— Машину тряхнуло на очередной кочке, пробудив Носферату от воистину грациозного сна. А Носферату даже спал грациозно, не то что эти двуногие, пускающие слюни на подушку. Кот потянулся, насколько позволяла переноска, и хмуро выглянул наружу сквозь прутья дверцы. Хозяин не разделял порывы котика погулять и спустя три порванные тряпичные сумки и две погрызенные пластиковые дверцы переноски, купил тяжелую и надежную, с крепежками и дверцей из металла. Носферату выразил свое "фи" самым выразительным выражением морды, на которое мог способен.
очередность
Добро пожаловать на ролевую по мотивам мобильной игры «Клуб Романтики»! Не спеши уходить, даже если не понимаешь, о чем речь — мы тебе всё объясним, это несложно! На нашем форуме каждый может найти себе место и игру, чтобы воплотить самые необычные, сокровенные и интересные задумки.

ROMANCE CLUB

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ROMANCE CLUB » Once upon a time » and then the world moves on [11.03.2020]


and then the world moves on [11.03.2020]

Сообщений 1 страница 10 из 10

1

and then the world moves on

[11.03.2020]

[Кэнди Нельсон, Лета]

Иногда у тебя не хватает сил сделать выбор самому. Может, не достаёт смелости. Но время идёт, и кому-то нужно вмешаться. Подтолкнуть к правильному решению. Только вот будет ли оно правильным, если в твою жизнь вмешивается демон?

http://forumupload.ru/uploads/001a/c7/53/60/t63308.gif
http://forumupload.ru/uploads/001a/c7/53/60/t621094.gif

Отредактировано Leta (2020-06-26 10:03:25)

+2

2

Помнишь, как все начиналось? Помнишь, тот день, когда спокойная жизнь...кончилась? Вы всегда ходили втроем, еще с детства, неразлучная тройка друзей: Дерек Никсон(чья мать еще была жива и на нем не висела печать скорби), Бобби Тёрнер(ну, с этим было понятно все сразу) и ты, Кэнди Нельсон. Та, чья мать помощник мэра города и цербер для собственной дочери. Ух, как хлестко. Но скажите, пожалуйста, хоть кто-нибудь видел, чтобы эта девочка была окружена толпой людей и была лицом всех вечеринок? Нет, конечно же. Что же вы все врете то, а? Единственно настоящие друзья нашей глупышки это сын шерифа и уже будущий главный ботаник, ну полная противоположность брату, прошли стопроцентную проверку на прочность. А все остальные просто мусор.
Да вы сами посудите, посмотрите сейчас, ну кто позарится на серую мышку с вороньим гнездом на голове да в одежде, которая не соответствует возрасту. Ахахаха, малышка Кэнди, никто не знал, что именно ты прячешь в своем школьном шкафчике, может, ты просто неправильно начала?

Что-то мы отвлеклись от основного блюда. То, из-за чего все и бомбануло. Они с друзьями зашли слишком далеко в лес, и наша малышка оступилась на корнях деревьев, после чего случилось сотрясение мозга. Ух, не клёво. Это почти целый месяц лежания в кровати и тупого зырканья в потолок. Хорошо, что потолки на потолке не белые, а бледно розовые, хоть кукушка не съедет. Ну, все мы думаем, что обойдется, а кто-то берет, сверху или снизу, в нашем случае вообще все запущено. Запущено. Можно еще разочек для слабо думающих? Этот случай запущенный именно потому, что ночами стали по стенам прыгать тени, ломанные, кривые. И-де-аль-но. Малышка Кэнди в одном шаге от того, чтобы стать сломанной демоном, который пожирает детские души. Ее крики по ночам будили и раздражали мать. И это продолжалось каждую ночь, но что происходило в ночное время суток, ответа нет, потому что в голове был только шепот: "Забери их, забери. Ты такая слабая. Безнадежное создание". Вскоре больничный закончился, и рутина забила собой все свободное время, что девочка просто падала без сил от усталости. У нее не спрашивали про состояние, но можно было бы вообще. Она теряла свои сны, не помня, что ей снилось, что делала. На открытые окна в теплое время года можно закрыть глаза, а вот в холод... Частые походы в душ, чтобы смыть с себя грязь не приносил успокоения, только капал на нервы. Потом память начала стирать негативное, заменяя всяким мусором.

А теперь время десерта. Они живут в самом захолустном городке, где все друг друга знают по именам, кто с кем живет, и кто кому с кем изменяет. Кэнди тогда только исполнилось семнадцать, когда это снова началось. Вернулся голос, который нашептывал, давал указания, что нужно делать. Раздавались душераздирающие душу крики боли, что наша отчаянная Кэнди, так страстно желавшая общения, поддавалась на это. Поддавалась безумному страху, слепо шла на голос. А потом еще эти сводки новостей и  приезд новой семьи - О'Нил. Так, в их школе появилась новая ученица, читай - новая игрушка. Так всегда и бывает со свежим мясом, но Нельсон привыкла, и теперь пыталась сойти за нормальную и подружиться с Сарой. А потом официально Сэма признали пропавшим без вести. Вот такие дела, да. Кажется, бессонница снова началась. Помнишь, да? Пропадающие дети, так что кому ты заливала о том, что этот город полностью протух безнадегой. Так что определенно, этот город стоил особенного внимания. Снова, и снова... Все было в особенном тумане, пока не принесли вещи Сэма, потом были эти рисунки. Такие кривые, сломанные... Как и в ее снах. Такие же страшные вещи. Неужели это все Кэнди? Та наша глупая малышка, исполняла роль Гамильтонского крысолова, похищая невинные души.

ТОТ ДЕНЬ был самым страшным, ведь сейчас голос звал именно её. Её, правую руку, которая так скрупулезно все делала. И делать жертву из нее... Черт-черт, ноги послушно идут по холодной земле... И темнота, темнота...

Сейчас девушка находится все еще в некотором трансе, уже прошло около полугода после ее возвращения. А еще был тот Человек в Маске, который разодел их с Сарой в непонятные вещи и хотел одарить масками. Господи, как же страшно.
Возможно, именно поэтому возобновились панические атаки, и мать отправила мисс Нельсон в лечебницу, чтобы ее "вылечили". И сейчас та находилась в парке при заведении, делая упражнения на дыхание. Так ее заставляли лечиться. А толку-то? Они не исправят то, что наша девочка похищала детей, а некоторые и не выжили. Это страшно, очень.

+2

3

[indent] Откровенно говоря, Лета не знала, что где-то вблизи её любимого Лос-Анджелеса, в котором она привыкла развлекаться во время (или после) земных заданий, происходили такие ужасные вещи. Детей похищали. Некоторые из них мертвы. Кто-то страдал из-за этого, подверженный чужому влиянию, и, даже освободившись от него, уже никогда не сможет отделаться от чувства вины, ведь кровь погибших детей и на его руках тоже. Как это произошло с Кэнди Нельсон, которая сейчас находится в лечебнице, но разве от такого можно вылечить? Это внутри неё, это навсегда в ней останется, разрывая глотку каждым невысказанным словом, пока ей приходится держать в себе это.

[indent] И Лете предстоит убедить её в том, что жить так дальше невозможно. Что она никогда с этим не смирится, не сможет себе простить. И это, наверное, правда, поэтому задание, на деле-то, куда легче, чем может показаться сначала. Но склонить человека к тому, чтобы он осознанно оборвал собственную жизнь, в принципе, довольно тяжело. Потому что для этого нужна смелость. Хоть какая-то. Человек может ненавидеть себя больше всего на свете, каждый день думать, что лучше бы он однажды не проснулся, и сетовать на судьбу, но в тот момент, когда его палец ляжет на курок пистолета или он подойдёт к краю крыши, ему не хватит мужества сделать последний шаг. Спустить курок или упасть.

[indent] Все люди — трусы. И все они держатся за свою никчёмную жизнь, даже если им по-настоящему трудно или тяжело. Самоубийство можно совершить только под сильным давлением или в одномоментном порыве, когда ты не контролируешь собственные эмоции, когда тебя изнутри переполняют злоба, отчаяние, презрение к самому себе, и всё сжимается от чувства вины, а в голове бьётся только одно понимание: ты никогда со всем этим не смиришься. Никогда.

[indent] И в этом плане задание всё же сложнее, чем обычно. Лета не может просто поговорить с Кэнди, а потом уйти, прыгнуть в водоворот и вернуться на Небеса, будучи уверенной, что выбор за девчонку уже сделали и та покорно примет его, нужно лишь время на то, чтобы он уложился у неё в голове.

[indent] Нет, Кэнди должна умереть на глазах Леты.

[indent] Демоницу выкидывает неподалёку от лечебницы, и ей не составляет особого труда пробраться внутрь. Пара взглядов, касаний, и вот уже все вокруг, словно бездушные марионетки, делают всё, что она говорит, позволяя Лете спокойно разгуливать по территории, куда запрещён вход посторонним лицам. Раньше её это забавляло, но со временем наскучило. Лете больше нравится подавлять волю тех, кто пытается сопротивляться, кого сложнее ломать, да, среди людей встречаются и такие. Именно они после попадают в школу ангелов и демонов, оттого игра становится ещё интереснее.

[indent] Но сейчас на её пути абсолютно никаких преград за исключением двери. Лета накидывает на плечи белый халат, бегло улыбнувшись своему отражению в вестибюле, и выходит на улицу, задержав руку на двери, чтобы не раздалось хлопка. Не хочется тревожить потенциальную жертву раньше времени (вдруг она где-то рядом). Она какая-то дёрганая, что, в принципе, неудивительно. Панические атаки, отрицание происходящего. Ну, и зачем жить в мире, который тебе настолько отвратителен? Этот вопрос Лета ещё задаст малышке, а сейчас нужно поторопиться и найти её.

[indent] Это не занимает много времени, и скоро Лета находит её на скамейке недалеко от ворот. Кэнди выглядит несколько потерянной, глядя куда-то в пространство перед собой, и это заставляет демоницу притормозить. Она не хочет спугнуть девчонку, поэтому действовать придётся осторожно. После всего, что с ней произошло, Кэнди стала недоверчива, но Лета должна сойти за врача, от которого девчонка вряд ли сбежит. В конце концов, что плохого в том, что кто-то из персонала решил поинтересоваться её состоянием?

[indent] — Привет, дорогая, — елейным голосом произносит Лета, поправляя волосы. В этот раз она приняла облик взрослой женщины, на вид ей, должно быть, лет сорок, но выглядит она, кажется, довольно приятно и способна расположить к разговору. — Как ты себя чувствуешь?

[indent] Лета аккуратно касается плеча девчонки, чтобы вселить в ту доверие к неожиданной собеседнице, потому что им предстояло поговорить о довольно личных вещах, которые касаются Кэнди и её семьи, и нельзя допустить того, чтобы милашка словила не тот настрой.

[indent] — Нам нужно поговорить, Кэнди. Ты ведь хочешь, чтобы тебе помогли? — мягко спрашивает Лета. Давить на девчонку — неверная тактика. Нужно давать ей призрачное ощущение того, что она сама решает, о чём может рассказать «врачу», а в какие детали жизни его, скорее всего, посвящать не стоит. Так люди раскалываются довольно быстро и безболезненно, их наивная вера в то, что они что-то решают в этой жизни, в таких ситуациях играет определяющую роль. Это что-то вроде методов психологического воздействия, только демонице даже делать ничего нужно.

[indent] Лета закидывает ногу на ногу и отводит взгляд, решив, что пока малышка может отдохнуть от её воздействия, она не должна почувствовать в своём сознании чужого, иначе это заставит её паниковать. Отпечаток влияния монстра, который заставил её похищать детей, навсегда останется на всех её ощущениях и мыслях. Но страх Кэнди должен помочь, а не помешать Лете. Как жаль, что все чувства девчонки сейчас можно направить против неё же (нет).

Отредактировано Leta (2020-06-22 07:38:38)

+2

4

Ты не знаешь, что ты здесь делаешь - ведь это место оплот для одичалых душ, которые не спасет ничто. Тебя просто туда привели и сказали, что это обязательно тебе поможет. Все эти такие смешные и наивные.. Ахаха, серьезно, вы настолько глупы? Неужели, чтобы спасти, вам придется обратиться к более радикальным мерам, кхм, крошка Кэнди, что ты думаешь о лоботомии, например? Поздно ночью лежа в своей постели и не смыкая глаз, отвратительно мерзкий голос нашептывает, что не сегодня завтра ее мозги превратят в коктейль. Эти добрые люди запрут ее в комнате для опытов, где отменная звукоизоляция и будут сверлить до самого основания... Они вспорют твою черепушку до крови и будут копаться в самом сокровенном... Да, малышка, ты еще совсем наивное дитя... Им не нужно твое разрешение, ведь тебе еще нет и восемнадцати, так что благодари свою мать. Ту, которая равнодушным взглядом смерила документы и размашисто под каждым пунктом поставила свой росчерк. Ты понимаешь, на что тебя обрекли?

Темными ночами тебе плохо и страшно, и ты даже иногда плачешь, потому что если начнешь кричать, то получишь укол. Так что, нарываются здесь действительно самые о т ч а я н н ы е. Ведь за хорошее поведение тебя обещали отпустить, и ты, наивная глупышка, продолжаешь верить в сказки.... Ах, как это наивно и смешно. Разве ты не видела, что все здесь гниют, они чахнут... И их никто не спасет, слишком уж истерзанны их души. Да и твоя душонка не далеко ушла. Ведь твой кошмар был наяву.

Пока твоя мать имеет хоть какое-то влияние над этими пропащими людьми, ты стараешься выпутаться из этого кошмара грёз. Каждый день ты ходишь в одно и то же место, где переругиваешься со своими внутренними демонами, пытаясь разобраться, почему именно она оказалась самым слабым звеном. И почему это дерьмо происходит...вообще происходит. Не, ну на дворе 21 век, век технологий, а их пугают ведьмами им прочим..
Свежий воздух здесь успокаивает, и дышится легче, но ей хочется до безумия вернуться обратно. В свою комнату, или может, стоит уже настоять на переезде? Хотя мать никогда ее не слушала, ведь для нее всегда была важнее карьера, и она одной ногой у цели - только дочки сумасшедшей ей не хватает.

Чужой голос пугает, и девчушка отмахивается от нее, как от назойливой мухи. Все эти люди в белых халатах - как одно большое сплошное пятно. Всё ходят и вынюхивают, что и как. Как себя чувствуешь, чем помочь, а то ты как будто одичала, деточка... Фу, какая гадость. Они не понимают, не понимают... Что уже...ПОЗДНО!!!
На лице Кэн читается полное равнодушие к участию подошедшей женщины. Не она первая, и не она - последняя. Ей нечего сказать в ответ, поэтому в ответ на прикосновение к плечу начинает мелко дрожать, но уже не от испуга, потому что это мелочь. А просто на инстинкте, что нужно себя защитить от мира. И самое лучшее сейчас - продолжать играть в молчанку с доктором.

Нам нужно поговорить, Кэнди. Ты ведь хочешь, чтобы тебе помогли?

Поэтому на подобное высказывание, оно самонадеянное, не правда ли? Кэнди начинает хохотать. Громко, истерически. Это идет откуда из груди, кажется, там даже где-то расположено сердце. Этот смех как выплескивание негативного, ломанного. Это - отчаяние подростка. И с этим уже ничего не поделаешь. Оно не поддается лечению. Эта истерика продолжается от силы минут десять, но сложно сказать, принесло ли это облегчение девочке или нет.

- А вы точно уверены, что сможете? Вы ведь не первая, кто пытался... Что пишете очередную докторскую про несчастных покалеченных детишек?? Вам вообще все равно!!

Кэн начинает впадать в состояние истерики, её сжирает агония. Голос срывается на хрип, он глухой и каркающий. И люди, здесь ей никто не нужен, пусть все убираются вон. Она сама за себя. Все остальное - глупости.

+1

5

[indent] Пытаешься игнорировать меня, малышка? Лета, слегка прищурившись, оглядывает девчонку с ног до головы, пока та, отвернувшись, смотрит куда-то в сторону. О, конечно, её можно понять, ни один врач не в состоянии вытащить Кэнди из этого дерьма. Они ведь не знают, что в действительности произошло. Чего она так боится и почему закрылась от всех.

[indent] Она постоянно будет отмахиваться от предложения помочь, дрожать в ответ на чужие прикосновения, на то, что она кому-то интересна. Она никому не верит, она страдает, внутри всё переворачивает от боли, о которой демоница знает всё. Лета могла бы раскрыться перед девчонкой, но она по-прежнему уверена, что пока на Кэнди не стоит давить. Она не справится с волной паники, она побежит, оттолкнёт. Уж лучше пусть нервничает, истерит, но остаётся под носом. Лете невыгодно, чтобы малышка чувствовала желание уйти. Потому что остановить её будет сложно.

[indent] Громкий истерический смех девушки заставляет Лету вздрогнуть от неожиданности. Задание оказывается сложнее, чем она себе представляла. Кэнди не поддаётся воздействию, по крайней мере, пока Лета не прикладывает усилий. Они слишком сильно погружена в себя, она слишком долго боролась с влиянием монстра, и сейчас её не так-то просто расположить к себе. Она слишком много думает и слишком мало понимает.

[indent] О, Лета не сомневается: Кэнди такая же пустышка, как и все, но с ней произошло нечто куда серьёзнее, чем с другими. Лета не чувствует себя беспомощной и знает, на что способна, но риск оступиться есть всегда. Она, конечно, не Люцифер, её не накажут за ошибку, тем более, задание действительно непростое, но она, чёрт возьми, дочь Сатаны, а не какая-то Непризнанная с единственной выдающейся способностью типа «выбесить с полуслова».

[indent] И всё-таки она чувствует укол раздражения, когда Кэнди начинает говорить. Она действительно в истерике, она ненавидит всех, кто думает, будто может помочь, и, наверное, Лета, на деле-то, правда, не решит проблемы. Она не психолог-консультант, она демон, и единственная её цель — подтолкнуть девчонку к тому, о чём она могла бы пожалеть, оставшись жива. Но мёртвые не жалеют. Они же мертвы. В Аду Кэнди явно будет не до этого.

[indent] Сдержав кривую усмешку, Лета выдавливает из себя сочувственную улыбку и ловит взгляд девчонки на себе.

[indent] — Поверь, милая, мне не всё равно, — она качает головой. — Я не считаю тебя подопытным кроликом, и я понимаю, что всё не так просто. Несмотря на то, что ты ничего не рассказываешь. Ты имеешь на это право.

[indent] Лета не спешит воздействовать на малышку, старясь говорить с ней мягко, но с лёгким нажимом в голосе. Лета не позволит ей игнорировать свою судьбу, хоть и весьма безрадостную. Кэнди сложнее, чем многим, и демоница понимает это, но отчего-то положение девчонки сочувствия у неё не вызывает. Ей плевать. Как и всегда. Но Кэнди не могла этого понять.

[indent] Лета притворяется каждый раз, когда нужно вытянуть из другого откровение. Переубедить. Заставить передать свою участь другому, слепить из неё то, что необходимо, и вложить в голову. Неужели она не справится сейчас? Кэнди не особенная.

[indent] — Я знаю, знаю, что многие пытались помочь, — говорит Лета, наконец позволив себе положить руку на плечо девчонки. Она не давит, но пускает по всему телу Кэнди свою энергию, заставляя ту хотя бы мало-мальски успокоиться. — И я, конечно, не могу быть уверена, что справлюсь. Но я хочу попытаться. Доверять страшно, Кэнди, особенно когда... некому.

[indent] Она будто бы не придаёт последней фразе особого значения, но милашка, несомненно, должна понять, о чём говорит Лета. От неё все отвернулись. Ей никто не поможет. И сама она уже не справляется. Так Лета старается вселить в неё убеждение, что кто-то действительно понимает её. Хотя бы немного. Люди же обычно руководствуется правилом: «Поделись проблемами — станет легче»? Какая-то тупая акция раздачи неприятностей, ну, да ладно.

[indent] Хотя Кэнди, конечно, не в той ситуации, когда проблемами можно вот так просто поделиться. Она явно не хочет, чтобы её сочли сумасшедшей. Она и так одна, шарахается от каждой тени, трясётся, заметив кого-то рядом. В общем-то, её моральное состояние оставляет желать лучшего, но Кэнди должна почувствовать, что разговор с Летой может ей чем-то помочь.

[indent] — Я уверяю тебя, страх был и есть в твоей голове, и это самое тяжелое, это то, что может подталкивать тебя к неверным действиям и заставляет мучиться, — говорит демоница с напускным сожалением. — Но ты же не хочешь, чтобы это продолжалось всю жизнь? Нужно преодолеть себя. Будет тяжело, но самые правильные решения и действия никогда не даются просто. И я постараюсь тебя направить. Ты сделаешь всё сама, понимаешь? Просто позволь... указать тебе верный путь.

[indent] Лета аккуратно поглаживает по плечу свою милую, потерянную и немного истеричную жертву, всё отчётливее понимая, что легко не будет. Главное, чтобы Кэнди перестала сопротивляться воздействию, но Лета не рядовой демон, который даже не знает толком, как использовать свои способности. И сдаваться она не привыкла. Не её стиль.

[indent] Она чуть отодвигается от Кэнди, давая ей больше пространства, и сдержанно улыбается, отнимая руку. Они достаточно долго были в контакте, пока этого должно хватить.

Отредактировано Leta (2020-07-11 08:33:12)

+1

6

Здесь никто не ведет друг с другом приватных бесед, так что плакаться тупо некому. Как я и думала, у всех свои проблемы и боли. В этом богом забытом месте происходит только групповая терапия: мы все садимся полукругом, чтобы потом в итоге по очереди рассказывать, как мы боремся с этим вот всем. Эти уродцы из больницы пичкают нас колесами, что сами мы просто не можем бороться, нам по хрену. Но эта мегера по полчаса из назначенного часа талдычит о том, как важно всем раскрываться. Да Бога ради, кого ты обманываешь? Это все чухня и точка.
Ты никогда даже не думала сбегать из этого места, ты настолько наказана жизнью, что хуже быть и не может. Тем более, рваться куда-то где тебя совсем не ждут - не лучшее из всех зол. А мать и так ее снова возненавидит..
Нельсон довольно хмыкает на слова доктора. Так что же, может все-таки лучше продолжить играть в молчанку? Девушка чувствует, как где-то на периферии сознания обрываются связанные мысли и начинается хаос. Она всегда молчала, и сейчас тоже помолчит. Но эта женщина, которая слишком упертая и настырная, продолжает на нее давить. А может, просто попросить лоботомию, чтобы стереть память о том, как она ворует этих бедных детей. Как хладнокровно совершала все эти мерзкие поступки. А вы знали, что у страха есть з а п а х ?
И снова эта женщина давит на больную мозоль. Но как же... как же... Доверять некому... Никто же не пришел и не проведал ее.. Ни Сара(хотя, ей тоже досталось), ни Дерек, ни Бобби... Последний так и вовсе немного с возрастом стал труслив, но в свете последних событий просто герой...
Где-то зашумело, Кэн так и не могла понять откуда идет звук, ведь у них п а у з а... По рукам течет что-то мокрое, ох, так вот что это.. Тяжелые всхлипы рвутся из груди девушки и она старается как можно незаметнее стереть непрошеные слезы. Она не хотела плакать, потому что не по кому, она не хотела плакать, потому что облегчения нет, она не хотела плакать, потому что мертвым... все равно.
Это больше похоже на игру с Дьяволом, который слишком активно пытается заманить в свои сети, чтобы порезвиться, пометить как свою добычу...
- И что же... Что я должна сделать?
Голос хриплый, каркающий выдавливает из себя слова. Малышка Кэн не хочет просто так сдаваться, ей нужно.. Да черт ее знает, что ей нужно... Успокаивающее движение ладони по плечу как-то странно давит, но так же это быстро и проходит. Странно...
Кэнди жмурится, переживая очередную волну паники, но она буквально слышит, как рушится ее бастион, который так скрупулезно строился. Выхода нет.

+1

7

[indent] Лета наблюдает за девчонкой с плохо прикрытым раздражением. Она слишком долго находилась под влиянием монстра, который заставлял её похищать детей; из-за которого руки Кэнди теперь в крови, из-за которого они дрожат так сильно, словно она до сих пор ощущает в своей голове чужое присутствие. Воздействовать на неё становится сложнее, когда Лета понимает, что она всё чувствует. Вкрадчивый голос, обволакивающий её сознание тонкой пеленой, с которой Кэнди усердно борется; ненавязчивое прикосновение, располагающее к собеседнице, которое Кэнди сбрасывает, чувствуя себя так, словно Лета проникла ей под кожу; разбегающиеся мысли, которые не удаётся собрать в кучу, чтобы понять, что что-то не так. Кэнди сопротивляется воздействию Леты, потому что ощущает его. Но Лета должна выполнить задание, даже если перед смертью Кэнди придётся помучиться; даже если Лете придётся действовать не так, как она привыкла. Кэнди должна умереть сегодня. Так решили Небеса, отправив Лету на задание; так решил Ад, отправив в школу ангелов и демонов ту, что является высшим демоном по факту рождения; так нужно для того, чтобы сохранить равновесие. Смерть Кэнди нужна не только ей самой, потому что девчонка даже не осознаёт того, что в её жизни не осталось смысла. Она не нужна ни родителям, ни друзьям. Но она нужна на Небесах. Если она не умрёт, это нарушит баланс и скажется на репутации Леты в школе. За несколько веков, прожитых смертными, они ни разу не проваливалась на задании, и она не позволит Кэнди всё испортить. Кэнди уже выглядит как труп; осталось немного, и Лета закончит со всем этим.

[indent] — Дышать ровнее, — женщина слабо улыбается, поднимаясь на ноги и осторожным движением потянув Кэнди следом за собой. — Давай пройдёмся. Может, тебе станет лучше, — ей плевать на состояние Кэнди, но она должна вызывать у девчонки доверие, поэтому приходится прекратить попытки воздействия и просто быть человеком. Таким же, как Кэнди Нельсон, которая видела слишком много сверхъестественных вещей, причинивших вред ей или её друзьям, и которая никогда не смирится с тем, что спокойная жизнь может так быстро превратиться в ад, который закончится только игрой в ящик. И последует за этим нечто намного хуже. Ад до сих пор не нашёл на Земле достойного воплощения, и все те, кто говорил, что в какой-то момент жизни перестал бояться того, что Небеса после смерти низвергнут его в Преисподнюю, сейчас мучаются там и молят дьявола о покое. Наивные. Лета знает папочку намного лучше. Он выбирает для них такие наказания, какие никогда не сравнятся с пережитым на Земле.

[indent] Женщина медленно идёт рядом с Кэнди по дорожке из камня и с прежней осторожностью придерживает её за руку; совершенно ненавязчиво — Кэнди с лёгкостью может убрать руку, если захочет идти самостоятельно, но Лете важно поддерживать с ней физический контакт, потому что слова давят на девчонку куда сильнее; но она должна оставаться под влиянием демоницы, иначе происходящее может начать доходить до неё в самый неподходящий момент. Не хватает того, чтобы задание, на которое Лета уже потратила достаточно времени и сил, осталось невыполненным, потому что она по неосторожности спугнула малышку. Лета умеет чувствовать души своих жертв, но к её ужасу душа Кэнди молчит. Словно внутри девчонка уже умерла, а двигаться, есть, общаться продолжает на автомате, пока её жизненные силы окончательно не иссякнут. Лета понимает, что сил у малышки как раз не осталось. Иначе к ней отправили бы ангела, иначе она боролась бы за жизнь, а не шла сейчас рядом с демоницей, которая собирается её убить.

[indent] — Чего ты боишься, Кэнди? — спрашивает Лета, посмотрев на неё. — Сейчас я не прошу тебя рассказывать мне историю своей жизни или описывать цепочку событий, которая привела тебя к такому состоянию. Вероятно, это что-то очень личное, чем ты не захочешь делиться. Так что мой вопрос заключается в другом. Почему ты продолжаешь бояться сейчас, когда это осталось в прошлом? Ты думаешь, всё можешь повториться? Или ты винишь себя в чём-то? — она останавливается, придержав Кэнди за руку и заставляя обернуться на неё. — Я должна понять, в чём твоя проблема, чтобы подсказать, что тебе делать дальше. Некоторые проблемы могут иметь довольно радикальное решение, но оно есть.

Отредактировано Leta (2020-07-19 15:55:18)

+1

8

- Я убила их!!!! Я убила их всех!!!! Их больше нет!! У этих детей была впереди вечность!!! Я этими собственными руками украла их жизни, обокрала каждого в этом городе... Мне в глаза им С Т Ы Д Н О смотреть!!!! Что, правда глаза колет??? Что ты смотришь так???
Кэнди в истерике рвёт на себе волосы, по её щекам льются слёзы, и это последнее, чего она хотела. Эта женщина буквально впилась её кожу, дышит её воздухом, пропитывает её мысли ядом... Голова кружилась от нехватки воздуха, но тот спасительный круг не хотел проникать в лёгкие девушки, превратившись в огромный ком. Ты сильная, ты сможешь. Перед тобой столько возможных вариантов развития событий, а ты хоронишь себя... Хоронишь...
Нельсон воет от безысходности, прогулка по саду вышла боком и её трясет от страха. Дикий холод заползат в её кипящие мысли, мешая и путая их.
Пот стекал по вискам от напряжения, потому что что-то ещё всё-таки боролось с влиянием. Кэнди казалось, что эта психолог такая же, как и та, что жила в её голове десятилетиями. Её имя никто не произносил вслух, потому что боялись. И малышка тоже боится, но язык чешется так, как никогда... Стукается о стенки зубов и пробивается наружу.
- Писада Эйра!!! Писада Эйра!!! Писада...АААААААА!!!!
Нельсон вырывает из себя это имя как смертельную болячку, которую боятся как чумки в средние века. Если на мгновение прикрыть веки, то можно увидеть кривой непропорциональный скелет, с обвисшими волосами, горящими красными глазами и руками - крючьями. Господи, как это сложно!!! Что же это делается? Как Он мог допустить такое? Или теперь это происки лукавого, который сменил старожила???? Кэнди была уверена, что это её персональное наказание за отступление от веры. Хотя, как можно верить в того, кто позволял творить такие бесчинства??!!

Нельсон уже сопит чуть ли не как паровоз, разве что ещё не начала дымиться. Такое вроде бы простое упражнение не приносило успокоения, а делало все хуже и хуже. Концентрация тоже не спасала ситуацию, только лишь усугубляя положение. Ну не походит она на релпксирующее кайфующее создание. Только боль, скорбь и слёзы. Сложно жить, зная, что все умерло. Сложно заставлять себя стремиться к тому, чему нет. Кэнди испытывала зависть к своей лучшей подруге, Марк, которая всегда собирала вокруг себя толпы людей. Кэнди - не она, малышка настолько робка и стеснительна, что если она и прорает оплот и пойдёт знакомиться первая, то снег и град пойдут дай боже. И некому поорать о боли. Некого... Молить о помощи, за спасение проклятой души. Никто, никто не придёт. Всем плевать, каждый погряз в собственной беде. Но и её беда тоже беда.
- Ты - моя проблема...
Малышка это выплевывает с вызовом, в её глазах не только слёзы, но и бушующий огонь. Как отстоять себя, если не за что бороться? Она ненавидит этого психолога и всячески демонстративно это показывает. Но проигрыватель запущен, обратный отсчёт пошёл, обратного пути нет. Нельсон идёт как послушная овца... На убой. На свой последний б о й.

+1

9

[indent] Как же ты мне надоела. Лета с шумом выпускает воздух сквозь плотно сжатые зубы. У неё даже не получается сделать испуганное лицо, настолько её раздражает эта девчонка. Схватив её за плечи и с силой встряхнув, пытаясь привести в чувства, Лета уже не сдерживает растущую злость. Она не испытывает никакого сочувствия к смертной, которую до сих пор мучают кошмары и которая, попав под чужое влияние, убивала детей. Она никогда от этого не очистится. Она должна умереть. Её душу будут мучить в Аду, там ей самое место. — Хватит! — Лета разворачивает Кэнди в сторону здания больницы и подталкивает в спину, заставляя идти. — Успокойся. Ты же знаешь, что с этим делать, — пугающе тихим голосом говорит демоница, приблизив своё лицо к опухшему от слёз лицу Кэнди. Девчонка всё ещё не может успокоиться, в глазах Леты ей мерещится страх. Она ждёт осуждения, непонимания в глазах женщины, которую приняла за врача, но в глазах Леты ледники, сталкивающиеся с бушующим огнём во взгляде малышки. Она пытается сопротивляться, но страх настолько прочно обосновался в её голове, что она не чувствует ничего, кроме присутствия монстра в своей голове. Она не понимает, что происходит, продолжая растирать по щекам слёзы, которые уже стекают по рукам, падают на землю, жгут кожу на руке Леты, прикоснувшейся к её подбородку, чтобы девчонка делала всё, что говорит ей врач. Она не контролирует себя, у неё начинается паническая атака, но Лета больше не пытается добиться её доверия. Она хотела проявить сочувствие, хотела, чтобы малышке было легче умирать, а теперь будет играть с её страхами, пуская по венам отчаяние, а не осознание. Ты заслужила. Рука Леты сжимает плечо девушки, заставляя замолчать, и Кэнди закрывает свой очаровательный ротик прежде, чем успевает понять, что монстр, сидящий в её голове, не Писадейра. Её чувствами манипулирует дочь Сатаны, которой плевать на чувства марионетки, попавшей ей в руки. Она должна выполнить своё задание.

[indent] На остальное плевать.

[indent] Они проходят мимо поста, и Лета затаскивает девчонку в туалет, повернув в двери ключ, чтобы никто не помешал ей устроить своей жертве маленькое представление. Кэнди сама добилась того, чтобы перед смертью ей устроили персональный Ад, больше ей никуда не деться от собственных страхов. Лета вывернет её душу наизнанку, и малышке уже никогда не будет так больно, как сейчас. Ад пришёл к ней по зову своей принцессы. — Посмотри на меня, — рявкает Лета, обхватывая её лицо и заглядывая в глаза. Она просматривает воспоминания девчонки, ищет в них Писадейру и Человека в маске, после чего отталкивает её от себя, заставляя влететь в подоконник, с которого на пол падают ножницы и бритвенное лезвие. У тебя даже есть выбор. Лете всегда нравилось мучить жертв, погружая их в иллюзии собственных страхов, и последнее, что видит Кэнди, — это хищная улыбка Леты, на мгновение скинувшей с себя облик женщины-врача, который ещё мог пригодиться. В следующую секунду она оказывается в лесу, откуда прямо ей навстречу выплывает Писадейра. Она тянет к малышке свои длинные изломанные руки и воет, наводя на Кэнди такой ужас, что та даже пошевелиться не может от сковавшего её страха. Лета умело управляет чудовищем, образ которого создала специально для Нельсон, а затем вдруг отбрасывает в сторону, как надоевшую игрушку, и тогда из-за деревьев показываются чудики. Они подбираются к девчонке, намереваясь схватить её, отвести к Человеку в маске, но тот не заставляет себя ждать. Он тоже появляется для Кэнди. Держит в руках маску, которая сделает сопротивляющуюся малышку частью цирка. Тебя уже не спасут.

[indent] Когда иллюзия рассеивается, Лета, снова приняв облик врача, падает перед девушкой на колени и, как по заказу, начинает рыдать в три ручья. Она делает вид, словно её оглушили крики пациентки, словно она действительно боится за неё и хочет помочь, но не знает, как справиться с панической атакой Нельсон. — Что с тобой произошло, Кэнди?! Почему ты здесь? — воспоминания девчонки умело подправлены, она уже не помнит, как женщина сама притащила её сюда, а вопрос звучит неоднозначно. Почему ты до сих пор на земле?Что это? — женщина бросает испуганный взгляд на бритву и ножницы, валяющиеся на полу рядом с Кэнди, и в следующую секунду загипнотизированный взгляд Кэнди останавливается на предметах, оказавшихся в туалете неслучайно. Почему ты жива, Кэнди? Исправь это.

Отредактировано Leta (2020-08-22 11:31:24)

+1

10

И сказал мне Ангел чуть-чуть подожди, я подарю тебе новую жизнь...

Кэнди так и стоит, послушно ведомая своим врачом. Да, ей все еще плевать на предписания, но потоки ругани, что исторгает ее рот, подтверждает факт того, что все кончено. Она сломана, она - бесполезный кусок мусора.
- О, да. Я знаю... - девушка хихикает, и, честно говоря, при этом она не шибко-то красиво и выглядит. Рот, с потрескавшимися губами кривится, гримасничает. О, ты теперь не самая красивая в школе. Что же о тебе подумают? И никто ТАК больше не смеется, кроме тебя, дурочка. Но ты смеешься, истерически, и ничто тебя не остановит. - Я знаю, что нужно делать... Ты думаешь, что я не справлюсь?
Смешливый голос переходит в крик, и хочется вырваться, но ее так крепко держат тисках, что нет сил бороться. Ноги просто сами плетутся туда, куда говорит идти сила. Перед глазами все плывет, и единственное, что можно понять по этому всему - больница,кам бэк! Так сложно сопротивляться силе, что живет не только в голове, но и повелевает тобой извне. Воспоминания - душегубка. Кэнди чувствует как тянут из нее все соки, что это предел ее реальных сил.
Она не соображает, что они идут мимо поста сестры, не важно, куда идти. Они просто идут и все.
В месте, куда ее привели, слишком сыро. Еще где-то на подкорке ее рот пытается сказать, что не нужно прикасаться, не нужно... Но малышка повержена взглядом красных глаз, так ярко горевших... "Ну а ты тухнешь, тухнешь!!"
Тело куда-то движется, и Нельсон хнычет, больно ударившись о стекло. По щекам вновь текут слезы, а перед глазами идут рука об руку Писадейра и Человек в маске.
- Прекрати! Прекрати! Неееет!
Свернувшись калачиком, блондинка катается по полу, пытаясь изгнать от себя видения самых страшных кошмаров.
- Ну, вот. Ты не смогла, посмотри на себя. Ты такая ничтожная, ты бесполезная, с тобой даже не интересно играть... Вечно ноешь, зовешь на помощь, ах, какая скука!
Это ТА ЖЕНЩИНА говорит, она почти близко, Кэн слышит и чувствует ее зловонное дыхание, коснувшееся ее щеки. Черный коготь скользит перед лицом, как будто пытается проникнуть под кожу. В голове звучит ее дикий раскатистый смех!
- Не говори так, не говори! Я лучше тебя!
Ах, бедняжка. Пытается сопротивляется, но куда ей до демоницы, что руководит сейчас парадом. Будь школьница повыносливее, то сообразила бы, что ее дурят. Ах, маленькая глупенькая девочка, что же ты надела....
Человек в Маске как всегда очарователен и галантен, но под его маской не видно ничего. Зато Нельсон видно, что к ней несут.
- Ты была ну очень плохой девочкой, Кэнди. Ты предала друзей за свободу. Ты достойна этой маски, ты будешь гнить вечно. Ты должна пролить свою кровь за свободу! Пролей ее, пролей, освободись!!!

Что с тобой произошло, Кэнди?! Почему ты здесь?
- Пошла ты... Пошла ты...
Заплетающийся язык что-то несмело бормочет, тело борется на износ. Она не понимает, как быстро сменяются одна картинка за другой. Врач - фикция, здесь нет никого, кто мог бы ей помочь. С губ снова раздаются смешки и Кэнди и начинает озираться по сторонам.
- Мы с тобой.. Мы пришли вместе... Ахахах...
Несмело выдохнув, девушка движется в сторону лезвия. Ох. нет.... О, да-да-да. Ты же этого хотела, оно перед тобой, возьми же его... Чего же ты боишься? Ослабевшие пальцы ловят бритву, открывают ее. Подушечки пальцев проворно скользят по лезвию, не очень удачно для потерявшего ее, и удачного для Кэнди. На пальце остается кровь, а значит, бритва хорошо заточена.
НЕльсон уже даже не смотрит на ту, которая типа врач, а просто заканчивает свое дело. Ее никто не учил как правильно, но рука обхватывает рукоятку и скользит по горизонтали.
- ААААААА!!!
Ей больно и она не сдерживается. Лезвие очень медленно погружается в кожу, разрезая ее как пирог. Кап-кап-кап. Кажется, она здесь запачкала все своей кровью. Но, мы же не остановимся на достигнутом?
- Тебе нравится, дА?
Кэнди продолжает играться со своей рукой, пока не происходит маленькая лужица. Очень медленно, но силы покидали ее бренное тело. Пальцы все крови, испачкали одежду, всю себя... Ах, какой красивый цвет... Красный - цвет жизни. Так дари ее, дари!! А потом она переходит на другую руку, ведь нельзя же кого-то обделить своим вниманием? И снова методически режет кожу, такую бледную, нежную...
Кажется, она подарила этому месту слишком много себя, много крови... Она омыла все здесь с о б о ю. Веки смеживаются, сил нет больше на это смотреть. Чудовище с черными крыльями, горящими алыми глазами все еще кружит возле нее, а потом взлетает ввысь...
О, кажется, мы закончили...

*час или около того спустя*

В туалет врывается санитар, который проходил мимо, чтобы прополоснуть приборы. Дверь в туалет была заперта. И он очень долго добился в эту проклятую дверь. Он не помнил, кто мог туда зайти, но почуял не ладное, когда из-под двери стала вытекать кровь. Тогда мужчина выбил дверь с ноги.
- О, черт, Кэнди! Что же ты наделала!

+1


Вы здесь » ROMANCE CLUB » Once upon a time » and then the world moves on [11.03.2020]


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно