— Влад никогда не относился к замку исключительно как к объекту недвижимости. Да и замок, надо сказать, такого отношения не прощал. Вороватых слуг, нерях и криворуких мастеров это прекрасное сооружение пятнадцатого воспитывало века методами приснопамятного Цепеша, причем мгновенная карма настигала зазевавшуюся челядь если не сразу, то в самый неподходящий момент.
очередность
Добро пожаловать на ролевую по мотивам мобильной игры «Клуб Романтики»! Не спеши уходить, даже если не понимаешь, о чем речь — мы тебе всё объясним, это несложно! На нашем форуме каждый может найти себе место и игру, чтобы воплотить самые необычные, сокровенные и интересные задумки.

ROMANCE CLUB

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ROMANCE CLUB » Once upon a time » Founder's Day [20.06.20]


Founder's Day [20.06.20]

Сообщений 1 страница 16 из 16

1

Founder's Day

[20.06.20]

[Вики, Лилу, Дино, Сэми, Мими, Ади, Люцифер, Лета]
*очередность постов такая же
если вы не отписались в течении 5-7 дней, очередь переходит следующему

Ежегодный Бал в честь основания школы, как обычно слишком пафосный, торжественный и скучный. Наполненный длинными речами преподавателей, и томительным ожиданием учеников поскорее сбежать с официальной части. Многие предпочитают и вовсе на нее "опаздывать", являясь к началу самой вечеринки. В программе: танцы, сначала классические, а потом все более дерзкие, посиделки в платьях и смокингах в ночи на траве, "правда или действие", глифт, много глифта, и несколько накаленные настроения между ангелами и демонами. Люцифер приходит с Летой, Вики с Сэми, Дино с Лилу, Мими с Ади. В какой-то момент, в разгар вечера, у Леты случается видение, во время которого она видит странные вещи, и не контролирует себя. Незадолго до этого момента Сэми, Мими и Люцифер отвлекаются от Вики и Леты на свои личные дела, а Лете кажется, что Вики хочет напасть на нее. Лета отбивается, и наносит Вики несерьезные, но все же существенные повреждения. Первой на драку прибегает оказавшаяся рядом Лилу, которая поднимает шум, и обвиняет Лету в неоправданной агрессии по отношению к ангелам и непризнанным. Лилу поддерживает Дино, и ситуация постепенно выходит из-под контроля. Скандалы, интриги, расследования, выяснения отношений, поход с Вики в медпункт, взаимные недовольства ‒ вот чем заканчивается эта вечеринка. Выжившие и сохранившие азартное расположение духа могут продолжить и встречать рассвет с парой бокальчиков на укромной лужайке возле школы.

https://i.ibb.co/KW9n6DD/ezgif-2-b3e152b38d22.gif
https://i.ibb.co/d6D3BF0/ezgif-2-947adafdf989.gif

Отредактировано Mimi (2020-07-06 21:04:31)

+7

2

Ведь что наша жизнь? Это небо. Пейзаж. Вид с мыса. Два облака, солнце и воздух — ничто на треть. Ты можешь сидеть и искать в этом небе смысл, и можешь расправить крылья и в нем лететь.
Аль Квотион

мое отражение в зеркале

http://forumuploads.ru/uploads/001a/c7/53/9/t158854.jpg

Кончик губной помады плавно очерчивал изгибы пухлых губ, превращая их из бледно алого цвета в темно бордовый, и заставляя сильнее выделяться на фоне остального макияжа. То был последний штрих, завершающий волнительные приготовления к предстоящему балу, посвящённому дню основания школы Ангелов и Демонов, к балу, на который она не совсем была готова идти. В зеркальном отражении на нее смотрела совершенно иная Вики, новая, созданная этим местом и этим миром, позабывшая о своей прошлой жизни, о мести и расследовании своего убийства. До этого момента. Не плакать, не плакать!Грустно, но именно глядя на свое отражение в зеркале, и оценивая свой восхитительный образ, специально приготовленный к торжеству, ей вдруг вспомнилось одно важное событие из жизни любой земной девушки, событие, которое она пропустила из-за своей смерти, а точнее из-за того, кто ее подстроил. Выпускной бал. Наверное, ей хотелось прожить многие моменты из обычной человеческой жизни, именно те моменты, к которым люди относятся как к обыденности, не придавая большого значения, не считаясь с ними, не осознавая самого главного – завтрашний день может для тебя не наступить, и, возможно, судьба уже закончила твою историю, закрыв книгу твоей жизни. Почему именно сейчас? Сентиментальность натуры, это та причина, по которой в ней частенько проявлялись такие чувства, как грусть, волнение и трепетное отношение к значимым событиям. Сегодняшний праздник для всех учеников, учителей и других гостей вечера всего лишь один из многих, но для нее имел большее значение. Он словно некая замена, альтернатива, подаренная ей в честь чего-то, чего она сама не понимала и не осознавала, но, тем не менее, всем сердцем это чувствовала. Вся небесная жизнь ей казалась уже не ужасным изменением в виду прерванной ее настоящей, а скорее случайным подарком судьбы, ведь существует множество смертных душ, не удостоившихся чести учиться здесь, в отличие от нее. А возможно, она всего лишь  себя так успокаивала, стараясь как можно скорее привыкнуть и адаптироваться, и не провоцируя себя на новые необдуманные поступки. В конечном счете, она уже никогда не вернется на землю, и ей не стать обратно человеком, и уж тем более, не прожить долгую и счастливую смертную жизнь. Никогда. В глазах предательски заблестели капельки слез, обещая вот-вот вырваться наружу, и Вики покосилась в сторону щебетавшей позади нее Мими, надеясь не выдать ничем свое состояние.  Стряхнув незаметно остатки грусти с глаз, девушка поправила подол струящегося платья и полностью обернулась к подруге.
- Мими, как я тебе? – С натянутой улыбкой проговорила Вики, кружась вокруг себя и демонстрируя не только макияж, но и наряд, - как думаешь, мне идет? – Немного наивно добавила. Потом она слегка облокотилась на оставшийся позади туалетный столик, и с грустью продолжила, - знаешь, я ведь пропустила свой выпускной бал в университете, моя смерть… - она запнулась, ощущая как кольнуло где-то внутри, - в общем, эм, я тогда выдумала и нарисовала платье мечты для подруги и для себя, но так и не смогла надеть его и не увидела ее в нем… так глупо, наверное, сожалеть о таких незначительных, казалось бы, вещах, но я вспоминаю и… - на лице проскользнула виноватая улыбка -  не знаю, для чего сейчас говорю тебе все это, но ты обещай, что будешь больно щипать меня каждый раз, как я начну себя так вести. Не хочу портить нам всем вечер. Кстати, ты будешь Ади ждать? Я, наверное, побегу, мы с Сэми договорились встретиться в холле, а Энди должно быть уже давно там, слушает пламенную речь Кроули, да и мне самой не терпится уже увидеть тот самый праздник в честь основания школы.
    Она солгала. На самом деле, в ней словно горел предупреждающий маячок, кричавший об опасности, но по своей обычной природе она его игнорировала, списывая все на волнение и грусть, вызванные не очень приятными воспоминаниями. И закрыв за собой дверь, Вики лишь слегка прижалась к двери, переводя дух. Так, теперь Сэми, нас с ним сейчас разделяет длинный коридор и кажется, пока я его преодолею, то успею успокоиться и даже натянуть веселую улыбку. К назначенному времени они пришли почти одновременно и от произошедшего совпадения Вики расплылась в улыбке. Ей сейчас совершенно не хотелось заводить пустую болтовню ни о чем, не хотелось спрашивать о причине внезапного приглашения на вечер, несмотря на разделявшие их многочисленные дни молчания, вызванные расставанием Ади и Сэми, не хотелось лезть в те темы, ответы на которые он вряд ли мог ей дать. И она подозревала, что именно в этом и кроется истинная причина его приглашения.
- Привет, отлично выглядишь, почти так же, как Лео ди Каприо на своем долгожданном вручении премии Оскар, - она весело захихикала и, взяв Сэми под руку, буквально потащила скорее в зал торжеств, откуда уже звучали отрывки вступительной речи Кроули, - Сэми, пошли скорее, похоже заканчивается болтология и начинается нечто интересное, - но покосившись в сторону Сэми, добавила, - ах, да, наверняка ты уже бывал на таких мероприятиях много раз и тебе не так интересно, как мне, но…
   Они вошли в зал в момент, когда запела прекрасная скрипка и Вики буквально замерла на месте. Не могу поверить, это же «Канон» Иогана Пахельбеля, ох, Шепфа, моя слабость и бесконечная любовь, эту музыку можно слушать вечно И наслаждаясь мгновением, она даже не сразу обратила внимание на  великолепие царившее вокруг - множество винтажных канделябров были расставлены вдоль зала, в их ярких отблесках смотрелись иначе  расположенные под куполом фрески, словно сегодня сами ангелы изображенные там принарядились к предстоящему мероприятию. Восхитительная красота, от которой захватывало дух и бешено стучало сердце. Сколько бы они не унижали людей, но стоит признать, большинство имеющегося на небесах есть творение людское, и этого не стоит забывать

Отредактировано Vicky Walker (2020-07-01 15:13:59)

+7

3

[indent]т а к п р о с т о. ты просто посмотри.мир становится куда светлее.

[indent]Праздник подошел так скоро, что, фактически, не оставалось ничего делать, как не подчиниться этому всеобщему веселью. Отдать честь многоуважающим основателям, торжественно выслушивая одни и те же истории из раза в раз. Вот только именно для него не будет все так просто: трудно быть потомком, на которого возлагают такую ответственность с самого рождения. Иной жизни он просто не знал. Не мог. Не жизни — существования.

[indent]Серые тона в его костюме так точно передавали беспокойствие внутри самого юноши, но при это мягко сглаживали острые края незаметной для всех обороны. Идеально выглаженная рубашка с белоснежным воротником была застегнута до последней пуговицы, а аккуратно сложенный платок в нагрудном кармане был сложен под конверт. Ничего не выдавало в нем чувство неряшливости, показывая ту самою грань превосходства. Он всегда был таким и не потому, что хотел этого. Он должен быть таким, каким хотел его отец. Выше остальных.

[indent]Голос девушки сладкой трелью раздался где-то над ухом, заставляя ангела выйти из раздумий. В последнее время слишком часто он начинал пропадать в своих мыслях, все больше и больше отстраняясь от здешнего небесного царства. Ему щебетали об эмоциях, когда сам Дино фактически ничего не чувствовал. Внешне, внутрь он не хотел залезать:

[indent]— Я уверен, — выждав нужную паузу и аккуратно подхватывая тонкую кисть своей, как и подобает на подобных мероприятиях, юноша продолжил, — Что он всего лишь завлекает наше внимание. Не буду спорить, что для него этот день важнее, чем для нашего поколения, но ты сама посмотри, кому он рассказывает. Всем все равно, — и как же он был прав.

[indent]Взгляд цвета чистого неба блуждал по скучающим лицам учеников, на некие секунды останавливаясь, словно ему действительно были интересны эти существа. Все они были созданы для чего-то более высокого, но по итогу попусту растрачивали весь свой потенциал на бесполезные вещи. Как и этот день, хотя тот неким патриотизмом все же горел в груди. Это день памяти, истории, к которой Дино относился с должным уважением.

[indent]Гостей становилось с каждой минутой все больше и больше, а музыка словно специально от того — громче. Голоса слились в одну какофонию непонятных звуков, сочетая в себе звуки различных тональностей. А на фоне жужжали эмоции, назойливо покалывая немного напряженные плечи самого ангела. Словно подсказывали о чем-то, но все равно оставляли все самое таинственное при себе. Вот только больший "укус" он получил со стороны своей спутницы: такой легкий, едва уловимый, что Дино даже обернулся этому улетающему чувству вслед.

[indent]его рука касается ее в жесте некого успокоения. т а к    п р о с т о. спасать других от их волнений, когда не может вытащить самого себя. и губы его расплываются в мягкой улыбке. той самой, что он готов дарить Лилу каждый день за все те годы их крепкой дружбы, за все то доверительное отношение, что строили двое письмами, недосказанными фразами и теплыми взглядами.

[indent]— Пройдемся? — нависает он над своей подругой, шепча данное предложение практически над самим ее ухом. Желание не прерывать удивительный ручей из нот овладело ангелом, заставляя вытворять подобные вещи и нарушать личное пространство другого. [не] живого, существующего образа наставления божьего.

[indent]И, получив ответ, они медленным шагом направились вдоль блуждающих в поисках себя непризнанных, себе подобных и демонов, что одним своим видом словно разрывали это наивное умиротворение самого праздника. Это был в честь основания школы между двумя ипостаси всего живого — ангелов и демонов. Ежегодный праздник, где каждый может утонуть в историях, легких напитках и пышных вечерних платьях своей партнерш. но разве это было верным решением на фоне всего происходящего. абсолютно нет.

Отредактировано Dino (2020-07-06 20:58:39)

+5

4

одень свои цацки и шпильки,
идём со мной в ночь;
меж умалишённых клоунов
рассыплемся в пыль

http://forumuploads.ru/uploads/001a/c7/53/57/286827.jpg

   он редко делал то, что должен. особенно редко - то, что от него ожидали. никогда не оправдывал надежды других, и по-особенному не любил стараться вылезать из кожи вон, чтобы выглядеть в глазах других достойно. но сегодня он обязан был сделать все это. не только для себя. ради чего-то большего.
   первая мысль - лучшая мысль. он всегда отличался импульсивностью, привычкой действовать по наитию, сначала поступать, а потом обдумывать. как ему казалось, ни разу не обжигался. а, если так складывалось, что последствия били больно, в самую душу, он молча переступал. и шел дальше, не оборачиваясь. это опыт. отрицательный_положительный - все же опыт. от него не убежишь ровно так же, как от самого себя. каждый несет ответственность за свои решения и поступки, независимо от того, с какой тяжестью они - эти самые решения и поступки - ложатся на плечи и крылья. иначе попросту нельзя.

   он не любил официальные мероприятия и большие скопления людей. а все вокруг, по-особенному непризнанные, любили красивые речи о том, что все они живут бок о бок, как настоящие братья и сестры, как настоящая поддержка для ближнего. эту чушь пытались внушить даже демонам, и в действительности некоторые из детей ада верили этим сладким, как мед, речам. он больше не верил. он привык держаться особняком, и не принимать во внимание, что ему нужно быть на таких культурно-массовых мероприятиях просто потому что. иногда ему в такие моменты казалось, что еще чуть-чуть, и он закатит глаза так, что они не выкатятся обратно, пока все человечество не вымрет вследствие ядерной войны между рф и сша. он вообще не понимал, какого черта должен находиться с чужими ему людьми во всеобщем скоплении, натянуто улыбаться и быть со всеми приветливым, если его изнутри выворачивало от общения практически с каждым вторым [а в некоторых скоплениях учеников даже с каждым].

   сейчас все было иначе.
   вообще в последнее время для него все вокруг становилось другим, а мир вокруг приобретал новые краски. он сам становился другим. и все больше задумывался не о том, что ему глубоко похуй на окружащий его мир, когда есть свой собственный, а о том, как он будет выглядеть в глазах других. он не озадачивал себя ранее тем, что порой мнение общества играет вес, и даже имеет ключевую роль. и что, если он привык быть плохим среди хорошим, и все больше примешивать черную краску в серый цвет, то не значит, что так будет всегда. он не думал о том, что, если ему плевать на условности и прочих ангелов_демонов_учителей_непризнанных, то не значит, что для других это так же.

   для нее не так же. 

   идея приходит слишком импульсивно. даже для него. слишком спонтанно_слишком резко. вот мисселина на занятии напоминает ученикам про светскую вечеринку, пафосно именуемую балом, как будто это особенное приглашение на какой-то раут для пафосных особ высшего общества века эдак восемнадцатого где-нибудь во франции. вот ученики перешептываются, а девочки-ангелы в паре метров от него, воспользовавшись невнимательностью мисселины, обсуждают, кто из мальчиков их пригласил в качестве пары. вот он сидит за обеденным столом, размазывая еду по тарелке и испепеляя взглядом знакомые светлые перья. рядом с ним энди что-то очень страстно втирает астру про книгу, которую прочитал и брал в библиотеке [чертов зануда, шипит про себя сэми, проглатывая салат]. и даже энди озабочен предстоящим балом, хотя он - сэми - до последнего был убежден, что такие неудачники, как энди, коим последнего он считал, даже не задумываются о посещении таких мероприятий. и все вокруг так и щепчутся.

   завтра. завтра.

   и вот он видит, как хрупкая девичья фигурка встает со своего места, смотрит куда-то под ноги, уходя. и уходит не одна. [как всегда] с сопровождением. словно они - часть элиты среди студентов [так и есть]. костяшками на пальцах левой руки хрустит. просто рука затекла, энди, говорит. просто кости разминаю, продолжает. он должен что-то сделать. он просто обязан. они с лилу стали отдаляться слишком сильно в последнее время, если вообще были близки. [если она была близка с ним]
   и мысль уже тянет его ноги по направлению к знакомой из тех, кто за короткое время собрала вокруг себя все слухи и все опасения на свой счет. он знает, ей там понравится. она не такая скептичная, как он. она - непризнанная. для нее здесь все в диковинку, в новинку. она еще не разучилась удивляться этому миру. будет весело - он обещает ей. тебе обязательно там будет хорошо, для большего убеждения продолжает, хотя у виктории с самого начала, кажется, не было и доли сомнений относительно своего визита на данный бал.

   и вот на следующий день он облачается в черный костюм, отчего белоснежные крылья смотрятся еще более контрастно и ярко, чем обычно. вот он смотрит на свое отражение в зеркале, застегивая последнюю пуговицу на рубашке, и думает о том, что сегодня он просто обязан выглядеть ничуть не хуже тех, кого по статусу считают лучше. [он для себя обязан показать ей, что он чего-то стоит, и что с ним можно быть рядом не только наедине, а слухи про ее связь с дино давно пора разбить вдребезги] на секунду кажется, что он поступает подло, что он использует викки ради присутствия на балу, как какой-то повод для нахождения там и способ достижения своей цели. потом осекается. ей там понравится. он просто составит ей компанию. в холле встречаемся, помнишь?- последние слова, которые он бросил своей спутнице_на_одинокий_вечер прежде, чем разойтись по комнатам после занятий, придержав ее за локоть. было в этой чертовой непризнанной что-то свое, какой другой шарм, которого не было в других непризнанных. сэми не верил в слухи насчет нее, но был убежден, что с ней все не так просто, как кажется, и она еще принесет проблемы всем им.
   и сегодня она была потрясающа.
   в действительности, его спутница выглядела блестяще, и он был уверен, что девочки из ада перемоют ей все кости за столь эффектное появление. викки опережает его с приветствием, даже быстрее, чем он успел открыть рот. -ты мне льстишь. выглядишь потрясающе. любая модель с красной дорожки позавидовала бы тебе. а любой дикаприо - мне. мы идеально дополняем вид друг друга, не находишь? в действительности, викки была одета в длинное темное платье, и вкупе с черным облачением сэми она создавала прекрасный тандем. приглашающим жестом он галантно подставляет ей свой локоть, и, стоит ее ладони коснуться ткани его рубашки на предплечии, они следуют в зал.
   
   слишком много вокруг людей. все слушают, внимая словам кроули. ему неинтересна такая болтовня. он ищет глазами фигуру лилу. слева_справа_сзади себя_спереди. находит. он не ошибся. она пришла в компании дино. внутри что-то екнуло, когда он подумал о том, что даже когда они находятся в одном зале между ними словно какая-то пропасть. она же даже не поворачивалась в его сторону. словно он был чужой. словно он был не ее. [а, может, так оно и было, и он сам придумал себе в голове воздушный замок, в котором она может быть с ним]. сейчас он чувствовал себя конченным дураком, стоя в рубашке и идеально выглаженных брюках, среди раздражающей его толпы. -знаешь, викки, я тоже ни разу не был на таких сборищах. не было повода,- он отворачивается от своего повода для нахождения в этом зале прежде, чем ловит на себе ее скользящий взгляд.
   монотонная речь кроули заканчивается так же внезапно, как фенцио объявлялся, стоило кому-то предаться развлечениям на территории школы. все начинают аплодировать, и постепенно, как только фенцио покидает постамент, расходятся по своим углам. он краем глаза ловит движение дино около лилу. он шепчет ей что-то на ухо, почти интимно, так, как ему - сэми - это делать нельзя. так, как она ему не разрешит. сейчас он готов взорваться, порвать любые нити с ней, но он знает, это лишь эмоции. не больше порыва ярости, прилива ревности и задетого самомнения. он смотрит за тем, как они удаляются из поля его зрения. и должен что-то с этим делать. -виктория уокер,- он наигранно кивает ей, как бы изображая поклон, -позволите мне пригласить вас на танец? но перед этим я принесу нам напитки, и мы выпьем с вами на брудершафт. но я могу поцеловать вас разве что в руку,- он берет викки за кисть, подносит к своим губам, едва касаясь ими кожи на руке викки, после чего начинает смеяться, и возвращается в обычного сэми, без маски наигранной киношной интеллигентности. -оставайся здесь, я принесу попить, а после буду развлекать тебя. надеюсь, ты не забыла, как танцевать,- вытянув самый правдоподобный повод, он разве что не бежит среди групп и парочек, чтобы в большом зале не потерять из виду чертову ангельскую парочку.

+7

5

x x x
https://i.ibb.co/FxR6NQj/tumblr-inline-q30ckzy-K5n1wk5e4g-500.gif https://i.ibb.co/s3d6xr7/tumblr-inline-q30clhe2-Sr1wk5e4g-500.gif  https://i.ibb.co/p3YYQxw/tumblr-inline-q30cmqf-Ch41wk5e4g-500.gif

внешний вид

https://data.whicdn.com/images/339713287/original.jpg
https://thumb-p7.xhcdn.com/a/UGxiD8c5xhJ0tnmPNulu4Q/000/387/410/237_1000.jpg

Нам всем давно пора было немного выдохнуть.

Встряхнуться после всех тех странных и пугающих событий, что навалились на обычно сонную и даже скучную школу разом, как снежный ком, не разбираясь, кто в итоге будет погребен под этой лавиной. Я чувствовала общую тревожность в воздухе, в отношениях между нами, в своем сердце; ощущала, что на моих крыльях будто бы лежит тяжелый невидимый груз, что на нас надвигается что-то грандиозное, а мы, казалось бы, всемогущие бессмертные создания, не можем ничего с этим поделать; остается лишь ждать, наблюдать, и надеяться, что все как-то обойдется само собой. Я до безумия скучала по тем моментам, когда, казалось бы, ничего не происходило; но почему-то именно они оставались в моей памяти согревающими яркими вспышками. Я всего лишь хотела снова быть беззаботной, легкой девчонкой, несмотря на то, что мой возраст исчислялся тысячами людских столетий; моя душа ведь все равно оставалась вечно молодой, легкой и свободной. Я хотела ходить на скучные уроки Мисселины и засыпать на них, опаздывать по утрам, потому что мы с Вики не могли поделить очередную шмотку из шкафа, который как-то быстро стал общим, сбегать с Ади на землю каждый раз, когда хотелось перезагрузиться, спрятаться от всевидящего ока Геральда, и почувствовать себя всемогущими и вечно влюбленными друг в друга, хотела получать все более и более сложные задания, потому что могла с ними справиться, хотела навещать своего отца и до утра торчать в комнате у Люцифера, в очередной раз споря с ним о каких-то вещах, радуясь тому, что ему всегда важно мое мнение. Я просто хотела быть собой, а не оглядываться по сторонам в ожидании чего-то пугающего. Мой дом, моя школа разом перестала быть местом моей силы и безопасности, и я все чаще чувствовала себя не в своей тарелке. Это угнетало и расстраивало одновременно.
Я была уверена, что Кроули отменит праздник из соображений безопасности, да и вообще, старый хрен наверняка только и искал лишний повод наказать нас за постоянно вспыхивающие вспышки агрессии и недовольств между ангелами и демонами. Какого же было мое бескрайнее удивление, когда нам объявили, что бал все-таки состоится в обычном формате, без того, чтобы каждого из нас сопровождал суровый охранник вместо нашей пары. Мне показалось, что после этой новости все выдохнули; у небесных созданий появилась другая, животрепещущая тема для разговоров, и возможно именно в этом и состоял план старого Кроули. Отвлечь нас от мрачного, и напомнить, что мы все еще живы, хотя бы душой.

Из мыслей меня вырывает немного грустный голос Вики, и я тут же перевожу на нее внимательный взгляд, протягиваю ладони, чтобы взять ее за руки. Малышка Уокер прочно обосновалась не только на соседней кровати, но и в моем сердце; ее доброта помогала мне не скатываться в гнев, отчаяние и уныние, а Ади до сих пор не уставал поражаться, что хоть одна из моих соседок задержалась так надолго. Я осматриваю ее с ног до головы, и в моих холодных глазах мелькает лукавый огонек. ‒ Ты прекрасно выглядишь. Не хватает только крыльев в цвет твоего платья. Надеюсь, скоро ты исправишь это маленькое недоразумение, ‒ сверкаю глазами, напуская на себя невинный вид. Перетягивать ее на темную сторону как смысл жизни; хочется верить, что когда-нибудь она станет мне настоящей сестрой по духу, пусть и не по происхождению от рождения. Внимательно слушаю ее слова, и моя улыбка слегка гаснет, когда я протягиваю руку, чтобы бережно дотронуться до ее щеки. Она не должна вспоминать о своем прошлом, чем больше она это делает ‒ тем больнее, но сердцу этого не объяснить, верно? ‒ Вик, вовсе не глупо помнить о том, кто ты есть. Но рано или поздно тебе придется оставить прошлую жизнь позади, потому что она уже оборвалась. Как бы жестоко это не звучало, ‒ грустно улыбаюсь ей краешком рта, и отступаю в сторону, пропуская ее к двери. Наши взгляды пересекаются, и я знаю, о чем она думает. Сегодня время отпустить все лишнее, и хорошенько повеселиться, несмотря ни на что. Мы все заслуживаем этого, и она в первую очередь. ‒ Увидимся внизу, ‒ говорю перед тем, как за Вик закрывается дверь, а сама судорожно пытаюсь окончить сборы побыстрее. Ни разу в жизни мне не удавалось привести себя в порядок за считанные минуты, и прийти на мероприятие вовремя; нет, мои сборы занимали бесконечные часы, но хотелось надеяться, что все это того стоило, и мой блистательный внешний вид был тому подтверждением. Усмехаюсь, когда думаю о том, как хорошо меня знает Ади ‒ даже не пытается зайти за мной к нужному времени, как обычно дает мне кучу времени про запас. Я заканчиваю укладывать волосы, и поправляю узкое черное платье, а потом задумчиво провожу острыми ногтями по перьям на своих крыльях. Наедине с собой я могу не притворяться; тревожность никуда не исчезла, она царапает меня изнутри, вызывая странные мысли относительно сегодняшнего вечера. Ужасно хочется, чтобы все прошло и закончилось хорошо, а не так, как это обычно происходит в последнее время.

Оборачиваюсь на стук входной двери, и на моем лице растекается та самая улыбка, которая частенько появляется, когда я вижу его. Не могу отказать себе в удовольствии пробежаться взглядом по его фигуре снизу вверх, задерживая взгляд на лице; а мои крылья слегка трепещут от какого-то радостного предвкушения. ‒ Божественно выглядишь, ходи так почаще, ‒ лукаво сообщаю вместо приветствия, а потом протягиваю ему ладонь, переплетая наши пальцы, пока у нас еще есть возможность это сделать. ‒ Как я тебе? ‒ интересуюсь, поднимая одну четко очерченную бровь, а потом медленно поворачиваюсь вокруг своей оси, позволяя Ади рассмотреть свое платье во всех деталях. Огонек интереса в его глазах заставляет мои обычно бледные щеки слегка покраснеть, и я вновь не могу сдержать загадочной и одновременно довольной улыбки. Когда он здесь, мне кажется, что все остальное не имеет значения; что моя тревожность тает под его взглядом, оставаясь не более чем выдумкой, плодом моего больного воображения. Все будет хорошо. Я читаю это в его взгляде, и невольно и бесконтрольно подаюсь ближе, небрежно скользя ладонью по его острым скулам. Там, внизу, нам будет позволено немногое. И я отчаянно хочу продлить этот момент как можно дольше, не думая ни одной лишней секунды, подаваясь вперед, прижимаясь и почти впиваясь своими губами в его губы, выдыхая свой воздух из легких в его рот. Мои руки нежно обхватывают его лицо, притягивая к себе, и я теряю счет времени, ощущая лишь легкость в теле и в мыслях.

Конечно, в итоге мы безнадежно опаздываем, полностью пропуская унылую официальную часть, и когда наконец появляемся в большом зале, присутствующие уже успевают разбиться на небольшие группки. Я держу Ади под руку, наши взгляды пересекаются, а на губах возникают почти одинаковые усмешки.
‒ Вэлл-вэлл-вэлл, что тут у нас, ‒ сладко протягиваю, успевая задержать официанта с бокальчиком чего-то горячительного. Мой взгляд пробегается по толпе в поисках знакомых лиц, разведывая обстановку. Всегда любила наблюдать за другими, это же так увлекательно! Вот Лилу и Дино, настолько идеальные внешне, что кажутся скорее ожившими статуями, прогуливаются подальше от основной толпы, вот Сэми решил обхаживать всех моих лучших друзей, милый? отходит от Вики, которая с неподдельным интересом рассматривает каждую деталь вокруг. Я думаю о них обоих с каким-то чувством спокойствия и умиротворения внутри, мне приятно видеть их здесь, видеть их вместе, поддерживающими друг друга. Мой прохладный взгляд перемещается дальше, сталкиваясь с тлеющими угольками в глазах Люцифера, и я не могу удержаться, чтобы не подмигнуть ему, а затем аккуратно поднять свой бокал вверх, словно приветствуя его. Делаю первый глоток обжигающей жидкости, а потом оборачиваюсь к своему прекрасному спутнику, перехватывая его теплый взгляд. ‒ Покажем всем, как нужно танцевать, просто исчезнем в саду без объяснений, станем кому-то надоедать или сразу запремся в кабинете у Фенцио? ‒ негромко говорю возле его уха с искорками смеха в голосе, перечисляя все наши обычные занятия на подобных вечеринках. Сегодня я хотела всего и сразу; но самое главное ‒ сохранить это чувство теплоты внутри как можно дольше.

+6

6

внешний вид
I l o v e when you're around
But I fuckin'
h a t e when you leave

За последние пару месяцев произошло событий больше, чем за последние пару тысяч лет. И все, каким бы абсурдным совпадением это не было, началось после смерти [или, правильнее будет сказать, убийства?] Вики. Ади старался не показывать при ней своего беспокойства и настороженности, но с каждым следующим событием это становилось делать сложнее. Она и сама могла сложить два плюс два, но все, кто был неравнодушен к девушке, старались успокоить и заверить ее в том, что все будет х о р о ш о.
К тому же в последнее время, рыжего не покидало ощущение неправильности всего происходящего. Он всегда был, наверное, самым непринужденным среди всех высших существ, учащихся в школе; беспечен и весел, словно никакие проблемы мира, небес и ада его не касались. Даже душевные проблемы он прятал глубоко в себе и старался сводить все свои негативные эмоции в шутку; но сейчас. он словно поменялся ролями, видя, но не разделяя радости, улыбки и волнующее чувство предвкушения праздника, которое должно помочь им забыть о проблемах последних нескольких месяцев.
Ади с придиркой осматривает свое отражение в зеркале и немного нервно отдергивает ворот пиджака, пытаясь максимально естественно улыбнуться самому себе, но выходит скверно. Тяжелые мысли наполнили голову, отчего веселиться совсем не хотелось. С ним такое впервые. Почему то именно сейчас, когда вокруг все счастливы, демона не покидает чувство тревоги и незавершенности. Наивно было полагать, что пришел конец всем бедам. Наивность присуща ангелам, но даже они были уверены - это только начало.

Слухи о Мальбонте безосновательны.

Слышится голос Кроули в голове и демон неприятно морщится. Его речь отскакивала от его зубов, заученная и лживая. Никто не спешит слепо верить словам серафима, но никто не смеет сказать ему об этом. Уважают или боятся? Ади считал оба вариантов верными, потому что за свою недолгую [по меркам бессмертных] жизнь успел понять, что ангелы - далеко не святоши, какими хотят казаться и порой их нужно бояться больше, чем самого Сатану в гневе. Смерть непризнанной забылась всем так быстро не без его вмешательства и Ади было откровенно плевать на Лору, но то, что от них скрывали всю правду не давало демону покоя. Что еще от них могут скрывать вышестоящие ангелы? Теперь мысль о том, что смерть Вики нужна была кому-то сверху не была такой уж бредовой.
Последний раз окинув себя взглядом, рыжий хлопнул дверью комнаты, направившись по уже давно выученному наизусть маршруту от своей комнаты до комнаты Мими и Вики; мимо то и дело мелькали радостные лица сокурсников, идущих в сторону бального зала, а Ади все пытался выкинуть из головы навязчивые мысли, отбивающие желание идти на торжество и наблюдать на лицах друзей восторг. Все не_хорошо. И это самое неподходящее время для праздников.

Останавливается и выжидает пару секунд, прежде чем пару раз дробью пройтись перстами по тяжелой дубовой двери. Энергия Мими, будто бы потоком горячего воздуха бьет прямо в лицо и Ади чувствует, как дьяволица тяжело дышит и душу ее терзают сомнения. Она тоже насторожена, тоже с сомнением относится к празднику. Набирает в легкие побольше воздуха и натягивает одну из самых широких своих улыбок. Мими долго ждала этого вечера и Ади хотя бы должен попытаться сделать вид, что все хорошо и приложить максимум усилий, чтобы этот вечер не был безнадежно испорчен.
- Тебе не кажется, что ты немного перепутала, употребляя в отношении меня слово «божественно»? - уголок губ ползет вверх в усмешке и взгляд демона демонстративно медленно скользит по оголенной ноге девушки до бедра с нескрываемым желанием в глазах. В этом вся Мими - минимум одежды. Но даже так она не выглядела пошло, несмотря на то, что грань между сексуальностью и вульгарностью была слишком тонкой, она никогда эту грань не переступала. Ади ловит каждое ее движение и собственнически проводит ладонью по открытым участкам тела, сжимая кожу под пальцами чуть сильнее - Как всегда неотразима. - хрипло выдыхает Ади и поддается вперед, вжимая Мими спиной в дубовые двери комнаты. Она мгновенно завоевывала его внимание целиком и полностью, не давая даже секунды, чтобы вновь вспомнить о том, что терзало его до этого момента. Он бы сравнил это с действием наркотиков или алкоголя. Эйфория и желание дальше испытывать чувство легкости внутри, которое тут же пропадает, стоит им с Мими разойтись по разным углам.
 
Они тут ради веселья, а что поможет лучше, чем глифт? Легким движением демон полностью игнорирует поднос с закусками и берет бокалы для себя и своей дамы, желая поскорее напиться и найти занятие гораздо веселее танцев. Он не любил танцевать. Нет. Он предпочитал стоять в сторонке и смирять всех взглядом сверху вниз с высокомерной ухмылкой и приподнятой бровью. Ади бы посмотрел_поучаствовал бы в драках между ангелами и демонами, что нередко происходили в последнее время; или же рискнул бы запереться в одном из учебных кабинетов в компании Мими, когда по школе, словно собаки-ищейки ходили Фенцио и Кроули, гоняя зажимавшихся по укромным местам, учеников и не дай боже им оказаться по разную сторону баррикад. Даже на бал желательно идти в паре с представителями твоего вида.  И не многие рискуют нарушать небесные правила, точнее, делают вид, что их соблюдают, хотя бы на официальной части этого вечера. Ангелы с ангелами, демоны с демонами, непризнанные с непризнанными. Хотя, были и исключения. Но его не столько удивила пара Сэми, как то, что он вообще пришел. Зная то, как он не любил подобные мероприятия, демон очень удивился, только завидев друга в дверях. Ади проводил ангела скептическим взглядом, пытаясь понять его мотивы появления здесь, но ожидаемо быстро потерял интерес, вновь обращая все свое внимание на спутницу.
- Зачем же выбирать что-то одно? Я хочу всего и сразу - ухмыльнулся демон, едва касаясь губами ее уха. Ади положил руку на талию девушки, немного грубо потянув за собой в самый центр зала, не отпуская из рук бокал с глифтом. Его не особо волновало полное непопадание в ритм музыки, а танец больше был похож на бездумное покачивание из стороны в сторону бедрами. - Как быстро, думаешь, начнется самое веселье, если Люцифер опять напьется? А Астр, как всегда не будет терпеть и затеет драку? Ставлю на то, что начнется опять с того, что он назовет Ости сукой. Или стервой. Или все сразу.

+7

7

знаю, что неподражаемый xd

https://i.pinimg.com/736x/be/61/56/be615630f0f63563d350dc3825881b0e--mdv-style-mens-style.jpg
https://i.pinimg.com/236x/23/56/f6/2356f64102be4a9839ce13a5030d502c--mdv-style-mens-style.jpg

Код:
<!--HTML-->
<iframe width="260" height="115" src="https://www.youtube.com/embed/J15eegjEVZk" frameborder="0" allow="accelerometer; autoplay; encrypted-media; gyroscope; picture-in-picture" allowfullscreen></iframe>

-Снова бал, - с какой-то тоской проговорил Люцифер, смотря на себя в зеркало. Сегодня он надел черную рубашку и алый костюм. Впрочем, Люци всегда любит строгость в одежде и самое главное мрачность. Ему очень шел черно-красный цвет. Он как будто отражал то, что есть в его душе, особенно в сочетании с красными глазами.  Демон в нем был просто неотразим.

Ему уже достаточно наскучили эти мероприятия, но не прийти на них было просто преступлением. Как же, массовки и без него, без сына Сатаны? Он более чем уверен, что так же будет за всеми наблюдать и медленно попивать глифт. И обязательно что-нибудь в конце случится, как всегда. Ангельские амбиции запрыгнут на демонов, а те в свою очередь дадут отпор. Без этого никуда, такова сущность - вечное противостояние двух зол, чаша которая лучше чтоб никогда не перевешивала в чью-то сторону.

Демон отдернул рубашку, чтоб она выпрямилась. Все, последний штрих завершен. Пора бы навестить и поторопить свою спутницу. Он длинными и быстрыми шагами дошел до комнаты сестры. На этот раз они решили прийти вместе, ведь им нужно восстанавливать хрупкое доверие, которое было подорвано так недавно, но казалось таким давнишним.  Поэтому каждую свободную минуту старались проводить вместе. Да и с кем он бы пошел? С Ости, которая и так наскучила своими выходками и поведением? Он и так предыдущие года проводил с ней слишком много времени, а сейчас остались только отголоски прошлого. Люцифер просто к ней привык. Она для него словно что-то разумеющеюся, то, с чем он не сможет находиться в обыденной жизни. Но времена идут, и вещь, которая была так дорога, становится ненужной и скучной. Он не мог привязываться надолго к таким куколкам, как Ости.

Люцифер постучал несколько раз в дверь и тут же открыл. Смущение? Нет, его мы никогда не увидим. Вот так не церемонясь он заходит в ее комнату. В принципе он предупредил. Что еще нужно? Правильно ничего. Он оглядел свою сестру, которая была уже готова. Демон улыбнулся теплой улыбкой, чтоб нагнетавшее молчание как-то смягчить. Они оба понимали, что сейчас для них обоих трудно дается держать себя в рамках, но ради семейных уз приходиться. Да и зачем кому-то знать об их недавней ссоре? Правильно, нечего, разве только посвященным в их тайны. Но таких можно посчитать по пальцам одной руки.

- Ты обворожительна,  - проговорил спокойно демон, протягивая ей руку. Он в некотором роде восхищался сестрой за ее пунктуальность, холодный расчет и ум. Ей будет очень сложно найти пару...- промелькнуло у него вдруг мысль, но в то же время спрашивал себя:"А оно ей нужно?" Правильно, пусть наслаждаются красотой его сестры издалека, нечего чтоб еще и она потеряла голову от безрассудства.  Ей это будет не к лицу.

И вот они вошли в бальный зал, где уже скопилось не мало народу из ангелов, демонов, непризнанных,  преподавателей. Зал был огромным,  красочным. На потолках и стенах красовалась живопись, а посередине своеобразного купола висела большая, сверкающая всеми огнями радуги люстра. По периметру помещения были расставлены маленькие банкетки,  где танцующие могли немного передохнуть. Но на них сидели очень редко, ведь усталости обитатели неба и ада почти не знали.

Люцифер с Летой пришли вовремя, как раз началась речь серафима Кроули. Как всегда, из года в год он говорил одно и тоже, только другими словами. Но все казалось внимательно его только слушали и временами аплодировали. Конечно,  не обошлось без перешептывания между учениками, которым была не интересна данная часть торжества.

Демон начал искать в толпе знакомых лиц. Он делал уже это инстинктивно,  чтоб оценить кто, куда и как. Его взгляд скользил то к одному лицу, то к другому. Вот Дино и Лилу, как всегда, вместе. Казалось, что между ними что-то есть. Лилу вот так искренне и даже откровенно улыбалась Дино, иногда смеялась и так плоским  его шуткам. Между ними, ангелами и демонами, всегда будет разница, всегда будет присутствовать борьба. Единственно, что у них может быть общее - это взаимоуважение. Без этого никуда. Нужно всегда быть на высоте, но иногда приходит поражение, которое с достоинством нужно отстоять, поднять высоко голову и дальше побеждать. Благо, отец его научил этому, ведь только с ним Люцифер чувствовал себя последним ничтожеством,  который смотрит всегда вперед и не отворачиваться от бросающихся сильных ударов. Он не стал задерживать внимание на сладкой парочке, и глаза искали уже других. Люцифер наткнулся взглядом на Вики. Демон оценивающее посмотрел на ее наряд. Платье повторяло все изгибы тела, подчеркивая только достоинства. Ему очень понравился образ непризнанной, такой весь загадочный и влекущий. Ей очень идет темный цвет... Рядом с ней был Сэми. Люцифер немного скривился, но тут же на лице снова появилась его улыбка. Странно, что они вместе пришли. Казалось, что они вроде бы и вместе, но в то же время далеки друг от друга. Хватит думать о ней,- жестко приказал самому себе. Он перевел взгляд к входу. А вот Мими и Ади словно летя над полом вошли в зал. По ним как раз сразу же можно увидеть, что между ними чувства. Интересно,  надолго ли? Он не верил в то, что все это могло продлиться вечно. Но если они счастливы друг с другом, то почему бы и нет? Почему бы не показать свою привязанной?  Да, они оба демоны, оба подходят, хотя Ади он знал только как о хорошем игроке в крылоборстве и приятном собеседнике. Их пути пересекались очень мало, а впрочем Люци не особо акцентировал внимание. Мими поймала его взгляд, и он также в ответ кивнул, здороваясь с ними.

- Вот и все, официальная линейка кончилась,  - проговорил с сарказмом Люцифер, обращаясь к Лете. По ходу его речь тоже не вдохновляла ее. Она на своем лице даже не скрывала растущее недовольство. Да это его не удивило, разве когда-нибудь было,  что сестра скрывала эмоции? Не припоминает. Люци сжал ей руку, давая понять, что все хорошо между ними, что он поддерживает ее, какой бы она не была. Хотя вряд ли Лета могла чувствовать дискомфорт рядом с ним надолго. Порой казалось, что ей глубоко начхать на него, но Люци знал, как она могла переживать.

- Подойдем к Мими и Ади, а то они слишком воодушевленно поглощены друг другом. Пора бы и нам скрасить их компанию, - усмехнулся Люци, уводят за собой сестру. Почему бы и не поболтать, ведь скучная речь окончена. Торжество переходило в более приятную атмосферу. Сейчас начнутся танцы, казалось, нескончаемые, беззаботные. Все сегодня будут веселиться, развлекаться, общаться каждый по своим кружкам по интересам и темам.

Когда они подходили, он услышал немного разговор между парочкой. Но демона не смутило и, как ни в чем не бывало, подошел к ним. Впрочем, это должно было войти в привычку. Он понимал,  что его репутация тут никак божьего угодника, который мило в сторонке сидит и рассуждает о своей жизни и жизнь присутствующих. Люциферу подавай экшен, в котором он непременно поучаствует с удовольствием. А все эти ангельские баллады ему ни к чему.

-Значит ты такого мнения обо мне, Ади? - его голос звучал спокойно, чуток с усмешкой. - Думаешь, что мне легче напиться и с кем - нибудь ввязаться в спор?- брови поползли вверх. - Кстати, да, напомнил об одной детали. - Он на секунду перевел взгляд, искал официанта с бокалами глифта.  Конечно, какое же торжество и без освежающего горла напитка. Тут же тот оказался рядом с ним и предложил им глифт. Люци взял сразу же бокал и снова обратился к своим собеседникам.

- Насчет Ости не беспокойся,  она умеет за себя постоять. А сегодня решил я расслабиться и не влезать в их дела. Давайте за равновесие в нашем неспокойном небе, - проговорил снова Люцифер и сразу же осушил бокал. Он ехидно улыбнулся,  словно сам не веря в сказанное им. Равновесие? Оно нужно прежде всего наверху. Внизу могли бы обойтись и без него, по факту. Да были времена, когда наступил хаос, когда чаща весов клонилась то в одну сторону,  то в другую. Но там было весело, там ангелы были ангелами, демоны демонами. Не было всей этой напыщенности, наигранности. Но даже им пришлось мериться с новыми правилами, с новым порядком, иначе их бы тоже по истребляли,  а в то же время рай не смог бы принять в себе всех. Они не могут существовать отдельно либо отстранено. Эта правда была их жизнь, их существования.

Подпись автора


I miss you, oh, so often What's been said is done
It's my only option. I'll kill anyone for you

https://a.radikal.ru/a20/2102/9f/34172b0b9022.gif https://c.radikal.ru/c36/2102/ef/5cd07a82f002.gif
Anyone, anywhere, anytimefor you

+6

8

внешний вид

Спасибо. Ты тоже ничего, — Лета обводит брата усталым взглядом и отворачивается.

Многим ангелам и демонам этот бал кажется неуместным, они не хотят на нём появляться, потому что, когда в школе происходят такие ужасные вещи, студентам просто не до веселья; они все облеплены своими собственными страхами и переживаниями, которые становится всё труднее прятать под маской равнодушия. Лета тоже в дерьме, скорее всего, даже в бОльшем, чем остальные, но она никогда не была честной, если речь шла о чувствах. Ей легко делать вид, будто ничего не происходит, пока в школе каждый камень пропитан чужим отчаянием. Тошно. Но она всё ещё под ударом. За ней наблюдают преподаватели, а студенты ей не верят. Начинают сторониться. И она понимает почему. У отца проблемы. Кто-то думает, что именно он позволил своим заключённым сбежать, но, даже если это не так, он всё равно облажался. За ним тоже наблюдают, как и за Люцифером. А Лета только усугубила ситуацию тем, что её считают причастной к убийству Непризнанной и нападению на ангела. Она так до сих пор и не сказала никому о том, что была первой, на кого совершили нападение. Она просто не видит в этом смысла, потому что это признание будет несвоевременным. Может, ей вообще не поверят, решив, что так она пытается отвести от себя подозрения. У неё нет свидетелей. Никто, кроме Мими, не видел, что она пострадала, что ей сломали крыло и ребро, оставив в саду плакать от боли. Но все могут решить, будто Мими просто прикрывает подругу, что она врёт, потому что хочет защитить демонов от нападок ангелов и Непризнанных, потому что верит Лете. Но кто сказал, что ей можно верить? Лета молчит, потому что знает: после этого признания станет только хуже. А может, она просто боится. Она даже Люциферу не рассказала. Ей действительно страшно. У неё начались видения, из-за которых она едва не оказалась навсегда заточенной в лабиринте Адама и Евы. Что же это такое, чёрт возьми?!

Лета чувствует, что сегодня случится что-то плохое. На подсознательном уровне. С самого утра у неё ужасно болит голова, в голове болезненными вспышками мелькают воспоминания, насквозь прошитые злостью и отчаянием. Она будто переживают их снова: снова злится на Ади, снова ненависть к Лоре затуманивает рассудок, снова ей больно, когда она видит, как после ссоры Люцифер проходит мимо неё в школе, даже не посмотрев на сестру, словно её вообще не существует. Отправляясь с братом на бал, она чувствует подступающее к горлу отчаяние. Ей здесь не место. Она бы согласилась быть запертой в Аду, лишь бы сейчас не улыбаться Люциферу так, словно с ней всё в порядке. Единственное, что в этот вечер отвлекает её от боли, холодным лезвием касающейся внутренностей, — это недовольство. Даже раздражение, вызванное словами Кроули, его очередной заранее отрепетированной речью, которая напичкана ложью. Будто все вокруг слепые. Будто ещё можно убеждать учеников в том, что Мальбонте никогда не существовал, и не давать при этом нормальных объяснений тому, что происходит. Преподаватели школы только и делают, что просят учеников сохранять благоразумие. Но их слова давно не вселяют спокойствия. Им уже никто не верит. Да, может, у студентов и нет такого опыта, может, они прожили на целые тысячелетия меньше, но они не слепые. Не слепые... Лета цепляется за руку брата, едва устояв на ногах, когда всё вокруг вдруг погружается в темноту на несколько секунд. Только не сейчас.

Голос Люцифера возвращает её в реальность, и у Леты не получает скрыть боль, подтачивающую страхи. Ей нужна помощь. Почему ты не видишь? Она чувствовала, что ей не стоит сегодня появляться в школе, но сейчас она здесь. Снова улыбается. Натянуто, конечно. Но Люцифер не замечает. Пока он разговаривает с другими демонами, она просто молчит, рассматривая гостей и крепко сжимая руку брата. Он по-прежнему её опора. Даже когда злится. Даже когда ничего не знает. Даже когда отвлекается на других. Просто у неё нет и никогда не будет кого-то, на кого она могла бы слепо положиться. Люцифер — единственный, кому она верит. Почему-то её не покидает ощущение, что без его присутствия в её жизни всё рухнет и что, если он оставит её хоть на минуту, случится что-то ужасное. В голове снова начинают мелькать обрывки воспоминаний, и Лета на мгновение задыхается, почувствовав, что ей становится хуже. Наверное, этот бал устроил дьявол. Интересно, отец хочет войны? Или он по приколу остановился в шаге от её развязки?

Я ненадолго, — шёпотом говорит Лета, положив руку на плечо Люцифера и чуть приподнявшись на носочках, чтобы сказать ему это на ухо. Мими и Ади, конечно, тоже слышат, но Лета даже не смотрит на них, когда отпускает брата и, развернувшись, уходит на балкон. Здесь прохладно, и, выходя, она тут же обхватывает себя руками, хоть это и не спасает от мурашек, бегущих по открытым участкам кожи. — Вики? — она замечает девушку, стоящую возле перил, и тут же подходит к ней. — Ты чего здесь? — её голос непривычно тихий, но рядом с Вики бессмысленно носить маски. Непризнанная видела её в те моменты, когда у Леты не было сил притворяться и она едва не попрощалась с собственной душой. Она не должна была оказаться в лабиринте вместе с ней, но, наверное, если бы не она, Лета бы не спаслась. Вики очень долго помогала дочери дьявола сохранять рассудок в том месте, где другие навсегда сходят с ума. Наверное, ей можно доверять.

Когда всё вокруг снова погружается в темноту, Лета едва успевает схватиться за холодные перила, чтобы не сползти на пол. Она заставляет себя дышать ровнее и пытается сморгнуть с глаз пелену видения, которое пробирается в её душу и делает окружающие её предметы бледнее. Словно Лета засыпает. Попытки отделить видение от реальности заканчиваются в тот момент, когда девушка чувствует чужое прикосновение к руке. Она напугана и не может адекватно отреагировать. Пальцы грубо сжимаются на запястье Непризнанной прежде, чем она понимает, что случилось. — Не трогай меня, — шипит дочь Сатаны и резко отбрасывает её руку в сторону. В этот момент взгляд Вики изменился. Сейчас она смотрит на Лету с ничем не прикрытой насмешкой. Словно всё происходит по её сценарию. Лета отступает от неё на несколько шагов и думает, что ей лучше вернуться в зал. К Люциферу. С ним она в безопасности. И не потому, что не может себя защитить, а потому, что не может себя контролировать.

— Ты не можешь сопротивляться этому, Лета. Ты всего лишь марионетка, — говорит Вики, словно прочитав её мысли. Лицо Непризнанной искажается одновременно ненавистью и разочарованием. — Даже жаль тебя, — добавляет Вики, — или подожди... может быть, ты всё это заслужила?! — Лета снова отступает от неё, а голос девушки становится тихим, шипящим. Будто она угрожает Лете, в два шага преодолевая расстояние, которое пыталась оставить между ними дочь Сатаны. Непризнанная выглядит так, словно сейчас набросится на неё. Словно её изнутри переполняет какая-то злость, способная подтолкнуть даже к такому откровенно идиотскому поступку, хоть она и не может серьёзно навредить Лете. И головой Лета понимает это. Но, когда Вики заносит руку над её лицом, она с силой отталкивает девушку, не успев даже подумать о том, что хочет сделать. Вики падает у стены возле выхода из зала, но Лета, совершенно перестав себя контролировать, тут же подлетает к ней и, схватив за горло, припечатывает к стене.

Да как ты смеешь?! — она сильнее вжимает Вики в стену, а потом вдруг разжимает пальцы, и Непризнанная падает к её ногам. Лета не понимает, что происходит. Она вдруг чувствует, что происходящее нереально. И, кажется, где-то она уже слышала то, что сказала ей Вики. Она уже не осознаёт, что делает. Слова Непризнанной врезаются в память, мешая отделить их старых воспоминаний и понять, почему это происходит снова. Резко развернувшись, Лета подбегает к перилам и хватается за них руками, будто нашла опору. — Уходи, — бросает она, даже не оборачиваясь к Вики, а сзади уже раздаются чужие шаги и голоса.

Отредактировано Leta (2020-09-07 19:01:26)

+6

9

Провожая своим взглядом удаляющийся силуэт Сэми, Вики невольно ощутила некоторое облегчение, словно она относилась к той категории людей, которые боялись выступать перед публикой и вот наконец-то, после продолжительного выступления перед зрителями, оказались наедине с самим с собой, сбросив с себя ненужную маску наигранной радости. И ведь на самом деле ей безумно хотелось веселиться, например, выпить бокальчик глифта и танцевать до тех пор, пока не перехватит дыхание, а ноги не начнут «просить» о пощаде, но какое-то неприятное предчувствие внутри не давало расслабиться и насладиться моментом, заставляя не веселиться в полной мере, а лишь изображать веселье.  В какую-то секунду она поймала себя на мысли, а стоило ли вообще приходить? Возможно, хотя бы ради разнообразия, иногда нужно прислушиваться к внутреннему голосу и интуиции, и не идти принципиально вразрез с их добродушными подсказками? Или все же стоит отбросить все предчувствия и  просто наслаждаться вечером, как и делают уже многие из присутствующих в зале?
   Вики подхватила со стоящего рядом столика бокал глифта, сделала парочку быстрых глотков, и вдруг ощутила, как обжигающая жидкость стремительно понеслась по венам, опьяняя, одурманивая и освобождая разум от всяких там неприятных размышлений. Интересно, моя человеческая натура когда-нибудь сможет привыкнуть к столь крепкому напитку? Настроившись морально на веселый лад, Вики уже было собралась отправиться на поиски своих друзей, но внезапно ее внимание привлекала статуя, одиноко стоявшая чуть дальше от нее. Если мне не изменяет память, то это Ника Самофракийская, статуя, созданная Пифокритом в честь богини победы Ники, а точнее в честь победы в морской битве. Кажется, она стояла на отвесной скале над морем, её пьедестал изображал нос боевого корабля. Помню, как преподаватель в университете говорил нам, что уверенный шаг богини Ники и гордый взмах орлиных крыльев рождают чувство радостной и торжествующей победы. Насколько мне известно, оригинал статуи находится в Лувре, или все же нет? Собственно, я уже ничему не удивлюсь. И ее местонахождение здесь, с учетом последних событий и напряженных отношений между ангелами и демонами, кажется очень даже символичным. Вики несколько забыла о своем намерение пойти веселиться с друзьями и побрела ближе к статуи, чтобы как следует ее разглядеть. У всех же есть мечты, правильно? Есть маленькие и большие, есть те, которые ты можешь исполнить сегодняшним вечером, а есть те, о которых просто приятно думать и воображать. Так вот, несомненно, одним из ее мечтаний являлось посещение Лувра, и она отводила для столь серьезной мечты даже определённое время после окончания университета. Возможно когда-нибудь… она мысленно дала себе обещание, пока проводила ладонью вдоль идеально очерченных линий скульптуры. И оценивая мастерство скульптора, Вики в который раз поймала себя на мысли, а не оригинал ли это? Хотя такое вряд ли может быть, вероятно, просто точно сделанная копия. Но это все равно прекрасно, внутри что-то предательски кольнуло, указывая на отголоски прошлой жизни, словно она сейчас находилась на земле, будучи просто студенткой факультета живописи. Все в прошлом, Вики, и ты уже давно оставила воспоминания о нем, так зачем снова возвращаться назад?
  Сделав глубокий вздох и возвратив себя, таким образом,  в реальность, Вики решила привести свой план по поиску друзей в незамедлительное исполнение. Но развернувшись и сделав пару шагов вперед, она увидела в противоположной стороне весело болтающих Ади, Мими, и подошедших к ним только что Люцифера и Лету. Вначале ее взгляд упал на парочку Мими с Ади, они выглядели настолько милыми и счастливыми, что складывалось ощущение, будто всякому кто смотрел на них, становилось тепло на душе.  Ну, или такое чувство теплилось только в ее душе, кто знает. Потом ее взгляд переместился на Лету, и Вики случайно вспоминала их ужасное приключение в саду Адама и Евы, которое, к счастью, закончилось хорошо и без существенных повреждений, но оно все равно  запечатлелось в памяти Вики, как самое опасное и мерзкое. И наконец, Люцифер. Она изо всех сил старалась не смотреть в его сторону, но взгляд сам по себе стал блуждать вдоль его безукоризненного внешнего вида и дьявольски спокойному выражению лица.  И ее серьезно раздражал его спокойный внешний вид, в то время как внутри нее бушевало множество эмоций и чувств, стоило только взглянуть в его сторону.  Или же все эти чувства вызваны легким опьянением? Не желая присоединяться к той компании и мечтая немного освежиться, Вики быстрым шагом направилась в сторону балкона.  К ее счастью на балконе оказалось совсем тихо и одиноко, словно все обходили столь уединенное место стороной, предпочитая веселиться в шумном зале. На некоторое время она снова выпала из реальности, погружаясь в свои мысли и душевные терзания, пока не услышала шаги позади. Лета?
- Привет, - тихо проговорила Вики, - хотела немного освежиться, а ты почему не со всеми?
   После пережитого вместе в лабиринте, Вики чувствовала к Лете какую-то симпатию, что ли, или нет, лучше сказать некое доверие, сродни доверию к очень близкому человеку. Поэтому она доброжелательно улыбнулась и полностью повернулась в сторону Леты, желая продолжить их разговор, пусть даже он будет о какой-то незначительной глупости.  Но Вики вдруг привлекло странное поведение девушки, ее неожиданная смена настроения и поведения, словно в нее внезапно вселился кто-то другой, или словно это было видение? Волна осознания стремительно накрыла с головой, и разум Вики решил сыграть с ней злую шутку, вернув воспоминания их заточения в лабиринте, когда их постоянно мучили воспоминания и они всячески пытались вытянуть друг друга из них. Нет-нет-нет, только не это! Этого не может быть! Но как бы она себя не убеждала, все казалось довольно очевидным.
- Лета? – Действуя автоматически и на эмоциях, Вики подошла ближе к девушке, - Ты в порядке? – Но та продолжала реагировать на нее агрессивно, - я не причиню тебе зла, пожалуйста… – и стараясь ее успокоить, Вики протянула в сторону Леты руку. Однако этот жест произвел на Лету совсем противоположное действие, и буквально за секунду Вики уже оказалась на полу возле входа, а затем и прижатой за горло к стене. Ей хотелось вразумить Лету, словами объяснить, что сейчас ей не угрожает опасность, и она не должна поддаваться увиденному и услышанному в своих видениях, но промолчала, вероятно, находясь под впечатлением от произошедшего с несколько минут  назад.  Ощутив ноющую боль в области затылка, Вики провела рукой в том месте и обнаружила кровь.  Ох, только этого не хватало.

Отредактировано Vicky Walker (2020-07-27 21:14:13)

+5

10

[indent]Их шаги плывут растаявшим льдом по полу, ускользая с вида остальных. Двое плывут по этому течению, аккуратно обхватывая друг друга за руку и при этом не произнося ни слова друг другу. Это была их общая тишина, которую было грехом разрушить. Та самая, где утопали мысли на двоих, какие-то собственные угрызения, какие-то недосказанные фразы друг другу. А еще у Дино перед глазами все еще настойчивым образом всплывало то недовольное выражение отца, во взгляде которого читалось лишь одно сожаление. Акт возможной жалости с нотками надменного разочарование к тому, что является последователем самого великого Фенцио. Это раздражало. И юноша понимал, что такие же мысли и чувства терзали и сам духовной инструмент его спутницы.

[indent]Они были ангелами, но не такими, как все остальные. И не потому, что с самого их появления, их окрестили на вечные страдания в угоду собственным родителям, а потому, что они понимали чувства настоящей ненависти к самим себе. Маленькая тайна на двоих, о которой они никогда не расскажут друг другу. Почувствуют. В том сахаре, что тает на их губах в подарках-улыбках, в той тлеющей грусти и едва заметной морщинке на переносице от сдвинутых бровей.

[indent]— С тобой точно все хорошо? — его взгляд блуждает по чужому выражению лицу, в то время как само тело мелко покалывает от волнения. Дино словно пропускает через себя всю ту усталость, что сейчас терзала Лилу: ей не хотелось быть тут, ей не хотелось всего этого торжества, где гости пинают тлеющие кости себе подобных и смеются, закрывая глаза на трупы за своей спиной и эти реки крови, — Будь умницей — не натвори ничего.

[indent]И он отпускает девушку, удаляясь в самую глубь самого праздника. Его стан ловко лавирует между танцующими, между яркими вспышками чужих нацепленных на лицо улыбок. Кажется, что кто-то даже окликнул самого ангела, но тот упорно продолжал идти в сторону самих столов, дабы выполнить поставленную на него просьбу. Ему хотелось покоя, тишина, одиночества. То, что в него вливали с самого детства, сейчас расцветало яркими колючими розами в самом сердце. Отталкивающее чувство.

[indent]Подхватив стакан с каким-то безалкогольным напитком, по запаху напоминавших смесь сока с какими-то пряностями, он на несколько секунд замер. Взгляд цвета неба блуждал по настенным живописям, но не потому, что ему было интересно это произведение искусства. Дело было в молнии, что невидимым разрядом прошлось электричеством по его телу.

[indent]Что-то случилось. Плохое. С кем-то. Лилу.

[indent]Это волнение проскочило по его лицу, как в замедленной съёмке отрывая взор от самой стены. Теперь же все внимание Дино было обращено на толпу, а точнее куда-то сквозь нее в сторону самого балкона, где он оставил саму девушку. Пальцы непроизвольно сильно сжимают метал в своей руке, практически желая тот превратить в мягкое тесто. «Спокойствие, гармония, порядок», — словно на зло мысли цитируют слова отца, возвращая ангела на свое место.

[indent]— Что тут произошло? — вопрос идет на тон выше, чем он хотел себе позволить. Перед его глазами раскрывается ужасающая картина: пятна крови на теле Вики, озлобленный взор самой Лилу и Лета, что зверем стояла напротив, — Как ты могла такое себе позволить в День Основания?!

[indent]Ему хотелось справедливости, но вместо этого сам Дино словно пародирует ненавистного Фенцио. Тон, выражение лица, расставление приоритетов на данный момент. Рука в каком-то неуклюжем жесте протягивает принесенный стакан самой Вики, так как сам юноша посчитал это более существенным, а слова извинения проплыли в "перекличке" взоров с той, что держала сейчас непризнанную.

[indent]— Ты не у себя дома, чтобы позволять такое. Нападение на непризнанную. Ад явно перестал контролировать своих п о д ч и н е н н ы х, — акцент был словно специально сделан на последнем слове, в то время как сам Дино встал перед девушками, словно тем самым показывая, что готов к очередной волне.

[indent]Вот они. мысли. неспокойные.
[indent]когда соседи уже потенциально понимают, что ближайший может пустить ему спину в нож. так начинается хаос.

+6

11

среди десятков голосов уловить отдельное колебание звука, услышать отдельный чей-то голос, высеченный из толпы - слишком сложно [практически невозможно]. многие из тех, кто стоит рядом друг к другу, почти впритык, и то наклоняются, и едва ли не кричат в ухо собеседника, чтобы быть услышанными. хотя сэми был уверен, что многие делали такой жест просто чтобы создать некую интимность момента, накинуть вуаль пикантности, прикоснуться губами к частям тела своих спутниц под таким повседневным предлогом - чтобы было слышно. ему же такие жесты не нравились, и для того, чтобы кого-то трогать и обнимать он не искал поводов. в его ситуации он скорее искал способы, потому что для себя выбрал самый запретный плод_самый сладкий, будучи убежденным в том, что горы ему по колено, и что нет тех задач, которые не были ему под силу. однако, это была задача со звездочкой, но даже здесь он не сдавался. он стоял и наблюдал, готовый в любой момент, как только она останется одна, как бы невзначай подойти. под любым поводом, любым предлогом, лишь бы оказаться рядом, выцепив возможность разговора короткого_мимолетного.

    и вот краем глаза он замечает нечто противоречившее убеждениям в том, что эта девушка могла бы быть его. она неоднократно говорит - там нет чувств выше дружбы. и говорит о том, что их действия - лишь попытка сгладить ситуации в семье, не гневать родителей, быть хорошими детьми ангелов. но она притягивает дино к себе так по-хозяйски, так резко и сильно, что еще немного - и не было бы нескольких миллиметров между их лицами, и они бы слились в поцелуе. у сэми в голове невольно даже начинает зарождаться мысль о том, что такая искренняя и светлая с виду лилу на самом деле играла с ним в свои игры, и он для нее был просто развлечением от скуки, когда между ними с дино давно и на самом деле отношения и высокие чувства. судить, где белое, а где черное, не зная всей правды, когда всегда пытаются остаться загадкой со своими тайнами, было сложно, а объективно судить - невозможно от слова совсем. но он отгоняет от себя эти мысли. нет. это была его лилу, она бы так не поступила.   

   он закрывает глаза, мысленно считая от одного до десяти и обратно к единице. слух улавливает из множества голосов женский вскрик. открывает глаза, оборачиваясь вправа, туда, откуда был звук. среди монотонного гула голосов это было первым, что выделилось из общей массы. прежде, чем он успевает понять хоть что-то, уже бежит через множество людей вокруг к источнику шума - туда, где находится викки с почему-то оказавшейся рядом летой. многие замерли на месте, стоя, разинув рты, наподобие земных зевак, когда рядом находится чье-то бездыханное тело или разбитые вдребезги после очередной аварии автомобили. музыка тем временем замолкает. учителя уже все ушли из зала, но наверняка придут, как только услышат, что наступила тишина. кажется, будто все замолкли, ожидая, что же будет дальше. он не совсем понимает, в чем дело. викки, кровь, лета с неприкрытым страхом на лице. неужели такую уверенную в себе лету могла испугать обычная непризнанная? вопросов становится все больше, а ответов нет вообще. но догадка появляется в его голове почти сразу.

   но нет.
      она не могла.

   стоит лилу закончить свою пламенную речь, сэми хватает лету за плечи, резко встряхнув ее. она словно была в каком-то трансе, в какой-то прострации, и он лишь хотел привести ее в порядок. он помнил, как все вокруг обвинили ее в смерти лоры, незадолго до которой у них был конфликт. он помнил даже об их собственном конфликте, после которого сам едва ли остался живым, и шепфа чудом не упокоил его душу. сейчас же все указывало на то, что в стачке виновата именно лета. но отчего-то он считал должным защитить именно ее, когда посыпятся обвинения. а они уже начали сыпаться, хотя не прошло и пяти минут. -что с тобой происходит, черт подери?- его голос невольно срывается на крик, когда он еще раз встряхивает подругу за плечи. -ты хочешь, чтобы и я в тебе начал сомневаться, и чтобы все вправду решили, что причина всех разрушений вокруг - это ты?- кажется, будто лета не понимает, где она и что происходит вокруг. внутреннее убеждение шепчет сэми, что она не виновата, но публичные факты остаются публичными фактами. это видели все. -тебе сейчас нужно уйти. мы сами объясним преподавателям, что произошло, - он переходит уже на более спокойный голос. все кажется таким очевидным, на поверхности, но все гораздо сложнее, и нужно попытаться объяснить это преподавателям прежде, чем они начнут разбирательство, и доберутся до диалога с летой. он сам мало что видел, но узнать, в чем дело, от тех, кто был рядом, есть время. -мы разберемся,- говорит еще тише, так, чтобы услышала только сама лета.

   вокруг викки же уже собрались несколько сопереживающих и сочувствующих. для всех них лета была сейчас угрозой и врагом номер один, и, чтобы сохранить хоть каплю ее душевного равновесия, он и хотел, чтобы демоница ушла, пока не начался самосуд и пустые обвинения без разбирательств. наверное, в земной жизни из сэми вышел бы хороший судья, слишком объективным он пытался быть ко всему вокруг. -иди сюда, я посмотрю,- аккуратно осматривает раны, пачкая и свои пальцы в крови. ему искренне жаль непризнанную, ведь даже тем, кто с рождения находятся в раю или аду последнее время несладко, так какого должно приходиться ей. ему сложно сохранить нейтралитет, когда хладный рассудок говорит, что лета не виновата, но его спутница в крови с мокрыми глазами, и паникой на лице. -лилу права, нужно в больничное крыло,- взглядом он ищет мими, никто сейчас не поддержит викки лучше, чем подруга. среди подоспевших на место она была первой из окружающих, не удивительно. какой бы заносчивой не казалась мими, она всегда была чуткой к тем, кого она любит. -викки, прости. это я виноват.

   глупый, глупый сэми, повторяет себе.
          вот что бывает, когда слепо ведешься на собственные эмоции, безрассудно бросаясь туда, где тебе не рады.

+6

12

— ... Или шлюхой, — тихо хихикаю возле уха своего рыжеволосого спутника, не без удовольствия перемывая кости госпоже, которая, кажется, не нравилась никому кроме Люцифера. Ладно-ладно, я никогда не была вселенским злом во плоти, и даже в Ости, наверное, умудрилась бы найти что-то хорошее, проблема была только в том, что я не хотела. Все девушки Люци всегда вызывали у меня лишь улыбку и парочку презрительных взглядов; я не лезла в его личную жизнь без разрешения, но определенные вольности иногда все же себе позволяла. Мой характер не был приторной сахарной оберткой, что уж тут поделать. Поэтому сейчас я не без удовольствия наблюдаю за тем, что демон пришел на бал в компании своей сестры, вот только Лета почему-то выглядит слишком уж бледной, словно витает мыслями где-то далеко отсюда. Я осторожно вглядываюсь в ее лицо поверх плеча Ади, и думаю о том, что наверное, стоит подойти к ней и спросить, как она себя чувствует, однако делать этого не приходится. Спустя считанные мгновения парочка оказывается возле нас, и я тепло улыбаюсь им обоим, наслаждаясь хрупким чувством мира и равновесия в моей душе. Я правда рада видеть их обоих, несмотря на то количество тайн, секретов и недомолвок, что поневоле лежали на плечах каждого из нас. Мы не были ангелами во всех смыслах этого слова, так что глупо было бы ожидать, что мы все вместе возьмемся за руки и станем водить дружеские хороводы в знак любви друг к другу. Вообще любовь для демона — понятие слишком сложное и абстрактное, каждый включал в него что-то свое. Но мы старались. Определенно старались быть лучше каждый день, несмотря на то, что было вчера.

— Я рада вас видеть, — совершенно искренне произношу, мягко касаясь кончиком пальцев плеча Люцифера, а затем осторожно пожимаю холодную руку Леты. Она все еще выглядит какой-то отстранённой, но я не успеваю открыть рот и спросить, все ли с ней в порядке, когда Люцифер, как обычно, завладевает всеобщим вниманием, изображая из себя главного праведника небес, который никогда в жизни не напивался. — Смотри, чтобы крылья не побелели, мистер трезвость, — не упускаю случая поддеть его с широкой ухмылкой, перебирая в памяти все случаи, когда он устраивал откровенные дебоши на менее официальных сборищах, чем это. Словно в подтверждение моих мыслей, как будто он подслушал их, Люцифер завладевает очередным бокалом глифта, и я мягко касаюсь края его бокала своим, поддерживая его тост. — За, надеюсь, единственный спокойный вечер за последнее время, — негромко произношу, отпивая из бокала несколько внушительных глотков, пачкая прозрачные края своей помадой. Глифт приятно обволакивает мое тело теплом, и я, недолго думая, допиваю бокал полностью, и отставляю его в сторону, решив не скромничать. Уж точно не сегодня. На моем лице сияет довольная улыбка, но на какое-то время она гаснет, когда Лета, шепнув что-то Люциферу и не говоря нам ни слова, растворяется в толпе, словно ее никогда здесь и не было. Я поднимаю одну бровь и тут же смотрю на Ади, а он — на меня; наш молчаливый и привычный обмен взглядами всегда означает одно и то же. Я лишь тихо вздыхаю и незаметно качаю головой, призывая не задавать никаких вопросов; в конце концов, это не наше дело, наше — получше оторваться на этом празднике жизни. Недолго думая, я встаю посередине, между Люцифером и Ади, и подхватываю обоих под руки, собираясь увлечь за собой в прохладу вечернего сада. — Пойдем, проветримся, и выпьем чего-нибудь не под взглядами Кроули и остальных, — коротко усмехаюсь, и тащу демонов за собой, не собираясь слушать никаких возражений. Секунда отделяет нас троих от неизбежного раскола этого спокойного вечера на миллион болезненных осколков; я замираю, все еще машинально сжимая руки их обоих, когда до моего тонкого слуха доносятся высокие вибрации чьих-то голосов. Я пока не могу разобрать слова, но какое-то пресловутое шестое чувство подсказывает мне, что произошло что-то ужасное. Я замираю на месте, пытаясь вслушаться, понять, и когда улавливаю отдельные имена и голоса, ощущаю, как зрачки расширяются от ужаса, а крылья пробирает неприятная, нервная дрожь.

— Вы это слышали? — интересуюсь у своих спутников без малейшей улыбки на лице, а потом решительно встряхиваю темными волосами, пробираясь через толпу зевак к источнику шума. Я бесцеремонно отталкиваю кого-то острыми локтями, и моему взору предстает ангельская компания из Лилу, Сэми и Дино, которые разговаривают на повышенных тонах то ли друг с другом, то ли еще с кем-то; их светлые крылья загораживают мне обзор, и я недовольно фыркаю, переводя прохладный взгляд на стоявшую ближе всех ко мне Лилу.
— У вас здесь собрание свидетелей Иеговы? Иначе какого черта вы так разорались? — мой взгляд пробегает от одного лица к другому, и за секунду до того, как Дино подвигается, давая мне обзор, я ощущаю металлический, горький запах и вкус крови на своем языке. Руки Сэми в крови; Лета, чья кожа почти такого же белого цвета, как одежды всех собравшихся вокруг; и наконец, малышка Уокер, чья энергетика так сильно отдает привкусом страха и растерянности, а волосы и платье залиты темно-красной жидкостью.

Я позволяю себе перепугаться на одну сотую долю секунды, а потом осторожно подхватываю ее из рук Сэми, как переходящее знамя, заглядывая в готовые вот-вот закрыться глаза. — Милая, что случилось? Кто из них это сделал? — спрашиваю шепотом, чтобы меня могла услышать только она, а потом поднимаю разозленный взгляд, готовая прострелить им каждого из ангелов по очереди. Но ни одно несправедливое обвинение не успевает сорваться с моих губ, потому что я отчетливо ощущаю энергетику, которая осталась на Вики. Я слишком хорошо знаю, кому она принадлежит. Мои серые глаза медленно встречаются с глазами Леты, и я вздрагиваю от той пустоты, что вижу в них. В моей голове сотни вопросов, и ни одного ответа; я кожей чувствую ту враждебную обстановку, что скапливается вокруг. Позади меня все еще стоят Ади и Люцифер, но почему-то именно в этот момент я как никогда остро ощущаю собственное одиночество. Будто я могу рассчитывать только на себя. Будто мы все здесь можем рассчитывать только на себя. Я тихо выдыхаю, приказывая себе успокоиться, а потом смотрю прямо в глаза Люцифера, понижая голос, как могу. — Разберись со своей сестрой, ладно? — вокруг уже скапливается толпа зевак, а мои руки, мягко удерживающие Вики, начинают затекать от усталости, — Позаботься о ней и о том, чтобы ситуацию донесли без искажений. А в том, что кто-то из ангелков уже бежит докладывать Кроули, я даже не сомневаюсь. Бросив последний взгляд на Лету, я киваю Ади. — Поможешь мне довести Вик до медпункта? — как никогда сильно хочу исчезнуть отсюда, остаться с ними наедине, чтобы потом спокойно во всем разобраться. Только теперь осознаю, что вся дрожу, то ли от шока, то ли от злости, то ли от страха за Вики. Заглядываю в ее глаза, и улыбаюсь ей, стараясь не показать ни одного из своих истинных чувств.

— Пойдем отсюда поскорее, да? Все будет хорошо, — успокаивающе обнимаю ее и Ади другой рукой, стараясь не сделать ей больно, готовая на все для того, чтобы она не заметила ни тени неуверенности в моем голосе.

+5

13

- Ну или так. - безразлично пожимает плечами и делает последний глоток, осушив содержимое своего фужера, легким движением оставляя ставший ненужным предмет на подносе у одного из официантов. Они с Ости не друзья и не враги, всегда балансировали где-то на грани. Их отношениях и дружбой назвать было нельзя, но и чужими друг для друга они тоже не были. Порой Ади и сам не понимал, как ему вести себя с ней. Брюнетка терпеть не могла непризнанную, всем своим видом показывая неприязнь, а он считал Вики другом. Был среди двух огней и вместе со всеми выплевывал в ее адрес шутки про ее ветреность и покорность Люциферу, а она в свою очередь едко подмечала его неумение выбирать себе компанию. Ангелы, непризнанные.. дальше что? Станет якшаться с людьми? Но демон никогда не считал Ости шлюхой, такое понятие должно навсегда уйти из жизни демонов, что слишком любили плотские утехи и частая смена партнеров не была чем-то зазорным для них. Они дитя греха и было бы странно, если бы они грехов избегали, а правила исправно соблюдали.
Другое дело, эмоциональная связь, которая присуща даже высшим существам. Ади не мог ее объяснить и на вопрос о том, почему они с Мими вместе, всегда отвечал одно и тоже: первое, в чем они сошлись - театр, второе - сплетни и осуждение, потом уже оказалось, что они оба безумно любят секс и друг друга. Какие причины еще нужны для того, чтобы быть друг с другом и быть счастливым? Рыжеволосый ловит взгляд Мими и прослеживает его вплоть до Люцифера и Леты. Точно, семья. Нужна нормальная семья. Но "нормальность" у демонов немного иная и все же, у Ади не было и этого. Отняла гребанная Лилит, которая решила немного позабавиться с его отцом и разрушить не одни отношения. Все, как она любит. Да, с Летой они остались в относительно неплохих взаимоотношениях, если закрыть глаза на тот месяц, что они перестали существовали друг для друга. Люцифер же и вовсе не был осведомлен о новоиспеченном брате, а Ади все не мог поймать нужный момент для того, чтобы сказать. Да и нужно ли было?

- Точно.. - нарочно медленно тянет парень и осматривает подошедших демонов с ног до головы, слегка кивая в знак приветствия и расплываясь в ухмылке - Можно же упустить один из этапов. - голос звучит чуть с хрипотцой, выдавая уже не совсем трезвое состоянии рыжего демоненка. - Так напьемся, или сразу к драке? - выгибая одну бровь и словно бросая вызов сыну Сатаны, кивает в сторону заносчивых ангелов, собравшихся в маленькую группку. Отношения между двумя сторонами накалялось с каждым днем все больше и даже в праздник, они почти не общались друг с другом, стараясь держаться "своих". Забирает с подноса еще один фужер и чуть приподнимая его, делает глоток, вместе с тем осматривая лица своих спутников. - Что? Никто не хочет наконец-то отвлечься от всего этого дерьма, что происходит с нами? - хмыкнул рыжий, но не встретил сопротивления и снова расплылся в довольной улыбке, обычно не предвещающей ничего хорошего. - В пекло равновесие. - делая внушительный глоток, Ади морщится. О каком равновесии может идти речь? Люцифер ведь как никто другой понимает, что все это - лишь созданная ангелами видимость, пелена, которой их пытаются ослепить. От равновесия тут одно название; проект, созданные самим Шепфа, чтобы удерживать демонов от разжигания войны.
- Что это с ней? - хмурится, когда Лета, уходя, не одаривает друзей и взглядом. Нет, конечно, это было в ее стиле, но что-то в состоянии демоницы настораживало и даже пугало рыжего, не свойственная ей потерянность и непонимание происходящего. Ади отмахнулся от этих мыслей, сбросив все на глифт и духоту, воцарившуюся в зале, поэтому проводив сестру взглядом до первой спины, за которой она скрылась, тут же забыл о том, что вызвало у него беспокойство за подругу. Он тут же переключил свое внимание на оставшихся, выпивая на ходу содержимое фужера.-Раз так, я думаю этого нам будет мало на оставшийся вечер. - кивает на бутылку в своих руках и довольно улыбается, пряча за улыбкой тревогу. Пить в компании  Мими и Люцифера? Глифт определенно развяжет ему язык, а он не был готов откровенничать с сыном Сатаны. Мими хранила все его тайны, но вот сам Ади хранить их совсем не умел. Ни свои, ни чужие - Поэтому, предлагаю..
Его прерывает Мими, на ее лице нет и тени улыбки, а в голосе слышатся металические нотки. Этот шум не предвещает ничего хорошего и каждый из них знал это. Каждый из них хотел, чтобы это было каким-то недоразумением и подойдя к толпе, каждый из них хотел, чтобы в этом не были замешаны никто, кто был бы им дорог. Надежды Ади рушатся сразу же, как только они подошли к источнику шума, когда он слышит крик Сэми и замечает кровь на его руках, Лилу и Дино, что отчитывали стоящую напротив персону. Его взгляд лишь на пару секунд выхватывает их из толпы, скользит вдоль и останавливается на непризнанной, а затем и на Лете. Он будто бы тут же трезвеет, тесно сжимая челюсть.
- Придержи язык, Дино - зашипел Ади, пробравшись сквозь толпу. Лета была ему настолько же дорога, как и Вики, которой сразу же бросилась помогать Мими. Рыжий сверлил присутствующих изучающим взглядом. Все происходящее казалось нереальным, разом все голоса, музыка, крики сливались в одну какофонию и он раздраженно помотал головой, пытаясь сосредоточиться на чем-то или ком-то одном. - Черт тебя дери, Лета, что произошло? - одним шагом он оказался возле девушки и пытался найти в ее глазах ответ на свой вопрос, прекрасно зная, что ответа нет и не будет. Ни сейчас, ни потом. В голове путались разные мысли, от возможной смерти Вики, до заключения Леты в тюрьму за нарушение правил небес и Ада. Рыжий снова метнул взгляд в сторону ангелов.
- Кто знает, может кто-то из ангелов подставил ее? Все мы помним, что Лета не причастна к покушению на Сэми, а доказательств его причастности к гибели какой-то любопытной идиотки, что наверняка решила просто зайти в лабиринт, нет. - выплевывает Ади, и встает чуть впереди Леты и Вики, словно прикрывая развернувшуюся картину от любопытных глаз своими крыльями. Нет, он так не считал, лишь пытался задеть ангелов. - Вас никого тут не было, чтобы разбрасываться такими смелыми обвинениями! - и Ади знал, что был абсолютно прав, утверждая, что никто из них не являлся свидетелем произошедшего, кроме самой Вики и Леты. - И не вам в этом разбираться. - бросает демон напоследок и подхватывает Уокер с противоположной от Мими стороны, выводя девушку с балкона. - Все будет хорошо, непризнанная. Главное не вздумай умирать второй раз за полгода.

+5

14

Люцифер старался быть сдержанным. По крайне мере не сегодня. Не сегодня, - повторил еще раз. У него не было особого настроения с кем-то подраться либо сцепиться словесно. Он хотел расслабиться, просто провести вечер и, возможно, после прийти к Ости и продолжить великолепное окончания дня.
Демон, действительно, в силу бурных событий в его жизни забыл о тех, кто рядом. Но об этом поймет позже. Лета, словно не хотела общения, прошептала, что ей нужно отойти. Люци не хотел ее отпускать, но разве мог удержать? С ней что-то не так...Но разве она не рассказала бы, если у нее были проблемы? Поэтому  он всего лишь повел бровью и проводил взглядом до балкона, где она скрылась в толпе танцующих обитателей небес. Странно...На нее это не похоже. Но Люци не стал обращать на это внимание. Все же последнее время у его сестры странное поведение. Возможно ему потребуется с Летой поговорить, но это будет потом, когда будет готов к конструктивному диалогу. А сейчас Люци отпускает ее из поля зрения и возвращается мыслями к своим собеседникам.
Ади уже к этому часу опустошает, наверное, не первый бокал, поэтому демон тоже поддался его энтузиазму и выпивает еще несколько. Люци смотрит на Мими и улыбнулся тоже ей. Все же один плюс всей этой заварушки в его жизни - это то, что она рядом с ним, может его поддержать и в нужное время отвесить хорошую оплеуху. Она берет двоих демонов под руки и уводит с середины бального зала. Люци не возражает. Ади произносит то, что многие на таких торжества не могут сказать вслух. В пекло равновесие?  -  повторяет в мыслях и на лице Люцифера снова ухмылка. Он знает, что демоны никогда не могли признать этого равновесия. Но если так подумать, оно есть? Разве демоны и ангелы равны друг перед другом? Люцифер уже давно задает себе этот вопрос, но все так размыто, так не понятно. Все так качественно играют свои роли, что забывают о главном - об априори их существование, об их предназначение. Но в день основания школы об этом было кощунством, но разве могло быть иначе? Это важные размышления нужно оставить на потом. Сегодня дал себе слово расслабиться. Потом.
Люцифер хотел было продолжить данный разговор, как его спутники рванулись вперед, разгоняя скопившуюся толпу. Он следует их примеру и перед ним возникает неприятная картина. Нет...Демон за секунду пробегает взглядом по всем: Дино, который пошел уже в словесную атаку, обвиняя сестру в покушении; Лилу, державшей за руку непризнанную, казавшийся растерянной от ситуации; Сэми, говоривший какой-то бред про вину, Вики, которая не понимала всего происходящего. Он скользит взглядом по ее телу, оценивая увечья. Люци на секунду испугался и призвал все свои силы, чтоб не подлететь ежесекундо к ней. Мими словно читает его мысли, уже оказалась около нее, закрывая ее от Люцифера. Нападение.... Дино снова продолжает сокрушаться. Люцифер стреляет ненавидящий взгляд на него.
- Ангелам нужно держать язык за зубами.  -  гневно произносит Люцифер и добавляет. - Шепфа не достаточно смотрит за своими детьми.  -  И потом его взгляд переводится на Лету, такую растерянную... Она словно зависла, словно перед ее глазами пелена. Он теперь понял всю ситуацию, которая произошла несколько минут назад. Лета, как ты могла так сделать?  -  его гнев уже постепенно начал расти в нем, а ангелы, которые тут же пошли в наступление, подливали масло в огонь больше и еще больше. Его глаза словно еще больше налились кровью. Они стали алыми черными. Люци испытывал различные чувства, просто спектр: от любви до ненависти и обратно. Демон подлетает к своей сестре. И берет ее за обе руки и трясет, пытаясь провести в чувство.
- Ади заткнись, - кидает он демону, который пытается оправдать Лету. Что он несет? Зачем оправдывается перед ними? Кто они, чтоб вершить суд здесь и сейчас? Никто. Никто. Это слово словно пульсирует в его голове, но демон не отпускает свою сестру от цепких объятий и готов, возможно, сейчас ее убить. Как она могла допустить такую оплошность? Сама принцесса Ада дала повод этим стервятникам в образе ангелов осуждать, обвинять их семью, демонов и всех, кто отличался от них? Как она могла? Факт на лицо. Она всем своим видим дала ему понять, что именно Лета напала на Вики. Нет, это ее не подставили. Это ее желание, это ее поступок, за который придется поплатиться.  Люцифер не выдерживает огня, который раздирает его внутри, и его ладонь ложиться на тонкую шею сестры. Его пальцы сжимаются, перекрывая ей воздух. Он зол, безумен. Ему уже наплевать, что все видят его, что все знают. Лета не должна была так поступать, так открыто, так абсурдно, так опрометчиво. Она никогда не задумывалась ни о ком. Да и что сам Люцифер хотел? Правильно, не делать так, чтоб создать почву для сплетен остальным. Ангелам дай только повод, чтоб очернить с ног до головы демонов. Лета сделала достаточно.
- Как ты могла такое сделать, сестра?  - нарушает молчание. Почему, почему Лета ничего не говорит ему? Она всегда молчит, когда делает такие необдуманные поступки. Его злость накаляется еще больше от того, что это женщина всегда на своем уме. И каждый раз ему расхлебывать ее действия, ее слова. Ему надоело, что Лета вроде бы как с ним, но в то же время очень далека. Его ярость была так ощутима, так как в нем встретились две противоположности: с одной стороны его сестра, за которую мог заступиться, но с другой стороны стояла Вики, за жизнь которой внезапно испугался. Эти неожиданные моменты возможно расставят все точки над "и" в его душе, но сейчас этого не понимал. Да и разве мог иначе поступить? Он заглядывает в глаза Леты, подавляя ее и видит все... Все понимает. Люци знал, что сестра долго не сможет простить ему такой поступок, такое вторжение, но нужно срочно принимать меры, а без правды невозможно. А ее сознание не сможет в данной ситуации бороться с ним, когда организм пытается черпать дополнительный воздух, цепляться за жизнь. Она должна понять его, его поступок. Потом трезво оценить.
Люцифер понимает, что еще немного и может ее убить. Разве этого он хочет? Нет...Этого того не стоит, но волна гнева все больше и больше хлестать его. Он начинает захлебываться в этом. Но ослабевает свою хватку и в конце концов убирает руку, оставляя на ее шее след от своих пальцев.
- Сейчас же иди к отцу!  -  отрезает Люцифер и бросает взгляд на другого демона. - И все расскажешь ему. - Он понимает, что нужно помочь его сестре спуститься вниз. По крайне мере это лучшее, что может сделать сейчас для нее. Или может все присутствующие подумали, что Люцифер оставит свою сестру этим стервятникам, которые готовы на месте заклевать даже невиновного? Отец и он разберется во всей этой ситуации, во всей этой фальши до того, как займутся этим делом небеса. Люци начинает потихоньку отходить от ситуации, но это неожиданный поворот вечера просто выбивает пол из-под его ног. По крайне мере отец сейчас больше проведет в чувства. Возможно, не таким методом, который использовал для сына, но для нее будет достаточно.

Подпись автора


I miss you, oh, so often What's been said is done
It's my only option. I'll kill anyone for you

https://a.radikal.ru/a20/2102/9f/34172b0b9022.gif https://c.radikal.ru/c36/2102/ef/5cd07a82f002.gif
Anyone, anywhere, anytimefor you

+5

15

Какое-то время Вики Уокер безжизненной фигуркой лежит на полу. Разбитой, сломанной, едва не уничтоженной холодными руками Леты. Она трясётся, впиваясь пальцами в перила, и заставляет себя повернуться к Непризнанной, которая в этот момент, тихо зашипев от боли, прикасается к затылку. На руке остаётся кровь. Лета не знает, от чего конкретно ей становится плохо: от того, что Вики Уокер пострадала, оказавшись рядом в момент, когда у неё случилось видение, или от того, что окружающие предметы снова начинают расплываться перед глазами. Она с трудом держится на ногах, остановив взгляд на исцарапанном плече девушки. Она ещё не понимает, что произошло. Она видит перед собой Вики, которой больно, которой нужна помощь, но до неё не доходит, что это она причинила Непризнанной боль, это она напала, ударила, впечатала в стену девушку, которая ничего ей не сделала. Вики стала видением, преследующим Лету, она влезла в её голову и повторила то, что однажды Лета уже слышала от Лоры, той, которая тоже пришла в видении: «Ты всего лишь марионетка». Чья? Кто дёргает за ниточки и кому понадобилась, чтобы Вики Уокер размазывала кровь по рукам, поднимая глаза на выбежавшую на крик Лилу?

Лета всматривается в её лицо, но черты по-прежнему размыты, словно она лишь неясный образ, один из тех, что возник в голове Леты и будет мучить её другими кошмарными словами, заставит снова пытаться защитить себя, когда защищаться надо от Леты. Лета не слышит, что говорит Лилу. Она просто не разбирает слов, но тон, пропитанный злостью и страхом, пускает стайки мурашек по коже. Поведение Лилу, которая остаётся размытым пятном, заставляет Лету отступить на шаг и отвернуть голову, будто это может помочь. Она смотрит куда-то в небо, боковым зрением замечая, что на балконе появляется Дино. Он чётче, его голос яснее, но Лета всё ещё не понимает, что ей говорят и почему вообще все вдруг окружили её. Неужели высказаться важнее, чем помочь Вики? Она заводит руки назад, снова сжимая перила, потому что всё это может быть видением, и если она снова нападёт на кого-то из-за очередной вспышки гнева или страха, то на полу будет лежать уже несколько неестественно согнутых фигурок.

Она чувствует, как кто-то хватает её за плечи и встряхивает, крича что-то в лицо, и глаза Леты встречаются с обеспокоенным взглядом Сэми. Она видит его перед собой и облегчённо выдыхает, потому что не чувствует ни злости, ни боли, она просто надеется, что он тут. «Причина всех разрушений вокруг — это я», — медленно повторяет за ним Лета. Она говорит тихо, даже ангел не может разобрать её слов, которые просто повторяют его собственные. — Нет, — сама не зная на что, отвечает Лета, когда Сэми наклоняется к ней и шёпотом обещает во всём разобраться. Он хочет отпустить её, но глаза Леты тут же расширяются от страха. — Нет! — негромко повторяет девушка и качает головой. Куда она пойдёт? Ей самой нужно во всём разобраться, вокруг столько свидетелей, столько бессмертных, которые уже сделали для себя выводы, глядя на неё. Никто уже не замнёт случившееся, и что? Она должна просто сбежать? А если ей самой нужна помощь? Она бросает короткий взгляд на Вики, которая стоит рядом с Мими, и понимает, что это очень эгоистично — надеяться на тех, кто видит в ней монстра. Сэми тоже смотрит на неё с опаской. Или ей просто кажется?

Ади закрывает её своими крыльями, чтобы оградить от пристального внимания других учеников, заступается, провоцирует ангелов, и Лета уже вполне осознанно делает шаг в его сторону, осторожно касаясь его плеча. — Ади, не надо, — просит Лета. Она знает, что сама виновата в случившемся. Мысли всё ещё путаются, она не понимает, что делает, только слышит со всех сторон, что должна уйти. Наверное, они понимают, что произошло лучше, чем она? Лета, ещё не отойдя от видения и даже не осознав, какие у её поступка будут последствия, вряд ли сможет поступить умнее, чем они говорят. В конце концов, кто-то из них волнуется за неё, и если Лета давно перестала беспокоиться о своём состоянии, если она уже не контролирует себя, то это должен делать кто-то другой? Должен ведь быть какой-то баланс. Лета долгое время ходила по тонкой грани, отказываясь от поддержки, и это привело к тому, что она упала. Ей больно, она в кровь ободрала кожу и не может соображать, потому что приняла неправильное решение, так с чего же тогда она сейчас поступит так, как нужно?

Когда на балкон выходит Люцифер, она инстинктивно начинает пятиться от него. В глазах брата злость, разочарование. Он не будет её защищать, он убьёт её за то, что она сделала. Она подставила семью и всех демонов, она причинила боль Вики Уокер, которая ему небезразлична, и она не знает, может ли рассказать ему обо всём. Она слишком долго скрывала от него свои видения. Он до сих пор не знает, как сестра оказалась в лабиринте Адама и Евы. Он ничего не знает. И сейчас она точно не будет рассказывать ему о том, что совершила всё это, оказавшись под чужим влиянием, что кто-то влез ей в голову и пользуется неспособностью Леты себя защитить. Пальцы Люцифера сжимаются на её шее, перекрывая воздух, и Лета больше не может ни о чём думать. Она пытается сопротивляться, но Люцифер сильнее. Он слишком зол, чтобы заметить, как ей больно и противно. Он на глазах у всех мучает собственную сестру, и она ненавидит каждого, кто сейчас смотрит на её искажённое от боли лицо. Она немного приоткрывает рот, хватая воздух, но это не помогает. Люцифер проникает в её сознание, понимая, что у Леты не хватит сил заблокировать его. Он пользуется тем, что она такая слабая, видит всё и отпускает её.

Сделав глубокий вдох, Лета несколько секунд смотрит в лицо брата покрасневшими от слёз глазами и резко ударяет его по лицу. Ладонь обжигает болью, ей сейчас больнее, чем Люциферу, ей просто гадко, она ненавидит его и хочет, чтобы ему было хотя бы неприятно, что Лета позволила себе такое на глазах у всех. — Ты перешёл черту, а значит я буду брать пример с тебя, — шипит его сестра. Она не плачет, не позволяет слезам скатиться по лицу, но плачет весь её вид: она живое воплощение отчаяния и безысходности. Только Люцифер всегда был слеп к её состоянию, и вместо того, чтобы однажды прийти к ней и поговорить, он вторгается в её сознание, унижает её и поступает как самый настоящий ублюдок. — Без твоих грёбаных советов разберусь, что мне делать, — резко развернувшись, она отходит в сторону и взлетает. Она сбежит. Конечно, сбежит, как и всегда. Сбежит и будет прятаться. Ей подходит.

+

После бала Лета две недели не появлялась на Небесах. Суда не было, были разбирательства, допросы учеников, лекции о том, как важно сохранять Равновесие и что, даже если ваш отец — Сатана, вы будете наказаны за любые нарушения законов Небес и Ада и попытки спровоцировать новый конфликт. Я в Ад, а вы веселитесь!

Отредактировано Leta (2020-09-07 19:02:16)

+7

16

Все происходящее дальше, походило больше на мелькающие замедленные кадры из плохого кино. И Вики никогда не любила смотреть такое кино, потому что после него непременно оставался неприятный осадок на душе, способный нещадно мучить на протяжении некоторого времени. Внезапно проведенная параллель между сюжетами фильмов и реальностью оказалась слишком явной, а тот самый неприятный осадок уже успел поселиться глубоко-глубоко в душе.  И что с этим можно сделать?
   Голова кружилась, из-за чего мысли путались и никак не хотели собираться в единое целое. Только бы никто не вошел сюда! Только бы не вошел… На самом деле, ей вовсе не хотелось оказаться в роли бедной жертвы и слезно жаловаться на безжалостную Лету, сделавшую с ней вдруг такое. Да, она ощущала сейчас и страх и злость и раздражение, чувства, родившиеся в ней несколько минут назад, но уже крепко засевшие внутри. Только все те описанные выше чувства никак не относились к дочери Сатаны, поскольку Вики знала правду о ее видениях, и, к слову, даже видела сама последствия их появления перед Летой. В сегодняшнем своем неудачном завершении бала, Вики винила только саму себя, она считала себя виноватой перед собой за то глупое и наивное желание постоянно кому-то помочь, будто у нее нет своей жизни или будто ее жизнь застрахована от неприятностей. И сегодня она получила хорошую отрезвляющую пощечину. Этого и следовало ожидать.
- Лета, послушай, – взгляд переместился с дверей на Лету, ей не хотелось отчитывать ту, или гневно ругать, она просто-напросто желала  указать ей на тот факт, что видения приобретают уже пугающие действия. Что если кто-то управляет ей? Например, Мальбонте? Что ели этот кто-то выбрал сегодняшней день совершенно не случайно? Праздник для всей школы, множество учеников и учителей, почему бы не устроить шумное нападение и заварушку с участием разных сторон? Они наверняка не простят этого друг другу! И тогда в их мирном равновесии уж точно появится огромная трещина, которую можно будет в дальнейшем развивать еще больше. Вики попыталась подняться, но в ноге больно кольнуло, заставляя опуститься обратно на холодный мощеный пол. Ей не удалось озвучить Лете свои мысли, не удалось договориться с той о верной версии произошедшего сегодня, поскольку на балкон стремительно, один за другим, стали заходить случайно проходящие гости вечера. И конечно, по случайной случайности, они оказались их друзьями.
   Первыми на балконе показались  Лилу с Дино, и Вики даже на секунду подумала про себя, они что вместе?Но потом покачала головой, прогоняя ненужные мысли,о чем я только думаю? Это не мое дело!  Вики не успела опомниться и хоть что-то произнести, как милая и нежная Лилу уже начала кружиться над ней, осматривая и оценивая степень сложности полученных повреждений. И, как и следовало ожидать, Дино с Лилу принялись гневно обвинять во всем Лету, но с их стороны разве могло показаться иначе? Вики покачала головой и произнесла:
- Все нормально, серьезно, со мной все в порядке…спасибо, Лилу – Вики постаралась улыбнуться, но улыбка получилась вымученной, - вот смотрите, - и в порыве доказать  свои слова, она пошевелила руками и ногами, однако эти совсем простые действия, отозвались вдруг ноющей болью. Попытка доказать что-то другим и себе не удалась, поэтому все же придется идти в лазарет за необходимой помощью. Она хотела было уже попросить Лилу с Дино проводить ее до медицинской комнаты, но тут на балконе появился  взволнованный Сэми. Он, как и Лилу в своем искреннем порыве попытался помочь, но, к сожалению,  тут действий друзей было не достаточно и нужно непременно отправиться за помощью. И в который раз за последние несколько минут, Вики попыталась встать и  объяснить, конечно, немного исказив правду, но все объяснить только что произошедшее между ними с Летой. И объяснить так, чтобы избежать неминуемого конфликта. Однако появившиеся тут же Мими, Ади и Люцифер опять же не стали стоять спокойно в стороне и история с нападением начинала приобретать серьезные последствия. Вики с волнением наблюдала за разразившимся переполохом,  в голове тогда пробежала мысль если кто-то действительно влияет на разум Леты и посылает такие вот видения с целью разобщить демонов и ангелов, то сегодня его цель достигнута и план пришел в наилучшее исполнение. Сожаление. Ей совсем не хотелось такого исхода. Наблюдая за эмоциональными разборками Люцифера и Леты, ей очень хотелось влезть и заступиться за девушку, но она не успела, поскольку Лета просто взяла и сбежала. Нужно отдать ей должное, она держалась очень и очень хорошо, словно не она только что под действием своего видения напала и словно не ее только что во всем этом обвиняли. Она не стала оправдываться и не стала рассказывать про свои видения, навлекшие на нее беду в который раз, она просто улетела. И Вики не считала себя способной рассказать о том, о чем дочь Сатаны предпочла молчать, это не моя тайна и не мне о ней рассказывать, только вот почему она молчит и скрывает? Разве такое стоит держать в секрете? Ей сейчас совсем не хотелось забивать голову этими размышлениями, да и сил на то совсем не было.
- Ауч, - Вики поморщилась от ноющей боли, вдруг пронзившей тело,  когда Мими с Ади помогали ей встать. После ухода Леты на балконе стало тише, и Вики смогла уличить нужный  момент, дабы наконец-то высказаться, - знаю, все выглядит на самом деле не очень, - она посмотрела на Лилу, потом на Дино и Сэми, и, в конце концов, остановилась на Люцифере, - но мне хочется, чтобы вы знали правду, которую узнают и учителя, если спросят, конечно, – и немного подумав, добавила, - никакого нападения не было, все произошло совершенно случайно, и вины Леты в этом совсем нет, поэтому не стоит делать поспешных выводов. 
   Ей очень захотелось еще много чего добавить, но не хватало сил и желания. Предчувствие чего-то нехорошего, давившее на нее еще во время приготовлений к балу, оказалось вовсе не пустым наваждением. Иногда стоит прислушиваться к своим чувствам и ощущения, вероятно, тогда можно будет избежать множества ненужных проблем. Но несмотря на все это, Вики получила хороший урок - иногда не стоит лезть не в свое дело, а нужно просто остаться в стороне и наблюдать за происходящем издалека.

Отредактировано Vicky Walker (2020-09-11 17:19:47)

+3


Вы здесь » ROMANCE CLUB » Once upon a time » Founder's Day [20.06.20]


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно