— Машину тряхнуло на очередной кочке, пробудив Носферату от воистину грациозного сна. А Носферату даже спал грациозно, не то что эти двуногие, пускающие слюни на подушку. Кот потянулся, насколько позволяла переноска, и хмуро выглянул наружу сквозь прутья дверцы. Хозяин не разделял порывы котика погулять и спустя три порванные тряпичные сумки и две погрызенные пластиковые дверцы переноски, купил тяжелую и надежную, с крепежками и дверцей из металла. Носферату выразил свое "фи" самым выразительным выражением морды, на которое мог способен.
очередность
Добро пожаловать на ролевую по мотивам мобильной игры «Клуб Романтики»! Не спеши уходить, даже если не понимаешь, о чем речь — мы тебе всё объясним, это несложно! На нашем форуме каждый может найти себе место и игру, чтобы воплотить самые необычные, сокровенные и интересные задумки.

ROMANCE CLUB

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ROMANCE CLUB » Once upon a time » место, где рождается безумие[27.04.2020]


место, где рождается безумие[27.04.2020]

Сообщений 1 страница 10 из 10

1

место, где рождается безумие

[27.04.2020]

[Лета, Вики]

Нет ничего приятнее исчезающего страха.
Ричард Бах

Однажды мне рассказали легенду про сад Адама и Евы, будто всякий, кто входит туда, никогда не возвращается. Он остается там навсегда, наедине со своими страхами, каждый раз пытаясь победить их внутри себя и внутри этого лабиринта. Но что если найдутся те, кто смогли спастись? Или все же нет?

https://a.radikal.ru/a00/2007/d9/b9d4e6d0f5d3.gif

Отредактировано Vicky Walker (2020-07-02 17:24:50)

+1

2

I can feel the flames on my skin
Crimson red paint on my lips

[indent] Дни становятся всё более тревожными. Беспокойство отзывается неприятным покалыванием на кончиках пальцев, которыми Лета сжимает край чёрного пиджака. Она ненавидит себя за то, что так и не научилась справляться с эмоциями. Это и есть та стадия взросления, которую она никак не может преодолеть? Отец постоянно говорит, что ей пора научиться контролировать себя и свои желания. Лета только фыркает. Спрашивает, давно ли положение обязало её к этому.

[indent] В ответ слышит, что её к этому обязало существование. Потому что вечно оставаться ребёнком она не может. Нервно поведя плечом, выдаёт своё несогласие. Она не ребёнок. Правда ведь? Она уже выросла и не хочет, чтобы её судили, исходя из каких-то нелепых признаков. Быть взрослым — значит быть похожим на статую? Не проявлять чувств?

[indent] Лета давно убеждает себя в том, что нельзя быть ребёнком, когда рядом нет тех, кто мог бы о тебе позаботиться. Она последние несколько веков предоставлена только самой себе, и протекция папочки ещё не говорит о том, что он готов с ней возиться. Лете этого понимания достаточно, чтобы ощущать себя самостоятельной и независимой (почти). Отец требует чего-то ещё, Лета бесится. С каких пор от неё вообще чего-то требуют? Брат бунтует? Так не проще ли решать проблемы с ним?

[indent] Недовольно поджав губы, она оглядывает других учеников, после чего отворачивается и отходит в сторону. У неё сегодня отвратительное настроение. Слухи о Мальбонте, расползающиеся по школе, и беспорядки на небесах провоцируют напряжение между ангелами и демонами, которые в последние несколько недель и без того находятся в состоянии открытой конфронтации. Лета в эти разборки не лезет. Ей на чужие препирательства наплевать абсолютно, а в том, что две стороны внезапно решили отомстить друг другу за старые обиды, она не верит. Тут точно всё не так просто.

[indent] Лета бросает короткий взгляд на школу, после чего устало прикрывает глаза. Скоро начнётся урок, но ей вдруг хочется сбежать. Поддавшись порыву, она даже делает несколько шагов в сторону школы, уходя от других студентов, но в момент, когда все звуки резко стихают, замирает на месте. Поднимает взгляд и несколько секунд пытается подавить шок.

[indent] Неужели её желание сбежать было настолько осознанным? Лета оглядывается, понимая, что находится в совершенно незнакомом месте. Вокруг простирается редкий лес, окутанный невесомым и даже почти невидимым туманом, который заметен лишь потому, что клубится достаточно далеко. Тишина не прерывается ни единым звуком, заставляя девушку сделать ещё несколько шагов вперёд. Она идёт неуверенно, даже осторожно, словно по минам.

[indent] А потом сзади раздаётся крик, переходящий в жуткий плач. Она оборачивается и видит выходящую из леса Лору. Её уродливое от эмоций лицо заставляет Лету вздрогнуть и отступить, вызывая у Непризнанной истерический смешок. Однии взмахом крыльев она оказывается рядом, хватая демоницу за руки и поднимая к её лицу.

[indent] Они почему-то в крови.

[indent] — Это ты меня убила, — шепчет Лора. — Слышишь, Лета? Это всё ты.

[indent] Испуганно отшатнувшись от блондинки, Лета только качает головой, не в силах справиться с паникой, подступающей к горлу. Лора громко смеётся, отталкивая её от себя, а по лицу Непризнанной вдруг начинают течь слёзы.

[indent] — Это ты меня убила, — повторяет девушка. Потом дёргает подбородком себе за спину, и Лета видит, что из-за деревьев показывается парень. Она не знает, кто он, но липкий страх заполняет сознание. — И его ты тоже убьёшь.

[indent] — Что ты несёшь? — против воли вырывается у Леты.

[indent] Блондинка снова приближается и хватает демоницу за плечи. Встряхивает со всей силой, неизвестно откуда взявшейся у смертной, и шипит, глядя в глаза:
[indent] — Ты всех убиваешь, Лета. А знаешь почему? Потому что ты марионетка. Ты всегда будешь только марионеткой, — Лора снова отталкивает её и вдруг кричит: — Всегда ей будешь!

[indent] Лета лишь молча мотает головой, но этот жест выдаёт её истеричное состояние. Скрывать страх, плещущийся в радужках глаз, она тоже больше не может. Нетвёрдым шагом отступает от Непризнанной и бросает помутневший взгляд на парня, по-прежнему стоящего в отдалении и молча наблюдающего за ними. Поймав на себе взгляд демоницы, он презрительно вздёргивает подбородок.

[indent] Когда Лора снова срывается на громкий плач, Лета уже не стоит перед ней. Она убегает, петляя между деревьев, и пытается выбраться из глубин собственного подсознания, ведь только в нём давно мёртвая Лора могла воскреснуть, чтобы её кровь оказалась на руках той, кто ненавидел её больше всего.

[indent] Влетев в какой-то куст, Лета резко отшатывается и падает. В глазах стоят слёзы, но она упрямо оглядывается, надеясь, что получится как-то найти выход.

[indent] Или выход нашёл её сам?

[indent] Впрочем, едва ли лабиринт Адама и Евы можно назвать выходом. Как она здесь оказалась? Это, чёрт возьми, ещё хуже. Лета рывком поднимается, бросаясь к ограде, но та царапает руки и будто отталкивает, заставляя шипеть от досады и разочарования. Отшатываясь, девушка прячет за спину дрожащие руки и качает головой, не веря в происходящее. Это похоже на глупый розыгрыш. Только никто не придёт, чтобы вытащить её отсюда и спасти от самой себя.

Отредактировано Leta (2020-06-26 11:22:11)

+3

3

Сегодняшний день выдался довольно приятным, за некоторым исключением, и это исключение бестолковая болтовня с  Адель. Адель – тоже непризнанная, которая учится вместе с Вики, у нее восхитительные каштановые волосы и яркие изумрудные глаза, глядеть на эту девушку можно часами, но слушать невозможно совсем. Она навязчивая, болтливая, совсем не замечающая никаких намеков в ее сторону, считающая, будто другим безумно интересно узнать истории из ее жизни, а обычно ее истории крутятся вокруг сплетен обо всех, включая и учителей и учеников, и даже родителей последних. Как назло у Ади и Мими проходил в настоящий момент урок на факультете Ада, а Энди пропал с самого утра, вероятно, опять отрабатывает свои прыжки где-нибудь далеко и высоко. Поэтому Вики уже около часа находилась в плену у Адель, выцепившей ее во дворе школы и пытающей ее своими рассказами ни о чем. Усталый взгляд Вики переместился с зеленой лужайки на школьную башню, где ей постоянно мерещился силуэт того самого запертого ученика, иногда казалось, будто за ней кто-то наблюдает, но, скорее всего, то являлось игрой фантазии или развивающейся уже паранойей. Всматриваясь в стеклянные затемненные окна башни, девушка старательно пыталась разглядеть там хоть что-то, но ничего не вышло. Когда-нибудь, вероятно, любопытство возьмет вверх над разумом, как это обычно с ней случается, и она разузнает о том самом пленнике, а возможно даже проберется в ту башню, если такое вообще возможно. Тогда еще один секрет небес раскроется.
- Вик, ало, ты вообще слушаешь меня? – Адель теребила свою знакомую за плечо, пытаясь вернуть ее обратно к разговору, который Вики и так не вела, в этом совершенно не было смысла, Адель прекрасно справлялась и в одиночку.
- Эм, что? Ах, да, я тебя слушаю, Адель – Вики попыталась воспроизвести в своей голове последние отрывки фраз одноклассницы, чтобы не ударить в грязь лицом, а потом нервно добавила, - вроде ты говорила про Даниэла, вы поцеловались, и что произошло потом? – Вики задала вопрос, будто ей действительно интересно, хотя на самом деле, глубоко плевать на похождения девушки, с которой она и общаться то не сильно хотела.
- Ну ты даешь, Вики, - Адель наигранно надула пухлые губки, словно серьезно  обиделась, но учитывая, что Вики являлась чуть ли не единственной «желающей» слушать рассказы о Даниэле и прочее, сразу же откинула все свои обиды, и, как ни в чем не бывало, затараторила дальше.
   Вики снова перевела взгляд на башню, но там ничего не изменилось с ее последнего наблюдения. Что если ее тоже запрут там? После очередного злостного нарушения местных правил, возьмут и запрут там навсегда, без права на оправдание и исправление. Не очень приятная перспектива будущего.  Прошел почти год с ее первого дня в этой школе, бесконечный год адаптации к новой, незнакомой и пугающей жизни.  Прошло множество испытаний, заданий и вот ей удалось добиться неплохого результата, хотя, не стоит скрывать, есть еще к чему стремиться, и она очень старалась не останавливаться на достигнутом.  Будет ужасно глупо все потерять, сейчас, когда она чувствовала себя здесь спокойно и уютно, словно тут и был ее настоящий дом.
- Ох, Вик, да что с тобой? Ты словно находишься в другом месте, - Адель снова пыталась привлечь ее внимание, а Вики так и хотелось выдать что-то вроде «я готова находиться хоть в самом Аду, лишь бы не слышать твою пустую болтовню» - смотри, вон Лета идет, как же она меня бесит, да и все их семейство, такие надменные, словно правят не своим жалким Адом, а целым миром.
  Вики не поддерживала любовь знакомой к перемалыванию косточек других, она считала себя выше сплетен и такого явного осуждения других, к тому же негативного отношения к целому семейству. Ее взгляд устремился в сторону, куда кивала ранее Адель. Вики знала Лету, они не являлись  знакомыми, подругами или приятельницами, они просто знали друг друга, и этого было достаточно. Лета грациозно и величественно проходила мимо искоса смотрящих на нее учеников, словно показывая своим видом свое место в этом мире, которое ну очень отличается от их места. Вики внимательно следила за девушкой, вовсе не из интереса, а просто  от скуки и нежелания продолжать общение с Адель, которая уже шепотом продолжала нелицеприятное обсуждение всех недостатков семьи Леты.  Что она делает? О, нееет, неужели она хочет войти в сад Адама и Евы? Вики навсегда заполнила предупреждение Дино о том, что в сад Адама и Евы ни в коем случае не стоит заходить, ибо выбраться из него уже невозможно, потому как там возрождаются самые безумные страхи, заставляющие гостей сходить с ума и теряться среди бесконечных коридоров лабиринта.  Вики напрочь забыла об Адель, их разговоре и учениках школы, слонявшихся туда-сюда вдоль двора, сейчас ее взгляд был прикован к удаляющейся фигуре.
- Стой, ты куда? – Адель схватила ее за руку, останавливая на пути к спасению Леты от необдуманного шага. Но Вики с недовольством вырвала свою руку и, буркнув что-то вроде «отвали» побежала в сторону входа в сад. Лета вела себя странно, немного неестественно, словно шла увлеченная чем-то, не видя и не слыша ничего вокруг. Удивительно, но почти никто из учеников не попытался ее остановить, или хотя бы поинтересоваться ее  непонятным поведением. Все только переглядывалась, и перешептывались, будто нашли наконец-то интересную тему для обсуждения. В своем благом порыве Вики совершенно не обратила внимания, что вместе с Летой уже забежала в лабиринт, оставляя позади себя гул голосов удивленных учеников.
- Лета! Да что ты творишь? – Она добежала до девушки и попыталась ее образумить, но та пребывала в необычном состоянии, похожем на состоянии после видения подумала вдруг Вики, она не хуже других знала, какого это, выпадать из привычной реальности и видеть нечто иное, проживать другие события, в другой реальности. 
- Ох, нужно выходить отсюда скорее, пока мы не забрались далеко от входа, - Вики обернулась назад и кивнула туда, откуда они только что пришли, но вместо привычного входа, там оказалась поросшая зеленью стена. – Вот же черт! Кажется у нас большие проблемы…

+1

4

[indent] — Уокер? Только не говори, что пришла сюда за мной, — выплёвает Лета. — Ты хоть знаешь, что это за место? Вот чёрт, ещё тебя отсюда вытаскивать.

[indent] Лета никогда не отличалась особым благородством, но если эта Непризнанная зашла в лабиринт в попытке остановить её, то демоница просто не может оставить её тут, хоть и сама пока не понимает, как выйти из этого санатория боли и унылия. Она знает, что такое потеряться в лабиринте Адама и Евы, вернее, наслышана, и ей отчего-то не хотелось повторять опыт других заблудших душ, но Лора, похоже, продолжает портить ей жизнь, даже канув в небытие. Что это было вообще? Лету никогда не посещали видения, особенное такие. В груди после увиденного поселился страх, в радужках глаз плещется паника. А если Вики, стоящая перед ней, тоже лишь плод её больного сознания? Возможно, её здесь и нет? Она видела Лору так же отчётливо, как сейчас видит перед собой Уокер, но Лора умерла. Лоры, чёрт возьми, больше нет! А Уокер жива! И даже не ведёт себя так, словно хочет сделать Лете больно. Значит ли это, что сейчас они единственные могут помочь друг другу?

[indent] — Ты права, у нас большие проблемы, — с напускным холодом произносит дочь Сатаны, скрестив руки на груди. — И свои ты себе обеспечила сама. Не уверена, что вдвоём нам будет легче отсюда выбраться, потому что, судя по твоему поступку, большим умом ты не отличаешься. Если ждёшь благодарности за то, что ради меня вляпалась в это дерьмо, то забудь.

[indent] Лета пожимает плечами и, резко развернувшись, уходит вглубь лабиринта. Она знает, что искать выход там, где он когда-то был, — плохая идея,  потому что больше он там не откроется, а стоять на одном месте и жалеть себя она не собирается. Хотелось бы верить, что Вики тоже не идиотка. Всё-таки где-то глубоко внутри Лета, наверное, ей благодарна. Потому что вдвоём им проще будет не сойти с ума до момента, когда они поймут, как отсюда выйти, спасая собственные души. Лабиринт создаёт иллюзии, выворачивая их наизнанку, бьёт по самым больным местам, пускает по венам страх и отчаяние, и лишь вопрос времени — когда ты перестанешь сопротивляться, потому что долго бороться с самим собой у тебя не получится.

[indent] Не пройдя и десяти шагов, она резко замирает, заметив, как кусты ползут по земле, словно живые. И ей, наверное, стоило бы тут же сорваться с места и убежать, потому что гнить в земле связанной корнями по руками и ногам она не хочет, но почему-то не может сдвинуться с места, остекленевшим взглядом глядя на то, как её погибель [вероятно] подбирается всё ближе. Страх сковал ей конечности раньше, чем она лишилась физической возможности двигаться.

[indent] — Может, это тоже происходит только в моей голове? — сдавленно шепчет она, потом вдруг резко оборачивается на Уокер и, успев отскочить от корня, зацепившего её за ногу, в самый последний момент, хватает девушку за руку. — Я действительно не знаю, как мы отсюда выберемся, и, наверное, заходить в лабиринт ещё глубже — одна из самых отстойных моих идей, но стоять на месте, как ты понимаешь, точно не вариант.

[indent] Крепко сжав руку на плече Вики, Лета ныряет за угол в надежде оторваться от ужаса быть похороненной здесь заживо и почти бегом преодолевает расстояние в десятки метров, всё ещё не понимая, что таким образом лишь усугубляет собственное положение. Если кто-то хватится студенток и как-нибудь сообразит, что они могут оказаться в лабиринте, то найти их у самого входа было бы легче всего, может, поэтому кусты и начали заботливо загонять их вглубь, откуда шансов выбраться самостоятельно у них ноль целых одна тысячная. Лета этим лабиринтом никогда не интересовалась, плохо знает его историю, и единственный не обдёживающий факт о нём, который она однажды слышала от отца, заключается в том, что отсюда нет выхода.

[indent] Либо тебя спасут, либо ты погибнешь, обрекая свою душу на вечные муки, ведь она, как живая, будет продолжать бродить по нему, натыкаясь лишь на страхи, спрятанные когда-то глубоко внутри, и о некоторых ты, возможно, даже не догадывался прежде.

[indent] Лета останавливается только тогда, когда вдалеке вдруг начинает вырисовываться светящийся силуэт. Что это? Свет в конце тонеля или адское пламя? В принципе, демоницу устраивали оба варианта, но она интуитивно понимает, что ничего хорошего в следующие несколько секунд не произойдёт. Силуэт приближается, заставляя её в страхе отступить, и вот она уже видит рыжие локоны, спадающие по плечам, и надменную улыбку, обращённую к ней. Мама.

[indent] — Мама? — со смехом спрашивает Лилит, будто прочитав мысли дочери. — Когда ты уже поймёшь, милая? Ты мне не дочь. Я мечтала избавиться от тебя с того самого момента, как ты родилась, мне столько веков приходилось терпеть твоё дрянное существование, и знаешь что? Я буду рада, когда твою истерзанную душу найдут в этом лабиринте, потому что тебя наконец-то не станет, и ох, мне даже не пришлось марать руки, детка. Какая же ты глупая. Мне противно от мысли, что кто-то считает нас семьёй.

[indent] Женщина наступает, заставляя дочь попятиться, а Лета бледнеет и вдруг чувствует, как начинают трястись руки. Натолкнувшись спиной на Уокер, она падает на землю, по-прежнему не отрывая взгляда от королевы Преисподней, и отчаяние уже просачивается внутрь сквозь кожу. Лилит действительно здесь и она её не спасёт?

Отредактировано Leta (2020-06-28 20:42:10)

+1

5

Действительно, что она, в самом деле, от нее ожидала услышать? Неужели обычные слова благодарности, которые естественно уместно звучат в данной ситуации? Но природа характера Вики, к сожалению или к счастью, устроена таким образом, что большинство ее поступков продиктованы не логикой и здравым смыслом, а просто эмоциональным порывом, и уж тем более, не сделаны в ожидании благодарственных слов. Сейчас, смотря в сторону испуганной девушки, в ее голове сложила определённая картина, и она незамедлительно выплеснула свои догадки:
- Знаешь, я вот прекрасно поняла теперь, почему никто не сдвинулся с места, глядя как ты удаляешься в сторону сада Адама и Ева, - Вики развела руками и с напускным недовольством продолжила, - вероятно, они даже обрадовались этому и теперь довольные пересказывают друг другу увиденное, – и наигранно улыбнулась – но даже в этом есть свой плюс, в конце концов, кто-то услышит историю двух заблудших душ и попытается нас спасти, возможно… - она бубнила всю дорогу, пока плелась следом за Летой. Для чего? Да просто понимала умом, что продержаться в столь ужасном месте намного проще вместе, нежели в одиночку, да и к тому же, кто знает, куда тут идти и куда сворачивать? И учитывая отсутствие альтернативы, Лета казалась не таким уж плохим союзником в столь опасном деле. И в который раз за множество прожитых дней, Вики ругала себя на чем свет стоит за отсутствие инстинкта самосохранения и какого-то барьера в стремлениях совершать благие [и не очень] поступки. Интересно, когда раскроется их исчезновение, хоть кто-нибудь попытается отправиться на спасение глупых девчонок? Или на всю ситуацию просто махнут рукой, мол, сами виноваты, да и спасение утопающих, дело рук самих утопающих.  Хотя такое вряд ли случится, если учесть, чья дочь Лета, и скорее всего, ее семья поднимет весь свой Ад для ее спасения. Но удастся ли им это? Про сад Адама и Евы ходит множество слухов и все они, мягко говоря, в текущей ситуации, для них не играют благоприятной роли.  Оставалось уповать на силу духа, способного выдержать нападки самых сокровенных страхов, рожденных разумом и питающихся этим местом. И она буквально всем свои существом ощущала исходившую отовсюду мрачную энергию, она проникала в их сознание и душу, она знала и понимала их страхи и жила в ожидании момента, когда стоит нанести свой удар. И вот Вики буквально наткнулась на Лету, которая вдруг остановилась как вкопанная, и уставилась куда-то отрешенным взглядом.
- Лета? – Но тут от удивления ее брови поползли вверх, точно так же, как странные и мерзкие ветви вокруг них, - что за… – но она не успела договорить, ибо мясистая ветка, усыпанная мелкими, но острыми шипами, очень нагло потянулась к ее ноге, попутно царапая и обжигая и стараясь захватить ногу в своей плен. Захотелось сильно закричать, но голос совершенно не слушался, ровно так же, как и руки и ноги, и ей составило огромного труда попытаться отбросить от себя навязчивую ветвь, но тут ее взгляд упал на множество похожих ветвей выползающий практически из каждого уголка этой части лабиринта. Страх. Новый прилив удушающего страха, он накрывал волной, способной унести сознание в небытие и заставить навсегда потеряться там. К счастью, Лета успела взять ситуацию в свои руки и с силой утащила их из этого места, но что может ждать дальше? Они бежали подгоняемые страхом некоторое время, пока не упали на землю тяжело дыша.
- Если это только начало всего, то, вероятно, у нас совсем мало шансов тут выжить, - Вики лежала на траве, приложив руку к груди, стараясь хоть как-то унять колотившееся сердце, -   мы похоже уже забрели очень далеко, ты случайно не знаешь, отсюда вообще есть выход? Ну, хотя бы теоретически? Ай, ладно, лучше ничего не говори, не хочу терять надежду, пусть в моей голове она будет, и если тут все работает на основе нашего сознания и питается страхами, то нужно постараться держать себя в руках и думать о хорошем, вдруг сработает, - Вики обернулась в сторону Леты, которая подозрительно молчала и даже не перебивала ее душевный монолог, но та встала и опять отрешенным взглядом смотрела в сторону.
- Ну нееет! Серьезно? Опять? – Ее усталый вздох, наверняка, можно было услышать даже в самом конце галактики, - Лета? – она подошла ближе и дотронулась до плеча девушки, намереваясь прервать ее видение, а, судя по лицу Леты, она видела именного его. Но та даже не обратила внимания на ее жест, - Лета, очнись же! – она слегка потрясла ее за плечо, но та словно не слышит ее, а наоборот, начинает в панике пятиться назад, пока, в конце концов, не падает на землю. Вики не видит ее видение, не слышит, если там и происходит какой-то разговор, ей остается догадываться о силе воздействия на разум Леты только по ее внешнему виду. А судя по ее внешнему виду, это видение безумно страшное, оно наверняка рождено тайными страхами, что скрываются в самой душе, и теперь старается воздействовать не только на глубокие душевные раны, но и на сознание, подавляя его и уничтожая. Вики ничего не оставалось, как попытаться прервать видение, ведь она то находилась в своем уме и, собрав всю свою девчачью силу, она приподняла Лету, закинула ее руку себе на плечо и просто повела в другую сторону лабиринта, где их уже ждала новая глава испытания, направленная уже на нее. В этот раз отрезок лабиринта представлял собой ее старый дом, где на лужайке сидела маленькая девочка, играющая с самодельной куклой. Это я, ох, Шепфа, точно я! Тот день снова возродился в памяти. День смерти мамы Вики посмотрела в сторону Леты, которая в свою очередь уже немного отошла от увиденного, и, отпустив ее, направилась в сторону малышки. Это не страх, это воспоминание от которого она убегала все эти годы, и теперь лабиринт буквально заставляет ее пережить тот день заново. Чем ближе она приближалась к девочке, тем сильнее по ее щекам струились слезы, потому что она помнила, чем сейчас все закончится. И  тут же откуда-то выбегает ее отец и слезно начинает обнимать малышку, стараясь утешиться в своем горе, забыться в объятиях маленькой дочери и навсегда отпустить ужасный момент. Вики помнила, что в тот день ее любимая кукла сломалась, и в ней, словно умерла маленькая частичка души, отвечающая за любовь и счастье. Сейчас она видела куклу, лежавшую сбоку от девочки со своим отцом, а еще наблюдала, как из этой куклы вырывается ужасная тварь, с множеством мохнатых лапок и широченной пастью, из которой сочилась противная слюна. Вики сразу же очнулась, и в панике стряхнув руками остатки слез, резко обернулась к стоявшей позади Лете и крикнула:
- Скорее бежим!

+2

6

[indent] Лилит медленно приближается к дочери. На губах королевы Ада застыла холодная усмешка, но выглядит она настолько неестественно, что Лета вздрагивает. И усмехается в ответ. Ей больно. Ей действительно больно, потому что лабиринт выворачивает душу Леты наизнанку. Делает её уязвимой. Заставляет вернуться в детство, где Лета приходила к матери, зарывалась носом в шёлк её платьев и говорила, что они пахнут ею; что она тоже хочет так пахнуть. Лилит никогда не слышала её. Она не хотела её слышать. Она игнорировала, отталкивала дочь просто потому, что считала, будто Лета может занять её место. Лета действительно хотела быть похожей на Лилит, но... она была её продолжением, а не заменой. И она стала им. Продолжением. Воплотила в себе все худшие качества матери, которая никогда не показывала ей обратную сторону своей холодности, эгоизма. Лета стала такой, какой всегда видела Лилит. Поэтому Лилит ненавидит её. Поэтому она так и не смогла полюбить дочь, которая каждый день напоминает ей о том, что Лилит не умеет любить и всегда заботится только о себе. Лицемерное чудовище. Лета смотрит ей в глаза и понимает, что ненавидит её так же сильно, как Лилит возненавидела свою дочь ещё при рождении. Ей больно, но лабиринт не знает о том, что Лета давно привыкла к этой боли. Она срослась с ней много веков назад, и боль перестала мучить её. Все чувства Леты с того момента были прошиты болью и несогласием, и, в конце концов, Лета перестала пытаться отделить их друг от друга. Лабиринт просто напомнил ей о том, что боль по-прежнему живёт в ней, и Лета ощутила, как она холодным лезвием коснулась её внутренностей, заставляя содрогнуться.

[indent] Она позволяет Вики увести себя, но перестаёт понимать, где она. Она не может отделить видение от реальности и продолжает слышать за спиной смех Лилит всё время, пока они идут. Когда Вики отпускает Лету и начинает медленно заходить в тупик, Лета не находит в себе сил, чтобы остановить девушку. В конце концов, это лишь иллюзия, которая не может причинить настоящий вред. В какой-то момент Вики оборачивается на Лету, будто действительно хочет убедиться, в порядке ли она, и Лета замечает струящиеся по её щекам слёзы.

[indent] — Вики? — непривычно мягко зовёт её Лета, делая несколько шагов в сторону Непризнанной. Но девушка не слышит её. Лабиринт показывает ей что-то, чего не может видеть Лета. — Вики, ты слышишь меня? Вики, пожалуйста, послушай... — Лета осторожно касается её плеча, привлекая внимание, но Вики, увидев что-то, что сильно напугало её, оборачивается и, сжав пальцы Леты в своих, призывает бежать. Лета выдёргивает руку из слабой хватки Непризнанной и сжимает руками её плечи. — От кого? Или от чего? Вики, то, что ты видишь, нереально. Оно не представляет опасности. Просто вернись... сюда. Смотри на меня, ладно? Я здесь. И рядом нет ничего, способного причинить нам вред, — голос демоницы звучит успокаивающе, обволакивая Вики со всех сторон и помогая прийти в себя.

[indent] Она медленно опускается на землю, потянув Вики за собой, и они садятся друг напротив друга. Лета хочет поговорить с ней. Она больше никуда не побежит и не будет искать спасения там, где его нет. Им просто нужно постараться сохранить рассудок и дождаться, пока их найдут.

[indent] — Всё? Теперь ты в порядке? — спрашивает Лета, сжав руку Непризнанной в ободряющем жесте. — Что ты видела? — она хочет знать, в чьей власти находится: лабиринта или... Мальбонте. Потому что видение о матери не напугало Лету, но было таким же реальным, как и видение, которое привело её сюда. Но она не станет рассказывать Вики о Лилит; это слишком личное. О том, какую боль она причиняет Лете каждый день, не знает даже Люцифер, который в этот момент опускается на землю за спиной Непризнанной.

[indent] Лета рывком поднимается на ноги и приближается к брату, который молча наблюдает за ними. Словно он здесь не для того, чтобы помочь им выйти из лабиринта, а посмотреть на то, как они медленно сойдут с ума.

[indent] — Люцифер? Ты, правда, здесь? — спрашивает Лета, в неверии замирая в нескольких шагах от демона. — Не знаю, как ты нашёл нас, но я надеюсь, что ты поможешь нам выбраться.

[indent] Люцифер холодно усмехается.
[indent] — Нет.

[indent] — Что? — Лета оборачивается на Вики, не понимая, видит ли она её брата. Но прежде, чем Непризнанная успевает подать голос, Люцифер хватает сестру за плечо, снова разворачивая к себе. Его прикосновение при этом настолько реальное, что Лета вздрагивает под взглядом его алых глаз.

[indent] — Лабиринт создан для того, чтобы в нём были заперты души таких, как ты. И твоя душа тоже останется здесь. Если она у тебя вообще есть, — говорит демон. Его голос пропитан такой болью, что девушка не может двинуться с места, ожидая следующих слов. Она не понимает, почему он так говорит, пока он окончательно не пригвождает её к земле одной фразой: — Мими мне всё рассказала.

[indent] Лета несколько секунд смотрит ему в лицо, надеясь, что это всего лишь видение, и он вот-вот растворится в воздухе, исчезнет, как и надежда на спасение, но не заставит её проживать сейчас этот страх; а потом отшатывается назад, заставляя брата опустить руку, и начинает яростно мотать головой, не принимая сказанное. Мими не могла ему рассказать. Она обещала Лете, что это навсегда останется между ними, что Люцифер не узнает.

[indent] — Я доверял тебе все эти годы, не зная, что ты предала меня. Ты чудовище, Лета. Ты разрушила две жизни из-за собственного эгоизма, ты хоть понимаешь это? — он делает к ней шаг, а сестра, словно его отражение, отступает назад, вытянув руку вперёд и не позволяя приблизиться. — Скажи мне, ты понимаешь?

[indent] — Мими простила меня... — на выдохе говорит Лета, и в этот момент лицо брата искажается злостью.

[indent] — Она никогда тебя не простит! И ты это знаешь, — теперь уже Люцифер отступает от неё. Он смотрит на Лету с ничем не прикрытой горечью, которая, смешавшись с разочарованием, заполняет его изнутри. Лета зачем-то оборачивается на Вики, словно надеясь, что её здесь нет, что она ушла, не став свидетелем их ссоры, но она по-прежнему здесь. Её присутствие будто отрава, что заставляет Лету без сил опуститься на землю и закрыть лицо руками в попытке скрыть слёзы, которые уже скатываются по щекам, словно реагируя на ту боль, которую ей причиняют слова Люцифера.

[indent] Следующая фраза раздаётся прямо над ухом.
[indent] — Я тоже не прощу.

[indent] В воздухе раздаётся взмах крыльев, и только это заставляет Лету подняться, наконец убрав руки от лица, броситься за братом в попытке взлететь, но едва её ноги отрываются от земли, как она падает, больно ударяясь о землю, словно что-то оттолкнуло её обратно, не позволяя взлететь над лабиринтом и увидеть, где находится выход. В тот момент Лета о нём не думала; она просто хотела остановить Люцифера, попытаться что-то объяснить, а теперь лежит, уткнувшись лицом в холодную землю, и не может остановить поток рыданий, из-за которых начинает задыхаться.

[indent] Ты действительно был здесь или это я начинаю сходить с ума?

+1

7

Находясь под воздействием тяжелого воспоминания, вызванного жестокой игрой этого странного лабиринта, Вики не сразу уловила голос Леты и не сразу сообразила, о чем та говорит. Что? Обернувшись назад, туда, где совсем недавно располагался ее родной дом, словно там и было его истинное место, и откуда несколько секунд назад на них неслось ужасное чудовище, Вики увидела пустое место, то есть все исчезло, будто никогда не было там ничего подобного. Ох, что же это? Все настолько реально выглядит и из-за этого теряется контроль над разумом, сколько еще мы сможем вот так сопротивляться, пока совсем не сойдем с ума?
    Вики последовала примеру Леты и уселась рядом с ней на зеленой траве. И если бы они не находились в столь опасном месте, то ей наверняка бы тут понравилось, она всегда любила природу и много зелени вокруг, а в этом месте все выстроено именно из зеленных кустарников и растений. Только это своеобразная ловушка, подумалось ей вдруг. Ловушка, которая заманивает своей красотой и приглашает прогуляться вдоль своих зеленных коридоров, предлагает насладиться природой и созданным тут великолепием. И стоит тебе поддаться искушению, как ловушка захлопывается, и ты оказываешься совершенно в другом месте – мрачном, страшном и пропитанном злом, оно живет твоими страхами и старается погубить тебя твоими же воспоминаниями и ужасами. Интересно, сколько людей до них попадали сюда? И были ли те, кому удалось выбраться? Возможно, есть хоть какой-то шанс, и стоит за него ухватиться. Но какой? Вики устало потерла глаза, стараясь прогнать наваждение от нахлынувших ранее эмоций и вернуть себе холодное самообладание.
- Лета, - она повернулась в сторону к своей подруге по несчастью, ей хотелось поговорить с ней и услышать хоть какие-то слова, способные сейчас поднять настроение и вернуть нить ускользающей надежды, - ты слышала когда-нибудь истории о тех, кому удалось отсюда выбраться? Хотя бы какие-то слухи или чьи-то рассказы? – Кажется, она уже задавала подобный вопрос ранее, но он остался тогда без ответа и поэтому до сих пор мучил Вики. В их ситуации может оказаться важной любая деталь, даже самая незначительная и не стоящая внимания на первый взгляд.  Но Лета молчала, и Вики решила попытаться еще раз, - Лета? Ты слышишь меня? – Но в ответ опять тишина. Лета смотрела куда-то в сторону, и с первого взгляда могло показаться, будто она задумалась и размышляет о чем-то своем, погрязла в своих мыслях настолько, что совсем не слышит заданных ей вопросов. Вики закатила глаза и вздохнула, неужели опять? Серьезно? Не прошло даже нескольких минут их мнимого отдыха, как лабиринт снова начала душить своими видениями. Вики подошла практически вплотную к девушке, но как ни старалась, она не могла увидеть того, что видела Лета, это было видение, специально предназначенное только для нее. Но она могла слышать всхлипы девушки и ее полные отчаянья слова, брошенные.. Люциферу? Точно, она видела перед собой именно брата, и почему-то оправдывалась перед ним за что-то. Вики совсем не знала Лету и не могла представить, будто у той есть о чем сожалеть, а точнее, она не могла представить девушку сожалеющей вообще о чем-то в своей жизни, это шло в разрез с тем мнением о ней, что уже было сложено в голове у Вики. Только вот сейчас она говорила не с Люцифером, а с видением связанным с ним, и это очень сильно ее расстраивало. И, тем не менее, даже несмотря на все ранее сказанное ими друг другу, Вики не желала ей ничего плохого, а сейчас, глядя на то, как девушка мучается под воздействием видения, ей захотелось нарушить планы чудовищного лабиринта в отношении них. Поэтому она села возле Леты и довольно резко обернула ее к себе, желая установить между ними зрительный контакт, и тем самым, нарушить его с тем злосчастным видением, навсегда уводя ее из воспоминаний или чего-то там пугающего.
- Послушай, Лета, - Вики говорила тихо и голос ее звучал мягко, словно она боялась напугать девушку, хотя такое вряд ли могло случиться, - я все же думаю, что это лабиринт питается и набирает свою силу черпая все это из наших страхов, а точнее наших эмоций, - она перевела свой взгляд с лица девушки на зеленые стены лабиринта, окружающие их сейчас со всех сторон, - мы должны сопротивляться, понимаешь, стараться не поддаваться ему, насколько это вообще возможно, - но проговаривая все эти слова, Вики вовсе не верила  в их правдоподобность, потому что на самом деле очень сложно держаться и не терять рассудок, когда видишь такие реальные видения, которые, к тому же, словно ножом режут за живое. Но что им оставалось? Ждать помощи, как предложила Лета? Но ее можно ждать очень долго, только и до той самой спасательной помощи нужно как-то продержаться и не сойти с ума, что очень и очень сложно. Вики немного отстранилась, давая Лете прийти в себя, переварить все произошедшее с ней и принять свое решение в их практически безвыходном деле. И словно ощущая пристальное внимание со стороны, Вики оглянулась. Ничего нет. Однако если ранее она не придала особого значения окружающим их со всех сторон стенам лабиринта, то сейчас смогла  отчетливо все разглядеть. Каким-то странным образом они медленно, еле заметно для них,  приближались все ближе и ближе, вероятно, стараясь заключить девушек в свои вечные объятия. И им ничего не оставалось, как очень быстро подняться со своего места, также быстро юркнуть в уже совсем маленький проход между стенами лабиринта и сбежать, спасая себя от опасности и, возможно, навлекая на себя еще большую опасность.
- Похоже, сидеть на месте у нас тоже не вый… - но она не смогла договорить, увидев вдруг беседку и статую равновесия, - ты тоже это видишь? Неужели мы смогли выбраться? – Наивно и глупо. Но ощущая прилив возбуждения, вызванного надеждой на спасение, Вики перевела свой взгляд на Лету, смотрящую тоже в сторону беседки. Что же это? Неужели все происходит на самом деле? Или видения начинают принимать новые обороты и теперь девушки  видят их вместе? Но словно желая их разум и мысли запутать еще больше, из-за статуи равновесия вышел серафим Кроули, и гневно сверля взглядом непослушных учениц, направился в их сторону.

Отредактировано Vicky Walker (2020-07-19 17:09:38)

+1

8

[indent] Ты не мог так поступить. Просто... не мог. Лета садится на земле и закрывает лицо руками. Слёзы быстро сбегают по щекам, оставляя на губах привкус соли и железа. Она отнимает одну руку и проводит большим пальцем по нижней губе. На нём остаётся кровь. Встряхнув рукой, словно в попытке смахнуть с неё багровую краску, девушка поворачивает голову к Вики, опустившейся рядом с ней и резким движением развернувшей её к себе. Голос девушки успокаивающий и вкрадчивый, он обволакивает Лету тонкой пеленой, заставляя дышать ровнее и отбросить в сторону мысли о случившемся видении. Она цепляется за присутствие Непризнанной, словно это единственное, что может её спасти. Ещё немного, и она действительно начнёт сходить с ума. Просто это слишком. Она привыкла к боли, живущей в ней с самого детства, к боли, связанной с отсутствием матери, которую давно уже так не называет. Между ними стена из непонимания, обид, нелюбви. Они чужие, и только то, что Лета каждый день видит в зеркале её черты, напоминает ей о грёбаном родстве с Лилит. Отвратительно. Но Лета действительно привыкла. В то время, как мысли о том, что она может лишиться брата, что он может не простить ей поступок, совершённый много веков назад, выворачивают её душу наизнанку. Её уже тошнит этой ложью, но Люцифер не должен ничего узнать. У неё после этого ничего не останется. И так уже всё рухнуло. Все отвернулись. Но разве не этого она добивалась? Она так боялась привязанности, так не хотела держаться за кого-то, и теперь ей, кажется, действительно не к кому пойти. Остался только Люцифер. Он всегда у неё был, и она всегда надеялась на то, что, даже если Небеса упадут на землю, он у неё останется. Но она сама сделала всё, чтобы и он однажды оставил её. Ненарочно. Только он не станет разбираться. Она бы не стала. Предательство есть предательство. Люцифер сам говорил, что предавший однажды предаст снова. Плевать, что она его сестра. Она когда-то свернула не туда, и теперь весь её путь вымощен обманом. Но обман — это самое страшное. Если признаться в предательстве сразу, раскаяться, порой ещё можно что-то исправить. Лета сознательно скрывала его, и этого не изменить.

[indent] Вики резко дёргает её за руку, заставляя подняться, и Лета испуганно оглядывается по сторонам. У Непризнанной снова видение? Так лабиринт просто измотает их. У них не будет сил сопротивляться, у Леты уже нет. Она просто не справится с этим. Вики не сможет постоянно бороться с её болью, с её иллюзиями, потому что у Вики есть свои страхи. Вики тоже боится, она и сама, наверное, не верит в то, что они могут чем-то помочь друг другу. Только оттянуть момент, когда лабиринт наконец сведёт их с ума и они обе станут всего лишь заблудшими душами в его стенах, которые словно сжимаются вокруг них. Стоп... что?! Заметив, что вокруг остаётся всё меньше свободного пространства, девушка тут же бросается следом за Непризнанной, и, слава Шепфе, они успевают скользнуть в маленький проход между стенами, едва не превратившимися в ловушку. Качнув головой, Лета выпрямляется и хватает Вики за руку, чтобы осмотреться. Им нужен план. Нужно что-то придумать, как-то выбираться... она не представляет, где искать выход, что сделать, чтобы лабиринт выпустил их, и Вики тоже. Но она не собирается сдаваться и умирать здесь, оставляя свою душу бродить в коридорах сада Адама и Евы. Голос Вики заставляет Лету резко повернуть к ней голову, а затем, проследив за её взглядом, наткнуться глазами на беседку, путь к школе от которой они обе знали слишком хорошо. — Да, но... этого не может быть, — демоница замирает на месте, не собираясь добровольно заходить в очередную ловушку, потому что не верит, будто лабиринт мог просто так их отпустить. Найти выход они тоже не могли. Лабиринт заколдован. — Стой, — приказывает Лета, предупреждая порыв девушки пойти в ту сторону, и в этот момент из-за колонн выходит Кроули. На секунду Лета расслабляется. Их нашли. Кто-то заметил, как девушки скрылись в лабиринте и сообщил преподавателям. Это ведь... возможно?

[indent] — Серафим Кроули, как вы нашли нас? — ровным голосом спрашивает Лета, намереваясь убедиться в том, что это действительно он. Она не боится исключения, да и как они с Вики могут видеть одно и то же? Вышли на новый уровень? О таком она не слышала, но стоило сначала понять, не иллюзия ли это, а потом уже радостно бросаться в лапы заколдованного лабиринта, который отчаянно желает забрать их души. Но в этот раз лабиринт даже не пытается обмануть своих пленниц. Кроули вдруг взлетает в воздух, его силуэт темнеет, а из глаз исчезают цветные радужки, уступая место черноте. Он бросается в сторону учениц, заставляя Лету отскочить в сторону, потянув за собой Вики, но если Непризнанной удаётся откатиться в сторону незадетой, то Лету отбрасывает в сторону от сильного удара в грудь, из-за чего она проезжает по земле несколько метров. Когда она открывает глаза, серафим уже стоит над ней с хищной улыбкой. Рывком поднявшись, девушка отталкивает его от себя и бросается в сторону, но Кроули возникает перед Летой, словно фантом, и в следующую секунду она спиной вбивается в стену лабиринта, которая тут же обвивает её руки ветвями. Она кричит, пытаясь вырваться, но ветки опутывают и её ноги, так что через несколько секунд она уже не может двигаться и отчаянно надеется не оказаться похороненной заживо. Взглядом, полным боли, она находит Непризнанную, к которой уже направляется серафим, и вместо «помоги мне» с губ срывается: — Беги! Чёрт возьми, Уокер, беги! — подавившись собственным криком, Лета снова начинает сопротивляться этому кошмару, но ветви только сильнее сжимают её руки, до боли впиваясь в кожу. Нет! Нет! Это всё нереально! Она вдруг расслабляется, понимая, что у неё больше нет сил на попытки вырваться, и старается выровнять дыхание. Вики ей уже не поможет, поэтому остаётся надеяться только на то, что это видение рассеется, как и все.

Любой кошмар рано или поздно заканчивается.

Отредактировано Leta (2020-08-04 00:50:21)

+1

9

Ей очень хотелось верить в увиденное, ей хотелось верить в ту глупую надежду на спасение, которую она на протяжении всего путешествия по лабиринту, упрямо хранила в своем сердце. Ее самая бестолковая ошибка на протяжении всей жизни – верить, будто ничего ужасного никогда не произойдет именно с ней, вот с кем угодно может, а с ней никогда. И словно пытаясь ее отрезвить, заставить взглянуть на мир не сквозь призму наивных надежд, судьба постоянно толкает ее к испытаниям, чего  только стоит умереть по настоящему, навсегда потеряв свою привычную земную жизнь. Но ее упрямство не знает границ и судьбе с ней совсем не справиться.
  Завидев вдалеке статую равновесия, беседку и такие уже знакомые места, как надежда на спасения обрела новый смысл. Вики уже было ринулась в сторону почти родных мест, но увидела вдруг стремительно направляющего к ним Кроули. Что-то его внешний вид не сулит ничего хорошего, похоже нам с Летой сильно влетит… оф-оф, Вики, опять ты словила неприятности на свою пятую точку! Но делать нечего, в этот раз она реально виновата сама, и стоит спокойно осознать свою глупость и принять то наказание, которое для нее выберет директор. Вики уже было метнулась в сторону Кроули, но обернулась на стоявшую позади Лету, которая почему-то не пошла вместе с ней. В ее взгляде, да и вообще во всем внешнем виде читалось напряжение и сомнение, словно она до сих пор не могла поверить в их спасение и по-прежнему ожидала обмана  и подставы со стороны этого пугающего лабиринта. И Вики тоже остановилась, ее взволнованный взгляд перемещался с Леты на Кроули и наоборот, и чем больше она смотрела на них, тем сильнее начинала верить в нереальность происходящего. Разве такое может быть? Разве могли они, спустя столько ловушек и скитаний тут среди перемещающихся стен лабиринтов, случайным образом выйти из него, спастись без лишних усилий? Опять ты глупишь, Вики, точно, когда-нибудь ты погибнешь из-за своей наивности… Точно, когда-нибудь, но не сейчас, не сегодня, и не так и не тут, не может быть.
   В момент, когда девушка подошла ближе к Лете, и хотела попросить ее быстрее убраться отсюда, позади нее послышался шум. Обернувшись на него, Вики с удивлением наблюдала картину, как Кроули резко взметнулся вверх, его лицо исказила гримаса презрения и злости, словно он их ненавидел больше всех на свете, и поздно заметила его обезумевший рывок в их сторону. Вики ничего не успела сделать, не успела собраться и сообразить, как следует ей поступить и отразить атаку видения в виде директора Кроули, но зато Лете удалось предпринять хоть какие-то действия и оттолкнуть Вики в сторону.
- Ох, нееет, - она кубарем покатилась в сторону прямо противоположную Лете и Кроули. Ей хотелось очень быстро встать и побежать на помощь девушке, но у нее оказалась сильно подвернута нога, поэтому резко приподнявшись на ноги, она также резко с воплем упала обратно. Этой доли промедления хватило на то, чтобы Кроули успел сильно навредить Лете, и Вики успела увидеть лишь ее попытки выбраться из цепких ветвей лабиринта.  Нет-нет-нет, это не может быть правдой, это все игра разума, игра с нашим разумом, но почему тогда так больно? Ей хотелось побежать на спасение Леты, потому что она видела, насколько та нуждалась в помощи, но услышала ее крик приказывающий бежать.  Но разве она могла убежать? Убежать сейчас и оставить девушку одну? Она никогда бы не пошла на такое, не смогла бы. Превозмогая ноющую боль в ноге, Вики поднялась со своего места, встречая всем своим видом приближающегося к ней Кроули. Она уже не боялась, ибо устала трястись от страха, не хотела убегать, потому что не могла бежать из-за боли в ноге, она просто смиренно ждала его приближения, смиренно ждала своей участи. 
- Лета, пожалуйста! - Закрыв глаза, крикнула Вики, - пожалуйста, сопротивляйся, не сдавайся, не оставляй меня тут одну! -  И буквально ощущая холодный ветерок, сообщающий о близком нахождении Кроули, Вики напряглась и сильно-сильно закричала, - ОСТАВЬ НАС В ПОКОЕ!
  Перед погружением в полное бессознательное состояние, Вики только успела почувствовать, как болезный холод прошел сквозь ее тело и душу, поселяясь там навсегда. Она больше не смогла открыть глаза и упала в объятия лабиринта, подчиняясь ему, отдавая ему свою душу. Она не могла знать, чем все обернулось для Леты, и спаслась ли девушка из оков ветвей, сплетающих вокруг нее удушающий капкан, но, почему-то, интуиция подсказывала, что после принятия Вики той холодной силы сквозь себя, все просто закончилось и растворилось. Или ей всего лишь хотелось в это верить? Интересно, если она находилась в отключке, то почему все еще могла мыслить и думать? Похоже, она не умерла, просто ее душа сейчас потерялась и блуждала где-то, вероятно, в том самом мире, откуда берет свое начало та сила, живущая в противном лабиринте. Вики видела только темноту, ощущала только холод и сырость, ей оставалось лишь думать и рассуждать, потому что действовать она не могла и не хотела, да и не знала как. Есть ли хоть малейшая возможность вернуться в свое привычное состояние? С каждой секундой проведенной вот так, ей становилось все хуже и хуже, и ей вдруг пришло на ум нечто страшное – а что, если это и есть безумие? Безумие остаться внутри себя и навсегда забыть о том, кто ты и кем когда-то являлся?

Отредактировано Vicky Walker (2020-08-09 17:19:39)

+2

10

Люцифер после долгой и изнурительной тренировки решил немного развеяться, прогуляться... Вот и сад распростер свои объятия, готов его выслушать, молчаливо ждать. Он вздохнул и набрал побольше воздуха в легких. Как же прекрасно ощущать себя сильным, властным, никем не обязанным. Но все когда-то может рухнуть, его сознание возможно притупилось. Ему не нужно сдаваться, только смотреть вперед и никуда больше. Люцифер смотрит на статую, потом на фонтан... Сколько уже веков она тут стоит, охраняет мир и покой? - вдруг задумался демон, перебирая у себя в ладони несколько листьев, сорванных с деревьев. Такие живые...были, - и мрачные мысли снова настигают его. Он хотел бы понять, что происходит сейчас в школе, а самое главное избавиться от этих видений. Нет, это не возможно. Что-то происходит, что-то должно произойти, но как я замешан в этом? Вопросов много, а ответов так и не находил. Люци много раз копался в книгах в библиотеке, разыскивая хоть малейшую деталь о напоминании об этом. Но все тщетно.
Послышался крик... Голос, в котором был страх и отчаяние. Он нарушил молчанье этого парка. Демон остановился... И его взгляд натыкается на вход в лабиринт. Он медленно подошел к нему, ощущая дуновения холодного ветерка, который каждый раз исходил от него, когда тот подходил сюда. Практически никто и ни под каким предлогом не зайдет сюда. Разве что достаточно сильные демоны или ангелы могут это сделать и то, если найдут лазейку... Если зайти в самую глубь, то невозможно будет выбраться, побороть свои страхи, которые так и появлялись в ведении в этом месте. Для чего он создан? Или может быть для кого-то? Нет... Крик! Вики? Нет, ему послышалось имя той, о которой думал каждое свободное время и которая так его притягивала чем-то. Не может быть. Но тут он узнает голос Леты. Люци не ослышался, это точно она. Лабиринт не может так действовать, еще даже не зашел. Фразы были четкие. Она недалеко. Демон, не раздумывая что творит, заходит в него и движется на шум. Его рука цепляется за колючие большие шипы роз. Его руки начинают кровоточить, но так нужно было... Иначе Люци не сможет выбраться обратно из этого места. Пролитая его кровь приведет его обратно. Он знал этого, когда-то уже проделывал.
И вот перед ним всплывает отец... Но Люци уверенными шагами надвигается на него и проходит сквозь . Страхи, которые когда-то были в нем, рассеиваются перед ним, ведь их уже победил, а лабиринт начинает заново и заново рушить попытки самообладания демона. И вот он уже почти слышит еще чей-то голос, а потом тишина. Люци делает еще пару шагов, не забывая оставлять за собой след, пару поворотов и оказывается на небольшой площадке. Он видит Лету, почти в бессознании, опутанная ветвями. Она сама зарылась в них... Люци подлетает к ней, высвобождает из этих ветвей и ловит ее тело.
- Лета, очнись, я тут... - пару шлепков по щеке и ее глаза сначала вздрагивают, а потом открываются. Люци понимает, что она не вникает и не воспринимает настоящее. Возможно, перед ней совершенно другой образ...
- Давай, поднимайся, - он берет ее за руку и помогает опереться на нее. - Давай, я тебя выведу отсюда... - и тут он осекается, увидя на противоположном конце Вики...совершенно недвижимую, застывшую. Перед ним мелькают образы и страх, его страх, показался во всей красе. Нет, не может быть... Он усаживает сестру на землю и подбегает к непризнанной. Она дышит, дышит... - этим мыслям он радуется, но в то же время удручен. Ему нужно их вытащить обоих, сейчас же. Не нужно оставлять их тут. Надо быстро принимать решение, пока лабиринт не добрался до сознания самого демона... И вот находит решение. Люци взваливает ее на плечи и придерживает крыльями.
- Давай же, помоги мне. Обними же, - и как будто подчинившись, Вики обхватывает сзади него шею руками. Так будет намного проще нести обоих, намного. Но все же непризнанная не открывает своих глаз. Она начинает бормотать что-то, но Люци не может разобрать ничего. Но Лета, хоть и не полностью, сможет идти, повинуясь его командам. Она все же сильнее непризнанной, поэтому ее физические силы еще не истрачены. Он приобнимает за талию и медленно и верно продвигаются к выходу. Новые образы снова всплывают, теперь уже, видимо, их страхи... Но они измотаны, что не могут никак реагировать на них, поэтому так же молчаливо растворяются в воздухе. И вот они уже у входа. На лице демона выступает пот, его крылья, которые он зафиксировал, уже затекли. И только перешагнув через арку лабиринта, оказавшись рядом с фонтаном, садится. Сначала выпускает из рук Лету и ждет, пока она найдет равновесие, а потом уже освобождает свои крылья от такого ценного груза.
Его сестра начинает потихоньку приходить в себя. Люци, не стал ждать, пока очнется непризнанная. Он подошел к Лете, схватил за руку и посмотрел в глаза, приговаривая как можно тише, нежнее:
- Все кончено, я сейчас приведу медика... Только будь здесь, туда ты уже не вернешься, - и ушел за помощью. Их нужно осмотреть. Люци не сможет так долго совладать с собой, ведь впервые в жизни побоялась за чью-то жизнь, за сестру, за Вики. Это выходило за рамки его понимания и даже осознания. Ему нужно осмыслить все происходящее, а подробности их прогулки сможет узнать позже от Леты. Она все расскажет, как оказались они там...Ведь для них это полное безумство. Но самое главное безрассудство сейчас начнется у Люцифера.

Подпись автора


I miss you, oh, so often What's been said is done
It's my only option. I'll kill anyone for you

https://a.radikal.ru/a20/2102/9f/34172b0b9022.gif https://c.radikal.ru/c36/2102/ef/5cd07a82f002.gif
Anyone, anywhere, anytimefor you

+2


Вы здесь » ROMANCE CLUB » Once upon a time » место, где рождается безумие[27.04.2020]


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно