Не понимаешь, куда попал?! Что здесь происходит и кто все эти люди?! Не спеши, путник, и давай обо всём по порядку. Перед тобой ролевая по мотивам известной мобильной игры «Клуб романтики», где ты сможешь воплотить все свои самые сокровенные, ужасные и безумные фантазии.
oh, i`m on fire.люцифер и вики
твоя судьбамини-квесты
пост недели от адель
Ты всегда слишком сильно защищала его. Эти слова звучат в моей голове, как гром среди ясного неба, и я упрямо смотрю в сторону Дерека, что идет к моей машине, параллельно выливая на меня океаны своего скептицизма. Пошёл он к черту. Я точно знаю, что и кого я видела, и подтверждение тому – моя вдребезги разбитая тачка.

ROMANCE CLUB

Объявление


Вы здесь » ROMANCE CLUB » Sail in the fog » please burn with me [06.12.20]


please burn with me [06.12.20]

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

please burn with me
https://i.ibb.co/gjmyLKZ/ezgif-6-16f8c52972e2.gif  https://i.ibb.co/JKNKYkp/ezgif-6-0d67e708a4e2.gif

[06.12.20]
[Вики & Мими]
когда мими предают самые близкие, больше всего она надеется
найти поддержку  в  т о й,  кому продолжает верить до последнего;
как оказалось - зря.

Отредактировано Mimi (2021-01-08 11:53:17)

Подпись автора

,, но жить с ней — как в аду: что ни день,т о    о ч е р е д н а я   п-ы-т-к-а.  иногда мне кажется,https://i.imgur.com/r9Yrsq5.gif https://i.imgur.com/SPjCZQd.gif
что когда-то я подписался на каждодневный БДСМ // без стоп слова ,,

+2

2

Вики смотрит прямо перед собой, и взгляд ее цепляется за отражение в надтреснутом зеркале. Амальгама искажает изображение, но она видит изнеможённую девушку с темными кругами под глазами, понуро опущенными плечами. Крылья за спиной слабо подергиваются, выдавая нервозность. Вики тяжело выдыхает и подходит ближе к своему отражению, тщетно вглядываясь в зеркальную поверхность. Она надеется, что из зеркала на нее посмотрят серые глаза, и тогда все произошедшее ночью окажется ничем иным как сном. А значит она перестанет слышать стоны павших воинов, звон оружия и животный крик Люцифера. Но она видит только свое отражение, и оно словно живя своей жизнью саркастически приподнимает бровь как бы спрашивая: «И кто всему виной? Из-за кого все это произошло, а Уокер? Скажи теперь ты довольна? Хотела быть чистенькой и благородной, спасая того, кому не нужно было твое спасение, так вот теперь пожинай плоды, глупая ты Непризнанная.» Вики зажмуривается, прижимая к глазам руки, нажимает на них так, что видит белые мушки. Потом делает три глубоких вдоха и разворачивается к шкафу. Заниматься самобичеванием она будет позже, лежа под одеялом и обнимая себя руками за коленки, совсем как в детстве. За исключением что теперь отец не придет гладить ее по голове, говоря, что все будет хорошо. Именно в такие моменты остро чувствуешь одиночество.   

Надев на себя то, что уцелело во время обрушения, Вики направляется в медицинское крыло. На земле принято приносить в больницу какие-нибудь гостинцы, но теперь Уокер не уверена, что что-то осталось от кухни, а даже если и осталось, то работником явно не до ее просьб найти немного вкусненького. Вики идет по коридору и прокручивает в голове речь, которую должна будет сказать своей лучшей подруге. Плохие новости всегда неприятно приносить, и она бы соврала если бы сказала о том, что не боится увидеть реакцию Мими. Сердце обстукивает неровный ритм в груди, а саму грудную клетку периодически заливает горячей кровью. Так иногда случается, когда ты особенно сильно нервничаешь. Умерев Вики не перестала испытывать панические атаки, и они словно бы вышли на новый уровень. Когда-то (такое ощущение что вечность назад) ангел стоя на этом самом месте в помещении сказала, что, если она не перестанет тосковать по дому, для нее все может плохо кончится. Вики не перестала тосковать, но для них все кончилось плохо в любом случае. Или конец одной истории можно считать полноценным началом другой? Философские мысли прерывает чей-то громкий стон, и она на автомате поворачивается на звук. Перед ней лежит в неестественной позе непризнанный, весь его бесцветный наряд (им что вместо одежды дают мешки из-под картошки и набор для кройки и шитья?) измазан в крови – должно быть его принесли сюда совсем недавно. Вокруг него уже вовсю хлопочут несколько ангелов, говоря с той самой интонацией, которой обычно успокаивают раненых животных и несмышленых детей. Но Вики было не до него и до своего синдрома Белоснежки в этот раз. Она выискивала в мешанине чужих лиц знакомые, черные глаза, и нашла тут же, с громким криком (больше напоминающим вопли раненой чайки) кинувшись на шею.
[float=left]https://64.media.tumblr.com/a81ee2b2bccc49d4d2d0b19320977f78/0d3d13d6a7692645-1d/s400x600/7a612f96fcb0f92aa28b4034b987de95b29fbb12.gifv[/float]— Тише, Ангелочки,- тут же шикнула на вас доктор, впрочем сделав это совсем не убедительно и скорее для проформы. Вики отлепилась от подруги разглядывая ее с головы до ног, стараясь увидеть под однотонной робой следы повреждений, и конечно же их не находя. — Шепфа! Я так рада тебя видеть! Я так боялась за тебя, мне кажется, что у меня даже прибавилось несколько седых волос,- произносит Вики громким шепотом, улыбкой стараясь разрядить обстановку. — Больше никогда не смей меня так пугать, слышишь, Мими,- она прикасается открытой ладонью к щеке подруги, с которой почему-то по прежнему не оттерли пыль и кровь. — Все это,- она обводит рукой помещение, указывая на раненых, — просто ужасно, я не могу поверить, что все это происходит. Пожалуй, стоило умереть, чтобы оказаться здесь, — Вики нервно смеется, но когда попадает в плен глаз дочери Мамона, так и замирает с неестественно искривлёнными в усмешке губами. Она знает, что именно от нее хочет услышать Мими, но она не хочет это произносить. Удивительно, Уокер не побоялась встретиться с Шепфа, однако отчаянно боится сказать подруге четыре слова, и когда в ее голове мелькает эта мысль, губы сами произносят: — Ади и Абриэль улетели. Возникшую тишину можно резать ножом. Но Вики кажется, что она видит словно ножевая рана остается на Мими.

+4

3

режут твои слова, держат за   г о р л о   нас,
мы как осколками, так неосознанно,

ветром разбросаны
x x x

Границы между сном и реальностью слишком зыбкие, слишком эфемерные, слишком тонкие; мне кажется, будто я попала в один бесконечный день, который никогда не закончится. Мои поломанные кости горят, и я вместе с ними; час за часом прохожу болезненную процедуру регенерации, плавая в мутном забытье без имени и названия. О том, что нам не снятся сны просто так, знает даже ребенок; но мне крайне трудно отличить реальность от самых болезненных страхов, которые вырываются на поверхность, пока мое сознание плавает в состоянии забвения. Я вижу лица своих брата и отца; они оба исчезают, растворяясь в темноте, так, словно их никогда и не было. Раз за разом картина повторяется опять; я кричу, когда теряю их, шарю в пространстве вокруг себя, пытаясь нащупать хоть какой-то ориентир, для того, чтобы вернуться в реальность. [float=left]https://i.ibb.co/GJsT35W/tumblr-prnji2-SUDy1vhunmto2-400.gif[/float]
Иногда мне это удается; иногда я даже могу отличать голоса в моей голове от мягких голосов ангелов в лазарете, которые ухаживают за мной и за всеми остальными ранеными. В такие моменты мне кажется, что все под контролем, что мне осталось совсем немного, и я вот-вот увижу Абриэля и Ади, которые врываются в медпункт с криками о том, как я заставила их волноваться. И я действительно вижу их в своих снах ‒ вот только их лица размыты, а голоса затихают вдали, обрушивая на меня груз чувства одиночества. Я просыпаюсь на своей больничной койке с мокрым от слез лицом, холодея от макушки до кончиков пальцев. Я понимаю, что могут означать эти сны, но упорно не хочу в это верить.

В моем сознании так проходит всего несколько минут, но на деле они оборачиваются часами или даже днями, и я наконец прихожу в себя почти полностью ‒ по крайней мере, дурное настроение и желание поскорее сбежать из лазарета возвращаются ко мне в полном объеме. Крылья практически не болят, кости срослись, и я искренне не понимаю, почему меня до сих пор здесь держат. С другой стороны ‒ больше всего на свете я боюсь вернуться обратно. Увидеть, что стало со школой, с нашей комнатой, с самой Вики; узнать новости, от которых меня так тщательно оберегают, отводя глаза, не раскрывая никаких важных подробностей. Это раздражает меня еще больше; информационный вакуум, в котором я вдруг оказалась, претит моей слишком деятельной натуре.
На самом деле я знаю ответы на все свои вопросы;
на самом деле они мне совершенно не нравятся.

Я наконец-то чувствую знакомую энергетику, но не верю своим покалеченным после битвы ощущениям; перепроверяю себя, хмурясь, выискивая в снующих тут и там ангелах и демонах одно-единственное лицо. И прежде чем я успеваю хоть как-то подготовиться к урагану по имени Вики Уокер, она с разбегу налетает на меня, принося в эту похоронную атмосферу вокруг капельку настоящей жизни. ‒ Тише, Вик, ты сломаешь мне все кости, которые с таким трудом вырастили заново! ‒ нарочито-сварливо говорю на выдохе, крепко прижимая тело девушки к себе. Она кажется еще более хрупкой, чем обычно, словно вот-вот сломается в моих руках, и мы обе слегка ослабеваем хватку, внимательно рассматривая друг друга. С облегчением замечаю, что она выглядит абсолютно целой и нормальной, не считая каких-то ужасных шмоток, которые на себя нацепила. Ну, впрочем, в этом как раз не было ничего удивительного, ведь ее личный стилист лежал тут в небольшом отпуске. ‒ Совсем отбилась от рук, ‒ широко улыбаюсь, перехватывая ее взгляд, и красноречиво оглядываю ее одежду с головы до ног, ‒ что это на тебе надето? Надеюсь, ты просто позаимствовала вещи Энди, потому что наш с тобой гардероб трагически сгорел в пожаре. ‒ картинно закатываю глаза, сжимая ее руки, и вновь перевожу прохладный серый взгляд на ее лицо. Надеюсь, Уокер знает меня достаточно хорошо, чтобы прочитать между строк, как сильно я скучала по ней, как сильно я рада ее видеть. Ее слова трогают меня до глубины [казалось бы] несуществующей души; я мягко кладу руку на ее ладонь, что вытирает с моего лица остатки пыли и сажи. Ангелы в лазарете позаботились о моем здоровье, но не о внешнем виде, и я даже боюсь смотреть на себя в зеркало.

‒ А я рада, что ты здесь, ‒ просто говорю, улыбаясь ей одними глазами, мягко отводя ее руку от моего лица, переплетая наши пальцы. Кажется, что нам так много нужно обсудить; меня переполняют вопросы о ритуале Мальбонте, о пернатой двуличной заднице Фенцио, о том, как себя чувствует Люцифер, но по глазам Уокер я вижу, что начнет она вовсе не с этого. Меня словно обдает тысячей ледяных капелек воды; я знаю, что она скажет, прежде чем она вообще открывает рот. Неосознанно я подаюсь назад, прижимаясь крыльями к стене; мои пальцы, только что сжимающие пальцы Вики, медленно разжимаются, когда она произносит эти короткие слова. ‒ Что?.. ‒ я качаю головой, не сводя глаз с ее лица, пытаясь найти там какие угодно намеки на то, что она пошутила, ‒ Нет, этого не может быть. Пожалуйста, скажи мне, что это неправда, Вик. Пожалуйста. ‒ мои серые от волнения и пыли щеки прочерчивают первые дорожки слез, и я сворачиваюсь в клубок, чувствуя, словно вновь заживо горю в своих бесконечных кошмарах, без возможности выбраться наружу.

На секунду я зажмуриваюсь, словно надеясь, что вот-вот проснусь, и окажется, будто этой реальности, в которой меня предают самые близкие, не существовало; но когда я открываю глаза, полные слез, ничего не меняется. Все тот же лазарет, все та же Вики, что сидит передо мной с полным боли лицом. Внутри меня слишком быстро поднимается лавина из ярости и гнева; я смотрю на нее с изменившимся лицом, желая обрушить всех своих демонов, чтобы хоть как-то оправдать собственное бессилие. ‒ Как ты могла допустить это?! Почему ты или Люцифер не остановили их?! ‒ мой голос срывается на крик, и я ощущаю неодобрительные чужие взгляды под лопатками, но мне все равно.  Н а п л е в а т ь.  В ярости я сжимаю руки так сильно, что мои длинные ногти впиваются в кожу до боли, но физическая боль сейчас не имеет никакого значения. ‒ Просто не могу поверить, что они... что они... ‒ дыхание перехватывает, и я бессильно смотрю в глаза своей подруги, ощущая полное опустошение.

До самого дна.

Подпись автора

,, но жить с ней — как в аду: что ни день,т о    о ч е р е д н а я   п-ы-т-к-а.  иногда мне кажется,https://i.imgur.com/r9Yrsq5.gif https://i.imgur.com/SPjCZQd.gif
что когда-то я подписался на каждодневный БДСМ // без стоп слова ,,

+4

4

Я смеюсь, чтобы не плакать, не выть, не стонать, не кричать, не вопить дурным голосом,
не ругаться на чём свет стоит.
Смех — это просто ещё один способ дать выход эмоциям.

[indent]Раньше Вики казалось, что она умеет дружить. Зря. Одного за одним она теряет близких людей, потому что слишком слаба чтобы признаться самой себе, дружба – это не гладить по голове, когда подруга плачет из-за очередного расставания с никчемным бойфрендом. Это не держать волосы, когда та выблевывает на вечеринке, дешевое красное вино из супермаркета на углу. Это когда ты готов принять человека со всеми его, да и нет, со всеми его тараканами в голове, и вышедшем на новый уровень безумием.
[indent]Уокер нравится думать, что именно от недосыпа ее глаза слезятся. Она уговаривает себя, что все плохое рано или поздно кончается, а не выходит на новый круг. Но аутотренинг не действует и больше похож на самообман. Вики кажется, что она стала актрисой в очень заурядном представлении. Что вот-вот из-за угла выскочит человек в шутовском костюме, и сообщит о том, что представление окончено. Вам же нужно будет только поклонится и собрать жидкие аплодисменты. Но вместо этого она сбрасывает с себя оцепенение, присаживается на край кровати, и смотрит куда угодно, но не в глаза своей Мими. - Брось, ты же знаешь, что Энди даже под дулом пистолета не отдаст свою серую робу. Она дорога ему как память о своем неудачно вкусе, - девушка силится улыбнуться. Улыбка выходит вполне себе искренней. По крайней мере так кажется самой Вики.
Уокер смотрит как ее красивое лицо искажается гримасой боли, и думает о том, что скорбь делает с человеком. Почему помимо того, чтобы калечить душу, она калечит также и внешнюю оболочку. Ей кажется, что она пропускает сквозь себя боль Мими, и та оставляет в ней дыры, сквозь которые толчками выходит кровь. Чтобы хоть что-то сказать, Вики приходится прочистить горло, и голос ее звучит через чур жизнерадостно. Она не поверит.
[indent]- Я уверена у них была на то своя причина, - пентакль на ладони обжигает фантомной болью. Прошло больше месяца с того момента как Абриэль оставил его – напоминание о том, как слабость может обернуться силой. И сейчас Вики должна быть сильной, чтобы позволить быть слабой Мими.  Она берет ту за рук, но дочь Мамона выдергивает ее, стараясь утереть грязные дорожки, оставляемые на ее лице слезами. Вики поднимается на ноги, и не знает куда деть себя. Она готова начать ходить взад и вперед по помещению, но тогда ее метания будут напоминать метания тигра клетке. Мими не должна чувствовать ее страх. Она не заслужила бояться еще и за нее. [float=right]https://64.media.tumblr.com/a355764ac7ce6e0761b088366097f9d0/0d3d13d6a7692645-fc/s400x600/01ec333ae07dc6ff9c5edaca7f4458c84f6c113f.gif[/float]
[indent]- Ты уже слышала, что произошло? - Вики надеется только на то, что никто не успел донести то, что именно она помогла освобождению «Мальчика Из Башни», который на поверку оказался тем, кого большинство меньше всего ожидало увидеть. Какая злая ирония. Ведь почти все до последнего старались отрицать причастность Мальбонте к всему тому, что происходит в школе. Сама Вики в первую очередь не хотела об этом думать. Если бы за искусство самообмана давали награду, Уокер брала бы Гран При, каждый год.   - Мама убила отца Люцифера, - очередной фарс и бред, в который сложно поверить. Ровно как смотреть Титаник на протяжении двух часов, а в конце удивляться почему Джек утонул. Сатана пал от руки смертной женщины. Вики по-прежнему, как ребенок, надеется, что скоро проснется, и все это окажется плодом ее больной фантазии. -  До этого мы с Люцифером, - косвенно помогли разрушить сотни жизней. - мы не смогли бы ничего сделать. Ты веришь, Мими? - да господи боже. Никакие твои слова, Уокер не смогут облегчить ее боль.
[indent]Представь, что у тебя ржавым секатором отрезают руку.
[indent]Представь, что небо падает тебе на плечи, а ты стальными прутьями привинчена к полу и не можешь пошевелиться.
[indent]Представь, что самый страшный из кошмаров, становится явью. Представила? Так вот все э т о – укус комара, по сравнению с предательством близкого.
[indent]-  Пожалуйста, тише,- Вики оглядывается по сторонам. На них обращены десятки глаз. Все знают, что ты сделала. -  Они имеют право принимать свои решения самостоятельно, - как в крышку гроба последний гвоздь. -  Возможно так было правильнее, - сказанное почти шепотом.

Отредактировано Vicky Walker (2020-12-01 17:21:18)

+1

5

Еще никогда она не казалась мне настолько чужой, настолько незнакомой и далекой. В голову невольно, сами собой начали лезть мысли о том, а знала ли я когда-нибудь ее на самом деле, по-настоящему? Без того самого беспомощного и невинного образа бедняжки-непризнанной, который я придумала в своей голове? Любовь к идеализации людей была той самой чертой, которую я в себе просто ненавидела, и мое отношение к Вики не стало исключением из этого правила. Я с самого начала отнеслась к ней настолько искренне, насколько могла, постепенно открывая свою душу, не обращая внимания на косые взгляды и непонятные намеки за спиной. Чужое мнение всегда волновало меня в последнюю очередь, слишком уверенной в себе я была; и все это время мне казалось, что малышка Уокер отвечает мне взаимностью. Что она поддержит меня, несмотря ни на что. Что она будет последней, в ком я буду сомневаться. Я не верила даже в своего брата так сильно, насколько верила в нее, думая, будто она обладательница на редкость доброго сердца и открытой души. Но теперь чужие пороки обнажаются с невероятной скоростью; будто вся эта война оказалась не более чем серной кислотой, которая уничтожила верхний слой, шелуху, позволив заглянуть внутрь и увидеть самую суть.

Я поднимаю брови, думая, что ослышалась; весть о смерти Сатаны не стала для меня новостью, и не могу сказать, что я очень уж сильно буду скорбеть по этому поводу. Наоборот ‒ проведу торжественное сожжение моей резервной аптечки для Люцифера, которую применяла всякий раз после его плодотворных разговоров с отцом. Наверное, чуть ли не впервые в жизни я чувствую нечто вроде уважения по отношению к Ребекке Уокер; надо же, бывшая наглая непризнанная смогла сделать то, на что мы все не могли решиться несколько столетий. Чувствую приятное мстительное удовлетворение, вспоминая, как Сатана специально рассорил нас с Люцифером, как не сделал ничего для того, чтобы вызволить свою правую руку ‒ моего отца из тюрьмы, как пренебрежительно относился ко мне и Абриэлю [что уж говорить о демонах, стоящих гораздо ниже по социальной лестнице]. Моя ненависть к нему была кристально-чистой и настолько очевидной; ему давным-давно пора было отправиться в небытие, и каждый из нас [уверена ‒ даже Люцифер] прекрасно это понимал. ‒ Надеюсь, что для таких, как он, существует смерть после смерти, ‒ наконец, весьма равнодушно произношу, встряхивая крыльями, чтобы сбросить начинающее накапливаться напряжение в спине, ‒ надеюсь, этот старый ублюдок будет жариться в своем аду вечно. Вот что я думаю насчет смерти Сатаны, Вики. ‒ мой взгляд такой холодный, что мог бы заморозить ее фигуру передо мной, если бы был осязаемым; не уверена, что она ожидала от меня настолько жестоких слов, но сейчас это меня не особенно волновало. Ведь следующие слова непризнанной повергают меня в такой ступор, что набежавшие слезы в уголках глаз высыхают так стремительно, словно их никогда там не было.

‒ Так было правильнее?.. ‒ повторяю за ней медленно, будто она несмышлёный ребенок; прищуриваясь, ощущая, как мои прозрачные серые глаза наливаются темно-бордовой краской. Сейчас, уверена, я как никогда похожа на хищника вместо привычной, знакомой всем Мими; мое тело горит от боли, злости и ярости, и я также медленно склоняю голову набок, ввинчиваясь своим тяжелым взглядом в тело Уокер. ‒ Ах, по-твоему, так было правильнее?.. [float=right]https://i.ibb.co/N7LQX04/ezgif-7-52db5f9a3de6.gif[/float]
Мое тело действует быстрее рассудка; за долю секунды, со сверхъестественной скоростью я поднимаюсь на ноги, хватая Вики за горло железной, нечеловеческой хваткой. Не сводя раскаленного взгляда с ее перепуганного лица, я бью ее затылком о стену, продолжая удерживать так, чтобы она не смогла даже пошевелиться, не то, что вырваться. Все взгляды в лазарете направлены на нас; спиной чувствую, как в нашу сторону бежит один из ангелов, и разворачиваюсь к ней, угрожающе поднимая одну бровь. ‒ Еще шаг, и я убью вас обеих. Хочешь проверить, белокрылая? ‒ прищуриваюсь, обрушивая тяжелый взгляд на перепуганную женщину-ангела, которая не решается приблизиться, и удовлетворительно вздыхаю, понимая, что она не станет со мной связываться. Вновь поворачиваюсь к Вики, слегка ослабляя хватку при виде ее стремительно бледнеющего лица. Наклоняюсь к ней ближе, так, чтобы мое дыхание обжигало ее скулы; если бы взглядом можно было убивать, она давным-давно превратилась бы в пепел.

‒ Почему же тогда ты не свалила вслед за ними, моя правильная непризнанная? ‒ мой голос больше походит на шипение, а рука, поддаваясь внутренним порывам злости, сжимает шею Уокер все сильнее. ‒ Почему не отправилась помогать своему дружку Маль-бон-те? ‒ произношу его имя по слогам, как ругательство, все сильнее прожигая черными зрачками лицо Вики. ‒ Ты пытаешься быть хорошей для всех, и даже не понимаешь, как жалко выглядишь в этих попытках. Это война, если вдруг до тебя не дошло раньше. И когда ты выберешь противоположную сторону, тебе лучше не попадаться мне на глаза. Тебе понятно? ‒ сверкаю алой вспышкой глаз, в последний раз сжимая ее горло перед тем, как отпустить, ‒ я достаточно ясно выразилась?! ‒ прищуриваюсь, расслабляя пальцы, позволяя телу непризнанной безвольно стечь по стене.

Впервые я ощущаю в себе настолько ясное и четкое намерение переступить через нее ‒ если только она действительно захочет встать у меня на пути.

Подпись автора

,, но жить с ней — как в аду: что ни день,т о    о ч е р е д н а я   п-ы-т-к-а.  иногда мне кажется,https://i.imgur.com/r9Yrsq5.gif https://i.imgur.com/SPjCZQd.gif
что когда-то я подписался на каждодневный БДСМ // без стоп слова ,,

+1

6

цапля чахла.

[indent]Вики ненавидела прощания. Они всегда напоминали ей металлический оттенок похорон и закрывающуюся крышку гроба. Прощаясь никогда не можешь быть уверен, что ещё раз увидишь человека. Она не могла, да по правде говоря — не хотела, объяснять свои ощущения, но Уокер на химическом уровне не могла смотреть как уходят близкие ей люди, и никогда не говорила «прощай» первой. Сейчас она смотрит на Мими, искренне жалеет, что та не смогла попрощаться, и видит, как так, практически визуально, покрывается тонкой коркой льда - постучи и пойдёт мелкими трещинками. Вики зябко потирает предплечья, пытаясь физическим воздействием стряхнуть с себя муть сосущего беспокойства и чужую раздражительность. Она не ожидала, что подруга начнёт лить слезы по усопшему королю Ада, заламывать руки и вопрошать «на кого он нас покинул», но ведь не смотря ни на что, он был отцом Люцифера. — Никто не просит от тебя скорби. Она хочет добавить, что на земля не принято говорить о покойниках плохо. Но конечно же не добавляет. Никому не интересно как там на земле, Вики. Когда ты наконец привыкнешь, Шепфа?

цапля сохла.

[indent]Это все, что Вики может из себя выдавить, поджимая губы, и вновь возвращаясь в события вчерашней ночи. Перед глазами, словно зажёванная пленка прокатываются кадр за кадром — кровь, боль, безнадежность. Этакая дешевая батальная сцена в малобюджетном боевке. И если бы кто-то спросил у нее, то Уокер лучше бы отдала сердце, чтобы ничего не чувствовать, чем чувствовать это снова и снова.

[indent]Вики, запоздало, думает, что зря она не училась примитивной игре в «сапера» на стареньком папином лэптопе. Возможно тогда она не промахнулась бы, и не сделала бы Мими больно словами. Но стратегия никогда не была ее сильной стороной. Уокер наблюдает как глаза подруги наливаются красным, а ее энергия становится на вкус настолько кислой, что у Вики сводит скулы, и ей иррационально хочется сплюснуть накопившуюся во рту слюну себе под ноги.

[indent]В груди к Мими раздули тлеющие угли, и теперь они разгораясь синем пламенем, рушат каркас ее грудной клетки. Она за секунду преодолевает расстояние между ней и Уокер, та только и успевает, что сделать шаг назад, но это не спасает ее горло от цепких пальцев демоницы, которые стальным кольцом сковывают не давая сделать вдох. Вики знает, что шутить с огнём чревато ожогами, но она привыкла обжигаться. — Пусти,— между глотками воздуха, обжигающего от его нехватки. Вики видит, что на них обращены все взгляды, но ей по правде говоря все равно. — все в порядке, — она вскидывает руку, также останавливая Ангела, которая стремительно несётся в сторону развернувшегося перформанса. Слова ранят намного больнее цепких пальцев. Словами нельзя убить, но можно серьёзно покалечить. В груди Вики поднимается жгучая, вязкая, беспощадная волна протеста. — Ты прекрасно знаешь, что ОН мне не друг, Мими. Больше других знаешь. Из-за него ее убили. Из-за него она должна день за днём переживать свой худший кошмар. — Но ты не имеешь права судить меня, мои поступки и поступки кого бы то ни было!

[indent]Вики сжимает руку на ее запястьях за секунду до того, как Мими отпускает ее. Она словно безвольный котёнок отлетает к стене, стекая по ней лужей. Уокер проклинает себя за слабость. Она пытается уговорить себя, что подруга делает все это не со зла, но внутренний голос, по обыкновению мерзко нашёптывает, что именно так Мими и думает. Вики для неё тоже жалкая, слабая Непризнанная, которая должна как испуганная мышь знать своё место. Должна сжаться в ужасе и не вылезать из пыльного угла. От осознания, взгляда демоницы, от того как сильно горят отпечатки ее пальцев на шее, Вики с злой решительностью встаёт на ноги, уговаривая себя не касаться шеи, обтряхивает испачканные пылью брюки. Поправляет причёску, и только потом переводит взгляд на Мими. — А ты не думала, что иногда лучше быть жалкой, но.. хотя знаешь, ты права. Война — это война. Но наверное лучше не предавать себя, как бы жалко это не выглядело со стороны. Я не жалею о своих словах. Я знаю что у них были причины так поступить, и не буду их осуждать, лишь бы заслужить чьё-то одобрение. Потому что так поступают если любят. Может быть это и жалко. Тебе виднее.[float=left]https://i.imgur.com/mGMDfI4.gif
[/float]

[indent]Вики гордо вскидывает вверх подбородок и расправляет плечи. — И поверь, я позволила тебе это в первый и последний раз, Мими. Потому что знаю, что тебе больно. Но не смей. Слышишь? Никогда больше не смей показывать на мне силу.

[indent]На самом деле, ей отчетливо слышится, как на гроб ее с Мими дружбы, накидают сверху, комья земли. Она не хочет верить в этом, но знает что конечно же уход Ади и Абриэля намного важнее для дочери Мамона нежели слова Вики. Нежели чем их эфемерная и иррациональная дружба. От этого очень больно. Так больно, что хочется обхватить себя руками и пожалеть. Но сейчас Уокер бюудет ненавидеть себя, если проявит слабость. Она тверда в своем убеждении, и даже страх потерять единственное, по настоящему искреннее к ней существо. И плевать, что она плакала всю ночь. Умение опускать любимых - вот, что правильно. Ее не переубедить в этом.

цапля сдохла.

+1

7

Если бы кто-то из моих знакомых спросил меня прямо, я бы ни за что не сказала правды; а она состояла в том, что я считала людей самыми удивительными созданиями на земле. Удивительно глупыми, удивительно доверчивыми, удивительно бестолковыми и вместе с тем удивительно сердечными. Их земной век был сопоставим с парой ударов моего сердца, но за это время они умудрялись влюбляться и заводить детей, предавать и унижать друг друга, расставаться «навечно» каждый раз, для того, чтобы затем снова сойтись. Я всегда признавала, что большей половине бессмертных стоило бы поучиться у смертных смелости, жажде жизни и умению идти вперёд, забывая о прошлом. Я видела в Вики все эти черты; когда она появилась на небесах, разом встряхнув наше закостеневшее в предрассудках змеиное логово, многие словно очнулись от вечного сна, вспомнили, как нужно дышать. Я бы никогда в жизни не призналась ей в этом вслух, но для многих она стала как глоток свежего воздуха, как символ нового начала, которое вот-вот настанет. Если бы меня спросили, почему я с самого начала отнеслась к ней так тепло, я бы не нашла точного ответа; наверное, все дело было в совокупности качеств, которыми она обладала.

И которые прямо сейчас до дрожи, невероятно меня раздражали.

Я перехватываю ее взгляд, отмечая дрожащие губы, колотящееся от нехватки воздуха сердце, и отчаянно пытаюсь найти в себе ту девочку, которая держала Уокер за руку, когда все вокруг нас рушилось. Я вспоминаю ее глаза, полные ужаса; по правде сказать, это едва ли не последнее, что я помню. Так почему теперь я не могу так просто протянуть ей руку помощи, забыв о нашей размолвке, вспомнив обо всем, что мы пережили вместе? Неужели потакание собственному эгоизму, мое горе и мои потери для меня важнее потерь моего друга? Я чувствую лёгкий, едва ощутимый укол совести, и с ужасом понимаю, что легко могу проигнорировать его. Впервые я не собираюсь идти на поводу у чужих чувств, быть удобной, беззаботной и вечно понимающей малышкой Ми-Ми.

Демоны веками и так понимали и принимали слишком многое; и посмотрите, куда нас это привело.

Я гордо поднимаю подбородок вверх, всем своим видом демонстрируя, что слова Вики никоим образом не задевают меня. Даже если на самом деле это было совершенно не так. Мы обе сделали одну и ту же ошибку; решили, что наша дружба настольно прочна и лишена эгоизма, что мы можем позволить себе говорить друг другу правду, какой бы горькой она не была. Правда Вики оказалась непосильной ношей для меня, по крайней мере, прямо сейчас, в эту минуту; я была слишком потерянной, слишком сломанной, для того, чтобы выдержать её. Мне нужна была та самая сладкая ложь; то самое успокаивающее чувство самообмана и набившие оскомину слова о том, что все будет хорошо. Даже если мы обе понимали – не будет. Не будет ещё очень и очень долгое время.

– Я не осуждаю тебя, – произношу обманчиво-ровным тоном, который не сулит непризнанной ровным счётом ничего хорошего. Так плавно и неслышно к тебе подбирается змея, прежде чем нанести один решающий смертельный удар. – Говоря откровенно: мне наплевать. Теперь каждый отвечает за себя, если ты не заметила, а значит, доверие друг друга придётся заслужить вновь. – мои слова в высшей степени безжалостны, они режут хуже любого ножа, но эта та самая правда, которую теперь придётся выслушать ей. Выслушать и принять к сведению, если конечно она действительно хочет оставаться моим другом и дальше. – Ты и Люцифер. Вы оба связаны с Мальбонте. Когда я спрашивала тебя об этом, ты лгала мне в лицо, либо уходила от ответа. Дружба не работает так, Вики. В ней не место лжи и лицемерию, по крайней мере, мой отец воспитал меня именно так. – я поднимаю подбородок ещё выше, чувствуя болезненную, но все же уверенность в своих словах. Непризнанной ещё предстоял долгий путь проб и ошибок, на котором ей нужно будет определиться, на чьей она стороне, понять, кто она такая, решить, больше ли в ней ангельского или демонического. Но до тех пор – я больше не позволю ей рассказывать мне, как нужно жить, как реагировать, и как чувствовать. Как бы сильно я её не любила. Как бы сильно не была привязана. Любить – это в первую очередь думать о другом, забыв о своём эгоизме; я слишком долго поступала именно так, но именно сейчас это обожгло меня больнее всего. Я скольжу по ее лицу равнодушным и холодным взглядом, а потом отворачиваюсь, чтобы вернуться к своей кровати. На половине пути оборачиваюсь, и смотрю на Вики через плечо. – Приходи, когда решишь, на чьей ты стороне, а до этого момента я больше не хочу тебя видеть. – и быстро, пока она не заметила слез, что наворачиваются в моих глазах, отворачиваюсь и продолжаю путь, несмотря на то, что не вижу ничего из-за соленой влаги на щеках.

Подпись автора

,, но жить с ней — как в аду: что ни день,т о    о ч е р е д н а я   п-ы-т-к-а.  иногда мне кажется,https://i.imgur.com/r9Yrsq5.gif https://i.imgur.com/SPjCZQd.gif
что когда-то я подписался на каждодневный БДСМ // без стоп слова ,,

+2


Вы здесь » ROMANCE CLUB » Sail in the fog » please burn with me [06.12.20]


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно