате успели запотеть, а воздуха становилось катастрофически мало. - что мы так долго ходили вокруг да около. - слова на выдохе слетают с губ. все это время на вечеринках, когда при провокационной игре в бутылку, я одаривал тебя лишь улыбкой и на потеху всем делал вид, что вот-вот действительно накрою твои губы своими; в шкафу, когда до безумия остро хотелось ладонью провести по привычно оголенным плечами, а вместо этого теша себя пьяными разговорами и смешками. семь минут в раю. теперь они казались другими. но все же я прерываю поцелуй, чтобы еще раз серьезным, пусть и затуманенным взглядом, взглянуть в твои глаза. - неважно, что будет потом, адель. перестань думать о будущем и наслаждайся жизнью сейчас. - но ты всегда была сильнее меня морально, а потому, я даже не понимаю, что совершаю одну из самых больших ошибок в своей жизни, позволяя коснуться моего сердца и привязаться к тебе больше, чем положенно просто брату.

Отредактировано Leo Medina (2021-01-10 01:34:16)

Подпись автора

Я всё вижу по глазам
Что ты хочешь мне сказать

https://64.media.tumblr.com/214e5904cbb31eb341052f1d15c1cf69/tumblr_inline_pbvlzsrhqi1r84mu0_100.gif https://64.media.tumblr.com/1e0d0d6ec99ae25fe7fc132cbbfed859/tumblr_inline_pbvm1c8DBN1r84mu0_100.gif
Я читаю по губам
Мне н е ч е г о сказать
Я не вижу смысла врать

+3


Вы здесь » ROMANCE CLUB » Sail in the fog » [06.01.11] ночь перед рождеством.


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно