— Влад никогда не относился к замку исключительно как к объекту недвижимости. Да и замок, надо сказать, такого отношения не прощал. Вороватых слуг, нерях и криворуких мастеров это прекрасное сооружение пятнадцатого воспитывало века методами приснопамятного Цепеша, причем мгновенная карма настигала зазевавшуюся челядь если не сразу, то в самый неподходящий момент.
очередность
Добро пожаловать на ролевую по мотивам мобильной игры «Клуб Романтики»! Не спеши уходить, даже если не понимаешь, о чем речь — мы тебе всё объясним, это несложно! На нашем форуме каждый может найти себе место и игру, чтобы воплотить самые необычные, сокровенные и интересные задумки.

ROMANCE CLUB

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ROMANCE CLUB » Once upon a time » мы живы, пока нам не все равно [29.06.2020]


мы живы, пока нам не все равно [29.06.2020]

Сообщений 1 страница 13 из 13

1

мы живы, пока нам не все равно

Мими, Ади, Люцифер, Вики первый круг отписываем все тихо и мирно, урок и т. д. а со второго круга пойдёт часть с побегом преступника

[29.06.2020]

Словно песчаная буря пустыни.
Словно метель дикой, лютой зимы.
И на кириллице, и на латыни
Страх забирается людям в умы

На небесах наступают опасные времена, и многие ученики перестали чувствовать себя в безопасности, к тому же по школе ходят различные слухи, которые сеют смуту, вносят раздор между ангелами и демонами. Геральд решает провести свое занятие на факультете Ада, чему, конечно, очень рады демоны и не особенно рады ангелы, непризнанные же стараются держать нейтралитет. Но разве кто-то мог подумать, будто именно в то время, чудесным образом сможет сбежать один из заключенных Сатаны? И что произойдет, если на его пути к свободе появятся учитель с учениками? Кто сможет одержать победу в этой схватке, а кто понесет потери?

http://forumuploads.ru/uploads/001a/c7/53/9/t32370.jpg

Отредактировано Vicky Walker (2020-08-15 15:07:21)

+5

2

Быть педагогом - трудный и неблагодарный труд. Ты пытаешься вдолбить в головы юных и не очень студентов, которые обречены на вечную бесконечность жизни. С каждым пришедшим Непризнанным приходит осознание, что молодые годы давно утекли в сток. Он прожил столько лет, что уже и вовсе бесполезно пытаться их просчитать. Этот демон видел то, что нынешней молодежи и не снилось. Видел столько смертей, что не успеваешь скорбеть. Они все пережили войну и теперь их цель, всех преподавателей, сохранить еще хоть чуть-чуть хрупкого мира, отгородить своих студентов от ужасов "взрослой жизни". Геральду сложно называть своих студентов детьми или просто сопляками, хотя последнее очень в точку. Просто они не видели ничего, но их рты уже изрыгают проклятия и сомнения. Они не умеют действовать сообща, они не командные игроки. И если начнется война, они первые пойдут ко дну, а верхушка школы как всегда отмахнется, и все придется делать самим. Без помощи.
Вот и сейчас. Геральд видит эти знаки, он помнит, что было тогда, повторяется и сейчас, поэтому именно ему сложно сохранять спокойствие и травить байки. Но одним мужчина гордится может на все сто: его "детки" самые смышленые, но им нельзя раздувать панику, иначе полетят головы. После череды убийств серафим Кроули слишком зачастил к нему с не официальными визитами. Как например тот, где сбежал заключенный и Геральду поручили "опеку" над сыном самого Сатаны. Демон хоть и вливал в себя всю информацию, но чаще всего старался делить все на пополам и выстраивать свои теории из того, что уже имеется.
Сегодня должен состояться урок демонологии, на котором наконец-то будут присутствовать Люцифер и Вики Уокер. Кстати, о последней: та шла опасной дорожкой и совсем не ведала что творила. Зная Ребекку, Геральд был уверен, что серафим и палец о палец не ударит, чтобы вступиться за дочь. Кстати, вот, на этот счет у него тоже было внушение от Кроули: постоянная бдительность.
Мужчина сидит за своим столом, в ожидании того, когда последний ученик зайдет в кабинет. Он должен был толкнуть очередную вдохновляющую речь, но не знал, как это обыграть, чтобы на него не донесли за саботаж.
- Итак, я как всегда рад видеть вас свежими и относительно бодрыми. Ну, и я рад наконец-то лицезреть Люцифера и Вики. Что же, воздух свободы невероятно сладок, не так ли? Вы не освобождаетесь от домашнего задания. До конца недели чтобы вы оба всё сдали. - Геральд скривил губы в усмешке, оглядывая демона и непризнанную. - В связи с этим, серафим Кроули попросил меня донести до вас важность этого запрета, так как равновесие сейчас самое важное и держится буквально на волоске. - Жестом изобразив, что именно он имел ввиду, демон продолжил. - Но, я считаю вас достаточно зрелыми, чтобы вы понимали всю суть бедствия. Меня беспокоит другое. Все знают о стычках между ангелами и демонами, и если я увижу хоть одного вас, кто будет раздувать войну и стычки между сторонам - наказывать буду сам, лично. Так сказать, для закрепления идеи. Я уже ранее говорил вам про это, но, видимо, никто не понял серьезности момента. Вы не сопливые малолетки, вы не должны вестись на провокации. - Геральд немного хмурится, откашливается и продолжает. - Будьте всегда на строже и внимательнее. Враг может затаиться среди нас. А сейчас прошу всех подняться и пройти на факультет Ада, проходим в библиотеку. Занятие будет там.
Демон жестом указал всем на дверь, чтобы никто не отставал и не отлынивал, и чтобы точно дошли до места назначения. Поднявшись из-за стола он направился к обговоренному месту, следя зорким глазом за студентами. Один за одним, каждый спускался в Ад. Как только все прибыли, преподаватель пропустил всех вперед, а сам подхватил под локоть Люцифера и Вики.
- Скажу честно, я разочарован. Люцифер, ты лучший ученик школы, а ты, Вики, кажется, стремилась быть лучше и хотела встретится с матерью, Неужели вы хотите похерить такой шанс? Ваша мать серафим, и вам нужно стремиться достичь ее высот. Нужно только себя проявить. Ну, а ты, Люцифер? Твой отец уже с тобой говорил? Ты понимаешь всю опасность ситуации? Я за вами слежу, ребятки.
Мужчина говорил довольно тихо, чтобы слышать его речь могли только его визави. Они топтались у библиотеки, пытаясь пройти во внутрь.  Но, Геральда отвлек какой-то шум и он пытался понять, откуда идут звуки. Но не обнаружив ничего, он всех затолкал в помещение.

+6

3

В последнее время все эти сборища меня утомляют. Видеть одни и те же лица, слушать одни и те же речи преподавателей, как будто тебе включили старую, и от того еще более заевшую пластинку. Кто-то говорил, что держаться вместе безопаснее, кто-то откровенно насмехался над новым режимом, кто-то был готов прямо сейчас бросаться разбивать лица противоположной стороне. А я просто пыталась сохранить адекватность, оставаясь единственным голосом разума в творившемся вокруг безумии. Я не хотела принимать ничьих сторон, мне нужно было больше информации, чтобы понять, как действовать дальше, но я боялась, что "дальше" может быть уже слишком поздно. В глубине моей души жил иррациональный страх потерять кого-то близкого, потому что эти бессмертные души являлись самым важным, что у меня вообще когда-либо было. Когда я допускала хотя бы крошечную долю мысли о том, что кто-то из моей семьи, Ади, Люцифер или Вики могут пострадать из-за какого-то таинственного зла, которому пока даже нет названия, которое не облечено в конкретную форму, мне становилось плохо. Ирония судьбы заключалась в том, что мы все были беззащитными. Мы, те, кто вершил людские судьбы, разрушал города и империи и владел всеми ресурсами мира, сами оказались в той ситуации, в которую так часто загоняли людей. Неизвестность, неопределенность, страх, панические настроения, отсутствие какого-либо выбора, ощущение, что кто-то управляет твоей судьбой за тебя. Это чувство было чертовски неприятным, и я мечтала избавиться от него как можно скорее. Ожидание худшего порой более мучительно, чем само худшее; в этом я давным-давно успела убедиться на собственном опыте.

Каждый раз, когда я спускаюсь вниз, на факультет ада, мою душу терзают сотни самых разных воспоминаний. Это место какое-то время было мне домом, здесь я провела определенные и даже счастливые годы моей жизни; но одновременно оно навеивало мне мысли о худших годах моего существования, когда в этих ужасных мрачных тюрьмах среди прочих дьявольских созданий был заточен мой отец. Я не могла назвать себя полностью бесстрашной, но именно в этом месте на волю словно один за другим вылетали мои худшие страхи. И если даже мне, рожденному демону, не всегда было приятно здесь находиться, что уж говорить об ангелах, и уж тем более о непризнанных. Я поднимаю свой задумчивый серый взгляд, прохаживаясь им по каждому из лиц всех тех, кто сегодня находится на уроке со мной. Очень остро чувствую общую подавленность каждого из них, атмосфера более чем накаленная, а масла в огонь подливает Геральд со своими наполовину угрожающими, наполовину умудренными опытом речами. Честное слово, было бы гораздо лучше, если бы хотя бы один из преподавателей нас просто поддержал. Вместо того, чтобы как под копирку, повторять одни и те же просьбы быть осторожнее и осмотрительнее, поговорил бы с каждым из нас лично, узнал, что тревожит наши бессмертные души, попытался чем-то помочь. ‒ Готова поспорить на что угодно, они тоже боятся, ‒ шепчу Ади одними губами, обжигая кожу возле его шеи своим дыханием. ‒ Понятия не имеют, что происходит, поэтому ведут себя так важно и так безразлично. ‒ нервно дергаю плечом, стараясь не пересекаться взглядом с Геральдом. Вот только проблем с ним мне еще не хватало. Поднимаюсь вслед за всеми, чтобы двинуться в сторону библиотеки, намеренно прячась за высокой спиной Ади от взглядов Вики или Люцифера, стараясь не смотреть на них даже случайно. Я знаю, что наверное веду себя как ребенок, но не собираюсь решительно ничего с этим делать. Ненавижу изображать то, чего на самом деле не чувствую, а моя злость на них обоих все еще никуда не исчезла. Я даже не знаю, кого из них ревную друг к другу больше, не знаю, имею ли я вообще право это делать, или мне стоит позволить двум взрослым созданиям самим разбираться со своими проблемами. Вот только я знала, что потом они оба придут за советами ко мне; и это почему-то раздражало меня больше всего.

Я поднимаю подбородок повыше, и мои глаза гневно сверкают, когда Геральд отводит сладкую парочку подальше от любопытных глаз и ушей, явно намереваясь прочесть им отличную порцию нотаций. На секунду наши взгляды пересекаются, и я знаю, что могу пожелать им обоим удачи, мысленно или произнеся это беззвучно, одними губами. Но я лишь упрямо сжимаю пухлые губы, и, помедлив одну сотую долю секунды, отворачиваюсь, выходя из кабинета вслед за Ади и остальными. Не хочу в этом копаться, по крайней мере, не сейчас. Думаю, у нас еще будет время, чтобы все обсудить. Пока Геральд не видит, прижимаюсь обнаженным плечом к руке Ади, словно ищу в нем какую-то молчаливую поддержку, и ускоряю шаг. Обстановка вокруг нервирует; ученики вокруг шепчутся, обсуждая то выходку сына Сатаны, то не очень-то воодушевляющую речь Геральда, но среди всех этих голосов я вдруг отчетливо слышу один: холодный и незнакомый.

Такая же бесполезная, как твой папаша.

Этот шепот в моих ушах обдает меня волной ледяных мурашек, и я вскидываю голову, как гончая, которая уловила след. Перевожу тревожный взгляд на Ади, пытаясь понять, не показалось ли мне. ‒ Ты это слышал? ‒ прикусываю губу в напряжении, верчу головой в поисках источника звука, и мой взгляд падает на непризнанных и ангелов. Я поднимаю одну бровь, изучая каждого из них холодным взглядом. И кто из вас рискнул раскрыть свой рот? Эта агрессия внутри меня будто навязанная извне, совершенно мне не свойственная. В лицах сокурсников я не нахожу ничего, что заставило бы меня волноваться дальше, и я встряхиваю волосами, пытаясь прогнать из головы панические мысли. Черт знает что вечно происходило в этих стенах.

Такая же глупая и бестолковая.

Мой позвоночник простреливает темная волна холода и неприязни, и на этот раз я могу поклясться, что слышу этот голос откуда-то из сплетения темных гулких коридоров, которые опоясывают библиотеку со всех сторон. Бросаю быстрый взгляд за спину ‒ Геральд все еще занят Вики и Люцифером, а большая часть учеников уже внутри библиотеки; никому нет до меня особого дела, и я молниеносно принимаю безрассудное и странное решение, скорее навеянное атмосферой этого места, чем моими собственными желаниями. ‒ Я быстро, прикрой меня, ладно? ‒ тихо прошу у Ади, на секунду касаясь его руки своими холодными пальцами. Посылаю ему мимолетную улыбку, чтобы убедить, что со мной все будет в порядке, и разворачиваюсь на каблуках, чтобы поспешно, пока меня не хватились, скрыться в темноте коридоров.
Я ведь знаю каждый из них наизусть, могу пройти мимо с закрытыми глазами, наощупь. Со мной и правда все будет в полном порядке.

+3

4

За эти дни на него навалилось куча проблем. Все, что казалось не рушимым, стало отдаляться. Казалась, бал стал отправной точкой всех его головных проблем: Лета, которая дала повод для разговоров и и сплетен; Мими, которая до сих пор дуется от их разговора; и, наконец-то, Вики... С ней больше всего было головной боли. Сначала они поддались чувствам, от которых закипает кровь, потом снова поцелуй, который как раз и увидели учителя. О чем он думал? Правильно, ни о чем, кроме...как о страсти, которая разгорается в нем, давит его, угнетает, рвет на мелкие кусочки. Ему нужно было собраться, но не смог разобраться в самом себе. Ему нужно включить снова это хладнокровие, его ледяной взгляд. Но Люци не мог, не мог... Дни, которые прошли перед их так называемом судом, тянулись бесконечно долго. После той самой ночи они виделись всего лишь на нем. Он не волновался, что ему смогут вырвать крылья, а Вики поддаться в небытие. Нет, это его не волновало, нисколько. В конце концов, на своем веку много сделал запретного. Он смог найти выход в те разы, найдет его и сейчас. Не зря же его отец прислал на суд свою правую руку, Винчесто. Небеса думают, что могут повлиять на решение? Они ошибаются, ох как ошибаются. Пусть лучше думают, что ад полностью в их власти, хотя на самом деле вопрос остается открытым: кто все же пляшет и под чью дудку? Люци немного развлекало даже такая ситуация, но демоны они такие: безжалостные, хитрые, - они смогут выйти из воды сухими, если сами того захотят. Проблемы ада и рая никогда сына Сатаны не волновали. Они казались ему пустячными. То ли дело в демонах, которые сидят внутри нас и пожирают заживо... Ирония, с которой можно сказать впервые столкнулся Люци. Ему нужно понять, на чей он стороне и чего хочет от нее...

Внешние проблемы все же были решаемые, а суд прошел в их пользу. Они остались в школе, он не удивился этому. Все это было предсказуемым для него. Он хотел поговорить с Вики, но притягательная сила к ней его устрашала, поэтому быстрыми шагами вышел за дверь, как только оправдательный приговор был вынесен. Сразу же направился вниз, чтоб избежать встречи с ней. Люци знал, что когда-то придется снова встретиться и поговорить о случившемся, хотя...Кому нужны были эти лживые слова, которые могли соваться с их губ...

Люци вышел из комнаты. Сейчас должен быть урок Геральда. Конечно, он  прекрасно все знал, ведь учился на более продвинутом уровне, но сейчас захотел немного освежить свою память, а может быть просто нашел повод быть вроде бы рядом с ней, но в то же время далеко...

Люцифер зашел в класс, и Геральд, как всегда начал свой монолог... Конечно, как бы не так...Кроули его попросил. Лучше бы сказал, что приказал. Что там у нас на повестке? Его лицо скривилась в ухмылке. Он перевел взгляд с учителя по всем присутствующим. Казалось, между всеми исходила какая-то напряженность. Он словил взглядом Ади. Да, как же Люци мог забыть о нем...Конечно...Теперь этот демон стоит между его дружбой с Мими. Хотя возможно стоит относиться ко всему проще? Все же это его брат, по линии матери. Интересно, а кто же его отец? - промелькнула мысль. Нет, он не будит мстить ему, но сейчас стоит определить позицию в отношении него. Все же игнорировать данный факт Люци не сможет. Им нужно поговорить...Или может быть все само образуется? Конечно, рассосется, - от этой мысли он подавил легкий смешок. Так просто не проходит.

Геральд окончил свое повествование и пригласил всех спуститься в Ад, где Люци было спокойно. На Вики он старался не смотреть, но все более ярко ощущал ее присутствие, ее энергию. Но как только они спустились, Геральд тут же их двоих, как провинившихся маленьких школьников, взял под ручку и начал читать им нотации. Люци немного разозлило такой жесть от учителя, ведь все и так ясно, все прошло. Что еще можно сказать по этому поводу?

-Геральд, не стоит поднимать снова эту тему. Это ни к чему. И ты знаешь, что с отцом еще не говорил, но походу...сегодня мне предстоит пламенная встреча. - проговорил демон, выражая свое недовольство. Он старался быть мягче, но прозвучало достаточно грубо. Геральда все же Люци уважал, ценил, но вот так непринужденно считай при всех их отчитывать... Это уже слишком. Можно сказать, что он создал новые сплетни и домыслы.

Люцифер поймал взгляд Вики. Он был сейчас зол на него, на себя. В его глазах бушевал огонь, буря, а в ее все та же безмятежность, некая беспокойство, чарующее наваждение... Его еще больше это разозлило, злило эти чувства.

-Не нужно, ты еще ничего не понимаешь. Поговорим, когда ты станешь демоном, возможно, - произнес он Вики, стараясь при Геральде не выдать их тайну, ведь все знают только про их поцелуй. Пусть только это и останется. И тут же резко отошел от них и направился в класс. Больше он не станет слушать наставления. А от непризнанной нужно держаться сейчас на расстоянии.

P.S. мы поменялись на днях с Ади, поэтому следующий пост ждем от него.

Подпись автора


I miss you, oh, so often What's been said is done
It's my only option. I'll kill anyone for you

https://a.radikal.ru/a20/2102/9f/34172b0b9022.gif https://c.radikal.ru/c36/2102/ef/5cd07a82f002.gif
Anyone, anywhere, anytimefor you

+3

5

Ади морщит нос, не желая принимать сложившуюся ситуацию. Все вокруг напряжены, а учителя отказываются признавать факт существования проблемы, сохраняя холодное спокойствие, пытаясь создать видимость порядка и отрицая то, что кто-то накаляет отношения между раем и адом. Возможно, они в чем то правы. Возможно, некоторые из учеников слишком подаются панике и сами того не понимая, готовятся к войне друг с другом и миф о Мальбонте тут вовсе не причем. Зато рай, ангелы, шепфа, в конце концов, которые всегда принижали ад были "причем", демоны, которые слишком долго закрывали на происходящее глаза, и в одночасье уставшие проявлять терпимость, которая им не присуща. Рыжий был почти уверен, что именно они будут стоять за разжиганием войны. В горле стоит неприятный ком, давящий и вызывающий ощущение того, что вот-вот Ади стошнит. Стошнит от всех этих речей, с коих теперь начинался чуть ли не каждый их учебный, выходной и праздничный  день. Геральд отличался от Кроули, Фенцио и Мисселины. Директор закармливал их слишком официальными речами, полными уверенности, он будто бы считывал их с бумажки, в последнее время не скрывая раздражения от тупости [или наоборот, остроты ума?] учеников, что не хотели проглатывать и слепо верить его словам, Фенцио яростно отрицал факты, а Мисселина возмущенно смотрела на тех, что не побоялись упоминуть имя дитя порочной связи ангела и демона. Геральд же не отрицал, но и не подтверждал слухов. Слухи - всегда лишь слухи. Но он был преподавателем, что выполнял указы директора, а потому, им приходилось сейчас слушать то, что они не раз слышали от Кроули.

Провокации. Тогда, ангелы сами по себе одна большая провокация. Как религия у людей, как наркотическая и алкогольная зависимость. Сколько Ади себя помнил, у них всегда было преимущество от рождения. Среди высших, бессмертных существ, среди смертных, у самого Шепфа. Рай - дом, о котором можно мечтать, безупречная репутация и гарантия того, что ты не сгинешь в адском пекле. Школа, что находилась на небесах, не вырывая их из привычной обстановки и отсутсвие терзания за сделанный выбор. Чтобы они не выбрали, они оставались теми, кем родились, а демоны - необходимое зло, шепфа не посчитал нужным даже лишить их чувства вины, наградив состраданием и сочувствием, через которое им раз за разом приходилось переступать, чтобы сделать то, что они должны были делать. Порой сделать правильный для их стороны выбор было сложно.
Ади молчит на предположение Мими, лишь едва заметно ей кивает в знак согласия. Страх. Он, на равне с любовью, имеет власть над всеми в этом мире. Стоит выше любых других чувств и ощущается острее, порой мешая мыслить здраво. Это было всему виной и именно поэтому их безуспешно пытались успокоить все, кому не лень. Ади сжимает ладошку дьяволицы сильнее, словно боялся, что она вдруг исчезнет. Станет следующей, кто может уйти в небытие, оставив его. Благодаря ей, рыжий сейчас был относительно спокоен, не переживал из-за нарастающего конфликта, между двумя сторонами. Они с Мими демоны, а значит в любом случае, будут заодно, бок о бок и будут вместе.
Ади не было присуще показывать свои чувства на виду у всех, но сейчас, именно страх управлял им и он хмурясь, прикрывал девушку спиной, словно мог защитить от любого, кто не так посмотрит в ее сторону.

- Слышал что? - Мими отвлекает его от мыслей и Ади слегка хмурится, вглядываясь в ее лицо и пытаясь среди шепота учеников услышать то, что так насторожило его подругу. Он чувствует, как тело девушки, все ее мышцы, сжимаются в напряжении, а ее саму изнутри будто бы бьет мелкая дрожь агрессии. Поднимает голову и оглядывается по сторонам в поисках тех, кто возможно, сосредоточил свое внимание на Мими. Он ловит взгляд Люцифера и еле заметно его брови быстро взмывают вверх в немом вопросе. Кажется, ничего не изменилось и Ади считал это более, чем положительным исходом. В конце концов, как то, что они братья, могло повлиять на их отношения? Они слишком долго знали друг друга и оставались просто приятелями, которые время от времени неплохо справляются с заданиями на земле, если их ставят в пару. Ади ладонью проводит по предплечью и касается ладони, аккуратно сжимая длинные пальчики Мими. - Нет, ничего. - так же тихо произносит, убедившись в том, что Мими не о чем волноваться и вновь переводит взгляд на распыляющегося речами Геральда. Вокруг все внимательно [а может и не очень] слушают слова преподавателя. Лишь одна Мими не переставая бегает глазами по лицам сокурсников, пытаясь заметить хоть одно, обращенное к ней.
- Мими! - шипит, безуспешно пытаясь поймать девушку за локоть, когда ее ладонь мягко выскальзывает из его руки, а макушка скрывается среди толпы стоящих в библиотеке учеников. Что на этот раз взбрело ей в голову?! Что она задумала? - Черт тебя дери! - ругается себе под нос и бросает быстрый взгляд на Геральда и обратно куда-то в толпу, выглядывая дьяволицу, уже успевшую скрыться в коридорах факультета Ада и не скрывает раздражения. Самое время, чтобы сбегать с урока и шататься, пусть и по родным, но пугающим коридорам.

Отредактировано Adi (2020-08-11 23:06:00)

+4

6

Кажется  сегодня воистину знаменательный день, поскольку Вики в кои - то веке умудрилась не опоздать на урок, а даже каким-то случайным образом смогла прийти раньше остальных. Смерив пустой кабинет удивленным взглядом, ей ничего не оставалось, как выглянуть за дверь и убедиться в правильности своего местонахождения. А вдруг? Несмотря на то, что в роли непризнанной Вики пребывала на небесах почти год, все равно, время от времени, с ней случались такого рода казусы. И Мими с Ади нет, хм. Раз все правильно, значит единственным верным решением является просто сесть и ждать. Плюхнувшись за одиноко стоящий стол в углу кабинета, Вики подперла руками голову и погрузилась в свои мысли, которые последнее время постоянно возвращались к одному и тому же – к воспоминаниям о Люцифере и о том, что между ними произошло чуть раньше. Эти мысли словно наваждение настырно врезались в голову, заставляя раз за разом проживать те волнительные  моменты, от которых до сих пор внутри все сжимается.  Но после этого она всегда мысленно возвращалась к словам Люцифера, звучавшим в ее голове, словно гром среди ясного неба «это был просто секс, и не значит, что между нами что-то есть».  Наверное, очень правильно вспоминать именно те слова, они всегда отрезвляли, заставляя вспоминать о Люцифере как о наглом и самовлюбленном эгоисте.
   В какой-то момент ей жутко надоело переживать и мучить себя воспоминаниями, и утащив за соседним столом, оставленные кем-то лист бумаги и ручку, непроизвольно начала рисовать все окружающее ее сейчас.  Ручка под ее чутким руководством скользила по бумаге с бешеной скоростью, аккуратно  вырисовывая очертания знакомого кабинета.  В этот самый момент дверь открылась и сюда вплыла белокурая девушка ангел по имени Алья.  Вики под воздействием своего нового приливы вдохновения, всего лишь быстро кивнула в знак приветствия и продолжила рисовать, но уже зарисовывая ангельский образ Альи на фоне темного интерьера школьного кабинета. Ей хотелось большего, хотелось привнести все переполняющие эмоции в эти рисунки, поэтому медленно вырисовывая точеные скулы девушки, пухлые губы и яркие голубые глаза, она старалась добавить ее образу больше страсти, и меньше ангельской невинности. Она увлеклась рисованием настолько, что даже не успела заметить, когда кабинет успел наполниться галдящими учениками. Ее взгляд  блуждал вдоль рисунка, рассматривая и оценивая каждую деталь, словно сумасшедший художник, очнувшийся после длительной работы и не понимающий вообще происходящее, а оказалось, она в своем порыве случайного вдохновения, нарисовала почти весь кабинет и всех, кто тут собрался. Зато произошедшее привело к долгожданному эмоциональному спокойствию, облегчению, будто она все обидное, неприятное и грустное оставила на листе бумаги. Взгляд непризнанной переместился от рисунка к распределившихся по всему кабинету ученикам, в надежде среди них отыскать своих друзей. Ага, а вот и Мими с Ади. Она было уже собралась пойти в их сторону, но в кабинет стремительно вошел Геральд, и одним своим видом заставил всех притихнуть. Многие ученики сразу замолчали, другие перешли на еле слышный шепот, желая договорить их прошлый диалог, а Вики остановилась на своем месте не решаясь пойти в сторону друзей. Не сейчас. Потому что переходить черту дозволенного в присутствии Геральда, могло обернуться для любого чередой неприятных последствий. А Вики и так испортила свою репутацию, когда их застукали с Люцифером.  Перемещаясь взглядом с одного лица на другое, она старалась найти знакомое лицо демона, с его типичной нахальной улыбкой на губах. И нашла.  Люцифер стоял облокотившись о стену возле входа, с каким-то отрешенным взглядом смотрел куда-то поверх всех присутствующих, явно скучая находясь здесь вместе с другими. Впрочем, ничего нового и удивительного. Вики очень не хотелось случайно столкнуться с непроницаемым взглядом красных глаз, поэтому она постаралась отвернуться и подарить все свое внимание пламенным речам учителя. Что? На факультет Ада? Оф, сейчас опять начнется недовольство среди ангелов, как уже надоели их вражда и соперничество! Но хотя по лицам ангелов и пробежала тень недовольства, но они смиренно промолчали. В этом и заключалась вся их ангельская сущность – спокойствие и смирение в вопросах относительно указаний. Вики каждый раз думала над тем, подходит ли она к стороне ангелов? Снова и снова глядя на них, их безупречные показатели в учебе и заданиях, их смирение и спокойствие, и отсутствие желания постоянно нарушать правила, Вики ощущала себя не совсем достойной их, не подходящей к их идеальной стороне. Это угнетало и портило настроение. Задумавшись, она успела уловить  лишь отрывок фразы Геральда, в котором говорилось о намерении немедленно отправиться в Ад (смешно звучит, не правда ли?) И Вики снова решила попытаться догнать Ади с Мими, но и в этот раз ей не удалось этого сделать, поскольку Геральд вознамерился провести разъяснительную беседу для них с Люцифером. Оф, опять… когда же уже эта тема закроется?
- Да, все так, - проговорила Вики и покосилась на Люцифера, - но как мы и отвечали вам ранее, произошедшее всего лишь случайная ошибка, которая больше не повторится, - ей потребовалось собрать все свои силы, чтобы не выдавать своего волнения, - но все равно спасибо… И когда Геральд закончив наставления отошел чуть в сторону, Вики снова повернулась к Люциферу, в надежде увидеть в его взгляде хоть какой-то намек на то, что все их слова для учителей всего лишь наглая ложь. Но он продолжил говорить с ней в своей обычной манере, чем еще больше разозлил и взбесил. До чего же он противный, чтоб его!
- Приму сторону? – Удивление на ее лице быстро сменилось недовольством, но все же натянув на лицо маску искреннего безразличия, она вскоре добавила, - а ты уверен, что после этого я вообще захочу с тобой говорить?
   Дожидаться его ответа она не стала, да и не было смысла, самое верное решение сейчас это присоединиться к Мими и Ади, чтобы в безобидном разговоре с ним наконец-то забыться. И Вики поспешила к ним, пробираясь через толпу  учеников.
- Ади, а где Мими? – Взволнованно проговорила Вики, когда поравнялась с демоном, - вы же вместе вроде были? - И она начала быстро оглядываться по сторонам в поиске подруги. Мало ли что та могла задумать.

Отредактировано Vicky Walker (2020-08-15 22:23:27)

+5

7

ему все чаще снились кошмары, которые с каждым разом все сложнее было отделить от реальности.
   и знаете, в чем была проблема?
   им не снились сны.

   и все чаще в этих снах были голоса, были чьи-то образы, которые, казалось бы, приводят его к разгадке, но и каждый раз сложно все больше отдаляли. они словно дарили ему мнимую надежду на то, что он наконец-то поймет, наконец-то найдет ответ на вопросы о том, чем задаются все. кто такой_что такое. что мучит каждого, нагоняет мрак, нагоняет тень и заставляет каждого усомниться в том, кто рядом. ты никогда не знаешь, откуда произойдет новый удар, это может быть твой сосед, может быть преподаватель. это может быть утром, а может быть ночью. и жертвой мог стать любой.

   он сам едва не стал.

   от мысли о произошедшем три с половиной месяца назад его пальцы невольно тянутся к перьям на крыльях, у самого их основания. там, где была кровь, там, где каждая кость его тела ломалась под гнетом чьей-то силы, силы того, кто хотел расправиться с ним окончательно. он ждал, что последует второй удар, превращался в параноика, невольно оборачивался по сторонам, стоило остаться одному. но удара не следовало, никто не пытался закончить начатое. и он понемногу начал расслабляться. но вот вещие сны все еще преследовали его. и казалось, что образ того, кто с ним ведет диалоги в ночи, ему слишком знаком, но зацепиться хоть за что-то в спокойном мужском баритоне было просто невозможно. он стал одержимым этой идеей. и боялся с кем-либо ее обсуждать. чтобы не провоцировать слухи. ведь все другие жертвы были давно мертвы. а он - ж и в о й.

    при всем желании поделиться своими опасениями ему было не с кем. на лете было слишком много подозрений и без того, а после бала весь их мир, словно стервятники, накинулся на ее хрупкие плечи, заставляя ее оправдываться в том, в чем она не виновата. он верил ей. он видел в ее глазах страх от того, что происходит, от того, что она кукла в чужих руках, и ее руками кто-то пытается сеять хаос. он знал ее наизусть. он знал, она не сможет так искусно врать, даже прожив десять жизней в теле дочери сатаны. лета была дочерью дьявола, но не была чудовищем. он выгораживал ее ценой собственной репутации, и не жалел об этом.

   ади и мими были потеряны для него уже давно, еще когда он сам принял решение не в пользу их с ади отношений, выставив все самым жестоким образом. мы всего лишь временный вариант, ади. это было жестоко с его стороны, и сам он понимал это, но и другого пути не было. сэми не думал о последствиях тогда. сэми не думал о том, что, потеряв в ади любовника, он потеряет в нем и друга, а вместе с тем и потеряет мими с энди, потеряет все свое привычное окружение, и останется один, потому что непризнанной викки было вовсе не до сэми и его переживаний, ведь на непризнанную свалилось и без того много проблем. если каждому в школе было тяжело сейчас, то виктории уокер было тяжело втройне. приходилось отчитываться за себя, за свою мать, и за непонятные взаимоотношения с люцифером, во что сэми в принципе не вникал, так как не верил в слухи, а спрашивать напрямую у викки было слишком бестактно с его стороны.

   у него осталась только лилу. смесь нежности и спокойствия, которое он боялся разрушить, а потому не говорил ей о своих опасениях, о своих страхах и о том, что его преследует по ночам хотя бы два-три раза в неделю, стоит погрузиться в сон. но и она от него отвернулась после бала, когда их взгляды на правду и ложь разделились, и каждый из них не смог принять мнение другого. из всего происходящего в его жизни, размолвка с лилу ударила по нему сильнее всего, и на занятия он ходил более похожим на тень, нежели на ангела. у него украли его островок тепла. и сделал он это сам, своими руками.

   геральд переходит на личности. из задумчивости сэми вытягивает только голос люцифера. за диалогом о преступлениях и наказаниях никто даже не замечает отстраненности сэми, будто он всего лишь призрак, что-то эфемерное, что не видит никто. он как будто невидимка. не показывает виду, что ему интересно. не говорит ни слова. лишь покорно идет за всеми туда, куда указывает геральд. и он бы так и остался в себе и своих мыслях, если бы не его врожденная внимательность. он слишком часто видит то, что не хочет видеть и то, что не видят другие.

   стоит мими оторваться от руки ади, как она пытается раствориться в толпе учеников. пока геральд так увлеченно читает лекции не по своему предмету, а о правилах морали, будто повторяя заученные фразы со слов кроули. сэми даже немного забавило, что о морали им проповедует демон. все-таки было в демонической душе геральда что-то святое_светлое, отчего он ему импонировал. чего он никогда бы не сказал про фенцио, которого самолично с радостью бы отправил пинком в одну из камер сатаны. сэми быстро минует толпу следом за мими, а после ее темная шевелюра ускользает среди каменных стен одинаковых коридоров родового поместья сатаны и многочисленных детей ада. -мими?- сэми говорит приглушенно. затем повторяет ее имя - уже громче. он словно потерял чувство любого страха от собственного одиночества и ощущения своей ненужности другим. а, может, вообразил себя бессмертным после того, как оказался на краю тонкого льда, и выжил тогда, в марте? -мими, черт тебя дери?!- он знает [знал] ее, и сейчас был уверен - эта девочка задумала что-то. но сейчас не то время, чтобы разделяться и оставаться одной. и он наугад идет по коридорам, пытаясь вспомнить, какая энергия у этой чертовой мими, чтобы не ошибиться в очередном повороте.

+5

8

Пы.Сы. Дальше по сюжету, Вики попросила сама ее закрыть ахаха так что не кидать в меня тапки

Мы живы, пока нам не все равно. Мы живы, пока в наших жилах по венам течет кровь, мы живы, пока в наши легкие поступает кислород. Мы живы, пока не опускаем руки и не поддаемся апатии, которая потом за собой в последствии приведет за хандрой и депрессией. Мы живы, пока мы молимся, и пока другие молятся за нас. И пока плачущие девы вновь не заплачут кровавыми слезами, мы можем спать спокойно. Пока мы живы, с нами ничего не случиться. Мы так полны этой отравляющей уверенности, что она буквально душит. И каждый неправый - прав, каждый первый бьет до одури себя в грудь и говорит, что да, все будет. Все ништяк, все ништяк... Простите, да вы в жопе, друзья-товарищи.
Мы все дети бессмертных, нам дарована сила, которую мы по глупости разбазариваем. Мы меряемся этими крохами, которые вбивают нас с детства. Мы не понимаем, как это важно, ценить то, что мы имеем. Когда-нибудь мы рассыпаемся в пыль, уйдем туда, откуда нет перерождения, и о наших подвигах забудут. Забудут, как бились мы на смерть с врагом, отстаивая свое светлое будущее. Самое страшное, это стать тем самым не вечным, который сломается под гнетом собственной ноши и жизнь его пойдет под откос.
Геральд смотрит смотрит на своих учеников и понимает, что то светлое будущее, которое хотелось подарить каждому, просто не состоится. Эти все дети, конечно, еще дети, перепуганы до смерти, а он им втирает только то, что ему одобряют. Он не может высказать вслух свое раздражение от той ситуацию, в которую они себя сами загнали. Они толкутся небольшой кучкой, и было бы не плохо их всех рассадить, чтобы было удобно, но они не на долго тут останутся, ну, по крайней мере так решил Геральд.
- Так все на месте, что же. Давайте нач...
Учитель приготовился было начать свою лекцию, но на периферии его глаз замаячил смотритель темниц. Черт, это еще что такое???
- Минуту! Учебники на столе!
Он протискивается через толпу, и слушает речь не самого приятного гостя. Тот должен охранять...
- Какого черта вы не на положенном вам месте?
- Д-де-е-дети... Сбежал...
Тюремщик нервно ломает руки и его лицо кривится от ужаса и осознания грядущей расплаты. Если бы не ученики, мужчина проучил бы недоумка, но ему нужно держать маску, поэтому учитель лишь отправляет его бдить коридоры. Теперь нужно постараться сохранить спокойствие и вывести учеников. О, Шепфа. За что это ему? Он знал, кто вырвался на свободу, а значит, это конец. Им нужно или найти и обезвредить, или... А что делать с толпой учеников?
- Так, детки. Вам повезло. Занятия отменяется, но все остаются тут..и..
Геральд паясничает, как умеет только он и единственно, что это важно, обезопасить детей. Мысленно уже считает их по головам и трижды сбивается, потому что...нет двоих. Глаза демона испуганно раскрываются и он снова осматривает библиотеку. Их нет, но они только что были! Им не спастись от этого узника.
- Где Мими и Сэмми? Ади, где твои друзья? Пора бы знать, что вы на уроке, а не на экскурсии!
Геральд зол, но понятия не имеет, на кого больше: на себя или их. Все должно быть под контролем. Под полным контролем! Взгляд отыскивает в толпе тех, кого лучше держать под рукой, иначе ему потом голову оторвут. Люцифер и Вики все еще стоят не неподалеку и Геральд к ним протискивается.
Сейчас он обращается к Люциферу как к равному себе и надеется, что в этом балагане он примет правильную сторону и поможет, чтобы никто не совершил глупостей.
- Сбежал заключенный, оттуда, откуда не сбегают. А твоих друзей уже недосчитались. - Геральд кривится, будто от зубной боли. - Сатана не на лучшем счету у Шепфа, и Серафим Кроули делал последнее..предупреждение. Но лично я не хочу неприятностей, поэтому сейчас нужно оперативно решить проблему. Ты понимаешь? Нам надо занять тех, кто остался. Найти Мими и Сэмми, и заключенного.
Геральд все это говорит тихо, но он так или иначе уже привлек не нужное внимание. В пекло все!
- Твоя мать свернет мне шею, если с тобой сегодня что-то случится, поэтому мы сейчас пройдем за книгами в соседнее помещение.
Тяжелая рука Геральда опускается на плечо Вики, и он повел ее в маленькую смежную библиотеку. А потом просто толкает во внутрь. И закрывает со своей стороны. Это все для вашего же блага.
- Так. Нам нужно определиться с тем, кто куда пойдет. Лучше, скорее всего, будет разделиться. Так сработает эффект неожиданности. Ведь заключенный может подумать, что его будут брать измором...

+5

9

Я бы не хотела знать каждый миллиметр этих коридоров наизусть — но я знаю. К моему огромному и бесконечному сожалению, знаю слишком хорошо, пожалуй, лучше всех из сегодняшней компании учеников. Иногда, давным-давно, в прошлой жизни, в особенно мрачные и тяжелые дни, когда я возвращалась домой от отца, а позже — и от Абриэля, с которым они сидели в соседних камерах, я как никогда остро ощущала собственную беспомощность. Мне казалось, что даже стены разговаривают со мной, насмехаясь, что я слышу их легкий, невесомый шепот, повторяющий раз за разом слова о том, какая же я бесполезная, бестолковая, раз не могу ни помочь двум самым дорогим мужчинам в моей жизни, ни перестать принимать все это так близко к сердцу. Эти флэшбеки никогда не переставали играть в моей голове в особенно длинные и темные ночи, когда я не могла уснуть, то и дело проваливаясь в беспокойное состояние полуяви. В нем я вновь и вновь шла по тюремным коридорам в гордом одиночестве, слыша, как невидимые заключенные шепчут мое имя, протягивают ко мне свои костлявые руки, умоляя стать одной из них. Иногда мне казалось, что мое место и впрямь за решеткой, и я бы без единого сомнения добровольно заперла себя в клетку, лишь бы это приблизило меня к отцу и Абриэлю, позволило видеть их чаще, чем на редких и очень коротких свиданиях, которые мы могли себе позволить; меня останавливала только мама. Если уж так вышло, что из нас двоих с Абриэлем больше мозгов и меньше глупого желания рисковать оказалось у меня, я не могла быть той самой плохой дочерью, которая окончательно лишит свою мать сна безрассудными поступками.
Но один из них, кажется, я совершаю прямо сейчас.

Я не могу объяснить собственное поведение самой себе, просто знаю, что мне нужно идти вперед, считать шаги за шагами, безошибочно поворачивая налево или направо, для того, чтобы добраться до самого сердца тюрьмы, до того голоса, который звал меня, эхом прокатываясь по моему позвоночнику. Чувство тревожности и одновременно горькое предчувствие чего-то неизбежного не оставляло меня ни на секунду. Я не могла определить, реален ли этот свистящий голос, или же мне только кажется; или это все игра моего больного воображения, которое слишком чувствительно реагировало на столь неприятное для меня место. Словно какой-то невидимый звонок, предчувствие поселилось у меня в голове, умоляя не останавливаться и идти дальше, как бы странно я себя не чувствовала. К моему ужасу, я была здесь своей. Хмурые тюремщики, обычно даже не поднимающие глаз на посетителей тюрем, к концу заключения отца стали приветствовать меня кривой улыбкой или поднятой рукой; я научилась отличать их друг от друга, и сейчас точно знала, кого из них встречу за следующим поворотом. Прохожу сквозь горящую ледяным огнем арку, туда, где вот-вот начнутся камеры, и останавливаюсь, пытаясь понять, что режет мне глаз в окружающем пейзаже. Что-то не то, что-то определенно не так; иррациональный страх накрывает меня с головой, и больше всего мне хочется развернуться и убраться отсюда подальше, когда я наконец, понимаю, что именно меня смущает. Здесь нет тюремщиков. Ни одного. Все куда-то исчезли, и сейчас в полутемном помещении была только я; но в одиночестве ли?

А ты не так безнадежна, как мне показалось.

Я вздрагиваю всем телом, и мои длинные волосы взлетают вверх, когда я молниеносно поворачиваюсь к источнику звука, готовая защищать себя; мне кажется, что он совсем близко, стоит лишь сделать шаг во тьму, и протянуть руку вперед, чтобы прикоснуться. — Выйди на свет, трус, — приказываю я звенящим от ярости и напряжения голосом, рисуя самые страшные картины в своем воображении. Отец всегда говорил нам с братом — ведите любую битву всегда, везде в своём разуме. Когда любой может быть врагом или другом, когда любой вариант развития событий — возможен. Живите так. И ничто вас не удивит. Чтобы не произошло, вы уже видели это в своём воображении. Но сейчас реальность оказывается хуже любых моих фантазий, когда я вижу уродливое демоническое существо алого цвета с острыми шипами на крыльях, когтями и безобразным лицом, которое медленно делает шаг ко мне, ухмыляясь своим беззубым ртом. Я инстинктивно делаю шаг назад, собираясь закричать в ту же секунду, но мое горло сковывает спазм, и я не могу сделать ни единого вдоха. Кажется, этого уродца забавляет мой страх, потому что он приближается все смелее, протягивая ко мне свою руку, словно хочет взять за подбородок мое лицо. — Я знаю тебя, милашка, — говорит он тем самым шипящим тоном, что я слышала в своей голове, и я брезгливо морщусь от звуков этого голоса. — Видел здесь пару раз, рядом с твоим папашей и никчемным братцем.

По серой радужке моих глаз разливается алое море ярости, и я скрещиваю руки на груди, встряхивая крыльями, как бы невзначай демонстрируя ему шипы на них; главное — не показывать ему свой страх, и делать вид, что ситуация полностью под моим контролем. — Тогда ты знаешь, чья я дочь, — выплевываю ему в лицо, прищуриваясь, — а еще знаешь, чьи дети не оставят от тебя и следа, если хотя бы один волос упадет с моей головы, — не успевает эта угроза вылететь из моего рта, как чудовище напротив запрокидывает голову, и смеется низким смехом; этой секунды, на которую он теряет меня из поля зрения, мне хватает для того, чтобы наконец обрести голос, и закричать изо всех сил: — Помогите, кто-нибудь! — мой голос эхом отдается от высоких стен, прокатывается по коридорам, и я успеваю ударить беглеца первой, прежде, чем он реагирует. Бью его в челюсть коротким ударом, а затем впиваюсь в лицо острыми ногтями, что вызывает у него высокий, отвратительный крик. Он хватает меня за крыло, заставляя вскрикнуть от боли. — Отпусти меня, ублюдок! — мой вскрик явно злит его еще больше, и прежде, чем получить от него сокрушительный удар по голове, я четко осознаю две вещи. Первая — странным в этом месте было не только отсутствие тюремщика, но и не одна, а несколько пустых клеток за спиной заключенного демона; краем угасающего сознания я вижу несколько бесплотных теней мелких духов, которые выскальзывают наружу, исчезая в коридоре, откуда пришла я. Вторая вещь — слова Абриэля; они последними врезаются мне в память, когда оба моих крыла выворачивают наизнанку, а острая боль пронзает меня с ног до головы. Мой брат всегда говорил мне, что из тюрьмы ада невозможно сбежать, только если тебе не поможет кто-то очень, очень могущественный.

А это означало лишь то, что прямо сейчас мы все оказались в полной, беспросветной заднице.

+5

10

Правильно ли он сделал, позволив ей уйти в одиночку? Она его не просила идти с ней, но и Ади не стал бы спрашивать. Почему же в этот раз он остался стоять столбом, когда ее ладонь выскользнула из его руки? Доверие, что девушка вернется так же скоро, как пообещала? Что справится с любой проблемой, что может произойти здесь, внизу? Демон оглядывается каждые полминуты, пытаясь высмотреть в толпе учеников копну черных волос Мими, которые она, легким движением руки, по привычке откидывала их за спину. Надеется, что вот-вот она вернется в кабинет и снова мягко возьмет демона за руку, прячась за его спиной. «Началось» - тихо шепнет на ухо, закатывая глаза, безучастно при этом рассматривая свой маникюр. Ади ждет. Минуту, две, три. Он потерял счет времени, оно словно стало эфемерно. Казалось, прошло уже столько времени, но Геральд только заканчивал со своими речами. Нервно кусая губы и щелкая костяшками пальцев, он пытался понять, куда могла так быстро убежать Мими, почему до сих пор не вернулась и что черт возьми ей в очередной раз взбрело в голову, пока его не прервала Вики, внезапно появившись будто черт из табакерки.

- Вы друг друга стоите. У вас двоих удивительная способность находить неприятности там, где их быть не может. Безумные. - и пусть Ад безопасным местом не назвал бы никто, это был их дом, который они думали, что знали наизусть. Жители которого, их бы никогда не подвергли опасности. Так ли было это на самом деле? Вряд ли. Он сомневался, что сам Сатана знал каждый его уголок. Сомневался, что никто из демонов, не тронет и волоска на их голове. - Она не соизволила объясниться, перед тем как сбежать. - огрызается рыжий, но тут же умолкает, нахмурив брови. Внутри будто-бы снова идет противостояние между тем, что он думает и что говорит. Демон раздражен и нервничает, но Вики же не виновата в этом? Ади обреченно выдыхает, но прощения не просит, зная, что Уокер поймет его без слов. По взгляду «в никуда» и минимуму движений. - Стой, подожди. - демон придерживает ее за локоть, вспоминая что было до того, как Мими вдруг покинула библиотеку - Она что-то слышала. Потом сорвалась с места и выбежала из кабинета. - его брови медленно ползут вверх, а изумрудные глаза словно становятся все темнее, когда он начинал вспоминать каждое слово Мими. - Мне это не нравится, надо срочно найти ее. Оставайся тут, прикрой меня, ладно? - шепчет Ади и только развернувшись на 180 градусов, встречается взглядом с напуганным демоном, что должен был сторожить тюремные камеры. Ему не нужно было слушать, что скажет стражник, Ади понимает сразу же. Все понимает и от того страх и раздражение на Мими, за то что она ушла без него и на себя, что отпустил, нарастает. Он больше не сдвинулся с места, сверля демона яростным взглядом, будто бы тот лично открыл двери камеры, выпустив заключенного гулять по коридорам, пока ангелы, демоны и непризнанные беззаботно впитывают знания, сидя в адской библиотеке.

Среди учеников начинается небольшая паника, по рядам проходит шепот голосов, принадлежащих десяткам напуганных бессмертных, некоторые из них начинали закидывать Геральда вопросами, пока тот тщетно пытался всех сосчитать по головам и как можно быстрее сообразить, что нужно предпринять для их безопастности. Ади же продолжает стоять неподвижно, в его голове снова рисуются пугающие картины бесконечных коридоров и Мими, зовущей на помощь. Какие-то подобные видения он уже видел на земле, только тогда они были вызваны закрытым водоворотом и старым артефактом, созданным ведьмами. Что если они действительно предсказывали, а не просто рисовали в голове самые большие страхи? Ему вновь начинает казаться, что он чувствует страх Мими, как сгущается ее энергия от вырабатываемого адреналина, но все это, его энергия и его страхи. Проходит немного времени, прежде чем Ади понимает, что большинство взглядом сейчас направленны именно на него, а Геральд повторяет свой вопрос. Где Мими? Где Сэмми? Ади быстро ищет глазами Лилу и проходится взглядом по левую и правую сторону от нее. Его нет. У Ади на еще одну головную боль больше.

-Я иду тоже. - твердо говорит Ади и на вопросительный взгляд преподавателя тут же добавляет. - Я знаю энергию Мими лучше всех вас. Как и энергию Сэми. И найду их хоть среди сотни ангелов и демонов с похожей. Я иду. - отрезает Ади, морща нос. Ему не хотелось ни перед кем объясняться и терять драгоценное время, за которое, возможно, два дорогих ему существа заходят все дальше в лабиринт, состоящий из коридоров Адской темницы. Неужели его могли тоже запереть и оставить мучаться в ожидании, надеясь на положительный исход поисков? Он бы никогда не позволил себе сидеть сложа руки, обезопасив себя, зная, что где-то там, Мими и Сэми одни и, возможно, нуждаются в помощи.

+4

11

И вот он заходит в библиотеку, пробегается взглядом по всем. Но чего-то не хватает. Что-то тяготит его в данную минуту, но отбрасывает все этот нелепый бред, который творится в его голове. Видимо, все события предыдущих дней наложились один за другим, что везде ему все чудится, всех подозревает. Все же чувство какой-то неловкости не проходит. Его это начинает немного, тяготить. Он еще раз проскальзывает взглядом между учениками, ища то, что сам не знает. Слова Геральда проскальзывают мимо него. Он уже, наверное, много раз слышал подобные истории, миф о котором ходил уже тысячелетиями. Никто не поверит, если самим не разобраться. И вдруг его осеняет, что в библиотеке не все. Кто-то ушел. Он хмурится. Как так могло произойти, а самое главное почему? Но не успевает полностью окончить свою мысль, как из-за двери доносят какие-то шумы. Удивление, смятение переполняет его. Он уже хотел метнуться в сторону шума, но тут заходит тюремщик. Черт. Проносится мысль в его голове. Удивление сменяется злостью. Как вообще такое возможно, что пленник сбежал из Ада? Это просто абсурд. Нет, он не верит, что силы его отца ослабли, но все это могло подорвать репутацию отца... второй пленник за последние месяцы? Второй побег? Где это видели? Только в самом страшном сне, которые снятся высшим существам и которые не сулят ничего хорошего.
Геральд быстро реагирует на ситуацию, как должен учитель. Он лаконично говорит все Люциферу, который понимает всю комичность и серьезность данной ситуации. Он соглашается с ним. Нужно действовать немедленно, ведь не можем ждать, пока слуги ада разберутся во всем. Если б Сэми и Мими не вышли из этой  библиотеки, им бы не пришлось вообще отсюда выходить. Они бы предоставили все страже. Но и в этом случае должны оставаться на своих местах, но разве так могло быть? Когда начнется полный хаос в Аду, а Мими и Сэми где-то бродят? Если демон знает все ходы и выходы и представляет, где можно появляться, а где нет, то Сэми совершенно другой вопрос. Да и вообще какого черта ангел шлается по коридорам Ада?
Люцифер останавливает Ади, который тоже уже готов выпорхнуть за приделы библиотеки.
- Стой. Я думаю, нужно сосредоточиться на чем-то одном. Ты прекрасно знаешь энергию обоих, но я плохо Сэми. Поэтому на тебе ангел, а я пошел за Мими.  - и демон, не дождавшись ответа вышел из комнаты. Он еще раз кинул взгляд на преподавателя, который тут же решил закрыть Вики и всех остальных от необдуманного шага. Коридоры ада - это вам не шутки. Тут даже опытный демон может потеряться, не говоря уже о простых учеников.
Шум, крик. Все казалось, как обычно, но стражи бегали то в одну сторону, то в другую. Болваны. Но нужно сосредоточиться на энергии Мими, которую вот-вот почувствовал. Люци вздрагивает на мгновенье. То, что он ощутил не понравилось ему: страх? Откуда? Нет и нет. Он уже сворачивает поворот за поворотом. И чем дальше углубляется, тем меньше становится прислужников Ада. Такое чувство, что они бегут от какого-то эпицентра событий, но такого не может быть. Просто лишь совпадение. Вокруг начинают бегать тени, но на них совершенно Люци не обращает внимание. Это не столь важное сейчас. Это тени пленников, но они безобидны и скоро попадут снова под их влияние. И вот еще один поворот, и он осознает, что лабиринт приводит к той части Ада, где всегда была особая защита. В камерах были особенные души, особенные монстры, особенные.... И вот он заворачивает за угол. Люцифер замирает на пару секунд. Демон, который уже столетиями сидит взаперти, обрушивает удар на голову девушки. Та падает в полном бессознании. Черт ее побрал! - он злиться на нее, что вот она влипла в такую ситуацию. Демоны, которые многие столетия сидят  взаперти, теряют свой нормальный облик. Теперь он никогда не будет похож наподобие человека. Это монстр, существо. И насколько мог предположить, очень сильное, даже несмотря на то, что столько лет провел в заточении.
Взмах крыльев и стремительно держит курс на него. Удар в спину, сильный для обоих. Тот от неожиданности шатнулся и падает. Пока он приходит в себя. Люцифер подлетает к Мими. Жива. Он вздыхает от облегчения. Если б только этот монстр пожелал... Хотя возможно просто Люци пришел вовремя от всего этого. Тот уже встает на ноги и смотрит зловещее на того, кто посмей сбить его таким наглым образом. Он смеется, а в глазах появляется алчный огонь.
-Сын Сатаны. Не думал, что наткнусь на тебя. Впрочем, это мне на руку. - и делает выпад в их сторону. Люцифер только успевает подняться, держа на руках Мими, и увернуться от смертельного удара. Нужно срочно что-то предпринять. Люци бросается в лабиринт. Он знает, нужно увести от этих узких коридоров, где слишком мало место для маневра. Демон предполагает, что тот кинется за ним, ведь для него оказался слишком лакомый кусочек. Они оба понимают, что силы немного не равны и только с помощью хитростью и ловкостью можно обмануть этого монстра, который ничего не видит перед собой, как одну единственную цель - Люцифера. Он хочет его убить. Это ясно. Ему уже, наверное, не важно цель побега. Но возможно все это устроил не он? Ему некуда бежать. Пока размышлял Люци, добрался до зала, где проходили особые приемы. Он был такой же мрачным, таким же темный и только свет от раскаленный лавы, которая текла по обе стороны освещали его. Люци снова бросил взгляд на Мими, которая, наверное, только что очнулась. Он прислоняет ее стене.
- Беги, а я его отвлеку. И не вздумай меня не послушаться. - бросает в сторону девушки и сразу же обращает внимание на демона, который только что вошел в зал.
- Какого это быть без нормальных крыльев, правда? - Люцифер усмехается. - Они тебе мешают бежать? - он должен отвлечь все свое внимание на себя, чтоб Мими могла уйти отсюда. Люцифер знал, что ему нужно быть аккуратным, ведь один неверное движение, один необдуманные шаг и ему могли просто свернуть голову. Но у него было большое преимущество - он мог маневрировать, в то же время другой демон лишен этой силы. Его крылья ослабли и совершенно не могли даже расправиться. Демон рычал от своего собственного бессилия. Его переполняла сила, но он не мог ей воспользоваться. Люцифер начал его изматывать, то приближаясь к нему, то отдаляясь. Удары монстра проходили мимо. Люци снова сделал взмах наверх и потом снова вниз, но тут неожиданно демон увернулся. Его удар прошелся на землю. Этого хватило, чтоб демон взял Люцифера и с силой, которого у него была, схватить за его крылья и просто вырвать их. Боль пронзило тело. Это было не сравнимо ни с чем. Его крик отчаяния и боли разнесся  по всему Аду, сокрушая стены лабиринта. Когда он крайний раз терял их? Его промах, что  смог позволить этого сделать. Боль не унималась, и он не мог встать. Люцифер словно замер, понимая, что такое промедление могло стоить ему жизни. Крылья вырастут снова, но если он умрет, то больше не сможет воскреснуть. Какое-то движение в стороне противника, и в самый последний момент снова увернулся от удара. Его силы были на исходе. Его спина кровоточило. И ему уже начало казаться, что теряет сознание.

Подпись автора


I miss you, oh, so often What's been said is done
It's my only option. I'll kill anyone for you

https://a.radikal.ru/a20/2102/9f/34172b0b9022.gif https://c.radikal.ru/c36/2102/ef/5cd07a82f002.gif
Anyone, anywhere, anytimefor you

+4

12

По правде говоря, никто из нас никогда не был готов к настоящей войне. Все, что мы знали о крови, боли и разрушениях было известно лишь в теории, но не на практике. Когда случилась первая большая размолвка между ангелами и демонами, многие из нас, и я в том числе, еще даже не появились на свет. И все, что произошло тогда, казалось лишь байкой возле костра, далекой историей, которая случилась так давно, что никто уже не знал, правдой ли это было на самом деле. Никто из нас не был настоящим воином. Но сейчас нам придется таковыми стать. Отбросить все наши глупые ссоры по мелочам, и заняться чем-то гораздо более серьезным, чем решением вопросов школьников и сбежавших невест на земле. Не уверена, что я была к этому готова; но у меня не было выбора. Ни у кого из нас не было выбора, когда речь шла о самом важном и самом банальном из вопросов – собственном выживании.

Мое сознание тяжелое и вязкое, словно не принадлежит мне, словно я смотрю на все происходящее со стороны, как в замедленной съемке. Я с силой заставляю себя открыть глаза, и морщусь от боли, хотя свет неяркий, скорее приглушенный и мрачный. Болит каждая клеточка тела, в особенности поврежденные крылья, и я пытаюсь понять, какой импульс заставил меня очнуться. Легкое, знакомое дуновение чужой энергетики на языке. Яркие глаза, полные обеспокоенности и в то же время гнева. На меня, на обстоятельства, в которых нас снова загнали, как слепых котят? Я слишком слаба, чтобы так быстро угадать причины его плохого настроения, но эту бессмертную душу я узнаю из тысячи. Глубоко вздыхаю, снова морщась от боли, когда Люцифер помогает мне подняться. Держусь за его руку, как за последнее спасение, как за маяк в этой темноте, и спрашиваю почему-то шепотом: – Что ты здесь делаешь? – на самом деле, ответ достаточно прост. Он лежит на поверхности, и он мне совсем не нравится.

Хмурюсь, и рассеченная бровь на моем лице посылает очередные волны, маленькие импульсы боли по моему организму, но я старательно игнорирую их. Я не могу позволить Люциферу вот так просто отправиться в лапы к верной смерти. Горло сжимается от осознания неизбежного, и я сердито смаргиваю слезы, готовые вот-вот набежать к уголкам моих глаз. В голове [так невовремя] проносятся картины нашей последней ссоры, которую мы так увлеченно вели, не заботясь о чувствах друг друга. Мое утреннее поведение. Такая глупая ревность и полный игнор двух самых близких мне людей. Прямо сейчас, когда до падения в неизвестность остаются считанные секунды, мне как никогда сильно хочется сказать о том, как я волнуюсь за него. Как он мне дорог. И как я благодарна за то, что несмотря ни на что, он первым оказался здесь, не дав мне остаться в одиночестве среди этих безмолвных стен, истекающей кровью и умирающей от резкой боли во всем теле. – Я никуда не уйду от тебя! – отрезаю так твердо, насколько у меня хватает сил. По правде говоря, сейчас не лучшее время для того, чтобы спорить, но упрямство родилось явно раньше меня. Трясу головой так отчаянно, снова и снова цепляясь за руки демона, до тех пор, пока бестелесая фигура вновь не появляется в зале, окидывая нас обоих презрительным взглядом.

Вся кровь в моих жилах буквально закипает от ненависти к нему, и я отпускаю Люцифера, делая шаг навстречу к своему мучителю. В моих фантазиях уже разыгрываются картины его кровожадной и бесславной смерти, когда сын Сатаны закрывает меня собой, красноречиво намекая на то, чтобы я как можно скорее убиралась отсюда. Я медленно отступаю назад, прикидывая варианты в голове. Чем быстрее я соберу остатки своих сил и мужества в кулак, позову Геральда и остальных учителей на помощь, тем большая вероятность, что Люцифер не пострадает так сильно, как мог бы. Зажмуриваюсь от ужаса на секунду, когда наблюдаю за их ожесточенной битвой; мое тело словно каменеет от страха, но я приказываю себе собраться. Напоминаю, что сейчас на счету каждая секунда, и буквально силой заставляю себя подняться на ноги. Держись, я позову на помощь. Мысленно кидаю эти слова в спину Люцифера, не решаясь произносить ничего вслух, чтобы этот ублюдок был застигнут врасплох. Выбегаю в коридор, соединяющий зал переговоров и библиотеку ада так стремительно, как только могу, а мне в спину несется крик Люцифера, полный боли и отчаяния. – Нет-нет-нет-нет, черт, черт! – в ужасе шепчу себе под нос, ускоряясь, и изо всех сил врезаюсь в чью-то фигуру на очередном повороте.

Удар выбивает последние силы из моих ослабевших крыльев, и я вытираю кровоточащий уголок губ, во все глаза глядя на демона перед собой. – Ади?!.. – произношу, не веря своим собственным глазам. Наверняка я уже умерла и попала в ад, или же Шепфа играет со мной, посылая такие видения. Бросаюсь ему на шею и сжимаю изо всех сил ровно на одну секунду, а потом отстраняюсь, шаря по его бледному лицу своим воспаленным взглядом. – Скажи, что Геральд и остальные учителя уже идут за тобой. Люциферу вырвали крылья. – мой голос срывается вниз, и я упрямо качаю головой, пока все мое тело стремится назад, чтобы помочь ему. – Я не могу его оставить там, одного. Но и не уверена, что справлюсь с чертовым заключенным демоном. Нужно решать быстрее, что нам, черт возьми, делать?! – в моих глазах вновь сверкают слезы, и я в отчаянии оборачиваюсь в сторону зала переговоров, прислушиваясь к неровному сердцебиению Люцифера, которое ощущаю даже на таком расстоянии.

+3

13

закрываю.
практически уже оконченный.

Подпись автора


I miss you, oh, so often What's been said is done
It's my only option. I'll kill anyone for you

https://a.radikal.ru/a20/2102/9f/34172b0b9022.gif https://c.radikal.ru/c36/2102/ef/5cd07a82f002.gif
Anyone, anywhere, anytimefor you

0


Вы здесь » ROMANCE CLUB » Once upon a time » мы живы, пока нам не все равно [29.06.2020]


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно