— Влад никогда не относился к замку исключительно как к объекту недвижимости. Да и замок, надо сказать, такого отношения не прощал. Вороватых слуг, нерях и криворуких мастеров это прекрасное сооружение пятнадцатого воспитывало века методами приснопамятного Цепеша, причем мгновенная карма настигала зазевавшуюся челядь если не сразу, то в самый неподходящий момент.
очередность
Добро пожаловать на ролевую по мотивам мобильной игры «Клуб Романтики»! Не спеши уходить, даже если не понимаешь, о чем речь — мы тебе всё объясним, это несложно! На нашем форуме каждый может найти себе место и игру, чтобы воплотить самые необычные, сокровенные и интересные задумки.

ROMANCE CLUB

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ROMANCE CLUB » Once upon a time » cursed [15.04.1912]


cursed [15.04.1912]

Сообщений 1 страница 11 из 11

1

cursed

[15.04.1912]

[gerald & galadriel]

http://forumuploads.ru/uploads/001a/c7/53/98/380619.png
история о том, как титаник пошел ко дну;
как девочка с копной белокурых волос смотрела в трубу и видела айсберг размером с океан,
который никогда не залечит её душевных ран;
как сладко девочка тогда хохотала и смотрителю палубы совсем не сказала,
что умрут скоро они.
а разъяренный и властный демон ада что-то нашептывал капитану
"спасти всех не выйдет, бросьте их здесь"
и душ этих в агонии страха было уже не счесть.

+3

2

15.04.1912 года
It's a new dawn
It's a new day
It's a new life
For me
And I'm feeling good
I'm feeling good

Ну вот, миновала ещё одна эпоха. Он смотрит сверху на них вниз. Смотрит на эти бесконечные войны, порок и упивается их грехами. Все семь семь пороков так ярко сияют сквозь этот мрак, что ими можно упиться в у смерть. Геральд вздыхает, устало проведя рукой по лицу и спуская её на лацканы капитанской формы. Кажется, их собственный мир только-только оправился от долгой войны и раны они зализывали бесконечно. У этих мерзких подобных нам всех людей есть то, что все зовут комплексом Бога
Они думают, что все сильны и что они будут жить вечно. Только вот секс, наркотики и рок-н-рол не способствуют долголетию. Все эти их выкрутасы, загрязнение атмосферы и прочее... Строят из себя героев, но по факту они лишь глупые марионетки. Кажется, этому миру нужна небольшая встряска.
Геральд смеётся, взахлёб, немного истерически. Сейчас перед ним играет бликами водоворот, который который перенесет их в сердце океана. Перенесет в пучину событий, которые заберут с собой весь этот шлак. В водоворот также отражается весь он, который сейчас облачен в форму капитана. Холеный весь такой из себя черт, который улыбается слишком дерзко, а в глазах гуляет пламя. Сейчас он проведёт ещё один жизненный урок для своей ученицы, потому что приобретение опыта бывает не только исходя из собственных умозаключений, но и наставничестве.
- Ну, что ты готова отправиться в путешествие со смертью?
Хлопнув крыльями, мужчина поворачивается и заходит в водоворот. Вот-вот начнётся наша история, теперь остаётся подобрать наряд и готово. Время нахождения в потоке и за минуту появляется в капитанском отделе. Остаётся только убрать лишние глаза и уши, и Геральд может начинать свое восхождение.
Мимо снуют рабочие, но демон лишь одним щелчком их спроваживает на другие дела.
- Эй, ты кто? Посторонним вход воспрещён...
Суетливый мужчина идёт вперёд, чтобы выставить демона за дверь, но у него план иной. Щёлкает рукой, отвлекая его внимание, а потом обеими руками сворачивает ему шею. Был капитан - нет капитана, какая потеря. Он был бесполезен. Совершенно. Тело сваливается бесформенной кучей, почти, но преподаватель подхватывает его поперёк груди и запихивает в кладовую. Он прибирает лишнее, чтобы ничего не отвлекало. Пальцы щелкают по громкоговорителю, проверяя на исправность.
- Дамы и господа, добро пожаловать на борт. Мы отплываем сейчас. Конечная станция - преисподня Нью-Йорк. Приятного путешествия.
Щёлкает кнопка отключения, и Геральд успешно включает все приборы для отплытия. Всё идеально.
- Посмотри на этих глупцов. Они такие счастливые... И несчастные. Каждый, каждый находящийся здесь просто воняет отчаянием и бедностью. Они считают билет на Титаник искуплением их бед. Но им уже ничего не поможет.
О нет, ему совсем не жаль их. Не жаль марать руки о их кровь, ведь на смену им придут новые, более испорченные. Они будут более доверчивы и падки на пороки
И их даже не придётся долго уламывать. Все эти девицы строят из себя жеманных недотрог, стреляя глазками. А мужчины... Строят из себя героев, а на самом деле то ещё ссыкло. Ну и кому из этих сопляков доверять новый мир? Перерождение никому не грозит. Всё уйдут в небытие, как того они и заслужили.
Корабль шёл своим ходом, ветер свистел в окна иллюминатора, а Титаник проживал последние свои часы...

+1

3

[indent] В омутах твоих жизней бесконечных, ты никогда прежде не оставалась в тени / не была наблюдателем. Силуэт твой /изуродованный в сознании примитивных чужим _ не твоим лицом / мягко скользил по истории времени и красочных событий, разбрасывая то тут _ то там бесконечную горстку острых кнопок, о которые все рано или поздно режут свои чисто вымытые ноги. Должен же кто-то купаться в своей крови / так уж заложено природой, что есть существа, которым отведён рок бесконечных страданий. Иногда им просто необходимо / ад за них порешал / попасть в чистилище, туда, где нет для тебя живой души, где слоняются призраки с искалеченным сознанием и сожженной до основания плотью. Раньше ты часто бывала в чистилище / любила безмерно это место / . Там можно было остановиться, передохнуть от надоедливой вечной жизни, что струится чересчур идеальным лоскутом крови по прямой бесконечности; там воздух трупный, но обречённый вой не пугает, не отвлекает, создаёт необходимый антураж, в который можно просто погрузиться и подумать – а что дальше? В каком направлении будет литься твоя бесконечность?

[indent] Прахом разносятся мысли твои, когда ты слышишь голос. Голос в твоей голове – томный, бархатистый, манящий. Он вдыхает в тебя новую жизнь, позволяет прожить мимолётное мгновение, присущее смертным так, как может только демон, и ты стремительно вырываешься из оков сознания, чтобы спуститься на землю рука об руку с кем-то, кто более могущественен, кто опытен, кто старше. Ты ещё никогда не спускалась в мир, полный бесполезных людских созданий, с учителем / он ещё никогда не показывал тебе, какими изуродованными в агонии страха могут оказаться лица людей / ты ещё никогда не была с ним  т а к   б л и з к о .

[indent] Во всем идеальная, чересчур чопорная и утонченная, ты в очередной раз желаешь выделиться – скромность тебе не свойственна – ты лучше ангелов, лучше тандема вечного противостояния двух сынов – первая. Обратить на себя внимание, занять самое лучшее место, напитаться заводящим азартом, ведь душа / та что скрыта глубоко-глубоко в сундуке бессознательного за надменной демонической плотью / со временем истощается, полностью теряя интерес к обыденности своего существования до тех пор, пока очередная игра не вонзится под вену острой иглой. И мир начинает переливаться всеми оттенками любимого красного   [просто тонет в крови, пускаемой твоими тонкими белоснежными пальчиками].

[indent] Ты всегда первая готова прыгнуть в водоворот навстречу новой эпохе, новому приключению, новым страданиям и боли, которую люди просто вынуждены переживать, обреченные навсегда оставаться заключенными собственного жалкого существования. И к сегодняшнему заданию относишься как-то по особенному – с трепетом – хочешь себя проявить, хочешь услышать похвалу и заполнить пустой сосуд смесью высокомерия и гордыни. Сегодня ты готова к большему, нежели менять незначительные кусочки пазла в целом мире людей, сегодня ты вставишь свой фрагмент, который потом люди будут помнить столетиями. Это не абсолютное зло, это вынужденная мера, ведь с рождения нас учат тому, что всегда и во всем должно быть равновесие, и некоторым людям приходится жертвовать собой, дабы не пошевелить столь хрупкую и бесценную чашу весов – иначе, какой хаос их ждет?

[indent] Огромный лайнер везёт на себе дорогих гостей, которые неустанно сверкают своими драгоценными камнями на беленьких тоненьких шейках и демонстрируют дорогие костюмы с изящными шелковыми платками, заправленными вместе с маленькой белой розой в правый карман. Другие же пассажиры лайнера вынуждены прятаться на самых нижних палубах, в своих маленьких и неуютных кабинках, в которых каждый третий испражняется дикой рвотой от внезапно обострившейся морской болезни. Челядь не высовывается наружу, чтобы подышать свежим воздухом, им велено сидеть внизу, пока богачи будут развлекаться. Ты ненавидишь это общество высокомерных индюков и вместе с тем обожаешь всю эту роскошь и изыск. Пожалуй, мир не смог бы существовать без социального неравенства так же, как и небеса с адом. Однако демонам чужды такие спартанские условия, демоны знают себе цену и умеют жить красиво.

[indent] Ты следуешь за учителем, который принимает на себя роль главного _ капитана судна, чтобы увести эти бренные обреченные души на верную смерть. И выжить тогда смогут только те, у кого достаточно влияния и денег, остальным суждено будет замерзнуть в ледяной воде. Ты снова повторяешь про себя, что это вынужденные меры, что люди – по сравнению с вами – жалкие создания и все похожи друг на друга, просто кто-то успешнее, а кто-то нет. Ничего не случится от смерти пары сотен душ, через день Землю заполонит новая тысяча.

[indent] Садишься на металлический стул, от которого неприятно начинает ныть спина, запрокидываешь ногу на ногу / наслаждаешься собой и тем изыском, который даровала тебе демоническая сила – платье, пожалуй, слишком красиво /, накручиваешь прядь белокурых волос на палец, с восхищением наблюдая за учителем. Сегодня этот корабль обязан пойти ко дну, тогда им на земле больше нечего будет делать. Тебе в голову приходит интересная идея, которая, несомненно, создаст ауру романтики и невероятной трагичной истории в будущем, и еще долго-долго будут вспоминать со слезами гибель сотен невинных душ на Титанике.
[indent] - Что может разрушить корабль, но боится солнца? – снова твои загадки, которые так часто выводят окружающих из себя, но твоя самонадеянность кричит о том, что учитель обязательно оценит столь необычный подход. Титаник должен разбиться об айсберг. Сегодня же. А пока, может, по бокалу шампанского? В большом зале играет джазовая музыка, и ты, кажется, услышала разбившийся бокал.

+1

4

Кресло крутится из стороны в сторону. Скууучно. Пальцы скользят по пулю, иногда перекручивая то туда, то сюда. Лайнер идёт своим ходом, и где-то в машинном отделе много печей, в которые закидывали уголь для растопки. Огонь трещал, пожирая щепки, распространяя отвратительный запах. Этот запах вертелся у мужчины на языке и его хотелось вымыть. Куда приятнее вдыхать как горят человеческие тела и души. Демон довольно долго впитывал в себя такие понятия, что если что-то нужно сделать, то ты это делаешь. Это все основы баланса и равновесия. Возможно, что убивать себе подобных - аморально, но что поделаешь, если так надо.
Сейчас ему даже особо напрягаться не приходилось. Ведь он - наставник, который контролирует, ведёт и наставляет. Возможно, что на своих уроках Геральд занудлив, но он впитывает в своих дьяволят то, что вложили в него самого. И ему хочется вырастить достойное поколение. И вот сейчас один из таких уроков.
Мужчина ещё не решил, что сделает лайнером, но то, что он не дойдёт до конца - факт. Тем более, что люди, находящиеся с ним в одном замкнутом пространстве, жутко раздражали. Все это разделение на классы ничего не стоит, они все... Все убоги.
- Помнишь, наш разговор перед тем, как отправимся сюда? Галадриэль, ты помнишь, что это не избежно? Что сочувствие по отношению к ним бессмысленно. Нельзя никого щадить, это равновесие. Я лишь напоминаю, что когда начнётся то, что начнётся, ты не должна поддаваться чувствам, которые помешают твоей работе. Ты должна быть лучшей. Все они заслужили быть здесь. Только далеко потом не уходи, будь не подалеку.
Геральд делает паузу и косит на панель передач, наблюдая, как лайнер идёт вперед. Замаячила кнопка для получения сообщений, но мужчина лишь отмахнулся. Он идёт сам по себе ведь он преследует цель - потопить все. Поднимается с места, чтобы размяться и проходит из стороны в сторону. В этом теле ему не очень комфортно, но что поделать, игра должна стоить свеч. Уже довольно темно, но глаза демона горят ярко и видят отлично. Видят абсолютно все, и даже больше, если захотят заглянуть в будущее. Точнее, это слишком громко сказано, это лишь детали, ибо судьба всех уже давно предрешена. Зачем им строить огромный лайнер и делить его на классы, когда можно было только запихать на суденышко богатых, их пороки куда страшнее, чем у тех же бедняков, скажем. Последние не виноваты в том, что они такие. Просто когда придет смерть, они все будут равны, и отправятся только в одно место, к сожалению. И нет, нет, к дьяволу, Геральд им не сочувствует, просто человеческая тупость не знает границ. Они типа строят из себя королей будущего, разыгрывают толерантность перед обществом... Но они все ещё пусты. Абсолютно пусты. Эти мысли набили оскомину, и демон стал раздражаться. Потому что если бы эти тупицы не высовывались, то ничего и не было. Отчасти, где-то в глубине души(а-ха-ха, конечно), мужчина был добр, но бесконечные войны, которые проживал он в своём или чужом мире - заставляли сердце черстветь.
Геральд настолько погрузился в свои мысли, что не с первого раза услышал, что ему говорила ученица. Даже подзавис, шевеля шестеренками в мозгу. И когда до него дошёл смысл фразы, то расхохотался до слез. О, это прекрасно. И отсмеявшись, демон заговорил.
- Я знал, что на тебя можно рассчитывать. Потрясающая... Освежающая идея! Сегодня эти ледяные сердца перестанут биться. Сначала я даже думал, что они будут гореть... Но, это лучше. - мужчина тыкает пальцем на экран, где находится их лайнер и двигается в сторону. - Если мы чуть сдвинемся вот сюда, через пару часов Титаник встретит "гостей"... Которые пробьют брешь в его броне. Это глухая зона айсбергов, и такой тяжёлый лайнер не сможет сманеврировать. Будет достаточно сложно. Что же, раз ты была сегодня такой идейной, разрешаю перенаправить судно по координатам, которые нам так необходимы. Когда-нибудь разбирались с таким?
Вообще Геральд доволен задуманной операцией, и уверен, что все получится. С ним была одна из его подающих надежду, ученица, которая должна была все лицезреть сама. Вкусить трагедию и понять, что такое неизбежно. Главное - постоянная бдительность!

+1

5

[indent] Что такое сострадание? Вечный вопрос, ответ на который затерялся в ангельской сущности и оказался абсолютно не присущ детям ада. Тебя с детства учили, что жалеть примитивных – не уважать себя, что смерть их неизбежная, что боль, которую они испытывают – это очищение. И ты до сих пор не знаешь, какой смысл заложен в этом слове. Оно просто фигурирует регулярно в ангельских диалогах, но внутри тебя ничего не шевелится. Ты просто принимаешь все таким, какое оно есть – дар  ч у в с т в о в а  т ь  тебе не знаком, не одарена ты с детства лаской и нежностью, которая сделала бы острые багровые крылья чуть мягче.

[indent] Ты чувствуешь, что Геральд переживает за твоё эмоциональное состояние – в конце концов, для тебя это первое большое испытание, которое оставит значимый отпечаток в истории, о котором будут вспоминать / кто –то с тоской, а кто-то с диким ужасом/. Тебе кажется, будто учителю свойственно переживать за эмоциональное состояние своих детей / своих демонят, ведь не каждый сможет с гордо поднятой головой пережить то, что предстоит тебе / не каждый сможет уничтожить несколько сотен невинных – и не очень – душ, которые мирно видят сны в своих каютах / которые расплескивают шампанское и перекидываются партиями в покер на крупные суммы.

[indent]  Наставление Геральда теплеет в твоей душе доселе неизведанной эмоцией. Кажется, это похоже на заботу, от которой уголки твоих алых губ медленно тянутся в лёгкой полуулыбке – её сложно заметить в тусклом свете капитанского кабинета, если не приглядеться / а ты знаешь – он всегда приглядывается к мелочам. Ты киваешь, понимая, что Геральд знает – тебя воспитывали по всей строгости / словно сына самого Сатаны / , тебя учили держать осанку и гордо задирать остренький подбородок, тебя учили быть демоном, достойным уважения и вселяющим ледяной испуг в окружающих. Но ты выросла маленькой аккуратной куклой, у которой только глаза горят демоническим пламенем и только в них можно лицезреть  у ж а с .

[indent] - Учитель, - ты запинаешься, жмёшь губы, будто подираешь нужные слова. Ты никогда ещё не ходила на задания с Геральдом, никогда не оставалась с кем-то наедине так долго, никогда ни с кем не разговаривала на задании – только если это не касалось дела. И эта ситуация в корне меняет твою сущность – ты становишься взрослее, ты кладёшь на свои плечи тяжёлую ношу – ответственность – которая станет причиной гибели и страданий огромного количества людей. Но что станет с миром, если забыть о равновесии? Если пустить всё под откос? Если люди перестанут умирать раньше отведённого им срока? Как сильно пополнится тогда ад и как опустеют небеса? Тебя не будут винить за причинённую примитивным боль, тем более, ты сама не пожалеешь об этом / скорее всего, с гордостью будешь рассказывать, будешь ловить недовольные взгляды жалостливых ангелов, которые обязательно поспешат вставить своё слово и осквернить твою сущность. Ты поступила неправильно, ты погубила всех. Именно эти слова лавиной обрушатся на тебя со всех сторон, когда задание будет выполнено, и Титаник стремительно пойдёт ко дну. – Вы всегда можете на меня рассчитывать, во всём, - ты продолжаешь, медленно подходя к пульту управления, тратя несколько секунд, чтобы рассмотреть многочисленные кнопочки, а затем устремляешь свой взор ярко горящих во мраке глаз в темноту бушующего океана.

[indent] Ответом твоей загадки служит, конечно же, айсберг – такая трагическая и в то же время романтическая трагедия, в которой никто не будет виноват, кроме случайного стечения обстоятельств / или злого рока, что так беспощадно обрушился на мужчин, женщин и даже детей. Нет – трясешь головой, отгоняешь назойливые мысли – к ним не может быть никакой жалости.  н и к о г д а . И внутри у тебя ничего не живёт, ничего не болит. Ты поступаешь правильно.
[indent] - Благодарю, я безмерно рада, что вам понравилась моя идея. Этот лайнер войдет в историю, - ты всегда говоришь коротко, строго, без эмоционально – как учили тебя в детстве / как солдат.  Окружающих такая чрезмерная холодность, наверно, пугает, но учителя – вряд ли. Он повстречал на своем веку столько демонов, и у каждого свой стержень, свой характер, своя боль _ причуда.
[indent] - Почту за честь направить судно прямиком навстречу айсбергу. Координаты совсем не проблема, в детстве  меня водили в темницу Сатаны, и я смогла запомнить там все ходы и повороты, так что здесь проблем, думаю, не появится, - ты проводишь пальцем по карте, отмечаешь нужную точку и перенаправляешь штурвал в этом направление. И сердце твоё в этот ответственный момент замирает, только легкая дрожь рук выдаёт сковавшее тебя изнутри волнение, ведь тебе абсолютно не хочется упасть в грязь лицом и опозориться перед Геральдом. Иначе клеймо это останется до скончания веков твоих.

+1

6

Ты всегда делаешь то, что должен. То, что тебя обязали делать. Возможно, что ты немного неправильный, но, черт побери, у каждого есть свой предел.
Ты моралист, но закрываешь глаза на многие вещи. Тебе не обязательно лезть в дела своих учеников чтобы знать о их вкусах, привычках или о том, что прячется в их шкафах.
Тебе нравится твоя работа, и вот такие задания как сейчас. Именно они помогают держать форму и не забывать о том, кто он такой. Красные глаза, но в состоянии покоя они коньячные в покое, и чёрные крылья. Крылья, которые с ним ни одну сотню лет. Он сросся с ними, стал с ними одним целым. Ведь эти крылья вытаскивали его ни из одной передряги.
Брать на себя ответственность мужчина тоже уже очень давно. Но некоторые сопляки и этому никак не могут научиться. Закатываю глаза на многие вещи, потому что многие из этих родителей крышуют школу. Все ещё, к сожалению, приходится со всеми дружить и поддерживать связи. Как порядочный учитель Геральд не принимает взятки, но охотно ведётся на подарки по случаю праздников. Ведь надо же как то залечивать душевное спокойствие из-за этих дармоедов.
- Такого больше никогда не произойдёт. Это самое масштабное событие это века. Ты молодец.
Геральд довольно щурится, поглядывая одним глазом на свою ученицу. Это было самое ценное приобретение. Конечно, Дино и Люцифер были лучшими, но эта звездочка своей идейностью била все рекорды.
Он всегда поражался девушкам-дьяволицам, которые по-разному играли свои роли. От некоторых хотелось плакать, а от дерзости других краснеть и злиться, но все выше перечисленное было ему не положено. Он должен учить и наставлять. Вот, как сейчас, они топят круизный лайнер.
Теперь остаётся наблюдать, как меняется курс Титаника. Винты двигаются тяжело, неохотно, мужчина кожей ощущает вибрацию движения, и да, медленно но курс сместился.
Оживившись, мужчина снова перебирается к капитанскому месту, сравнивает карты, и смотрит вдаль. Ждать никто не любит, это самое нужное время.
- Ты ещё не смотрела на них? Не читала их ауры? Нам все равно остаётся только ждать. Как только Титаник соприкоснется со льдом, программа нас оповестит. Не плохо придумали эти смертные.
Геральд сейчас смахивает на курицу наседку, но сейчас именно тот момент, когда все отдыхают и развлекаются. И все они о б н а ж а ю т с я.
Может, стоит посмотреть на эту кипящую суету? Прочувствовать кожей рутину и грязь? Или остаться и ждать, когда все придёт само? Тем более, что им не нужно делать отчёты о тех, кого они губят, все всё равно встретятся в котле.
Мы в ответе за тех, кого приручили. Так давайте не совершать ошибок прошлого. Иначе все усилия будут напрасны.
Геральд выходит из своего укрытия на капитанский мостик, чтобы как следует всех рассмотреть. Да, это уже открытое пространство и со всех сторон его тело обдувает ветер, а ещё чуть-чуть и будет поцелуй с ледышкой. Все люди как собрались на палубе, это идеально чтобы встретить свой конец лицом к смерти, не боясь её прихода.
Вообще - то, люди те ещё трусы, и все, что происходит во благо нации. И не побоялись же они отплыть в такую даль, смотреть мир? В глубине души все трусы, ну, ничего - ничего, скоро встретимся...
- Капитан, капитан... Скорее.. Смотрите!
Какой-то мусор топчется у его ног, пытаясь привлечь свое внимание. Да по хер. Демон лишь морщится, и позволяет себя увести. Где-то утечка, где-то протечка, и "капитан" ехидно распинает салагу, что это уровень капитана, такое можно провернуть без его одобрения. Совсем люди обленились, да?
И Геральд снова возвращается на свое место у руля, а там он видит то, что заставляет его сердце биться чаще.
- Смотри, смотри, сейчас столкнётся!
Глаза демона горят огнём и он снова выходит из кабинки и тянет за собой ученицу. Они наблюдают из тени, но... О! Лайнер встречается с ним, и слышится этот пронзительный треск. Восхитительно. Учитель смотрит на ледяную глыбу с восхищением, вот это чудо природы! Он и не такое видел, но перед силой его колени всегда подрагивали. И слыша сейчас треск ломающегося судна, его просто колотило от восторга.
- - сейчас завершится акт. Давай ещё развлечемся. - Геральд проходит к системе управления и ловит сообщения. Всё они о том, что впереди айсберг и им нужно разворачиваться. Уже не нужно. Уже все сделано. Потрясающе. - кто-нибудь, мы терпим бедствие! Нам нужна помощь!
Учитель смеётся и не может усидеть на месте. Теперь он почти принял свою форму, только крылья немного тесно в этой конуре.
- пойдём смотреть на шоу! У нас билеты в первый ряд!

Отредактировано Gerald (2020-08-22 00:47:16)

+1

7

Океан – удивителен. Он таит в себе столько историй, что все перечислить не хватит всего времени мира. Океан аккуратно подслушивает бурлящей пеной чужие разговоры, нахально ветер подхватывает их отголоски и уносит далеко-далеко, где не каждый услышит _ не каждый поймёт. В самом сердце океана живут русалки, развлекаются духи и, может быть, где-то действительно существует рундук Дейви Джонса, притягивающий к себе все гнилые души, дабы потом они на землю скелетами /мокрыми и йодом пахнущими/ могли выбираться, пожирая горячую человеческую плоть – им тоже холодно, им тоже хочется согреться. Ты любишь байки о море, о кораблях и пиратах, о злых сиренах и добрых русалках, о сокровищах, которые зарыты на затерянных островах и духах, которые их охраняют, поэтому, с растянутой на лице улыбкой, ты насвистываешь заводную морскую песенку. Моряки не боятся трагедии, они давно отдали кракену свои души, смогут ли эти жалкие и ничтожные люди также спокойно расстаться со своими ценностями, или их тела пойдут на дно, прямо в рундук Дейви Джонса?

Суету ты не любишь, а страх, который совсем скоро стает размером с этот айсберг, заставляет кровь в жилах кипятится до максимально возможной температуры, и всё тело твоё будоражит – мелкими-мелкими мурашками по оголённым плечам пробегается. Таких ответственных и масштабных заданий у тебя ещё не было, никогда раньше не приходилось читать ауры стольких людей и проглатывать сладким мороженым на кончике языка их страх. Горький шоколад, твой любимый вкус. Ты облизываешь губы, оглядываешься по сторонам, замечая небольшие группы веселящихся и потягивающих шампанское людей.
- Меня привлекла аура только одной девушки, - ты замялась, прорисовывая её образ у себя в голове, чтобы чётче изложить всю необходимую информацию – ты не по душам с ним беседуешь, ты учишься и делаешь это чертовски хорошо /серьезно?/. – По ней видно, что она богатая, у неё копна рыжих вьющихся волос, нежная кожа, а на груди горит сердце океана, - ты останавливаешься, смакуешь эти слова, представляя, как красиво смотрелся бы этот медальон на твоей шее, а пальцы демонстративно злостью сжимаются – ты хочешь его заполучит / ты свернёшь ей шею раньше, чем она познает холод воды. – И аура у неё необычная, словно она со всеми этими грешниками не заодно – она не пойдёт ко дну, а станет одной из немногих, кто выживет. Её аура… слишком светлая для той, кому положено от рождения быть чёрной. Богатеи не любезничают с бедняками, - с губ твоих срывается тяжёлый вздох, и ты ловишь во взгляде своего учителя некое восхищение, будто он не ошибся в выборе ученика на эту ответственную миссию, будто никто другой из так называемых выдающихся не справился, не занёс это крушение _ эту трагедию в историю.

О гибели тысяч людей на Титанике будут вспоминать веками. Эту историю занесут в книги, снимут множество фильмов, но весь ужас трагедии испытают гораздо больше, чем прольётся слёз от душераздирающего романа двух молодых людей.

За мгновение до столкновения люди на палубе еще были  в е с ё л ы м и . В их головах мелькали мысли о семейном воссоединении на другом континенте, о развлечениях и богатствах, которые им ещё предстоит увидеть, о лучшей жизни, что они обязательно найдут в Новом Свете. В глазах этих людей столько непонятных для тебя эмоций, но ты запоминаешь каждое выражение лица, каждую дрожащий мускул, который резко меняет в момент, когда Титаник соприкасается с огромной глыбой льда, тянущей гигантский лайнер прямо ко дну. Сколько кораблей холодная смерть уже потопила? Сколько людей давным-давно разложились на самом дне дьявольской стихии?

Твои голые плечи обдувает ледяной ветер, губы, кажется, синеют, скрываясь за выдыхаемым тобою паром. Но ты не дрожишь, демонам не знаком холод. Люди вокруг начинают суетиться, метаться от одного края к другому, доставаться спасательные шлюпки, чтобы спасти свои драгоценные жизни. Ты слышишь крики, наполненные болью, которые раздаются с нижних этажей лайнера, там, где самые бедные, там где их заперли в собственную ловушку. Богатые не хотят тратить спасательные места для сброда / для жалких крыс. Но действительно ли они крысы? Не те ли, что бегут с корабля в первую очередь. Тебе хочется схватить одного за руку, грубо сжать до покраснения /адски жжет, не так ли/ посмотреть в глаза и наказать на жалкую трусость, которая не вызывает у тебя никакого уважения, и ты хотела бы грязно выругаться и плюнуть на палубу, но воспитание не позволяет опуститься до такого уровня.
- Маленькие, жалкие, бегут с тонущего корабля. Все-таки в людях больше от крыс, чем в них самих, - тебе не хочется, чтобы им достались спасательные шлюпки и жилеты, ты давишь в себе желание проучить их. – Я хочу выпустить тех, кого заперли внизу. Пусть они выйдут на палубу и переубивают друг друга, иначе их смерть не понесёт в себе никакого греха, а только жертву, и успокоение они на ангельской груди найдут, - может быть, это было опасно и необдуманно, но ты делаешь шаг в самую смуту, теряешься среди снующих туда-сюда людей, безжалостно отталкивающих всех и выбрасывающихся за борт – сколько страха _ сколько желания жить – и твоя секундная отвлечённость несёт за собой неприятные последствия. Тебя буквально втаптывают в пропитанную солью древесину палубы, и по лопаткам _ крыльям твоим бегут чужие ноги, и хриплый стон вырывается из груди, но только не мольба о помощи. Ты поднимешься, своими силами – в тебе же их много, так?

+1

8

Ты самая большая трагедия. Ты самая большая катастрофа этого мира. Одно короткое слово, которое настолько хрупкое, что его можно сломать, растворить, попробовать на кончике языка. Это все - мать ее, природная стихия, которая не подвластна ни одной душе и способна на что угодно. Взяток не берет, и, к сожалению, душу ей тоже не продать. И это все - катастрофа. Катастрофа как она есть. Она происходит тогда, когда ее не ждут. НО если очень постараться, то может быть, чьими-то руками или молитвами протопчется дорожка в неизвестность. А если брать конкретно их случай, то: есть две сущности, которым необходимо совершить равновесие над миром. И тогда они берут под свой контроль огромную махину, чуть-чуть поколдовав над которой, можно получить идеальный рычаг давления. Убрать не нужных людей, щелкнуть на нужные кнопки, почувствовать как созданная человеком машина движется туда, куда ее отправляют. Даже если конечная станция - смерть. Такая красивая, ледяная, очаровывающая, сводящая с ума. Этот айсберг всего лишь глыба льда, созданная природой, и ни у кого нет рецепта от этого бедствия. Они все умрут. Сегодня, верно.
- Да, все верно.
Геральд довольно щурится, потому что он доволен тем, как все идеально складывается. Щелкает пальцами, и перед ним ним возникает картинка той, кого обойдет судьба злодейка, той, кто веселится с бедняками и плюет на социальный статус и просто живет, наслаждаясь этим. Какая же жалость, но этот один из тех случаев, когда придется пройти мимо. А вот её новоприобретенному другу повезет не так сильно.
- Так тоже можно. Но и страдание в дальнейшем ее будет глубоко. Долгую она жизнь проведет, на зло всем тем, кто чесал языками за зря... Но мы не будем ничего ворошить, на все воля случая. Остается только ждать, либо к нам, либо...к ангелам. Ты молодец, что нашла ее. Но мы отвлеклись. У нас много дел.

Мощный толчок ощущается всем телом. Он слишком сильный и пружинистый. От него расходятся вибрации по поверхности лайнера. У них получилось. Геральд мысленно отсчитывает: десять, девять, восемь, семь, шесть, пять, четыре, три, два, один... Время пришло. Время, когда все рабочие и гости начали суетиться. О да. Эти власть имущие просто обезумели, и теперь рвались туда, где можно обрести свободы. Искали того, у кого купить жизнь. Отсрочить время гибели. Демон смеется, наблюдая за тем цирком, что устроили эти зверята.
- Не толпитесь! Первыми пропускаем женщин и детей! Проходите, не стойте!
Чужой голос звучит фоном, но мужчина им упивается, ведь на этой роскошной палубе исключительно богачи. А традиционно третий класс топчутся в испражнениях собственного страха и отчаяния. О, да. Оно все еще воняет.
- Интересно, а им кто-нибудь скажет, что шлюпок на всех не хватит?
Они с ученицей стоят в центре хаоса, мимо них снуют люди, и, знаете, всегда есть такой мудила, который при разговоре двоих, обязательно должен пройти именно через них, хотя вокруг столько свободного места. Тот несчастный с испуганными глазами бежит мимо "капитана". и да, он все понял. Сплетня обязательно облетит почти всех.
- Черт, как неловко. Я сказал это вслух, да?
Геральд смеется, и ему их совсем не жаль. Они должны максимально обнажить свои гнилые души. Ему катастрофически мало тех пороков, что уже есть сейчас, они должны полностью обнажить себя.
- Крысы бегут, потому что они бегут и могут... А вот люди. Вечная философия со страданиями, тебе так не кажется?
- Действуй.

+1

9

Толпы людей, обезумевших и испуганных, носятся мелкими мошками по огромному лайнеру, молятся всем известным богам мира, чтобы душа их в ад не попала, а того и лучше – вовсе выжила. Выживут на этом корабле лишь единицы, остальная часть отправится на корм рыбам, просто потому что это закон равновесия / потому что этому суждено было случиться, кому-то приходится умирать, чтобы другие смогли возродиться, и как же порой тяжела работа демонов, которым приходится терпеть на себе бесконечные нападки и обвинения. И люди никогда не поймут две сильные противоположности – все, что неугодно им – обыденность каждого демона; они – столь жалкие _ ничтожные _ совсем мизерные – никогда не испытают на себе тяжесть той ноши, отведённой высшим существам.

Истории необходимо быть потрясенной маленьким апокалипсисом. Истории необходимо показать, что люди не вечные, и стереть их с лица земли так же просто, как разломить Титаник на две части. Дно уже начинает трещать, проваливаясь в самую глубь океана, а акулы с залитыми яростью глазами, давным-давно столпились возле лайнера, учуяв кровь и страх человеческий. И все, кто не окажется под водой, окажутся в их острых клыках.

В тебе так много жестокости, взращённой твоим отцом, который сейчас, глядя на весь этот цирк, безусловно гордился бы собственной дочерью. Ты делаешь успехи, уверенно шагаешь вверх по лестнице собственной репутации, не позволяя мелким неучтивым пятнышкам её омрачать. Ты хочешь сделать так, чтобы учитель навсегда запомнил тебя / запомнил эту жаркую ночь разгоревшегося пламени и ужаса, что вырисовывается на лицах обречённых людей. Деньги им уже не помогут.

Ты послушно киваешь в ответ учителю, моментально растворяясь в толкающейся толпе, которые не щадят никого, выбрасывая за борт им неугодных. Становится тяжело дышать, тяжело протискиваться сквозь весь этот бардак, и несколько раз ты даже падаешь, позволяя стаду втоптать тебя в мокрую [float=left]http://forumuploads.ru/uploads/001a/c7/53/98/216713.gif
[/float]палубу, но эта минутная слабость придает тебе не только силу, но распаляет агонию злости, заставляет некогда изумрудные глаза твои, блестящие в ночи, налиться жаром крови, стать демоном, которым ад мог бы гордиться. Спина твоя ноет от боли, а легкие ссадины на лице в скором времени затянутся, ты поднимаешься с колен, обдуваемая холодным морским ветром, что разносит запах твоих локонов по всему лайнеру, и те, кто секундами ранее топтали тебя ногами, оказываются во власти силы твоей. Ты не боишься быть пойманной, не боишься, что кто-то о тебе расскажет – им сейчас цена собственной жизни важнее, чем жуткая смерть лишних пассажиров. Голые руки твои вырывают несколько сердец, одному – самому болтливому сексисту – ты умудряешься оторвать голову, бросив её прямиком в одну из шлюпок. Все тело твое обагряется красной жидкостью, отчего ты становишься похожа на Мэри – Кровавую Мэри. А всё потому, что никто не смеет втаптывать тебя лицом в грязь.

Путешествие до нижней палубы оказывается не самым простым, однако на утопленную в крови девочку никто не обращает внимания. Прочно запертые двери кают в мгновение ока оказываются вырванными – сил ты своих не жалеешь, но дальше продвигаться опасаешься, так как часть лайнера уже ушла под воду, и людям остаётся только карабкаться, как и тебе. В голове беснует мысль, что ты можешь оказаться здесь в ловушке и никогда не выбраться, поэтому ты оказываешься вынужденной убить ещё десяток человек, чтобы свободно протиснуться к двери. Эти мужчины кажутся тебе такими неприятными, трясутся за спасение собственной шкуры, оставив бедных и слабых женщин с детьми умирать в каютах. Тебе запрещено им помогать – такой рок уже уготован им, так что делай своё дело и не смей вмешиваться, Галадриэль, ведь забраться на пьедестал легко, а вот удержаться на нем уже сложнее. Чтобы твоё черное сердце вновь не кольнуло нечто похожее на совесть, ты спешишь выбраться наружу и избавить себя от печальных картинок, маячащих перед глазами. Они быстро забываются на фоне силуэта рыжеволосой девушки, которую смерть обязательно обойдет, и на шее у которой висит такой приглянувшийся тебе кулон. Ты облизываешь кровавые губы, расталкивая мощью своей демонической снующих крыс, чтобы за минимально короткое время оказаться возле святоши и впиться ногтями в её шею. Если бы ты только могла её убить – ты бы убила, но вместо этого только дергаешь блестящий голубой кулон и моментально скрываешься, чтобы вновь вернуться к своему учителю с надеждой, что он похвалит тебя за проявленный энтузиазм.

Отредактировано Galadriel (2020-09-07 21:16:02)

+1

10

Все складывается как никогда удачно. Вот она, эта свобода, которая сейчас горчит ядом. Она не ведёт к спасению, она - смерть. Возвращается его лучшая ученица в кровавых разводах, и он довольно скалится, ведь сегодня все удовлетворяет свои низменные потребности. Геральд знает, что все прошло гладко, что по другому и быть не может.
- Наигралась, да?
Геральд смотрит на то, как толпа смешивается друг с другом. Это месиво напоминает кровавую бойню без победителей. Тяжёлая туша лайнера проседает под весом воды, и накреняется от веса. О, да. Начались крики, потому что все что ровно стояло было не прибито, и теперь к грязной войне людишек присоединилась стихия. Она вытравит их как тараканов, смоет абсолютно все. Геральд доволен таким исходом событий. Ведь все прошло лучше, чем они запланировали. Шепфа, конечно его не похвалит, но Серафим Кроули точно будет лебезить. Ну, и учитель не просто машина для прокачки знаний, он обязательно похвалит свою ученицу, ведь если так дальше пойдёт, то она может ходить на задания куда более серьёзные. Одна. Это было проверкой ее навыков и сил.
Теперь им остаётся смотреть на то, как стихия губит творение рук человеческих, как уходят души за край, как кипит котёл Сатаны. Сегодня в Аду будет торжество, шоу, как угодно можно это обозвать. Смысл-то все равно не поменяется. Все зверюшки будут по клеткам восхвалять своего персонального Бога, дабы скостить свой срок. Но с Сатаной шутки плохи, он будет играть, медленно играть со своей жертвой, пока та в своей агонии не съедет с катушек. Абсолютно все без исключения подрастающие демоны проходят крещение чистилищем. Все должны знать, что нужно делать, чтобы не попасть на вертел и как нужно себя вести с хозяином и подобными ему шавками. Каждый из них силен и могуч, и с каждым нужно держать ухо востро.
Геральд так увлёкся своими мыслями, что выпустил момент, когда люди начали просто выпрыгивать из воды, не дождавшись своей участи. Думают, что справятся, все ещё надеются. А стоит ли? Вода обжигает не хуже айсберга, так или иначе они пойдут на прикорм местным тварям.
- Пойдём, нам пора.
Махнув рукой Геральд открывает портал, чтобы вернуть их домой. Отличное дельце. По возвращению ещё придётся заполнять кучу бюрократических бумажек, но оно того стоило. Ну, и никуда без того, чтобы ещё раз похвалить юную демоницу. Конечно, возможно он ещё сомневался, но.. Без доверия и постоянных проверок никуда не деться.
- Спасибо, Галадриэль. Ты сегодня хорошо поработала. Можешь собой гордиться, повлияла на ход истории и держалась молодцом. Не сдавай своих позиций и всегда иди к цели.

+1

11

Испокон веков существует традиция, что добро не может существовать без зла и наоборот. Некоторое зло – вынужденное, сделанное в чем-то даже можно сказать во благо всему населению человеческому, и им отводятся такие тяжелые задания, чтобы не разгорался хаос, чтобы всадники апокалипсиса не посмели ступить на величайшее любимое творение Шепфы. Хотя всем вокруг кажется, что Богу уже давным-давно нет дела до своих игрушек, созданных миллиардами лет назад. Он наигрался, потерялся и вечная жизнь стала для него скукой смертной, именно поэтому ответственность за всю тяжесть равновесия берут на себя ангелы и демоны. Тебе тяжело принимать «правильность» понятия равновесие, тебе тяжело принимать то, что существует светлый мир, полный счастья и забот – ты просто в этой не можешь поверить, прекрасно зная всю ничтожную гнилую суть людей, которые обязательно падут до греха, лишь бы заполучить желаемое _ лишь бы не жить_как_все. И больше всего тебе нравится финальная часть, когда грешники отвечают перед самим дьяволом за совершенные ошибки, когда пытаются раскаяться, чтобы опять-таки спасти собственную шкуру, ведь в их раскаянии больше лжи, чем искренности. Тебе бы стоило меньше времени проводить в темнице Сатаны, наблюдая за пытками и мучениями падших _ преступников, но для тебя эта отрада, для тебя это единственное место, где ты обретаешь покой от вороха назойливых мыслей и можешь побыть наедине с собой, раскрывшись и отпустив всё доселе тебя тревожащее. Каждый раз из темницы ты выходишь совершенно другим демоном – будто силу новую приобретаешь. Такими темпами, кажется, в тебе уже не останется ничего святого, а понятие «равновесие» для тебя сотрется из привычного обихода, приняв на себя сущность пустого бессмысленного слова. Но пока у тебя нет такого статуса, чтобы подобное себе позволить, у тебя нет достаточной власти / достаточной силы, ведь ты просто ученица школы ангелов и демонов, которая набирается опыта, оставаясь бок о бок со своим единственным любимым учителем.

Титанику тонут долго, людям страдать ещё дольше. Ледяная вода забирает, не щадя, всё и всех. Где-то – приглушенно – до сих пор слышатся вопли о помощи тех, у кого остались силы плыть наружу, но конечности их быстро замерзают, легкие спирает и они перестают дышать, умирая с мелкими льдинками, застывшими на их ресницах. Никто не сказал последние слова, никто не попрощался, у душ этих столько незавершенных дел осталось – уже не важно. Ад получил свою порцию мучений и страданий, рай получил свою порцию упокоения и легкости, а в чистилище отправились те, кто сильнее всего запутался, не зная, какую дорогу ему выбрать. Чистилище – зловещее место, где нет  н и ч е г о  / где никто не услышит твоих криков / никто тебя не спасет. И глядя на всех эти мельтешащих в ужасе вошек, ты с нескрываемой улыбкой понимаешь, сколькими душами насытится монстр забвения.

Украденный кулон ты аккуратно стараешься не запачкать кровью тех, кого постигла быстрая смерть от руки твоей жесткой. Ты не теряешь времени, надевая его на свою тоненькую шейку и красуясь перед учителем в ожидании комплиментов, но они слишком строг, слишком суров и вряд ли внимателен на такие мелочи, чтобы оценивать красоту людской безделушки. Зато он как всегда с отличием оценивает твоё поведение на задании и конечный результат, о котором историки будут долго размышлять и спорить – как так Титаник не увидел айсберг, что же случилось на самом деле? Но этого никто и никогда не узнает, кроме вас двоих. История продолжается, круто поменяв свой ход, и пока мир земной на время погрузится в траур, а вы возвращаетесь обратно в школу. Кажется, скоро у тебя урок с ангелом Фенцио, а он не любит, когда опаздывают.

+1


Вы здесь » ROMANCE CLUB » Once upon a time » cursed [15.04.1912]


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно