Не понимаешь, куда попал?! Что здесь происходит и кто все эти люди?! Не спеши, путник, и давай обо всём по порядку. Перед тобой ролевая по мотивам известной мобильной игры «Клуб романтики», где ты сможешь воплотить все свои самые сокровенные, ужасные и безумные фантазии.
все неслучайнокейт и юлиан
твоя судьбамини-квесты
пост недели от мишель
Это всё ещё слишком лично, слишком чувственно и больно, чтобы наивно верить, будто пара недель сотрёт ощущения из памяти. Это всё ещё вызывает в памяти каждое сообщение в пустоту, каждый день, потраченный на паническое ожидание любой, даже самой крошечной весточки.
>>>
Массовые. Срок - 7 дней.

да начнется война - Лив до 03.02
Личные

убийца твоего и моего имени - Клэр
iris - Влад
неистовый зверь - Мими
happy bloody christmas - Аарон
let's play some chicken - Люцифер
One, two, She's coming for you! - Адель
Life in light-dark colors. - Манта
остаюсь на дверном сквозняке - Барон
сдохни или умри - Барон
runnur - Мими
I mörkret är alla katter grå - Адель
oh, i`m on fire. - Вики
все неслучайно - Кейт
family loves you - Юлиан
the beautiful & damned - Мими
when it comes to the end - Юлиан
nuit noire - Люсия
Long live the king, the king is dead - Люци
maple syrup - Лео
my demons in the dark - Адель
Добро пожаловать в Ад! - Лив
in the middle - Люцифер
Don’t ever lose hope, hold on and believe - Брэндон
и из пересохших рек мы с тобой превратились в моря; - Аарон
Ночь перед Рождеством. - Адель
и сжигать корабли скоро выйдет из моды - Абриэль
давай вечером умрем весело поиграем в декаданс -Абриэль
please burn with me - Вики
secret - Тиша
а что выберешь ты? - Манта
come touch me like i'm an ordinary man - Миранда
Цвет моего мрачного мира — черный - Тиша
In the light of night - Манта
Yo te traeré el horizonte - мама Бриджит

обновлено 28.01.2021

ROMANCE CLUB

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ROMANCE CLUB » Sail in the fog » и сжигать корабли скоро выйдет из моды [10.12.2020]


и сжигать корабли скоро выйдет из моды [10.12.2020]

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

и сжигать корабли скоро выйдет из моды

[10.12.2020]

[Мими ♦ Абриэль]

     Сможешь ли посмотреть в глаза
      // И все понять... //
     
Что глубоко внутри меня
Т Е П Е Р Ь   Б О Л Ь   Н Е   У Н Я Т Ь  «  «  « - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - -(Надежды нет)   Моя душа увидит свет как только
         ты ее найдёшь и в дом вернёшь

https://imgur.com/s49XP5P.png

Подпись автора

ав by `my_valkyrie
х  х  х  х  х  х  х  х  х  х  х  х  х  х  х  х  х  х
https://imgur.com/bZO4HXG.gif https://imgur.com/0WFG4bA.gif
let the bullets fly, oh let them rain     my life, my love, my drive     it came from 
...................................  Pain!

+6

2

у-х-о-д-и
тебя я отпускаю, исчезни,
у м о л я ю

и больше не смотри мне в глаза
х х х

Ориентация в пространстве давно потеряна; я не знаю, который сейчас час или день недели, а единственное топливо, на котором мой организм все еще функционирует ‒ это даже не бессмертная кровь, а чертова злость, которая поджигает меня изнутри. Глаз успел привыкнуть к полумраку, что отбрасывает зловещие тени от моих крыльев; я меряю крошечное пространство шагами взад-вперед, раздражаясь от мысли, насколько мне здесь негде развернуться. Большую часть времени я пытаюсь провалиться в сон; как назло, организм, насыщенный выбросами адреналина, вовсе не собирается отключаться, а наоборот, пристально сканирует происходящее вокруг, пытаясь уловить хотя бы искорки, хотя бы тонкий след знакомой энергии. Я не чувствую ни-че-го; словно в этой самой точке мой бой наконец-то окончен, словно у меня больше нет никаких сил на то, чтобы сопротивляться.

Идея пойти за пропавшей Вики с самого начала казалась мне идиотской; не нужно было быть гением [или даже Энди], для того, чтобы понять, что здесь что-то не так. Что весь наш мир сейчас ‒ одна большая ловушка, то самое минное поле, каждый шаг по которому был равнозначен смерти. Я не собиралась сдаваться так просто и всегда надеялась, что умру своей смертью по своему желанию, а не потому, что какой-то повернутый головой мальчишка вообразил себя выше, чем сам Шепфа. Возможно, его идеи и были правильными; возможно, я могла бы согласиться с какими-то мыслями о равенстве, но не после этой войны, не после того, что и кого мы потеряли. Методы Мальбонте были грязными даже для меня, рожденного демона; впрочем, по сути я никогда не была одной из них на самом деле. Предпочитала искать в других хорошее. Вечно пыталась кого-то спасти, пусть даже ценой собственной жизни; была невероятно привязана к дому и семье.
И теперь жестоко поплатилась за это.

Со стоном от боли в затекших крыльях я сажусь на холодный пол; после того, как нас с Люцифером и Дино разделили, я окончательно начала сходить с ума от одиночества и страха перед неизвестностью. Может быть, прямо сейчас в этот момент кого-то из них пытают; может быть, у этого палача лицо Ади, и от этих мыслей меня буквально выворачивает наизнанку от душевной боли. Самой большой ошибкой в нашем мире было к кому-то привязываться; бессмертное существование подразумевало, что тебе придется жить с этими ранами целую вечность. Я вытираю невольно набежавшие слезы с лица, мысленно говоря себе, что он того не стоит. Раз он поступил так со мной, раз выбрал не_меня в этой войне ‒ я не должна переживать из-за этого ни одной лишней секунды. Но ни мантры, ни увещевания не помогают, и я вновь и вновь проваливаюсь в пучину своей боли, лелея мысли о вдребезги разбитом сердце; более того, разбитом дважды.

Мысль о том, что Абриэль предал меня, кажется настолько чужеродной и невыносимой, что просто не укладывается в голове. Как вирус или часть смертельно опасного механизма, она отторгается моим организмом; я вновь и вновь прокручиваю ее, так до конца и не веря в это. Мне проще не воспринимать его своим самым дорогим человеком; не теперь, когда он спокойно улетел, бросив меня и миллион моих поломанных костей отдыхать в лазарете в одиночестве. Даже не попрощавшись. Даже не найдя в своем трусливом сердце силы посмотреть мне в глаза. Я говорю себе, повторяю, как мантру, что у меня больше нет брата; что он ‒ чертов позор для нашей семьи, что даже отец не одобрил бы такого поведения.
Я убеждаю себя ненавидеть его; но болеть от этого меньше не становится. В голову, как назло, лезут лучшие из всех воспоминаний; как он оберегал меня, несмотря ни на что, как был на моей стороне, даже когда остальные были против, как смотрел на меня своими бездонными глазами из-за решетки в тюрьме ада, даже тогда будучи уверенным в том, что поступил правильно, решив вызволить отца.

Как иронично, что теперь мы с ним поменялись местами.

Когда мои слезы высыхают, а я проваливаюсь в некое подобие сна, время ускоряет свой ход; но когда я открываю глаза, потревоженная какими-то далекими звуками, мне кажется, что не прошло и минуты. Я тут же стряхиваю с себя сонливость, поднимаясь на ноги, подхожу ближе к решетке; внимательно прищуриваюсь, сканируя взглядом темноту. Энергетика Абриэля, которую я бы никогда в жизни не перепутала ни с кем и ни с чем, бьёт меня в грудь; я даже пошатываюсь, не в силах ровно устоять на ногах. Прежде, чем его высокая фигура выйдет к тусклому света факела на стене, я молниеносным движением подбираю небольшой камень с пола, и швыряю в сторону демона сквозь прутья решетки, от души надеясь, что попаду в голову.

‒ Убирайся. ‒ шиплю на него не_своим голосом, простреливая его наконец появившееся передо мной лицо взглядом, полным чистой, ничем не замутненной ненависти. Представляю, насколько безумной могу выглядеть со стороны ‒ в алых глазах пылает огонь, длинные волосы перепутаны, на одежде следы пыли и грязи. [float=right]https://i.ibb.co/JCz4knr/ezgif-6-46bad9fb8625.gif[/float]Он ‒ один из тех, кто сделал меня такой. И я скорее умру, чем позволю жалости или любви к нему взять надо мной верх. ‒ Убирайся к черту, сукин ты сын! ‒ повышаю голос до крика, и с силой бью руками по безжалостной решетке до тех пор, пока моя кожа не начинает кровоточить. Я тяжело дышу, и нахожу в себе силы встретиться зрачками с глазами своего брата. ‒ Клянусь, я найду способ выбраться отсюда и надрать твой зад. ‒ произношу так тихо и так четко, не переставая смотреть на него взглядом, полным презрения пополам со влажными каплями слез. Чуть помедлив, я произношу совсем тихо, прежде чем отойти от него вглубь своей клетки:
‒ Я ненавижу тебя всем сердцем, Абриэль.

И еще никогда эти слова, обычно сказанные в сердцах в приливе злости, не звучали настолько_окончательно.

Подпись автора

,, но жить с ней — как в аду: что ни день,т о    о ч е р е д н а я   п-ы-т-к-а.  иногда мне кажется,https://i.imgur.com/KWRcHit.gif https://i.imgur.com/NqJGCQV.gif https://i.imgur.com/eBSavM3.gif
что когда-то я подписался на каждодневный БДСМ // без стоп слова ,,

+4

3

Она не видит его взгляда, когда он стоит чуть в стороне, прислонившись спиной к грязной, как собственная душа, стене, разглядывая троих схваченных отчаянных_глупых пленников. Она не видит, когда ее, вместе с двумя другими идиотами, уводят в мрачные камеры в лагере, как медленно разжимает его кулак, пока он провожает тяжелым взглядом ее спину. Он должен был предугадать, что так случится. Нет, даже не так – едва увидев в лагере Вики, Абриэль сразу подумал о том, что подобный исход событий наиболее вероятен и неизбежен. Знал – но не хотел верить. Попросту не хотел думать о том, что его отчаянно смелая и столь же отчаянно наивная сестра ввяжется во все это, подвергнет свою жизнь угрозе ради какой-то непризнанной, которая по непонятной ему причине стала ей близка. Он не хотел знать как и почему, что эта девчонка сделала такого, чтоб так сильно запасть в душу его излишне доброй сестры, но был уверен в одном – Мими всегда будет бороться за тех, кого любит и кем дорожит. Она всегда была такой – невозможно светлой для той, в чьих жилах текла демоническая кровь. Она всегда казалась ему светом – его личным, собственным, персональным, на который хочется бесконечно долго смотреть, к которому хочется стремиться, который согревает нежным теплом морозное черствое нутро, заставляя стремиться к чему-то большему, лучшему.

Да, Мими всегда боролась за тех, кого любила. Пусть и в корне не согласная с его задумкой, она, как могла, поддержала его в безумной авантюре с попыткой освобождения отца и помогла не сойти с ума там, с сырой камере адской тюрьмы, каждым своим визитом напоминая о том, что ему есть ради чего держаться, ради чего ждать.

Есть ради чего (кого) вынашивать в голове планы, которые она сочла бы безумными. Ужасными. Жестокими.

Будет ли она и сейчас бороться за него, как тогда, когда все знакомые и те, кто назывался друзьями, отвернулись, едва на его шее оказалось выжжено клеймо преступника?

Абриэль не был в этом уверен.

Он всегда был жесток, циничен и крайне радикален в собственных взглядах – она знала это и по какой-то непонятной причине принимала. Но сейчас… Кажется сейчас он перешагнул далеко за границы ее понимания, глубоко увяз в том, что она сочла бы недопустимым, неправильным. А он сам? Абриэль смотрит на собственные ладони – чистые. Вот только кровь ни отмыть ни с рук, ни с души. Она въелась, впиталась, проникла куда-то глубоко внутрь. И, наверно, должна была бы вызывать раскаяние, сожаление, наводить ужас от того, что натворил, но… Он не чувствовал ничего, но знал, что если бы пришлось переиграть, он сделал бы все точно так же. Потому что, несмотря на горечь и жестокость того, что произошло и чему еще суждено было случиться, это было необходимо. Это было правильно. Он давно поставил перед собой эту цель – и шел к ней, ступень за ступенью. И цель сейчас, как никогда прежде, казалась близкой – протяни руку, сверни еще одну чужую шею, и вон оно то, к чему ты так стремился, во что верил, все что жаждал.

Он был уверен, что она не поймет. Будет злиться, ненавидеть, презирать. Сочтет безумным. А ведь то, что он делал, он делал и ради нее – кажется, почти все в своей жизни он делал ради нее одной. Чтобы не повторилась больше никогда история с отцом. Чтобы можно было не опасаться никакого взбалмошного вердикта Небес. Чтобы жить… нормально. Он хотел построить_увидеть новый мир, где все было бы иначе, куда более справедливо и правильно, создать его любой ценой, на костях и крови тех, кто был виноват во всех прошлых несчастьях и бедовых положениях, в которых они оказывались, и привести ее в этот мир, как маленького ребенка приводят в новый отремонтированный дом. Он хотел, чтобы она держалась в стороне, не вмешиваясь, до последнего – чтобы потом показать итог, показать и убедить, что все это стоило того. Быть может, тогда бы она поняла.

Но глупо на это было надеяться, с учетом упрямства Мими.

Однако, в том, что она сейчас рядом, практически под боком, Абриэль находил некое успокоение. Что с ней там, в школе, он не знал и никак не мог контролировать – только был уверен в том, что она здорова и жива. И зла – чувствовал это, погружаясь в себя, чтобы отследить ее местоположение пару дней назад, убедиться, что все хорошо и мимолетом задев ауру. Да, узкая камера не самое лучшее место в мире, но все же так он был уверен, что с ней ничего не случится, что она ни во что больше не влипнет. Конечно, демон не мог знать, какие именно планы кроются в голове у Мальбонте, он поддерживал его идеи, но что представляет сам из себя тот, кто родился от союза ангела и демона, Абриэль до конца еще не разобрался, но был уверен, что пока причин для беспокойства у него нет. Вряд ли сестра нужна Мальбонте для чего-то большего, чем средство манипулирования непризнанной, а с учетом того, чему предстояло еще случится, возможно, мрачная камера окажется для нее самым безопасным местом в этом чертовом мире.

У него нет никаких препятствий на пути в подвал – караульный пропускает его без каких-либо вопросов, но Абриэль уверен, что об этом его визите Мальбонте обязательно расскажут. Ну и пусть. Ему нечего скрывать.

Идет вперед неспешно, издалека различая очертания ее фигуры – потрепанной, измученной, грязной, но живой. Это главнее всего прочего. Остальное казалось ничтожно мелким в сравнении в общей картиной и желаниями. Если для того, чтобы держать Мими в стороне от войны ему понадобиться морить голодом – он будет первым, кто заберет из ее рук кусок хлеба.

Он всегда считал, что цель оправдывает сердца.

Но что-то внутри екает – и дело вовсе не в пущенном камне, ударившемуся о плечо. Он даже не пытался увернуться, где-то подсознательно понимая, что, наверное, заслужил. Он может быть сколько угодно тысяч раз прав, но какой в этом толк, если к глубине ее глаз скрываются слезы, причиной которых был он сам?

Ее злобное шипение не трогает его – он хорошо знает, какой эмоциональной бывает его сестрица. Лишь с какой-то затаенной тоской смотрит на то, как она сбивает руки о решетку и как на пол капает ее_его кровь. Он не пытается ее остановить – Мими зла, ей нужно как-то выплеснуть все то, что она сдерживала в себе, все то, что он всколыхнул, появившись сейчас перед ней. Хочется привычно, как когда-то давно, когда она была совсем еще маленькой девочкой – его девочкой – вздохнуть, отрывая от собственной одежды кусок ткани, и перевязать ее раны, осторожно подув на кожу, но знает, что, наверняка, стоит ему только к ней прикоснуться, как она тут же одернет руку, выражая одним этим простым жестом то, что не хочет, чтобы их что-либо связывало, даже прикосновения.

- А я все равно люблю тебя, - отзывается на ее слова предельно просто, озвучивая то, что было для него самим собой разумеющимся. Он был полон ненависти и злости с самого своего рождения, она пропитала его плоть, кровь и кости, она была тем, что давало ему силы. Он ненавидел всех – и не мог ненавидеть только ее одну. Чтобы не случилось, чтобы она не сказала, чтобы не думала о нем, Абриэль знал, что любовь к сестре эта та самая константа, которая пройдет с ним через всю его жизнь, какой бы короткой или длинной она не была. Мими может злиться, ругаться, угрожать, пытаться воплотить угрозы в жизнь – это все равно ничего для него не изменит.

Он обречен любить ее до последнего своего вздоха.

- Как там отец?

Абриэль знает, что он жив, что в школе – чувствовал его рядом с сестрой, что не могло не радовать. Демон знал, что война требует жертв, и готов был положить на алтарь победы любую жизнь, но отчаянно не хотел думать о том, что жертвой может оказаться кто-то из его семьи. Сестра, мать, отец… Они могут не понимать его выбора, не одобрять, ненавидеть и отречься, но все что от них требуется – быть живыми.

Иначе то, ради чего он борется, лишится смысла.

Подпись автора

ав by `my_valkyrie
х  х  х  х  х  х  х  х  х  х  х  х  х  х  х  х  х  х
https://imgur.com/bZO4HXG.gif https://imgur.com/0WFG4bA.gif
let the bullets fly, oh let them rain     my life, my love, my drive     it came from 
...................................  Pain!

+1

4

в-ы-н-и-м-а-й мое сердце, вынимай
н е   ж а л ей

вынимай мое сердце из груди,
и разбей

х х х

Если бы я знала наверняка, что весь тот путь, что я избрала для себя, закончится вот так, в этой точке ‒ я бы все равно ничего не изменила. Не поступила бы по-другому, не выбрала бы иную сторону, и самое главное ‒ не предала бы себя, и не позволила бы сделать это другим. От нашего папочки нам с Абриэлем передалось множество самых хороших или плохих качеств, и одним из них была та самая пресловутая гордость, которая никогда не позволяла нам отступать назад, или же признавать свои ошибки, даже когда они становились слишком уж очевидными. В глубине души я всегда была честной с собой; и себе же я могла признаться в том, что всегда поступала с Абриэлем слишком резко, подчас не соглашаясь с его идеями не потому, что не верила в них, а потому что боялась ‒ они заберут его у меня. Рано или поздно та тьма, которую он носил у себя внутри, заберет его у меня, и никто из нашей семьи уже ничего не сможет с этим поделать. Я не верила в судьбу, но знала, что у каждого все равно будет свой путь. Верить в то, что мой собственный когда-то разведет меня со второй частью себя мне решительно не хотелось.

Я делаю что угодно, лишь бы не смотреть на него. Увлеченно разглядываю землю под ногами, пытаюсь сосредоточиться на напряжении в спине и сбросить его, отрываю одну из лент со своей черной одежды, и перевязываю разбитую руку, стараясь не думать о том, что эта кровь, стекающая по коже ‒ не только моя, но и его тоже. Ловлю себя на мысли, что чуть ли не впервые в жизни мне не хочется иметь с Абриэлем ничего общего. Наверное, я так до конца и не верила в то, что он когда-нибудь доведет свои безумные планы до конца. Что они не останутся лишь навязчивыми идеями, а воплотятся в жизнь, принеся с собой реальную боль, жертвы и убийства. Осознание того, что мой брат ‒ убийца, тот, кто причиняет боль другим на самом деле, а не сидит в тюрьме по несправедливому обвинению, резала меня хуже любых ножей, хуже любых ночных кошмаров. Прямо сейчас они обретали плоть и кровь, становясь такими осязаемыми, что можно было протянуть руку, чтобы коснуться их. Чтобы коснуться щеки подошедшего так близко ужаса, облаченного в красивую оболочку того, что был со мной рядом с самого детства.
Его слова заставляют меня вздрогнуть всем телом, замереть, тупо глядя на перевязанную руку. Я сжимаю скулы до боли, чтобы она отрезвила меня, чтобы напомнила, что слова в наше время ‒ лишь пыль, не более чем песок времени. Я слишком долго была слепой и наивной девочкой, которая верит в обещания и увещевания, что все обязательно будет хорошо; настало время наконец посмотреть правде в глаза, и поверить делам. А поступки Абриэля говорили сами за себя ‒ в конце концов, если бы не его выбор, который он делал день за днем, мы бы не оказались здесь, по разные стороны клетки. Как бы сильно он сейчас не пытался убедить меня (и себя) в обратном, факты были налицо, и говорили слишком уж громко.

‒ О, правда? ‒ наконец, справившись с бурей внутренних эмоций, говорю полным сарказма голосом, который практически не дрожит. Я поднимаюсь на ноги, заставляя себя уловить его прямой взгляд в полумраке. Смотреть на него ‒ как принимать удары и благословения одновременно. Щемящее чувство безопасности от того, что он жив и выглядит здоровым, а его энергетика ровная, без явных дыр или повреждений, смешивается с чувством горечи и боли, которым я не могу дать описания. Я подхожу ближе, к самой границе решетки, и скрещиваю пострадавшие руки на груди. ‒ Это ложь, Абриэль. ‒ качаю головой, не сводя с него расплавленного серого взгляда, ‒ Если бы ты правда любил меня, ты бы не оставил меня одну в школе. Ты бы не бросил меня, трусливо поджав хвост, улетев вместе с остальными предателями. Мне не нужна такая любовь. Можешь оставить ее себе. ‒ я ощущаю целую гамму самых разных эмоций, но самая главная из них ‒ разочарование. Я правда так надеялась на него, просто потому, что никому и никогда не доверяла также сильно, как ему. Я правда надеялась, что он лучше, что он выше всего этого, что он не пойдет на поводу у собственных лживых убеждений, что я значу для него чуть больше чувства долга.

Осознание того, насколько глубоко я заблуждалась все это время ‒ невыносимо.

Слова об отце заставляют мой взгляд потяжелеть еще больше; мне хочется закричать, чтобы Абриэль не смел даже упоминать о нем, раз собственным выбором разделил их друг с другом. ‒ Как тот, кто потерял двоих детей сразу. ‒ отрезаю, а мое сердце болит, когда я думаю о том, что они все могут явиться сюда за нами, своими детьми, прямо в ловушку Мальбонте, которую он так любезно поставил. Ему даже не придется ничего делать ‒ та самая любовь, о которой он явно не имел ни малейшего понятия, сделает все за него. Меня бесит эта несправедливость, бесит, что я не могу ничего сделать и ничем помочь, бесит, что я торчу здесь, как забавная зверушка на ярмарке, на которую приводят посмотреть своих детей. Я подхожу к решетке так близко, что могу опереться о прутья щекой; улавливаю (по-настоящему ли?) обеспокоенный взгляд Абриэля, и улыбаюсь ему ледяной улыбкой. ‒ Какого это ‒ быть шестеркой убийцы, Абри? ‒ поднимаю одну бровь, не сводя с его лица насмешливого взгляда. ‒ Когда он нападет на школу, которую в числе прочих защищает наш отец, ты все еще будешь на его стороне, не правда ли? ‒ мои слова ‒ безжалостны и полны боли одновременно. Я знаю ответы на все свои вопросы; о них говорит хотя бы то, что за решеткой сейчас я, а не он. ‒ Дай угадаю ‒ ты делаешь все это ради меня. ‒ мои губы прорезает горькая усмешка.

Я больше не верю ни единому его слову; они не стоят  н-и-ч-е-г-о, пока его поступки заставляют меня страдать.

Подпись автора

,, но жить с ней — как в аду: что ни день,т о    о ч е р е д н а я   п-ы-т-к-а.  иногда мне кажется,https://i.imgur.com/KWRcHit.gif https://i.imgur.com/NqJGCQV.gif https://i.imgur.com/eBSavM3.gif
что когда-то я подписался на каждодневный БДСМ // без стоп слова ,,

+1

5

Всматривается в ее усталый облик немного жадно, так, словно хочет запечатлеть в памяти все, от блеска глаз до царапин на руках, в своей памяти на случай, если она решит, что эта встреча будет для них последней. Как будто он когда смог бы забыть что-то о ней. Он весь, и телом, и воспоминаниями, пропитан ею – ее голосом, ее смехом, ее запахом, ее порой совершенно несносными выходками, доводящими вены до черноты ярости, заставляющей представлять то, как рука сожмется на тонкой шее, но вместо этого – треплет по таким же черным, как у него самого, волосам, с усмешкой целуя в макушку. Она всегда рядом с ним, даже если сама не знает или не желает этого – в мыслях, там, где под грудной клеткой бьется темное сердце. Еще будучи совсем малышкой, рисую на альбомном листе семейный портрет, он помнит, как она со смехом заявляла, что черный это его цвет, так, словно при виде чего-то такого же оттенка в ее голове тут же вспыхивала ассоциация с ним. И верно говорят, что устами младенца глаголет истина. Черный – его цвет. Он соткан из него не только внешне, но и внутри. Темнота пронизывает его изнутри гнетущей бездной, которую он всегда носит в себе, а она всегда была его светом.

- Не ври самой себе, Мими, - говорит ровно, так, словно ее слова ничуть не задевают и ничего не тревожат в сознании. Он давно уже не в том возрасте, чтобы бурно реагировать на обвинения в трусости и пытаться кому-то что-то доказать. Абриэль всегда отличался агрессией, бурным нравом, жестокостью, но сейчас, достигнув того, к чем так долго стремился, он чувствовал в себе какое-то непривычное спокойствие, так, словно наконец из его головы вытащили раскаленную иглу, долгое время служившую источником раздражения, с которым он сам не мог ничего поделать. Смотрит чуть устало, усмехается мягко, чуть снисходительно, как всегда, когда объяснял ей что-то до боли очевидное. – Ты всегда знала, какой я. Так что не надо делать вид, что это внезапно стало для тебя разочарованием. В том, что ты не хотела в это верить, нет моей вины. Я тебе никогда не лгал, - наверно, просто не мог бы это сделать, хотя в искусстве плетения лжи, как в одном из грехов, достиг признанного мастерства. Но ему всегда, если не хотелось о чем-то говорить, было проще промолчать, нежели выдавить из себя неправду – потому что она этого не заслуживала. Он был честен с ней всегда – и она знала это. Она знала его лучше, чем кто-либо еще. Знала все о ее тревожной натуре, мятежной душе, о том, как он смотрит на мир и как его бесит текущий уклад вещей. Мими не дура, она должна была понимать, что он будет на стороне Мальбонте уже потому, что он говорил о нем еще до того, как появились слухи о его воскрешении.

Но, наверное, она просто не хотела в это верить.
А он не мог ее в этом винить.
Кажется, он вообще не мог ее ни в чем винить.

На слова сестры об отце он лишь чуть грустно улыбается, но не чувствует ни сожаления, ни вины. Абриэль знает, что отец любит его, что он может его не понимать, не поддерживать, но предпочтет видеть его живым на стороне врага, нежели мертвым. Разные взгляды – это не потеря. Это не Небытие, из которого нельзя вернуться. Тем более, когда война закончится, останется только один взгляд, правильный – ведь не даром говорят, что историю пишут победители.

И он лишь хотел, чтобы вся его семья видела первые страницы этой истории.

Он сам не понимал отца, который оставался на стороне Сатаны даже после того, как тот с ним поступил, поддержав другого демона, а после, словно ничего и не бывало, вернул назад, в ближний круг, словно такое отношение к тому, кто был тебе и тобою предан, было нормой. Абриэль не мог представить, как можно мириться с таким отношением. Отец всегда заслуживал большего. И мог бы это получить…

- Ты знаешь, что Цитадель сейчас решает, кто займет трон Ада? И если б отец не ввязался во все это, оставшись в школе, преемником мог бы стать он, - у Мальбонте везде глаза и уши, новости в своем лагере они узнавали едва ли не раньше, чем они успевали сформироваться, и услышав данную, демон и не знал, как реагировать. Он всегда считал отца достойным чего-то большего, но трон Ада, выданный Советом Небес – это как оскорбление. Ни для кого не секрет, что Небеса выберут в итоге того, кто будет им удобен, кем можно будет манипулировать – и то, что отца посчитали таковым, оскорбляло Абриэля сильнее, чем если б нелицеприятная фраза о нем самом прилетела ему в лицо. Будучи тем, кто отсидел свое в темницах Ада, он привык к шепоткам за своей спиной и разному, вплоть до самого ужасного и презрительного, мнения в свой адрес – и ему было все равно, чужие слова ничего не значили. Ровно до того момента, пока не касались его семьи – тут он готов был рвать горло любому, даже сейчас, когда его семья могла не понимать и даже ненавидеть его за его действия. Впрочем, он был достаточно взрослым чтобы осознавать, что в родительском сердце едва ли найдется место такому чувству в адрес собственного ребенка. Горечь, непонимание, разочарование – да. Но не ненависть. Она исходила от Мими. И, наверно утешая себя, ему хотелось верить, что этого чувства с ней там много потому, что так ей легче пережить происходящее.

Он хотел верить, что когда-нибудь она все же поймет.

- Довольно неплохо, - спокойно пожимает плечами, словно они вели сейчас дурацкую светскую беседу, а сестра вовсе не пыталась оскорбить и задеть его побольнее так, словно желала чтобы он почувствовал хоть каплю той боли, что она чувствовала по его вине. – Я нашел, что искал, - и в этом признании куда больше смысла, чем могло показаться на первый взгляд. Благодаря своему таланту, Абриэль всегда находил желаемое – вещь, людей, воспоминание в чужое голове… Но не мог найти одного – своего места в этом мире. Быть просто протеже отца? Его готовили к этому, он справлялся в этой работой, был готов быстро подниматься по карьерной лестнице, но чувствовал, что все это – не его, чуждое. Ад в том виде, в котором он вырос, в своей проклятой гнилой системе, продавленный под Небесами, претил ему. Полноценная встреча с Мальбонте наконец дала ему то, что он искал долгие столетия – чувство, что он там, где должен быть. И этого Мими, при всей любви к ней, не могла у него отнять или опорочить своими словами.

Он не видит смысла отвечать на ее вопрос, в свете всего он кажется риторическим, так как ответ очевиден – да, он будет биться на стороне Мальбонте. Но школа – не их цель. Вот только говорить об этом сестре – излишнее.

- Всегда делал и буду делать, - отвечает негромко, наклоняясь чуть вперед, так, что из разделяет совсем ничтожное расстояние, пристально всматриваясь в родные глаза, словно надеясь выжечь на их сетчатке собственное «всегда и навечно», вопреки всему, даже желаниям самой Мими. Она может не верить его словам, ненавидеть его за его поступки – но он всегда будет делать так, как считает правильным. Для себя, для нее. Наверно, даже больше для нее – с того самого момента, как он взял ее, еще совсем младенцем, на руки, ее жизнь он ставил выше своей.

И этого ничто не могло изменить.

Тянется рукой в карман, доставая ключ от камеры, которую легко открывает, широко распахивая и делая приглашающий жест рукой.

- Пойдем, - если с Дино и Люцифером особо не церемонились, то для Мими подготовили более удобные условия. Девочка все же. Да и, как подозревал сам Абриэль, у Мальбонте были на этот счет свои планы, заглядывающие на то, что если хорошо обращаться с Мими, то она проникнется, может хоть немного сможет их понять и по возвращению в школу (а оно было неизбежно, каким бы отчаянным не казалось положение пленникам) сможет повлиять на отца. Тот пользовался большим влиянием и склонить его на свою сторону было бы полезно.

Подпись автора

ав by `my_valkyrie
х  х  х  х  х  х  х  х  х  х  х  х  х  х  х  х  х  х
https://imgur.com/bZO4HXG.gif https://imgur.com/0WFG4bA.gif
let the bullets fly, oh let them rain     my life, my love, my drive     it came from 
...................................  Pain!

+1

6

Больше всего мне хочется откатать эту надоевшую пленку назад, посмотреть, что случилось бы, если бы я сделала иной выбор, если бы все было совершенно по-другому. Если бы я пошла против воли отца, и присоединилась к Абриэлю к движению "за" идеи Мальбонте. Если бы давным-давно, в тот год, когда отца только посадили в тюрьму, я бы не стала покрывать сумасшедшие и безумные идеи моего брата, которые в итоге привели его к заключению. Если бы я перестала закрывать глаза на очевидные вещи, и призналась, в первую очередь, самой себе, в том что Абриэль никогда не остановится. Что сдаваться в принципе не в его природе, и я сколько угодно могу убеждать себя, что семья для него важнее дела ‒ на практике это, конечно же, будет не так. Все, что я чувствую, когда наблюдаю за ним по ту сторону решетки, когда вижу его нездоровый блеск в глазах, бледные скулы и сдвинутые брови ‒ это бесконечное сожаление. Я злюсь на себя, за то, что не смогла быть более решительной, за то, что позволила своей безусловной любви к нему зайти слишком далеко, полностью доверяя и надеясь на то, что он знает лучше. Мой старший брат всегда знает лучше, а я могу лишь полагаться на него, и безоговорочно верить.

И вот куда моя вера в него привела меня.

У меня не остается сил даже на злость или споры с ним; больше всего я хочу, чтобы он просто ушел, оставил меня в покое, потому что мысли о его будущем раз за разом выбивали почву у меня под ногами. Я больше не могла думать об этом. Каждая клеточка моего тела изнывала от беспокойства за него, это ощущение было сродни тому, что часть тебя самостоятельно бродит где-то вовне, и ты не можешь ее контролировать, как бы сильно тебе этого не хотелось. Мне очень сложно воспитать в себе полное принятие и всепрощение; моя демоническая натура, которая привыкла получать свое, противилась этому. Но я знала, что научусь ради него. Рано или поздно я в любом случае сделаю для него все, что бы он не попросил.

Новость о возможном назначении отца заставляет меня вынырнуть из оцепенения мыслей, и взглянуть на Абриэля прежним, насмешливым взглядом. Прислоняюсь бедром к решетке, и не могу сдержать веселой усмешки от его слов. ‒ Этого никогда не случится, он слишком неудобен для них, ‒ сама мысль о том, что отец может стать новым правителем Ада, вызывает у меня не более чем саркастическую улыбку. Я никогда не представляла себя принцессой преисподней, и была уверена в том, что у Мамона нет никаких политических амбиций. Пойдет ли он на это, потому что иных вариантов и преемников не будет? Может быть. Но в то, что он по доброй воле согласится стать пешкой Цитадели я бы не поверила никогда. ‒ Он задает ненужные вопросы, у него есть свое мнение, которое он не стесняется выражать. А еще он вряд ли позволит мне выйти за Люцифера, и немедленно приступить к созданию юного наследника Сатаны, ‒ усмехаюсь еще веселее, но этот смех скорее нервный, ведь при мыслях о таком будущем у меня сводит скулы. Дело было не в том, что я не любила Люцифера или плохо относилась к нему; но в вопросах своего будущего мне хотелось бы полагаться исключительно на саму себя, а не на мнение выживших из ума стариков с молодыми лицами и золотыми крыльями. Встряхиваю своими, темными, и заканчиваю, внимательно вглядываясь в яркие глаза Абриэля. ‒ У Ада должен быть только один правитель. Мы оба знаем его имя, верно? И поверь мне, я сделаю все для того, чтобы Люцифер получил свое. То, что принадлежит ему по праву, а не потому что какие-то старики так решили. ‒ гордо задираю подбородок, без тени страха или сомнения отвечая на прямой взгляд Абриэля.

Наши зрачки сталкиваются, переплетаясь друг с другом, и никто не собирается отступать первым. Слишком уверены в своей правоте. Слишком сильно хотим лучшего будущего, которое выглядит по-разному в представлении каждого из нас. Неосознанно я протягиваю руку сквозь прутья решетки, чтобы дотронуться до его руки; прикосновение к его холодной коже отрезвляет меня, не позволяя поддаваться разрушительному влиянию его слов. Сердце бешено колотится в грудной клетке, так сильно, что мне кажется, будто Абриэль может услышать каждый удар; мне безумно хочется обнять его, и по привычке переложить на его плечи ответственность за решение всех наших проблем. По привычке довериться ему на тысячу процентов, потому что он всегда знает лучше. Потому что я, черт возьми, люблю его. И это чувство никогда никуда не исчезнет, как бы сильно я не отрицала обратное. Но я не могу. Настало время принимать решение самостоятельно, не поддаваясь липкому страху насчет того, что наши с ним дороги ведут в разные стороны.

Он разрывает наш зрительный контакт, и я вздрагиваю от грохота открывшегося замка. На долю секунды мне кажется, что он готов отпустить меня, что я совершенно свободна, но это чувство тут же исчезает, когда я понимаю, к чему он клонит, складывая два и два. Мой отец был слишком важной фигурой на небесах; так было всегда, но сейчас его ценность, как союзника, возросла вдвое. Разумеется, наш несравненный полукровка не мог упустить своего шанса, а меня в очередной раз в моей жизни представили в роли разменной монеты, которая смогла бы найти путь к черствому сердечку Мамона. Я скептически поднимаю бровь, выходя наружу; неужели Абриэль всерьез верит, что я стану помогать, только потому что мне предоставят кровать вместо холодного пола? Я мягко кладу ладонь на его плечо, слегка поглаживая черную кожу его куртки; этот жест мог бы показаться почти_нежным и успокаивающим, если бы в следующую секунду я с силой не толкнула тело Абриэля к стене, вжимая его в каменную кладку. Я прекрасно знаю, что не сделала бы этого, если бы он не позволил; интересно, на сколько минут хватит его терпения? Почему-то сейчас мне совершенно не хочется это проверять.

‒ Давай-ка проясним ситуацию. ‒ сверкая начинающими краснеть глазами, тихо произношу, царапая своими длинными ногтями кожу на его шее. ‒ Я могла бы влезть в твою голову, узнать, где держат Вики и Люцифера, и свалить отсюда прежде, чем Мальбонте успеет моргнуть. Но я не сделаю этого. Я обещаю тебе бездействие, и участие во всем этом спектакле, при одном маленьком условии. ‒ чуть склоняю голову набок, перехватывая взгляд его глаз, глядя на него снизу вверх. ‒ С ними обоими ничего не случится. Они будут в полной безопасности. Пообещай мне. ‒ я сильнее сдавливаю воротник его одежды, и тут же оборачиваюсь за спину, заслышав какой-то шорох позади нас. Одним движением отпускаю своего брата, отряхивая одежду с таким невинным видом, словно проверяя, в порядке ли мое платье для визита к королеве. Из-за поворота показывается знакомая костлявая фигура заключенного, которого явно привлек шум; завидев нас с Абриэлем, он подобострастно наклоняется в поклоне, и я усмехаюсь, протягивая ему руку.

‒ Зигза, дорогой, счастлива тебя видеть. Ну-ну, не стоит церемоний! ‒ сжимаю его костлявую руку, многозначительно шаря по фигуре своим холодным взглядом. ‒ Признавайся, в мое отсутствие ты пытался подкатить с просьбами о своем помиловании к Абриэлю, да? ‒ заговорщицки подмигиваю, проницательно оглядываясь на мрачное лицо демона позади себя. ‒ Открою маленький секрет, ‒ понижаю тон, вновь глядя на разволновавшегося Зигзу, ‒ В последнее время они с отцом не очень-то ладят. Так что если хочешь добиться своего, лучше бы тебе сотрудничать со мной. Ясно, мой милый? ‒ довольно улыбаюсь своей маленькой выходке, даже не собираясь скрывать свои планы от Абриэля. Уж кто-кто, а он прекрасно знает, что в любых обстоятельствах я не пропаду. Найду союзников или сторонников, что будут помогать мне, с его помощью или без. Даже если сейчас он вовсе не на моей стороне. Вновь смотрю на Абриэля до крайности невинным взглядом, и протягиваю руку, чтобы переплести его пальцы со своими. ‒ Кажется, ты хотел меня куда-то проводить?.. ‒ лукаво прищуриваюсь, напоминая, довольно поглаживая его ладонь кончиками ногтей. nk

Отредактировано Mimi (2020-12-31 12:55:20)

Подпись автора

,, но жить с ней — как в аду: что ни день,т о    о ч е р е д н а я   п-ы-т-к-а.  иногда мне кажется,https://i.imgur.com/KWRcHit.gif https://i.imgur.com/NqJGCQV.gif https://i.imgur.com/eBSavM3.gif
что когда-то я подписался на каждодневный БДСМ // без стоп слова ,,

+2


Вы здесь » ROMANCE CLUB » Sail in the fog » и сжигать корабли скоро выйдет из моды [10.12.2020]


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно